Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 12 из 16«1210111213141516»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Тысяча Сынов Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Тысяча Сынов Грэма Макнилла
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:54 | Сообщение # 166



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Астартес посмотрел на него с таким видом, что могло показаться, будто он собирается шагнуть через него.

— Камилла, послушай меня, — заговорил Лемюэль, приподнимая пальцем ее веко. Зрачки у Камиллы были расширены, так что глаза казались почти черными. Но Лемюэль не знал, хорошо это или плохо. — Как ты себя чувствуешь?

— Как будто меня переехал «Ленд Рейдер», — отрезала она. — Еще глупые вопросы есть?

— Как твоя голова? — продолжал он, стараясь говорить медленно и отчетливо. — Она болит?

— Конечно болит. Благодаря Калофису я целую вечность дышала дымом.

— Нет, не то... Ты ощущаешь какие-то изменения? — спросил Лемюэль, стараясь подобрать нужные слова. — Нет ли чего-то странного в этой головной боли?

— Не знаю, — ответила Камилла, невольно заражаясь его тревогой. — А что? Что со мной могло случиться?

Лемюэль проигнорировал ее вопрос и обратился непосредственно к Калофису:

— Немедленно неси Камиллу в лазарет и пошли за лордом Ариманом. Скорее! У нас очень мало времени!

Миллиарды отблесков от граней безупречных кристаллов в руках тысячи траллсов, стоявших в точках пересечения энергетических линий, залили светом Отражающие пещеры. Огромная пещера из хрусталя, расположенная на милю в глубину под Тизкой, была не менее трех километров в поперечнике в самом широком месте, и свисающие с далекого потолка сталактиты наполняли ее негромким перезвоном. Блики света отражались от стен и освещали людей и приборы, находившиеся в центре колоссальной пещеры.

С середины потолка свисало продолговатое бронзовое устройство, похожее на гигантский телескоп. Его поверхность была усеяна неизвестными символами и серебряными лепестками, а на самом конце был закреплен зеленый полированный кристалл длиной около трех метров.

Точно под этим устройством стоял Магнус Красный и через кристалл наблюдал за ночным небом, нависшим над площадью Оккулюм. Кроме набедренной повязки, на нем не было никакой одежды, и блестевшее от масла тело было открыто всем стихиям.

Ариман наблюдал, как Амон массировал примарха смесью из сандалового масла, жасминового масла и росного ладана. Утизаар снимал излишки масел костяным ножом, а Аурамагма держал дымящуюся курильницу, наполнявшую воздух ароматом лапчатки.[82] Фаэль Торон, напряженный до предела, стоял рядом с Ариманом.

Капитан Седьмого братства Фаэль Торон большую часть Великого Крестового Похода провел на Просперо и потому пропустил многое из того, что узнали его собратья с тех пор, как Магнус увел их из домашнего мира. Воины Седьмого братства быстро ознакомились с новыми учениями, но для того, чтобы полностью к ним приспособиться, требовалось некоторое время.

— Это действительно необходимо? — спросил Торон, показывая на странные атрибуты, разложенные под бронзовым механизмом.

Белая прямоугольная плита, похожая на алтарь, была обвита тяжелой цепью из намагниченного железа. Напротив каждого из углов плиты четыре вогнутых зеркала фокусировали свет от кристаллов в руках траллсов. Вокруг алтаря замыкалось пять концентрических окружностей, а между ними были начертаны непонятные слова, от попытки прочесть которые у Аримана во рту остался неприятный привкус.

— Так приказал примарх, — заверил его Ариман. — После того как мы покинули Просперо, мы многому научились, Торон, и тебе еще многое предстоит понять. Если мы хотим спасти Хоруса, все это абсолютно необходимо.

— Но почему здесь, вдали от всех, в пещере?

— Обратись к своей истории, — посоветовал Ариман. — Первые мистические ритуалы всегда проводились в пещерах. Мы — произведения Магнуса, и, когда наши дни закончатся, мы, обновленные и переродившиеся, превратимся в свет звезд, чтобы снова служить нашей цели. Тебе это понятно?

Торон, ошеломленный яркой вспышкой ауры Аримана, отвесил короткий поклон:
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:54 | Сообщение # 167



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Конечно, лорд Ариман. Просто все это так ново для меня.

— Да, да, прости мою несдержанность, — ответил Ариман. — Пойдем, уже пора.

Они шагнули вперед, и их помощники из числа траллсов накрыли броню белыми облачениями, перевязав по талии тонкими золотыми цепочками. Ариман взял в руки корону из листьев вербены, скрепленных серебряными нитями, а Торон поднял сверкающий атейм[83] с серебряным лезвием и обсидиановой рукояткой.

Они вместе подошли к Магнусу, и Утизаар, забрав у своего траллса железный фонарь, отступил в сторону. Амон, очистив руки от масел шелковой тканью, облачил Магнуса в белое одеяние, а потом поднял вверх жаровню, от которой пахло ольхой и лавром.

— Твоя плоть освящена, мой лорд, — произнес Амон. — Ты чист.

Магнус кивнул и повернулся к Ариману.

— Алый Король требует свою корону, — сказал он.

Ариман подошел ближе, ощущая жар, исходящий от кожи Магнуса, и медитативную энергию, зарождающуюся в нем. Магнус склонил голову, и Ариман возложил на его чело корону из листьев вербены, убрав серебряные нити за уши.

— Благодарю, сын мой, — сказал Магнус. Его единственный глаз сверкнул фиолетовым огнем.

— Мой лорд, — отозвался Ариман.

Он с поклоном отошел от Магнуса и обернулся, чтобы принять тяжелую книгу в потертом кожаном переплете с золотым обрезом. В углублении переплета лежал железный талисман в виде оскаленной волчьей морды на фоне полумесяца.

Это была «Книга Магнуса», содержащая квинтэссенцию мудрости, выделенную из всех записей Махавасту Каллимака, сделанных им за долгие годы бездумной службы Тысяче Сынов. Даже взглянуть на нее считалось большой честью, а держать в руках и готовиться прочесть ее страницы составляло мечту всей жизни Аримана.

И все же, после того как он одернул Фаэля Торона, Ариман никак не мог отделаться от мысли, что сомнения его собрата могут быть справедливыми. Ритуал, подготовленный Магнусом, был поразительно похож на те, против которых предпринимался Великий Крестовый Поход.

— Все ли мы придерживаемся одного мнения? — спросил Магнус. — Без единогласия мы не сможем продвинуться ни на шаг. Гармония нашего собрания превыше всего, поскольку она затрагивает самое драгоценное — наши души.

— Мы единогласны, — в один голос ответили все капитаны.

— Наша работа начинается в темноте, но ведет к свету, — продолжал Магнус. — Мой облик обратится в хаос отдельных составляющих, но в целом станет больше, чем сумма его компонентов. Это величайшее из всех наших начинаний докажет, что мы сами хозяева своей судьбы. Мы заявим, что не смиримся с ролью безгласных пешек в Великом Океане, а сами выбираем свой путь. Дилетант станет мастером, самостоятельно принимающим решения. Мало у кого хватит смелости восстать против безучастной Галактики, но мы — Тысяча Сынов, и для нас нет ничего невозможного!

Магнус кивнул Аурамагме, и тот по его знаку пошел к белой каменной плите, а тысяча траллсов монотонными голосами затянули не имеющие смысла напевы. Свет в их кристаллах начал пульсировать, словно в такт биению сердца самой пещеры.

Аурамагма, дойдя до плиты, повернул вправо и обошел вокруг, оставив своей курильницей непрерывный след ароматического дыма. Ариман последовал за ним, декламируя слова ангельского гимна из «Книги Магнуса», и их сила формировалась под звуки, слетающие с губ.

За Ариманом шагал Фаэль Торон, несущий на вытянутых руках атейм, а за ним с незажженным фонарем шел Утизаар. Замыкал процессию Амон, державший в латных перчатках раскаленную жаровню. Пять сыновей Магнуса девять раз обошли вокруг каменной плиты и остановились, когда он занял место в центре.

Примарх Тысячи Сынов лег навзничь на белую плиту, и его одежды свободно свесились по краям. Ариман продолжал читать его книгу, а Утизаар при помощи фитиля перенес огонь из жаровни Амона в фонарь. Затем Аурамагма поднял курильницу, и Фаэль Торон подошел к распростертому на камне Магнусу.

Ариман заметил, что свет стал неравномерным: из кристаллов в руках траллсов со всех сторон к центру протянулись зыбкие струи эфира. Через несколько мгновений весь пол в пещере был залит дымчатым сиянием, поскольку энергия, накапливаемая траллсами, искала выход. Свет накапливался в зеркалах и мощными потоками изливался на Магнуса, создавая вокруг его неподвижного тела призрачную ауру.

— Пора, — произнес Магнус. — Азек, дай мне лунного волка.

Ариман кивнул и снял с переплета книги металлическую фигурку. Полумесяц в освещении пещеры отливал серебром, а клыки волка блеснули, словно ледяные. Он опустил талисман в открытую ладонь Магнуса и обмотал цепочкой его пальцы.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:54 | Сообщение # 168



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мне подарил его на Бакхендге Хорус Луперкаль, — сказал Магнус. — Это изображение украшало его доспехи, но случайная пуля отколола его от оплечья. Брат подарил его мне в качестве сувенира той войны и пошутил, что талисман послужит мне путеводной звездой в темные времена. Даже тогда он обладал громадным самомнением.

— Теперь мы проверим, правду ли он говорил, — сказал Ариман.

— Да, проверим, — согласился Магнус.

Закрыв глаза, он сжал руку с талисманом в кулак. Дыхание Магнуса заметно замедлилось и стало поверхностным, его сознание было сосредоточено на любви к брату. Через несколько мгновений на его плече появилось кровавое пятно, а из горла вырвался стон.

— Великий Океан, что это?! — вскричал Фаэль Торон.

— Индуцированная рана, — пояснил Амон. — Отголосок, стигмат, называй как хочешь. А означает она одно: у нас очень мало времени, Воитель уже ранен.

— Торон, — прошептал Ариман, — твоя роль тебе известна. Выполни свой долг перед примархом.

Атейм вздрогнул на ладони Торона, поднялся, перевернулся в воздухе и повис точно над сердцем примарха. Серебряный шнурок сам собой выскользнул из короны, свесился через край алтаря и обвился вокруг намагниченной цепи.

— Я буду странствовать в Великом Океане девять дней, — произнес Магнус сквозь стиснутые зубы, ошеломив Аримана столь долгим сроком. — Что бы ни произошло, не нарушайте моего контакта с эфиром.

Пять воинов, окружавших алтарь, тревожно переглянулись.

— Не допускайте сомнений, — велел Магнус. — Не останавливайтесь, иначе все это будет напрасно.

Ариман опустил голову и продолжал читать, хотя не понимал значения слов, не представлял, как их произносить, но все же громко их выговаривал. Его голос постепенно окреп и составил резкий контраст с монотонными напевами траллсов.

— Давай, Торон! — крикнул Магнус.

Атейм рухнул вниз и вонзился в грудь примарха. Над раной расцвел фонтан сверкающей и переливающейся красной крови. В то же мгновение клубящийся свет нашел выход, и ослепительно-белые лучи вырвались из зеркал и сошлись на рукояти атейма.

Магнус с ужасным воплем выгнул спину, его глаз открылся, но в нем не было ни зрачка, ни радужной оболочки, а лишь водоворот самых невероятных оттенков.

— Хорус, брат мой! — вскричал Магнус, и в его голосе откликнулось эхо тысячи душ, придававшее словам странный акцент. — Я иду к тебе!

Над телом Магнуса в пылающей колонне света появился призрачный силуэт.

Глава 24
ОНА БЫЛА МОИМ МИРОМ
ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ
ЦЕНА

Лемюэль весь извелся от беспокойства. Он никак не мог отыскать Аримана, и у Камиллы оставалось все меньше времени. Неделя, так хорошо начавшаяся, всего через пару дней превратилась в настоящий кошмар. Два самых дорогих его друга были опасно больны, а третий страдал на службе у своего повелителя, который ничуть не заботился о его здоровье.

События совершенно вышли из-под контроля, и все его грандиозные мечты пройти обучение у Тысячи Сынов рассеялись как утренний туман. Он успел узнать много полезного, но какой толк от сил, если те, кого ты любишь, могут внезапно уйти навсегда?

Он уже пролил много слез, когда потерял близкого человека, и больше не хотел переживать подобную утрату.

Палата Камиллы почти не отличалась от той, где лежала Каллиста, хотя здесь не было такого разнообразия приборов и устройств, подключенных к голове больной. Порезы и кровоподтеки были уже обработаны, легкие очистили от двуокиси углерода, остаточных элементов горящих металлов и пепла, рана на боку скрылась под повязкой, и лекари прописали Камилле сильные болеутоляющие средства и три дня постельного режима.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:55 | Сообщение # 169



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но, вспоминая рассказ Аримана, Лемюэль опасался, что этих трех дней у Камиллы уже нет.

Он упросил Калофиса отыскать Аримана, но в ответ получил следующее: «Ариман занят с примархом, и его нельзя беспокоить». Несмотря на то что Лемюэль уже потерял счет времени, он подозревал, что сейчас было раннее утро. Взглянув на хронометр медицинской службы, он понял, что после того, как Калофис принес Камиллу к апотекариям, пролетело уже десять часов.

А Ариман все еще не приходил и даже никак не отвечал на призывы о помощи.

Он вернулся в палату Камиллы и застал у ее постели миловидную женщину с эбонитово-черной кожей. Одной рукой она держала ладонь Камиллы, а другой промокала ей пот со лба. Судя по изящному телосложению, это была уроженка Просперо.

— Чайя? — спросил Лемюэль.

Женщина кивнула и растерянно улыбнулась:

— А ты, наверное, Лемюэль.

— Верно. — Он обошел вокруг кровати и взял Чайю за руку. — Мы можем выйти на минуту и поговорить?

Чайя оглянулась на Камиллу:

— Если это касается здоровья Камиллы, наверное, она сама должна услышать все в первую очередь, не так ли?

— В обычных обстоятельствах я бы с тобой согласился, — сказал Лемюэль, — но двое моих лучших друзей попали в этот комплекс, и запас хороших манер у меня истощился. Так что прошу меня извинить.

— Все в порядке, Лемюэль, — заговорила Камилла. — Ты же меня хорошо знаешь. Если есть какие-то новости, я хочу услышать их сразу, так что рассказывай, что ты хотел сообщить.

Лемюэль нервно сглотнул. Поделиться своими опасениями с возлюбленной Камиллы было уже достаточно сложно, а выложить все это ей самой в лицо казалось невыносимо трудным делом.

— Психнойены, о которых я тебе рассказывал, откладывают свои яйца довольно необычным способом.

Камилла улыбнулась, и ее лицо заметно расслабилось.

— С этим все в порядке, — сказала она. — Ни одно из этих чудовищ меня не ужалило. Калофис об этом позаботился. Если уж на то пошло, это его надо проверить, не готовится ли он стать мамой.

Лемюэль присел на край кровати и покачал головой:

— Размножение происходит не так, Камилла. Как я уже говорил, это очень необычный процесс...

Он пересказал все, что говорил ему Ариман о размножении психнойенов, стараясь при этом подчеркнуть, что такая опасность вряд ли ей грозит. Но по лицу Чайи он понял, что второй цели он не достиг.

— Ты думаешь, что голова у меня болит по этой причине? — спросила Камилла.

— Возможно, — вздохнул Лемюэль. — Я не знаю. Надеюсь, что нет.

— Надеешься? И это все, что ты можешь сказать? — рассердилась Камилла. — Пусть мне сделают сканирование мозга или что-то подобное! Если у меня в голове эти проклятые яйца, я должна об этом знать!

Лемюэль закивал:

— Конечно. Я пойду и выясню, что можно предпринять.

— Нет, — вмешалась Чайя. — Я сама этим займусь. У меня есть друзья среди Тысячи Сынов. Будет лучше, если я их попрошу.

— Да, да, — согласился Лемюэль. — Это звучит разумно. Хорошо, а я... подожду здесь.

Чайя наклонилась и поцеловала Камиллу.

— Я вернусь, как только смогу, — пообещала она и скрылась за дверью.

Оставшись наедине с Камиллой, Лемюэль робко улыбнулся, сел на стул и сложил руки на коленях:

— Плохой из меня лекарь, верно?

— С твоим подходом к больному? Согласна, не самый лучший.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:55 | Сообщение # 170



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ладно. Как твоя голова?

— Все еще болит.

— Ох.

— Но полет на диск-спидере с Калофисом был не самым плавным. И я действительно сильно ударилась головой о переборку.

— Тогда я уверен, в этом вся причина.

— Обманщик.

— Ладно, хватит! — рассердился он. — Что ты хочешь от меня услышать? Что яйца этих чудовищ уже в твоей голове и скоро личинки начнут пожирать твой мозг? Прости, но этого я сказать не могу.

Она окинула его долгим взглядом.

— Да, твои манеры в обращении с больными никуда не годятся, — сказала Камилла после паузы.

Ее вымученная шутка пробила барьер его сдержанности; Лемюэль уронил голову на руки и расплакался. Слезы ручьями хлынули из глаз, и плечи затряслись от рыданий.

Камилла села в постели.

— Эй, Лемюэль! Прости, но это я здесь больная, а не ты, — негромко напомнила она.

— Прости, — с трудом выдавил он. — Каллиста, а теперь еще и ты... Это слишком... Я не могу потерять вас обеих, не могу...

— И не потеряешь, — заверила его Камилла. — Мы справимся. Если и есть какой-то способ починить мою голову, то мы оказались в самом подходящем для этого месте, верно?

Лемюэль вытер лицо рукавом и улыбнулся:

— Ты права. А ты очень смелая, тебе об этом известно?

— Я знаю, что оказалась в хороших руках, так что это не моя заслуга.

— Ты смелее, чем думаешь, а это очень важно, — сказал Лемюэль. — Я это точно знаю, можешь не сомневаться.

— Да, со мной и с Калли все будет в порядке, а тебе только надо ждать и наблюдать.

Лемюэль горько вздохнул:

— Это все, на что я способен.

Камилла протянула руку и сжала его пальцы, прикрыв глаза:

— Нет. Это не так, верно? Ты сделал все, что мог, чтобы ее спасти.

Лемюэль резко отдернул руку:

— Не надо, прошу тебя.

— Все хорошо, — прошептала Камилла. — Расскажи мне о Малике.

Он нерешительно подбирал слова, поскольку вот уже много лет ни с кем не говорил о Малике. Слишком тяжело было пережитое горе, чтобы слова могли легко слетать с языка. Но постепенно он все же смог рассказать Камилле о самой яркой и самой прекрасной женщине в мире.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:55 | Сообщение # 171



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ее звали Маликой, и встретились они на благотворительном вечере, когда правитель района Сангхи решил собрать деньги для покупки на Анатолийском полуострове мрамора, достойного каменоломен Проконнисоса,[84] чтобы пожертвовать его Гильдии вольных каменщиков. Мастер Гильдии пообещал подобрать достойное место для статуй, созданных из этих блоков, возможно даже в Инвестиарии Императора. Кроме того, прошел слух, что заказ был передан самому Остину Делафуру.

Подобные предприятия требуют немалых средств, и самые зажиточные граждане были приглашены финансово поддержать эту затею. Лемюэль был богат благодаря деловой хватке и своему дару, позволявшему читать ауры и отличать ложь от правды, и недавно построил роскошное поместье. Он владел немалой собственностью по всей стране и пользовался популярностью, поскольку не скупился на благотворительность.

Малика была дочерью правителя Сангхи, и в тот вечер под звездами, за бутылкой пальмового вина они влюбились друг в друга. На следующий год состоялась свадьба, и средств на нее ушло больше, чем иные семьи во владениях Лемюэля тратили за целый год. Он никогда не был счастливее, чем в те семь незабываемых лет, и даже сейчас его лицо сияло от прекрасных воспоминаний.

Первыми признаками ухудшения здоровья Малики стали жестокие мигрени, неожиданные обмороки и кратковременные провалы в памяти. Лекари предлагали болеутоляющие средства и отдых, но симптомы не исчезали. Наконец был получен диагноз лучших врачей, практикующих в Нордафрике, и тогда выяснилось, что у Малики развивается прогрессирующая астроцитома — злокачественная опухоль мозга, которая очень трудно поддается лечению.

Хирургическая операция тоже не могла помочь, поскольку клетки опухоли распространились по всему мозгу. В попытке ограничить развитие недуга были назначены сеансы лучевой терапии и предприняты хирургическое вмешательство и интенсивная химиотерапия, но Лемюэлю сказали, что неоднородный состав опухоли затрудняет лечение. Пока подавляется один тип клеток, другие продолжают разрушать мозг Малики.

Лемюэль видел, как его жена тает на глазах, и ничего не мог сделать. Беспомощность стала его проклятием, и тогда он обратился к эзотерическим методам, пытаясь ее спасти, хотя и безуспешно. Но Лемюэль не отступал и ради любимой жены был готов на все.

Любой шанс лучше, чем бездействие.

Лемюэль привлек знатоков гомеопатии и натуропатии для проведения поддерживающих курсов лечения плоти, тогда как знатоки Аюрведы изо всех сил старались поддержать ее дух. Были использованы гимнастика цигун, акупунктура, контролируемое дыхание, гипноз и ортомолекулярная терапия, но ничего не помогало.

Лемюэль не сдавался. Его исследования привели к самым тайным отраслям знаний, и ему пришлось читать тексты и общаться с силами, неподвластными человеческому пониманию. В это время он узнал о своих способностях, а также о тех, кто был способен излечить любые болезни, поднять мертвых и призвать неземные и противоестественные силы.

Его ничто не испугало. Ради спасения жены Лемюэль не остановился бы ни перед чем.

Она умоляла его прекратить попытки спасти ее, но он не слушал. Малика примирилась с близкой смертью, но Лемюэль не мог. Он плакал, рассказывая Камилле, как Малика с крыши веранды провожала его в экспедицию в Гималазию, где он надеялся разыскать тайных мудрецов, овладевших всеми секретами тела и духа.

Если кто-то и мог помочь, то только они.

Он собрал все свои богатства и в сопровождении нескольких спутников поднялся высоко в горы, где всех их чуть не убил гулявший между вершинами ледяной ветер. Но путешествие оказалось напрасным: строители Императорского Дворца давно прогнали мудрецов, даже если они когда-то и жили в этих горах.

К тому времени, когда он вернулся, Малика уже умерла.

— Она была для меня целым миром, — сказал в заключение Лемюэль.

— Как жаль, — вздохнула Камилла. — Я ничего этого не знала. То есть я видела ее, когда дотронулась до тебя еще на Агхору, но ничего не поняла. Почему ты никогда не рассказывал нам о Малике?
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:56 | Сообщение # 172



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Лемюэль пожал плечами:

— Я не люблю говорить о том, что она умерла. Чем чаще я это повторяю, тем более реальным и бесповоротным становится этот факт.

— Ты считаешь, что сумеешь это изменить?

— Какое-то время я думал, что смогу, — признался Лемюэль. — В некоторых книгах я читал о возвращении мертвых к жизни, но эти указания слишком расплывчаты. Мне ничто не помогало, но потом представилась возможность вступить в орден летописцев, и я ухватился за этот шанс и подал прошение назначить меня в Легион Тысячи Сынов.

— Почему в Тысячу Сынов?

— Я знал, какие о них ходили слухи, — ответил Лемюэль. — А ты?

— Я не прислушиваюсь к слухам, — улыбнулась Камилла. — Я их создаю.

Лемюэль засмеялся:

— Туше, моя дорогая. В поисках лекарства для Малики я наслушался довольно историй о колдовстве Тысячи Сынов. Я слышал передаваемые шепотом истории о том, как много их воинов пострадало от ужасных мутаций, и о том, что Магнус спас свой Легион. И я решил, что, поучившись у них, я смогу вернуть Малику.

— Ох, Лемюэль. — Камилла взяла его руку и поцеловала. — Поверь, нет никакого возвращения мертвых. Я знаю. Я дотрагивалась до трупов и прислушивалась к их жизням, ощущала их любовь и боль. Но во всем этом я ощущала радость от жизни, когда они были живыми и были живы их близкие. В конце концов, это лучшее, на что мы можем надеяться, верно?

— Вероятно, ты права, — согласился Лемюэль. — Но я так сильно старался.

— Она знала это. Она видела, что ты любишь ее и стараешься спасти.

— Можно, я принесу тебе ее вещицу? — спросил Лемюэль. — Возможно, ты сумеешь ее прочитать.

— Конечно, все, что в моих силах, Чайя. Ты и сама это знаешь, — каким-то сонным голосом произнесла Камилла.

Лемюэль нахмурился:

— Ты только что назвала меня Чайей?

— Конечно... А что? Это же... твое имя, — ответила Камилла. — Правда, любовь моя?

Рука Камиллы бессильно упала на постель, и ее глаза широко раскрылись. У Лемюэля перехватило дыхание. Она стала хватать ртом воздух, а левая половина лица вдруг сморщилась, словно его кто-то стиснул изнутри.

— Камилла, нет! Нет!

Ее кулаки сжались, комкая простыню, а тело напряглось, как в эпилептическом припадке, в глазах вспыхнула безумная ярость, а в уголке рта показалась кровь. Потом все тело Камиллы изогнулось от боли, а на лице возникло выражение безмолвной мольбы.

Лемюэль бросился к дверям.

— Помогите! Ради Трона Терры, помогите! — кричал он.

— Ты их видишь? — спросил Фозис Т’Кар.

— Да, — ответил Хатхор Маат. — Увидеть их не проблема. Гораздо сложнее что-нибудь с ними сделать.

— Пожалуйста, — молил Лемюэль. — Сделайте хоть что-нибудь.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:56 | Сообщение # 173



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


После того как он позвал на помощь, в палате Камиллы закипела бурная деятельность. Чайя вернулась не с медиками и не с техниками для установки каких-нибудь приборов, а с двумя капитанами Легиона Тысячи Сынов. Она представила Лемюэлю Фозиса Т’Кара, капитана Второго братства, и Хатхора Маата, капитана Третьего братства.

Да, у нее точно были хорошие связи с Легионом.

Пока Фозис Т’Кар силой своей мысли удерживал Камиллу в неподвижности, невероятно красивый Хатхор Маат обхватил ладонями ее череп. Он прикрыл глаза, но по движению зрачков под веками было ясно, что Астартес пользуется другим зрением.

— Их там шесть штук, они глубоко спрятаны и быстро растут, — сообщил он. — Мерзкие белые твари. Личинки еще не вылупились, но осталось совсем немного.

— Вы сможете ее спасти? — спросила Чайя голосом резким, как звук бьющегося хрусталя.

— А чем мы, по-твоему, занимаемся? — сердито бросил Фозис Т’Кар.

— Это хитрые маленькие бестии, — прошипел Хатхор Маат. Он покрутил головой и провел ладонями по черепу Камиллы. — Органические усики, как якоря, проникли в тело мозга и прицепились к нервным волокнам. Придется их понемногу выжигать.

— Выжигать? — в ужасе повторил Лемюэль.

— Конечно, — сказал Хатхор Маат. — А как иначе я могу от них избавиться? А теперь помолчите.

Лемюэль сжал руку Чайи, и она ответила ему тем же. Несмотря на то что до сегодняшнего дня они ни разу не встречались, их объединила любовь к Камилле. По напряженным мышцам на груди и руках было видно, что Камилла пытается биться в агонии, но Фозис Т’Кар без всяких видимых усилий не давал ей шевельнуться.

— Я тебя вижу, — произнес Хатхор Маат и согнул указательный палец, словно ловил рыбу.

Лемюэль уловил тошнотворный запах гари.

— Ты делаешь ей больно! — закричал он.

— Я велел тебе молчать! — гаркнул Хатхор Маат. — Стоит только ошибиться на волосок, и я могу сжечь нервный узел, управляющий работой легких или перекачиванием крови. Я добрался до этой твари и теперь медленно кипячу ее заживо.

Он удовлетворенно хмыкнул:

— Ага, тебе это не нравится? Пытаешься закопаться глубже? Ладно, посмотрим.

Хатхор Маат растопырил пальцы и охватил череп Камиллы. Запах горелого мяса усилился, но Астартес продолжал улыбаться. Его манипуляции продолжались не меньше часа, и наконец Хатхор Маат кивнул, довольный результатом:

— Один. Два. Три. И четыре... Эти готовы.

— Ты всех уничтожил? — спросил Лемюэль.

— Не говори глупостей. Это всего лишь усики первого яйца. Эти существа очень упрямы и не сдаются без борьбы. Сейчас яйцо не закреплено, и надо поскорее удалить его, пока не выросли новые щупальца. Фозис Т’Кар?

— Я его зацепил, — откликнулся капитан Второго братства.

Фозис Т’Кар поднес руку к уху Камиллы и изогнул пальцы, как будто открывал самый сложный из замков. Пальцы у него оказались неправдоподобно гибкими, и Лемюэль с замиранием сердца увидел, что он стал постепенно сжимать кулак.

— Сохрани нас, великая Инкосазана! — вскричал Лемюэль, когда из уха Камиллы показалось что-то влажное и извивающееся.

Существо было похоже на обыкновенную личинку, и ее покрытое слизью тело отчаянно извивалось, безуспешно сопротивляясь невероятной силе Фозиса Т’Кара.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:56 | Сообщение # 174



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Личинка шлепнулась в подставленную овальную чашку, забрызгав блестящий металл кровью и слизью. От одного взгляда на это существо Лемюэля сразу начало тошнить.

— Не окажешь любезность? — с усмешкой произнес Фозис Т’Кар, протянув ему плошку.

— О, конечно, — пробормотал Лемюэль.

Он взял плошку кончиками пальцев за самый край и вытряхнул зародыш психнойена на выложенный плитками пол больничной палаты.

А потом наступил на него ногой и растер до состояния однородной пасты.

— Одна есть, осталось еще пять, — сказал Хатхор Маат, блестя испариной. — Тем лучше, мне нравятся трудности.

За пределами пирамиды апотекариев над Тизкой пролился небольшой дождь. Для горожан подобное явление было редкостью, и многие вышли на улицу, чтобы ощутить капли на своей коже. Дети шлепали по лужам и стояли под водосточными трубами, оглашая город веселыми криками.

Но дождь затянулся на несколько дней и каждое утро грозил затопить Тизку.

Никто не знал, откуда он взялся. До сих пор построенные на склонах гор технопсихические комплексы вполне справлялись с предсказыванием и контролированием климата планеты.

Некоторое количество осадков, безусловно, было необходимо для поддержания баланса экосистемы, но с такими продолжительными ливнями жителям Тизки еще не приходилось сталкиваться. Здания заблестели в потоках воды, а улицы превратились в бурные реки.

Горожане обратились с вопросами к Тысяче Сынов, но никаких разъяснений по поводу внеплановых дождей не последовало. Больше половины капитанов Легиона отсутствовали, а остальные ничего не могли сказать.

На шестой день на площади Оккулюм состоялся импровизированный парад — толпы людей сбрасывали с себя одежду и нагими скакали под дождем. В Тизке не имелось никаких регулярных подразделений для поддержания порядка, и потому нагих танцоров пришлось разводить по домам просперианским гвардейцам. На седьмой день несколько участников парада пали жертвами вирусной пневмонии, а к утру следующего дня перед пирамидой апотекариев собрались толпы возмущенных горожан, требующих вакцины. К тому времени, когда Гвардии Шпилей удалось восстановить порядок, погибло шестьдесят три человека. Остальные разошлись по домам, и над городом повисла мрачная тишина.

На девятый день дожди наконец прекратились и из-за тяжелых туч показалось солнце. Яркий луч осветил Тизку, окутал ее золотистым сиянием и уперся в горящую урну на вершине колонны, стоявшей в центре площади Оккулюм.

Махавасту Каллимак записал, что в город вернулся небесный свет.

Глубоко под землей, в Отражающих пещерах, этот луч вернулся к своему источнику.

Магнус открыл глаз, атейм выскочил из его тела, и лезвие, едва соприкоснувшись с воздухом, рассыпалось в пыль. Ариман со вздохом облегчения увидел, как примарх приподнялся, спустил ноги с белой плиты и энергично заморгал, вглядываясь в сумрак.

Пещеру освещало только слабое сияние стен. Из тысячи траллсов в живых осталось только восемнадцать, и те были на грани истощения, свет их кристаллов почти погас.

— Мой лорд, — заговорил Амон, подавая примарху кубок с водой, — мы очень рады снова тебя видеть.

Магнус кивнул, и Ариман заметил, как побледнела его кожа. Длинные красные волосы слиплись от пота, и Ариману даже показалось, что под полупрозрачной кожей он видит вздувшиеся вены и пульсирующие органы. Но это впечатление было обманчиво: Ариман уже заглядывал в сущность Магнуса, и ничего столь примитивного, как внутренние органы, легкие или печень, в бессмертном теле примарха не было и быть не могло.

Фаэль Торон, Утизаар и Аурамагма, безмерно радуясь возвращению своего повелителя, подошли ближе. Только Ариман не сдвинулся с места. Проведенный ритуал вызвал у него противоречивые эмоции. Девять долгих дней они стояли на страже над телом возлюбленного примарха, не спали, не ели и не пили. За все это время они не произнесли ни единого слова, не общались и с оставшимися на поверхности братьями.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:57 | Сообщение # 175



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Твое странствие не было напрасным? — спросил Ариман. — Ты добился успеха?

Магнус перевел на него взгляд единственного глаза — тусклого, водянисто-голубого — и покачал головой.

— Нет, Азек, я думаю, что ничего не добился, — ответил Магнус. — Когда я появился, чтобы спасти брата от бездны, другие уже стояли наготове, чтобы его подтолкнуть.

— Другие?! — воскликнул Аурамагма. — Кто это?

— Негодяй по имени Эреб, который служит у моего бывшего брата Лоргара. Похоже, что те силы, которые жаждут завладеть Хорусом Луперкалем, уже запустили в него свои когти. Несущие Слово уже оказались в рабстве Хаоса.

— Легион Лоргара тоже нас предал? — спросил Фаэль Торон. — Значит, измена глубже, чем мы предполагали.

— Хаос? — переспросил Ариман. — Ты говоришь так, как будто это чье-то имя.

— Так и есть, сын, — сказал Магнус. — Это Изначальный Разрушитель, который с самого начала времен скрывается в потаенных глубинах Великого Океана. Но сейчас он с бесконечным терпением начинает подниматься на поверхность. Это враг, против которого все должны объединиться, иначе человеческой расе грозит уничтожение. Грядущая война может стать концом всему.

— Изначальный Разрушитель? Я никогда не слышал о таком, — заметил Ариман.

— И я тоже, пока не повстречался с Хорусом и Эребом, — сказал Магнус.

Едва заметная вспышка в ауре примарха повергла Аримана в шок. Магнус обманывал их. Изначальный Разрушитель был ему известен.

— Что же мы теперь будем делать? — спросил Утизаар. — Я уверен, что мы должны предупредить Императора.

Магнус немного помолчал, затем медленно кивнул.

— Да, должны, — сказал он. — Если мой отец будет извещен, он сумеет принять меры против Хоруса, пока не станет слишком поздно.

— Но разве он нам поверит? — усомнился Ариман. — У нас нет доказательств.

— Теперь у меня есть доказательства, — устало произнес Магнус. — Вы все теперь расходитесь по своим братствам, я вызову вас. Амон, помоги мне, остальные могут уйти. Ариман, — добавил Магнус, — направь все силы Корвидов на распутывание нитей будущего. Мы должны узнать как можно больше. Ты меня понял?

— Да, мой лорд, — ответил Ариман.

— Сделай все, что сможешь, — продолжал Магнус. — Знания надо получить любой ценой.

Лемюэль, внезапно проснувшись, увидел стоявшего над ним Аримана. Наставник смотрел на него очень серьезно, и Лемюэль немедленно ощутил возникшее в комнате напряжение. Он подавил зевок и вспомнил, что снова заснул у постели Каллисты. Ее глаза были закрыты, но спала она или была без сознания, он определить не смог. Камилла сидела напротив, и ее дыхание все еще было равномерным, как у спящей.

После тяжелого случая с яйцами психнойена Камилла быстро оправилась и теперь уже обрела прежнюю форму.

— Мой лорд? — заговорил Лемюэль. — Что случилось?

Позади Аримана стояли Амон и Анкху Анен, отчего палата вдруг показалась очень тесной.

— Вы оба должны сейчас же уйти отсюда, — сказал Ариман.

— Уйти? Почему?

— Потому что то, что здесь произойдет, вам не понравится.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:57 | Сообщение # 176



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я не понимаю. — Лемюэль поднялся со стула и решительно подошел к постели Каллисты. Камилла тоже проснулась и с изумлением глядела на троих Астартес.

— Лем?! — воскликнула она, мгновенно почуяв напряженность. — Что происходит?

— Я еще не знаю, — ответил он.

— Я не надеюсь, что вы отнесетесь к этому с пониманием... — Ариман не скрывал искреннего сожаления. — Но происходящие события требуют от нас знания будущего. Наши обычные методы получения такой информации в данный момент нам недоступны, поэтому приходится искать другие пути.

— Что вы собираетесь сделать? Я не позволю вам причинить ей вред.

— Прости, Лемюэль, — продолжал Ариман. — У нас нет выбора. Это должно произойти. Поверь, я бы хотел, чтобы можно было обойтись без этого.

Амон подошел к ряду приборов в ореховых корпусах и повернул все регуляторы в среднее положение. Жужжащие над ними шары немного потускнели, и из них высунулись иглы регистраторов информации.

— Что вы делаете? — настойчиво спросила Камилла. — Лорд Ариман, объясните, пожалуйста.

Ариман ничего не сказал, но его лицо выдавало крайнее смущение.

— Вы хотели узнать, что это за приборы? — Анкху Анен взял Лемюэля за руку и легко отодвинул от кровати Каллисты, направив к Ариману. — Это блокиратор эфира. Он изолирует мозг субъекта от Великого Океана. Мы использовали эти устройства для помощи своим братьям при угрозе перерождения плоти. Это был единственный способ остановить процесс. Разум вашей подруги открыт бурным потокам Великого Океана, и если бы не эти машины, его переполнила бы эфирная энергия.

— А вы можете... перекрыть этот доступ? — спросила Камилла, встав у кровати, словно на страже подруги.

Астартес ничего не сказали, но Лемюэль прочел ответ в их аурах.

— Могут, — сказал он. — Но не сделают этого.

— Она и так уже должна была умереть, — прошипел Анкху Анен и оттолкнул Камиллу с дороги. — Она обладала уникальной связью с течениями будущего, а нам приходится использовать все имеющиеся инструменты.

— Инструменты? Так вот чем вы нас считаете! — возмутился Лемюэль, безуспешно пытаясь вырваться из рук Аримана. — Все это время вы только использовали нас?

— Ничего подобного не было, — возразил Ариман, бросив сердитый взгляд на Анкху Анена.

— Было, было, — сказал Лемюэль. — Теперь мне все понятно. Вы считаете, что вам все известно, но ваша вера в свои познания ослепила вас. Вы даже не в состоянии допустить, что кто-то другой может знать больше, чем вы.

— Потому что это невозможно, — сердито бросил Ариман. — Мы в самом деле знаем больше, чем кто-либо другой.

— Может, так, а может, и нет. А вдруг вы что-то упустили? Вдруг не поставили на место какой-то маленький фрагмент мозаики?

— Помолчи, — приказал Анкху Анен. — Мы архитекторы судеб, а не вы.

— А что произойдет, когда вы отключите эти машины? — спросила Камилла.

Она поняла, что физически противостоять Астартес бесполезно, и успокаивающим жестом взяла Лемюэля за руку.

— Мы послушаем, что она скажет, и таким образом узнаем будущее.

— Нет, я вам не позволю, — заявил Лемюэль.

— Не позволишь? — усмехнулся Анкху Анен. — Да кто ты такой, чтобы здесь командовать? Ничтожество! Если Ариман научил тебя нескольким трюкам, ты уже вообразил себя одним из нас? Ты смертный, и твои силы, твои способности нельзя даже сравнить с нашими.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:58 | Сообщение # 177



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ариман, прошу тебя! — взмолился Лемюэль. — Не делай этого!

— Прости, Лемюэль, но он прав. Каллиста все равно умирает. А так ее смерть, по крайней мере, принесет пользу.

— Вы лжете! — закричал Лемюэль. — Если вы это сделаете, это будет настоящим убийством. С таким же успехом можно просто пристрелить ее, так было бы честнее.

Амон снял несколько контактов с головы Каллисты и просмотрел показания эфирных блокираторов. Затем кивнул Ариману:

— Я все сделал. Несколько блокираторов оставлены, но ее разум открыт для Великого Океана. Пока немного, но этого достаточно, чтобы пробудить активность предсказаний.

Каллиста резко открыла глаза и, мгновенно осознав напряженность, испуганно втянула ртом воздух. Потом ее губы задвигались, и откуда-то из глубины груди вырвался прерывистый хрип. В палате заметно похолодало.

— Миллионы стеклянных осколков, миллионы миллионов. Все разбито, повсюду осколки. Глаз в стекле. Он все видит и все знает, но ничего не делает...

Ее глаза закрылись, и дыхание стало глубже. Больше никаких слов не прозвучало, и Анкху Анен, подойдя к кровати, приподнял ее веко.

— Надо увеличить приток энергии, — сказал он. — Мы еще можем чего-то от нее добиться.

— Прошу вас, — молила Камилла. — Не надо.

— Ариман, она ни в чем не виновата, она не заслуживает такой пытки! — крикнул Лемюэль.

Астартес не обращали на них никакого внимания. Амон несколько раз щелкнул тумблерами, бронзовые иглы опустились еще ниже. Тело Каллисты сильно дернулось, она забила ногами, путаясь в простыне. Лемюэль не хотел смотреть на ее мучения, но не мог отвести взгляд от ужасного зрелища.

Каллиста вскрикнула, и слова непрерывным потоком хлынули с ее губ, а температура воздуха продолжала падать.

— Слишком поздно... Волк уже у дверей, он жаждет крови. О Трон... нет, не крови. Вороны, я их тоже вижу. Потерянные сыновья и Вороны в крови. Они молятся о спасении и знаниях, но напрасно! Брат предан, брат убит. Ужасная ошибка из благородных побуждений! Этого не может быть, но должно произойти!

Лицо Каллисты заблестело от пота. Глаза едва не вылезали из орбит, и каждый мускул ее тела напрягся до предела. Предсказания отняли слишком много сил, и она упала на спину, всем телом содрогаясь в конвульсиях.

Лемюэль почувствовал, что хватка Аримана ослабла. Подняв голову, он прочел на его лице сожаление. Тогда Лемюэль попытался расширить свою ауру, чтобы передать Ариману свое сочувствие и боль, вызванную отношением Тысячи Сынов к Каллисте. Эффект получился незначительным, но Ариман обратил на него взгляд, в котором восхищение смешивалось с состраданием.

— На меня это не подействует, — заговорил Ариман. — Ты многому научился, но у тебя не хватит сил, чтобы повлиять на меня.

— И ты позволишь этому продолжаться?

— У меня нет выбора. Этого потребовал примарх.

— Лем, они убьют ее, — простонала Камилла.

Ариман повернулся в ее сторону:

— Она уже мертва, госпожа Шивани. — Затем он кивнул Амону. — Пусть эфир вольется в нее с полной силой. Мы должны узнать все.

Советник Магнуса отвернулся к машине, и все переключатели поставил в положение «ноль». Иглы повисли в воздухе, светящиеся шары мигнули и погасли. Стеклянные шкалы на приборах мгновенно затянуло инеем. Лемюэль ощутил неземной холод.

Реакция Каллисты последовала мгновенно. Ее спина выгнулась дугой, глаза распахнулись, и из них вырвались лучи ослепительного света, как будто внутри зажглась яркая горелка. Зеленовато-голубой свет залил всю палату, отбрасывая на стены тени от несуществующих предметов. Из горла Каллисты вырвались завывания миллионов монстров, и Лемюэль почувствовал отвратительный запах горящей человеческой плоти.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:58 | Сообщение # 178



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тело Каллисты окуталось густым дымом, и даже Астартес испуганно отшатнулись. Ее плоть вздувалась и пузырилась, падала с костей почерневшими хлопьями, как будто под струей невидимого огнемета. Шипящие брызги летели во все стороны, кипящий жир стекал ручейками, и тело быстро истончалось.

Но она все еще кричала.

Она кричала еще долго после того, как легкие и мозг превратились в обугленные сгустки. Звук, похожий на скрип множества когтей по грифельной доске, вонзался в Лемюэля раскаленным ножом, пронизывал все его внутренности, звенел в голове с такой силой, что он упал на колени. Камилла тоже кричала, а ее пальцы клещами сжимали руку Лемюэля.

Затем раздался последний ужасный вопль, и все стихло.

Лемюэль поморгал, прогоняя цветные пятна перед глазами. От запаха горелого мяса, оставшегося в воздухе, у него к горлу подступила тошнота. Лемюэль боялся смотреть, но он должен был увидеть, что стало с Каллистой Эридой, и он медленно поднялся с колен.

От красивой женщины-летописца не осталось ничего, кроме черного силуэта на постели и дымящихся фрагментов отвалившейся плоти, свисавших с кровати длинными тягучими веревками.

— Что вы наделали? — прошептал он, и по лицу покатились слезы. — Ах, Каллиста, бедная моя девочка.

— Мы сделали то, что должны были сделать, — прошипел Анкху Анен. — И я не намерен извиняться.

— Нет. — Лемюэль повернулся к Камилле и помог ей подняться. — Вам и не надо этого делать. Это было убийство, простое и откровенное.

Камилла рыдала, уткнувшись лицом в его плечо и вцепившись пальцами в спину.

К ним подошел Ариман.

— Я сожалею, друг мой, — произнес он.

Лемюэль уклонился от его руки и направился к выходу, заботливо поддерживая Камиллу.

— Не прикасайся ко мне, — сказал Лемюэль. — Мы больше не друзья, и я сомневаюсь, что были друзьями раньше.

Глава 25
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ТЫ БЫЛ ПРАВ
СЛИШКОМ БЛИЗКО К СОЛНЦУ

Магнус сидел в центре Отражающей пещеры, позволяя резонансным гармоникам молчащих кристаллов наполнять его душу спокойствием. Его медитации продолжались уже две ночи, и теперь он достиг необходимого спокойствия для совершения следующего путешествия. Он был не один: девятьсот траллсов заняли определенные места в пещере, держа мерцающие кристаллы, в которые направляли свою жизненную силу.

Больше траллсов не удалось собрать, поскольку все те, кто принимал участие в прошлом ритуале, погибли от истощения. Магнус хотел бы, чтобы их было больше, но ему придется обойтись девятью сотнями. Другого выхода не было.

Составленное им заклинание требовало жертв. Такого сильного заговора он не употреблял еще никогда — ни в уединении своего санктума, ни в те дни, когда старался спасти Легион от ужасных мутаций.

Платой за него должны стать жизни траллсов, но эту жертву они приносили добровольно. Их собратья погибли напрасно, когда Магнус пытался спасти Хоруса. Эти траллсы умрут ради того, чтобы Магнус смог предупредить об измене Императора, и ни один не жалел света собственной жизни ради своего повелителя.

Магнус открыл глаз, и Ариман подошел ближе.

— Все готово? — спросил примарх.

Ариман, одетый во все белое, нес перед собой на вытянутых руках «Книгу Магнуса», словно драгоценное приношение. Беспокойство Аримана не укрылось от Магнуса, но из всех воинов лишь ему одному можно было доверить чтение заклинания, поскольку только Ариман обладал достаточной ясностью мышления и прочной связью с Исчислениями, позволяющей с абсолютной точностью воспроизвести заговор.

— Да, мой лорд, — ответил Ариман. — Но я хочу спросить еще раз: нет ли другого пути?

— Почему ты сомневаешься во мне, сын?
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:59 | Сообщение # 179



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Нет, я вовсе не сомневаюсь в тебе, — поспешно заверил Ариман примарха. — Но я внимательно изучил магическую формулу. К таким мощным силам мы еще не прибегали. Последствия...

— Последствия падут только на меня, — прервал его Магнус. — А теперь делай так, как я прошу.

— Мой лорд, я всегда готов повиноваться, но заклинание для входа в чуждую сеть путей требует заключения сделки с самыми ужасными существами Великого Океана, — существами, чье имя переводится как... демоны.

— Ариман, от тебя мало что может укрыться, но все же есть вещи, о которых ты еще не знаешь. Тебе, как никому другому, надо понять, что «демон» — это бессмысленное слово, придуманное глупцами, которые не знают, с чем имеют дело. Давным-давно я познакомился с силами Великого Океана, которые считал затонувшими концептуальными материками, но со временем понял, что это огромные средоточия разума, существа настолько могущественные, что они затеняют самые яркие звезды нашего мира. Вот с такими существами можно договариваться.

— Но что может понадобиться столь могучему созданию? — спросил Ариман. — И можно ли быть уверенным, что подобная сделка будет прибыльной?

— Я уверен в этом, — решительно ответил Магнус. — Мне уже приходилось заключать с ними соглашения. И это ничем не отличается от предыдущих. Если бы мы смогли сохранить врата на Агхору, в данном заклинании не было бы необходимости. Я мог бы просто войти в сеть и выйти из нее на Терре.

— При условии, что на Терре тоже есть врата, — заметил Ариман.

— Безусловно, они там есть. Иначе зачем бы отцу возвращаться на Терру и продолжать исследования?

Ариман кивнул, но Магнус видел, что его продолжают терзать сомнения.

— Сын мой, другого пути у нас нет. И мы уже говорили об этом раньше.

— Я помню, но меня пугает то обстоятельство, что приходится прибегать к запретным силам, чтобы предупредить Императора. Поверит ли он информации, доставленной таким способом?

— А ты хочешь, чтобы я доверился превратностям астротелепатии? Ты же знаешь, какими ненадежными могут быть интерпретации. Я не могу доверить сообщение такой важности простым смертным. Только я обладаю достаточной силой, чтобы переместить свою сущность в лабиринт чужаков и добраться до Терры с известием о предательстве Хоруса. А чтобы отец мне поверил, я должен говорить с ним напрямую. Он должен убедиться в четкости моих видений и должен узнать все, что знаю я. Передача сообщения через третьи, четвертые или пятые руки посредников только ослабит впечатление от известий, и тогда будет поздно что-то предпринимать. Вот поэтому остается только один путь.

— Значит, мы должны это сделать, — заключил Ариман.

— Да, должны, — подтвердил Магнус.

Он поднялся с пола и вместе с Ариманом прошел к центру, где точно под площадью Оккулюм висело бронзовое устройство. Магнус посмотрел сквозь зеленый кристалл, словно надеялся увидеть Терру.

— Это опасное путешествие, — признал он, — но если кто-то и способен его осуществить...

— То это ты, — закончил за него Ариман.

Магнус улыбнулся:

— Ты присмотришь за мной, сын?

— Обязательно, — пообещал Ариман.

Магнус почувствовал, как мир вокруг него стал исчезать, и тогда стряхнул свою телесную оболочку, подобно змее, стряхивающей старую кожу. Древние, наблюдавшие за поведением этих существ, верили, что они владеют секретами бессмертия, и называли их именами заведения для исцеления. И по сей день символом апотекариев является кадуцей с двумя змеями, которые обвиваются вокруг его рукоятки.

Узы плоти остались позади, и Магнус сформировал свою сущность в сверкающую стрелу, направленную с Просперо на Терру. Остановившись на этой мысли, он через площадь Оккулюм взмыл в небеса. Его световое тело было прекрасным творением, не сравнимым с плотской тяжестью, какой довольствовались смертные.

Но энергия заклинания уносила его все дальше, и Магнус выбросил из головы посторонние мысли. Он ощущал слова Аримана, слова древних колдунов Терры, обволакивающие его светящееся тело, и энергию траллсов, подпитывающих его своими жизненными силами.

Это опасное заклинание, и никто другой не осмелится им воспользоваться.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:59 | Сообщение # 180



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Темнота космоса расступилась, и перед ним открылись бурлящие потоки Великого Океана. Магнус радостно засмеялся, приветствуя знакомые энергетические волны и течения, принявшие его, словно давно отсутствующего друга.

Среди сверхновых он стал яркой звездой, а остальные по сравнению с его божественным сиянием мерцали кусочками янтаря. В Великом Океане он мог быть чем угодно, здесь не существовало никаких запретов и было возможно все.

Он мчался сквозь вздымающиеся валы цвета, света и безымянных измерений, а мимо него проплывали миры. Бурлящий хаос эфира был сферой действия титанических сил, способных одним движением мысли создать или разрушить целые Вселенные. Сколько же триллионов потенциальных жизней родилось или подверглось уничтожению, пока он об этом думал?

Он спешил к своей цели, словно самая невероятная комета, когда-либо летавшая среди звезд, и даже хищники старались убраться с его дороги. Они узнавали его, и в царстве, где свет творения горел в каждом дыхании, его ослепительное сияние внушало им страх. Стагнация для Магнуса была равносильна проклятию. Для процветания любой жизни требовалось движение по ступеням эволюции, и перемены являются составной частью жизни любого существа — от мельчайшего одноклеточного организма до лучезарного ангела, заключенного в грубую оболочку человечности.

Его благородный замысел разбрасывал искры силы, создававшие вдоль пути примарха призрачные миры и видения. А в головах тех, кому посчастливилось находиться вблизи его маршрута, рождались новые философии и направления мышления.

Курс полета изменился: блуждающая мысль повернула его в обход чудовищно темной тени, колоссальной массы огромного существа, что шевелилось в глубине Великого Океана. В неясных воспоминаниях Магнус ощутил проблеск узнавания, но подавил его небольшой вибрацией, наславшей кошмарные видения на воинственное племя дикого мира, куда вскоре должна была прибыть Триста девяносто вторая экспедиционная флотилия.

В Великом Океане не существовало никаких ориентиров, его топография постоянно менялась, но сама изменчивость цвета и света этого ландшафта была знакома Магнусу. Ему уже приходилось проплывать над этой отмелью, и примарх резко свернул, чтобы взять нужный курс.

По его сверкающему телу прошла незначительная рябь, и Магнус понял, что погибла первая группа траллсов. Огоньки их душ погасли, а он потерял часть своей невероятной скорости.

— Держитесь, сыны мои, — прошептал он. — Осталось немного.

Цель его была близка, он это чувствовал: та же самая легкая вибрация потоков Великого Океана, которая привела его на Агхору. Она была совсем слабой, как далекий стук сердца, почти заглушенный рокотом множества боевых барабанов.

Создатели сети, исполненные эгоизма, постарались сберечь свое творение только для себя, не принимая во внимание то обстоятельство, что время их господства во Вселенной подходило к концу. Даже на закате созданной ими империи они ревностно хранили свои секреты.

Магнус почувствовал, что один из тайных путей совсем рядом, и открыл внутренний глаз, взглянув на сверкающую материю Великого Океана во всем ее великолепии. Тайные капилляры сети ксеносов проявились расходящимися лучами расплавленного золота, и Магнус поспешно свернул к ближайшему пути.

Расстояние здесь не имело особого значения, так что едва намерение Магнуса оформилось, он уже закружился вокруг золотого луча. Магнус сконцентрировал свою энергию и метнул в сеть серебряную молнию. Десятки траллсов погибли в то же мгновение, но мерцающая пелена, окутывающая луч, осталась невредимой. Магнус обрушил кулаки на эту непроницаемую стену, уничтожая дюжины траллсов при каждом ударе, но все было бесполезно.

Все напрасно. Он не может попасть внутрь.

Магнус понял, что его великолепный замысел под угрозой, и вопль разочарования разнесся по самым далеким уголкам Великого Океана.

А потом он ощутил его, уловил присутствие поблизости каких-то титанических сил, словно по океану двигался целый континент древнейшего разума. Перед глазами появились сполохи бесконечного спектра, более величественные и яркие, чем самое яркое полярное сияние Механикум. Такое извержение света и энергии даже Магнусу показалось невероятным.

Его звучание было шипящим, словно течение песка через воронку часов. Он обладал шириной и глубиной, но не имел ни начала, ни конца, как будто звук вечно существовал вокруг него и никогда не умолкнет.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Тысяча Сынов Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Страница 12 из 16«1210111213141516»
Поиск: