Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 8«1234578»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Кадианская кровь Аарона Демски-Боудена
Кадианская кровь Аарона Демски-Боудена
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:34 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я вижу, - сказал лорд-генерал. Это была почти насмешка.

- Я подтвердил, что янусийцы погибли – в точности, как я и говорил, когда их атака только планировалась. Мои «Стражи» разведали более половины восточного района, обновив данные географического анализа, сделанного после чумы. Я подтвердил присутствие XIV Легиона предателей.

При этом Тэйд указал рукой в окровавленной перчатке на пикт-планшет, который он положил на стол. На его экране все еще мелькали снимки космодесантника Гвардии Смерти, встреченного отделением Тэйда. На последних трех снимках было видно, что огромное существо мертво, его броня почернела от лазерного огня и была расколота болтерными снарядами. Из ран ползли личинки и вытекала черная органическая грязь.

- И мои солдаты убили несколько сотен врагов из остатков СПО, когда мы отступали от монастыря, - закончил Тэйд.

- Они пришли за машинами, - механически зашипел голос Осирона. – Они атаковали вместе с ордой чумных зомби, когда мы готовились отступать.

- Мы убили еще троих из Гвардии Смерти, когда отбивали эту атаку и готовились отступать, - добавил Вертэйн. – Их уничтожение подтверждено камерами «Руки Мертвеца».

- Э… чем? – спросил Маггриг.

- Эскадрон «Стражей» К-88 «Альфа», - сказал Тэйд. Вертэйн, извиняясь, отсалютовал генералу. Он не собирался переходить на полковой сленг.

Куратор Маггриг откинулся в своем деревянном кресле с изогнутой спинкой, оглядывая командирскую палатку с развернутыми картами, висевшими на стенах, и коллекцией оружия в стойках. Его взгляд упал на цепной меч Тэйда. Капитан счистил с меча большую часть грязи и крови, как только вернулся на базу, но был намерен почистить его более тщательно. Иначе дух оружия будет оскорблен таким неуважением.

- Прекрасный меч, капитан-защитник.

Тэйд слегка наклонил голову с взглядом, который мог бы говорить как «спасибо», так и «о чем ты к черту говоришь?». В конечном счете, его голос выразил первое.

- Благодарю вас, лорд-генерал.

- Где вы его приобрели? Вы, наверное, заметили, что я немного коллекционер.

Тэйд заметил. Несмотря на все свои недостатки, лорд-генерал собрал великолепную коллекцию клинков и пистолетов. Капитан сомневался, что Маггриг когда-то использовал их лично, но что удивило его, это тот факт, что каждый из предметов представленной коллекции был превосходным и явно полностью исправным оружием. Ни один клинок здесь не был чисто декоративным. Ни один пистолет не был безделушкой для украшения. Все они были орудиями войны, от обычного в секторе болт-пистолета кантраэльского образца, такого же, как у Тэйда, до обоюдоострого силового меча, достойного аристократа из улья на Трациан Прайм.

Этот аспект был единственным, что нравилось Тэйду в личности его командира. Конечно, кадианцы уже несколько недель шутили, что единственный способ, которым Маггриг мог получить настоящее оружие – украсть его с трупов своих подчиненных. Но Тэйд сомневался, что эта шутка вызовет улыбку на морщинистом лице генерала.

- Я заметил, сэр. У вас впечатляющая коллекция.

- Так откуда ваш клинок, капитан-защитник?

- Это дар, лорд-генерал.

- Конечно, но от кого? Оставьте скромность, она не идет солдату с таким серебром на шлеме.

Это была попытка лорда-генерала улучшить отношения с одним из подчиненных? Или просто уловка? Уход от темы, зная, что Тэйд прав? Неуклюжая попытка, если так, но на секунду она застала капитана врасплох. Голос Куратора по-прежнему выражал что-то между выговором и издевкой, но капитан уже привык к этому.

- Это дар от Лорда-Кастеляна Крида.

- Ах, - Маггриг улыбнулся сладостно-самодовольной улыбкой. Ответ Тэйда явно прояснил что-то для него, хотя капитан не мог понять что именно. – В признание ваших героических усилий в дни, предшествовавшие захвату вашего мира Великим Врагом.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:34 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Кадианцы снова напряженно замерли. Вертэйн вздохнул, готовясь заговорить, но Тэйд вовремя прервал его, махнув рукой.

- Вы свободны, лейтенант, - сказал капитан.

Чуть не трясясь от злости, пилот «Стража» сделал знак аквилы и вышел из палатки.

- Наша родина не захвачена, лорд-генерал, - голос Тэйда был сдержанным и четким. – Мы продолжаем сражаться, даже сейчас.

Маггригу так нравилось уязвлять гордость хваленых кадианцев. Высокомерные ублюдки, каждый из них.

- Я читал доклады, капитан-защитник. Лишь через несколько месяцев после начала нового Черного Крестового Похода более половины планеты захвачено силами Разорителя. Поистине жаль. Слишком важный мир, чтобы потерять его вот так.

Тэйд долго не отвечал. Он сделал несколько глубоких вдохов и многозначительно убрал руки от пояса с оружием, взял со стола свой инфопланшет и передал его Осирону.

«Кадианская кровь», мысленно повторял он, «лед в твоих венах».

- Я могу быть свободен, сэр? – спросил он после того, как прошла почти минута.

- Нет.

Тэйд стоял невозмутимо.

- Как пожелаете. Вы еще что-то хотите знать?

- Нет. Но осталось два вопроса.

- Я слушаю, - сказал Тэйд. – Сэр.

- Во-первых, вы должны знать, что ваши сомнительные действия сегодня ночью заслужили мое неудовольствие.

- Я знаю, что лорд-генерал предпочел бы, чтобы события развивались иным образом.

- Именно так. Учтите это… Скажите, 88-й полк использует санкционированного псайкера, не так ли?

- Не вижу, как это относится к ситуации.

- Отвечайте, капитан-защитник.

- Сет Роскрейн, идентификационный номер К-88 Х-01. Награжден Кровавой Звездой на Яго III за ранение, полученное при самозащите.

- Да. Сет, он самый. И я так понимаю, что в 88-м полку на данный момент нет комиссара для надзора за санкционированным псайкером?

Тэйд улыбнулся своей кривой усмешкой. Он видел, к чему идет дело.

- Я могу процитировать кадианский закон, который позволяет любому офицеру в звании выше лейтенанта, пройти дополнительное обучение, позволяющее осуществлять надзор и, если необходимо, казнить санкционированного псайкера. Я прошел это обучение, как и каждый лейтенант под моим командованием.

- Тем не менее, это мое Отвоевание, и я не буду рисковать, полагаясь на какую-то кадианскую лазейку в законах. К вам немедленно будет назначен комиссар.

Тэйд смотрел на старика, прищурив фиолетовые глаза. Что за игру он затеял?

- 88-й полк обходился без комиссара более семнадцати лет.

- Я считаю, что сейчас это необходимо, - лорд-генерал выложил на стол стопку бумаг. – Однажды вы ввязываетесь в бой, когда благоразумнее было бы отступить. А потом вы бежите, хотя вам приказано держать оборону. Тэйд, Тэйд… Вы ненадежны. Об этом сообщают все эти доклады. Что ты пытаешься доказать, парень? Пытаешься доказать, что достоин этой медали? Нет, это правильный выбор. Это добавит вам твердости.

В этот момент Тэйд с радостью снес бы старому ублюдку голову с плеч. Но вместо этого он заставил себя кивнуть. Это простое движение оказалось одним из самых трудных, что ему когда-либо приходилось делать.

- Ха! Я вижу, чего вам стоило кивнуть. Я вижу это по вашим глазам. «Кадианская кровь, нет крови более ценной». Я знаю, о чем вы думаете, Тэйд. Я знаю, о чем думаете вы все, ударники. Вот что я вам скажу, капитан-защитник. В моих войсках все равны. Так что вы примете комиссара и будете радоваться. Понятно?
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:35 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тэйд снова сделал знак аквилы.

- А второй вопрос, сэр?

Приказ о назначении комиссара в его полк более чем просто удивил Тэйда: это было последнее, чего он ожидал. Поэтому следующее, что сказал лорд-генерал Маггриг, потрясло его до глубины души.

- Вопреки моему мнению ваше подразделение было затребовано для выполнения особых заданий.

Тэйд поднял бровь.

- О?

- Да, капитан-защитник. С этого момента 88-й полк находится в распоряжении Его Императорского Величества Святой Инквизиции.
Глава V ОРДО СЕПУЛЬТУРУМ

На борту инквизиторского корабля «Ночная Звезда»

ИНКВИЗИТОРУ БАСТИАНУ КАЮ было сто девятнадцать лет. В его голове хранились тысячи нерассказанных тайн. Иногда он размышлял над своей ролью: жизнь, посвященная поиску истины во тьме, изучению существ и ересей, которых никогда не видело огромное большинство населения великого и славного Империума. Три четверти своей жизни он видел и слышал такие вещи, которые просто не существовали для большей части человечества.

Хотя Каю было более ста лет, он выглядел на тридцать. Процессы омоложения были привилегией наиболее богатых и наиболее ценных слуг Империума, и инквизитор считал, что он относится к обеим этим категориям. Он носил более чем достаточно шрамов, но этого и следовало ожидать, учитывая его годы службы следователем в обучении у инквизитора Шивы Кресскиен. Старая карга, да упокоятся ее кости в свете Императора, всегда требовала самой неистовой веры и усердия от своих учеников. Список ее достижений был воистину длинным – один из самых длинных списков побед в Ордо Ксенос сектора Скарус – но столь же длинным был и свиток, перечислявший следователей и агентов, погибших на ее службе. Те немногие мужчины и женщины, которые пережили это суровое ученичество, по праву считались лучшими инквизиторами сектора.

Кай и сам несколько раз едва не погиб на ее службе. Его губы у правого края были навсегда рассечены шрамом, полученным, когда еретик с ножом подобрался слишком близко. Левая нога Кая от колена была бионической, с голенью из тусклого металла, а ступня была похожа на четырехпалую когтистую ногу «Стража».

Самым заметным имплантом был его глаз. Левый глаз Кая был уродливой аугметикой – кроваво-красная линза в стальном кольце, хирургически вживленная в его лицо в восстановленной глазнице из хрома. Имплант стоил дорого (ибо старуха всегда ценила достойных учеников соответственно их службе), но, как и многие другие бионические устройства, искусственный глаз был предельно утилитарным. Линза могла обнаружить самое незаметное движение в поле зрения, даже дыхание человека, и мгновенно передавала информацию на смонтированную на плече Кая пси-пушку, создавая таким образом быструю и безупречную систему наведения. Еще одним бионическим улучшением был аура-поисковый сканнер, в виде еще одного глаза с красной линзой, выступающей из бронзово-стального импланта, прикрепленного к виску инквизитора. С этими двумя искусственными глазами, соединенными с естественным зрением, Кай мог буквально видеть излучения психической энергии, обнаруживаемые второй линзой, как яркое свечение вокруг псайкера.

Инквизитора Кая ни в малейшей степени не волновало то, что левая сторона его лица от виска до челюсти состояла из дорогого хрома и стали. Он уже десятилетия не уделял по-настоящему внимания своей внешности. Он видел слишком много других изуродованных на службе у его бывшей госпожи, чтобы обманывать себя, будто его инквизиторские обязанности позволят ему хоть в какой-то степени остаться привлекательным. Кай был реалистом во всех отношениях.

Также он был одним из немногих, знавших заранее, что мир-святыня Катур падет. Это уязвляло его даже сейчас, много недель спустя, и не потому, что его предупреждениям не уделили внимания – напротив, им вполне уделили внимание, и реакция на его предупреждения была настолько же впечатляющей, насколько они были страшны – а потому, что ученики инквизитора Кресскиен просто не привыкли к неудачам.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:36 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сейчас он ждал на борту своего корабля «Ночная Звезда», потягивая крепкий марочный амасек, глядя в глубины янтарной жидкости и наслаждаясь возможностью предаться воспоминаниям. Ожидая капитана Тэйда, он размышлял над тем моментом, когда узнал истину о Катуре. Истину из уст еретика. Какая прелестная ирония. Это было месяцы назад, за несколько недель до того, как планета вымерла.

Конечно, еретик кричал. Они всегда кричат.

Предатель был заключен в тюремном комплексе Келмарл на астероиде: это была кишащая паразитами дыра для тех преступников сектора Скарус, которые были сочтены имперскими властями недостойными немедленной казни, и приговорены к рабскому труду. Мелкие воры, которым юристы позволили избежать кары их местных законов, приговаривавших к изувечению, были брошены в грязные камеры вместе с незначительными растратчиками и бандитами из подулья, которые избежали смертного приговора, заложив своих товарищей. Жизнь в комплексе Келмарл была бесконечным циклом короткого сна и долгих рабочих смен в скафандрах, добывая руду в туннелях астероида.

Еретик, взятый на допрос, был арестован за контрабанду оружия, он продавал оружие, предназначавшееся для полков Имперской Гвардии группам наемников на службе у местных губернаторов. Начальнику Келмарла это показалось хрестоматийным делом, и он определил контрабандиста на пожизненную работу в рудники, ломать спину на благо Империума. Инквизиция прибыла без предупреждения, один корабль, доставивший одного инквизитора с небольшой свитой, потребовавшего встречи с, казалось бы, незначительным преступником.

Еретик оказался очень криклив.

Инквизитор выпил глоток страшно дорогого амасека, на этот раз не получив удовольствия от его насыщенного вкуса. Воспоминания испортили ему настроение. Даже память о том моменте, когда он встретился с еретиком после окончания дней пыток, раздражала его.

Эти вопли…

… БЫЛИ НЕСКОНЧАЕМЫ.

Инквизитор Кай игнорировал звук, хмуро глядя на кровь на полу. Если так пойдет дальше, ему будет трудно входить в камеру. Со вздохом махнув рукой в перчатке, инквизитор остановил пытку. Она была утомительной и непродуктивной, а Кай не был терпеливым человеком.

Камера одиночного заключения была тесной, как коробка, единственным предметом мебели в ней был стол, покрытый красными полосами. На сером полу были знаки пентаграмм, высеченные в камне несколько часов назад, каждый высеченный символ наполнен святой водой. Водяные знаки вздрагивали каждый раз, когда еретик бился в путах, привязывавших его к столу.

- Достаточно, - сказал инквизитор. У него был внушительный командный голос, как и можно было ожидать от человека его профессии, однако его голос обладал неестественной резкостью. Причина резкости голоса была та же, что и у постоянной улыбки: рваный шрам пересекавший горло инквизитора, говорил о старой ране и не вполне успешной реконструктивной хирургии. Эта рана тоже была получена во время службы следователем под начальством Кресскиен.

Палач прекратил свою работу и отошел от стола, но человек, привязанный к столу, продолжал вопить, его крики смешивались с хриплыми вздохами, вырывавшимися из того, что осталось от его лица. Кай ждал, пока крики перешли в стоны, которые потом затихли, сменившись частым тяжелым дыханием. Инквизитор сопротивлялся побуждению взглянуть на свои часы. Золотые карманные часы удобно лежали в кармане рядом с левой кобурой. Это был дар от его бывшей госпожи. Дар со смертного одра.

До этого он сам выполнял ритуалы очищения и покаяния только несколько раз, но много раз помогал в них старухе, учившей его. Кай знал, что делает.

- Джарет, - голос инквизитора был сейчас голосом хорошего учителя или одаренного рассказчика – обаятельным, тактичным, волнующим. Было почти невозможно поверить, что его горло было разорвано оружием ксеносов семнадцать лет назад. – Еретик, мне это надоело. У меня кончается терпение, а у тебя кончается кровь. Мы подошли к эндшпилю. Скажи мне то, что я хочу знать, и ты будешь мертв до того, как твое сердце сделает еще один болезненный удар. Разве не этого ты хочешь? Быстрый уход от этих мучений?

Ответ Джарета – после трех неудачных попыток произнести его – был коротким ругательством на кадианском диалекте. Кай стоял слишком далеко, поэтому еретик плюнул в палача. Но в результате этого липкая кровавая слюна лишь стекла по подбородку еретика.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:37 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Теперь Кай взглянул на часы. Он проголодался, а стол начальника тюрьмы во время пребывания здесь инквизитора оказался неожиданно богат деликатесами. Может быть, еще десять минут…

Кай прочистил горло. Старая рана превратила этот звук в опасное мурлыканье, достигшее слуха палача. Палач был сервитором, предназначенным только для этой цели, и, когда он услышал недовольное рычание инквизитора, из его механических рук выдвинулись различные маленькие лезвия, пилы для костей, сверла и крюки, сдирающие плоть. Еще одним жестом Кай приказал сервитору отойти. Он испробовал пытку. Теперь настало время предложить милосердие. Допрос таких ничтожеств, как Джарет, всего лишь простой культист, не должен длиться так долго. Это было уже не смешно.

- Джарет, послушай меня, - инквизитор сейчас склонился близко к столу, скрипнув зубами от заразного зловония, поднимавшегося из открытых ран поклонника Хаоса. – Я знаю, ты продавал это оружие оскверненным. Ты умрешь за это. Но ты страдаешь без оснований, терпишь пытку без причины. Продав свою душу Губительным Силам, ты добился того, что даже смерть не будет для тебя освобождением от боли. Если ты не отречешься от них сейчас. Если не отречешься, не вымолишь прощение, пока душа не оставила твое тело.

Освободившись от пытки почти на минуту, еретик напрягся в путах на залитом кровью столе. Его единственным ответом – если это в самом деле был ответ – стал лишь невнятный стон от напряжения.

- Джарет, - Кай прищурился. Тембр его голоса рассказчика изменился, замедлился, оставил такт. Сейчас он звучал как голос сердитого отца, говорящего ребенку, что чудовища под кроватью вполне реальны. – Джарет, я предлагаю тебе спасение. Я стою в этой камере уже три дня, заставляя себя дышать вонью твоей лжи и слушать твои вопли. Снова и снова ты безумствуешь во имя демонов. Лживые боги пожрут твою душу. Я же предлагаю надежду.

Словно по сигналу, еретик снова разразился криками, призывая нечестивые имена, от которых у инквизитора заболела голова. Кай пресек богохульство, кивнув сервитору-палачу. Сверла взвыли, включившись, с мягким звуком вошли в плоть, и шумно начали врезаться в кости. Кай вздохнул с облегчением. Даже крики боли лучше, чем имена богов варпа.

Когда шум уменьшился, Кай спрятал свои карманные часы и попытался снова.

- Джарет, скажи мне то, что хочу знать, и я убью тебя сейчас ради милосердия Императора. Он защитит тебя. Или продолжай это представление и дальше, если хочешь. Я закрою тебя в этой камере вместе с моим сервитором, после того, как запрограммирую его содрать с тебя кожу заживо. И когда через несколько дней ты умрешь, твоя душа попадет в утробу демонов Хаоса, которые ожидают тебя.

Еретик вздохнул, чтобы заговорить, но содрогнулся в страшных конвульсиях, кровь и слюна брызнули из его разорванных губ. Несколько капель попали на лицо сервитора, который полностью это проигнорировал.

- Каждая секунда боли - это молитва! – закричал еретик.

- Неужели? – Кай держал руку подальше от кобуры. Для чего требовалось величайшее усилие.

- Я возлюблен Губительными Силами!

- Ты еретик, привязанный к столу, за секунды до смерти.

- Я страдаю, чтобы доказать, что я достоин!

- Тогда ты сейчас узнаешь, насколько это тщетно.

Кай слегка склонил голову – хищник, изучающий раненую жертву. Пси-пушка, установленная на его бронзовом наплечнике, включилась, зажужжала, накапливая энергию, и автоматически зарядилась болтом. Как и сервитор, она реагировала на настроение инквизитора, и, как и сервитора, Кай заставил оружие успокоиться.

Он смотрел на Джарета своим двойным зрением: живой глаз видел истекающего кровью, умирающего человека, а красный искусственный глаз видел, как вокруг лица еретика начало возникать тошнотворно-голубое сияние.

Психическая энергия. Мощная психическая энергия.

Уже спустя недели после этого, когда Бастиан Кай оглядывался на события, произошедшие здесь, он будет вспоминать этот момент как секунду, в которую все вышло из-под контроля. До самой смерти он будет чувствовать тошноту, просто вспоминая, что произошло.

Голова еретика с треском повернулась, глядя Каю прямо в лицо. Красные слезы текли ручьями по разорванным щекам Джарета.

«Он плачет кровью?», подумал Кай, чувствуя, как все сильнее бьется его сердце.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:37 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Это было что-то новое.

И это было нехорошо.

Инквизитор собирался заговорить, когда десятки защитных знаков – пентаграмм, вытравленных кислотой на стенах камеры - священнику Экклезиархии потребовалось более недели чтобы выполнить их во всех деталях - вспыхнули тусклым светом. А потом и из них тоже потекла кровь.

Да. Это определенно было нехорошо.

Уже несколько дней камера смердела: сырое и мерзкое биологическое зловоние. Сейчас завоняло еще сильнее, удушливый воздух наполнился прогорклым запахом меди. Кай положил дрожащую руку на золотой, сделанный в виде аквилы эфес выключенного силового меча.

- ИНКВИЗИТОР КАЙ, - голос был громовым ревом, нечеловеческое рычание из человеческой глотки. Что-то древнее и явно веселящееся говорило сейчас устами Джарета.

«О, Трон Бога-Императора. Одержимость…»

И словно услышав мысли инквизитора, существо, захватившее тело Джарета, вскричало голосом таким первобытным и нечеловеческим, словно ревущий поток. Он заглушил жужжание пси-пушки Кая и шипение силового меча инквизитора, когда Кай вытащил его из ножен, но еще не включал.

Где-то за яростным ревом, словно сопровождающий его хор, Кай слышал рыдания Джарета – настоящего Джарета. От этого звука по коже Кая поползли мурашки, звук вдавливался в его разум, словно холодный кусок металла, проникая сквозь барабанные перепонки.

Чувство присутствия чего-то иного в камере, чего-то ощутимого, но невидимого, было такое, что у Кая онемел язык во рту. Его искусственные глаза фокусировались и рефокусировались, пытаясь воспринять омерзительное голубое сияние, окружающее еретика, ярче всего светившее из его глаз, его череп светился изнутри.

Психическая сила Кая спасла его от гораздо худшей участи. Нечестивость билась в его череп, волна эмоциональной злобы, излучаемой психической силой. Инквизитор слабел, но стоял непоколебимо. А незащищенный от эманаций варпа сервитор-палач вздрогнул, словно ему выстрелили в голову. Его левый глаз лопнул, взорвавшись желтоватым желе и красной кровью.

Кай начал читать молитвы защиты и изгнания демонов, но слова застревали в его разуме, оставаясь полузабытыми где-то между мыслями и губами. Концентрированная ненависть, густая, как туман в воздухе, говорила красноречивее всяких слов. Это было нечто гораздо большее, чем просто тварь из варпа.

Демон…

Истерзанное тело того, кто был когда-то Джаретом Керром, старшим смотрителем фабрики в заводском районе Гамма-19 на Кантраэле, корчилось на столе, страшно и извращенно меняясь в своих движениях. Мелкий еретик отдал свою душу в жертву существу гораздо более сильному, чем предполагал Кай. Когда еретик рассмеялся, мышцы инквизитора охватило мучительной судорогой. Он не мог поднять клинок, чтобы поразить демона там, где он лежал. Он не мог даже подойти хоть на один шаг ближе к проклятой твари. Воющий смех демона в разуме Кая огнем жег нервные окончания, не позволяя инквизитору управлять своим телом.

Почувствовав панику инквизитора по нервной связи, пси-пушка на его плече настроила прицел. Она навелась точно на поток голубой энергии, невидимый глазу смертного, система заряжания включилась, и сигнал готовности прозвенел в разуме инквизитора как тревога.

Но она не стреляла. Она не будет стрелять. Его разум не мог приказать ей выстрелить – психическое присутствие демона не позволяло это сделать.

- Убей его! – крикнул Кай сервитору. Палач двинулся вперед, сверла и пилы для костей зажужжали, сервитор не обращал внимания на темную жидкость, стекавшую по его щеке из лопнувшего глаза.

Кай с болезненной ясностью видел парадокс, разыгравшийся перед его немигающими глазами. Джарет был хилым, тощим, как палка фабричным чиновником лет пятидесяти, который всю свою взрослую жизнь провел в офисе, подсчитывая цифры в партиях оружия для Имперской Гвардии. Мысль о том, что такой человек сможет одолеть аугментированного инквизиторского сервитора, была слишком нелепой, чтобы ее предполагать. Но это больше не был Джарет. Кай чувствовал, что еретик сейчас как призрак или тень, вне пределов своей плоти. Захват тела демоном был почти завершен.

Сервитор отлетел назад, перекувырнулся в воздухе и врезался в стену с треском ломающихся позвонков. Кай не удостоил его взглядом, хотя краем глаза видел его предсмертные конвульсии.

Наконец демон заговорил снова.

- Мой повелитель – смерть миров. Он – смерть Скаруса. Его имя утрачено для тебя, утрачено для твоих жалких собратьев. Десять тысяч солнц умерли с тех пор, как его в последний раз произносили уста людей. Когда-то оно было известно многим, в эру, когда ваш мертвый бог пытался вернуть себе звезды. Тогда мой повелитель был там, и он смеялся над вашим Императором. Он смеялся, когда ваш мертвый бог рыдал, увидев, что галактика презирает его.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:37 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


С каждым словом Джарет, казалось, успокаивался все больше и больше, впадая в состояние устрашающей неподвижности. В камере звучало сверхъестественное эхо слов демона, произносимых голосовыми связками человека.

- Я покончу с тобой, - сказал Кай сквозь стиснутые зубы. Это все, что он мог сделать сквозь судорогу, сводившую мышцы. – Во имя Того, Кто сидит на Троне Святой Терры, я покончу с тобой.

Демон, повернув голову, рассмеялся дребезжащим смехом и изрыгнул струю черной крови. Ею облило сервитора, лежавшего у стены, и, хотя раб не отреагировал на это, его кожа начала темнеть и покрываться волдырями, словно политая кипящей водой. Мягкая плоть там, где металлические аугменты сервитора соединялись с лишенной нервов человеческой кожей, начала кровоточить. Оцепенелый мозг сервитора регистрировал повреждения, но не боль, и он начал издавать монотонные стоны, когда поток кислоты разъедал биологические части его тела. В этих стонах не было ни выражения, ни эмоций. Сервитор не был способен ни на то, ни на другое.

- Невежество, - прошипел демон. Слышать его голос было все равно, что стоять в комнате, наполненной мухами. Кай чувствовал каждое слово, словно неприятное щекотание лапок насекомых на его коже. – Какое невежество…

Изблевав черноту, демон, казалось, начал ослабевать. Кай вздохнул с облегчением, почувствовав, что его мышцы отпустило, и немедленно начал читать Четырнадцатое Кредо Предостережения и Изгнания. Сейчас слова приходили в его разум с легкостью, сверкая перед глазами, словно ртуть, каждый гимн был жестоким приговором всем существам варпа, оскверняющим совершенство человеческой плоти одержимостью.

Он не задумывался, почему сила демона уменьшается. В тот момент ему было все равно. Это не имело значения.

Джарет зашипел сквозь зубы, издав ужасное жужжание, словно кто-то бросил осиное гнездо в яму со змеями. Его плоть ссыхалась, сжимаясь, и воздух наполнился металлическим запахом крови.

- Ничего! Это не значит ничего! В мире святого это предопределено! Мой повелитель пробудится! Он осквернит ваш святой мир! Слышишь, его крик эхом раздается в варпе? Он зовет многих из нас, среди звезд… те, кто услышит его крик… зараженные, умирающие, больные… Я буду служить ему… Я…

- Ты умрешь.

Когда пси-пушка выстрелила, жужжание мгновенно прекратилось. Единственными звуками в камере были эхо выстрела и последнее дыхание, вырывавшееся из разорванной трахеи Джарета. Снаряд пси-пушки, на котором Кай лично вырезал литании чистоты, пробил грудь еретика и взорвался в его легких. Кай вытер капли крови со щеки, поморщившись, почувствовал, как кровь обжигает его кожу. Необходимо будет исследовать кровь Джарета на наличие яда.

Последнее слово прозвучало в его ушах, когда эхо выстрела затихло. Кай так и не узнал, пришло оно из воздуха, или было последним вздохом Джарета.

- Катур.

Он поднял меч в руках, которые больше не дрожали, нажал руну активации на рукоятке, и клинок окутался потрескивающей энергией. Кай задержался в камере только для того, чтобы добить умирающего сервитора, точным ударом обезглавив его. Даже если бы его можно было спасти, сервитор, несомненно, был осквернен после такого нападения.

После этого инквизитор ушел, не оглядываясь на то, что когда-то было Джаретом. Снаружи его ждал начальник тюрьмы с отделением охранников. Они ждали уже долго, и явно источали страх. По крайней мере, рядовые. Начальник не боялся.

- Все в порядке, инквизитор? – спросил начальник тюрьмы. Он был пожилым человеком, назначенным на эту должность из Кадианских Ударных войск несколько лет назад. Хотя другие на его месте могли бояться Его Божественного Величества Святой Инквизиции, начальник тюрьмы был уверенным и решительным, он активно управлял своим тюремным комплексом. Его радовало, что он может служить Императору и сейчас, неважно насколько неприятные обязанности приходилось исполнять. Неважно, насколько неприятны и холодны люди Инквизиции, с которыми приходилось иметь дело.

Кай не производил хорошего впечатления на начальника тюрьмы.

- Сожгите останки, - сказал Кай. – После опломбируйте камеру. Инквизиция Скаруса сообщит вам, когда можно будет использовать камеру снова. Может быть, через несколько десятилетий, - он глубоко вздохнул и посмотрел в глаза начальнику тюрьмы. – А может быть, никогда.

Начальник кивнул и подозвал одного из своих солдат, несущего огнемет, чтобы исполнить этот приказ.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:38 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я сам это сделаю, - сказал он.

Кай ушел, оставив их делать свою работу. Необходимо было провести исследования и приготовиться к путешествию.

Мир святого, говорил демон. Мир-святыня в секторе Скарус.

Кай послал предупреждения в Ордо Скарус, но чума на поверхности планеты-святыни уже началась. Предупреждения пришли слишком поздно; астропатические мольбы о помощи раздались с Катура уже через несколько часов после того, как предостережения Кая достигли ушей его начальников.

Кай был все еще в Эмпиреях на пути к Катуру, когда чума ударила в полную силу.

И так он потерпел неудачу. Все потому, что он нашел того проклятого еретика на неделю позже.

МИНУТЫ ШЛИ. Кай взглянул на свои карманные часы, каждая прошедшая секунда еще понемногу истощала его терпение. Встреча капитана с лордом-генералом явно затянулась.

Кай посмотрел на двух других человек в помещении. Полковник Локвуд и майор Крейс стояли по стойке смирно, одетые в одинаковую серую форму с зимним камуфляжем и черные бронежилеты, как и все солдаты 88-го полка. Их знаки различия были нанесены блестящим серебром на их правые наплечники и шлемы без визоров.

Наконец, дверь в каюту Кая открылась. Это было самое большое помещение на его личной канонерке, приземлившейся неподалеку от кадианских палаток – и инквизитор проводил в нем инструктаж своей команды и принимал посетителей. Капитан Тэйд вошел и сделал знак аквилы, поприветствовав сначала своих полковых начальников, затем повторил приветствие для Кая.

- Вы опоздали, капитан, - сказал Кай, отвечая имперским салютом.

- Да, прошу прощения, инквизитор.

- Никаких оправданий?

- Никаких оправданий. Как я сказал, я извиняюсь, и сейчас я здесь.

Кай улыбнулся. Ему понравился ответ.

- Я говорил с полковником Локвудом и майором Крейсом. И я говорил с лордом-генералом. Думаю, вам сообщили о результатах этих переговоров.

Тэйд кивнул.

- Треть полка под моим командованием поступает в ваше распоряжение, чтобы использоваться, как вы сочтете нужным в исполнении вашего долга перед Троном.

- Именно так, именно так, - Кай положил часы обратно в карман. Искусственные глаза инквизитора повернулись к Тэйду с приглушенным жужжанием. Кай отключил показания био-сканирования, передававшиеся на его сетчатку. Тэйд был здоров. Больше ничего интересного.

Полковник Локвуд, которому было уже за пятьдесят, но он оставался таким же крепким и здоровым, как солдат в расцвете сил, наблюдал за происходящим в почтительном молчании. Для Тэйда у него всегда было время – по его мнению, парень был героем и принес большую честь полку серебряной медалью, сиявшей на его шлеме. Полковник ободряюще кивнул молодому капитану.

Майор Крейс, чье худое лицо подчеркивалось висящими усами, твердо стоял по стойке смирно, его фиолетовые глаза не сводили взгляд с Кая. Он рассматривал пси-пушку инквизитора, заинтересованный тем, как оружие, управляемое мыслями, поворачивалось и вращалось вместе с движениями Кая, отражая каждое движение его головы.

- Могу я спросить, почему, инквизитор? – наконец спросил Тэйд.

- Что почему?

- Почему из всех сил Отвоевания вы выбрали меня и моих людей? – Тэйд знал ответ еще до того, как спросил, но он хотел быть уверен. Локвуд улыбнулся. Крейс продолжал стоять по стойке смирно. Кай, не вставая и без тени улыбки постучал себя по лбу, там, где Тэйд носил на шлеме медаль.

- Думаю, нетрудно догадаться почему. А сейчас, господа, мы с капитаном должны многое обсудить. Благодарю, что уделили мне время.

Локвуд и Крейс отсалютовали и вышли, полковник еще раз кивнул Тэйду, майор едва взглянул на него. Дверь за ними закрылась, и Тэйд снова обернулся к инквизитору.

- Скажите, капитан, - произнес Кай, - Что вы знаете об Ордо Сепультурум?
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:38 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- ВО ИМЯ ВЕЛИКОГО ОКА, что это за Ордо Сепультурум?

Бен Джевриан лежал на своей койке и смотрел в темный потолок общей палатки. В палатке пахло так, как и должно пахнуть во временной спальне для тридцати грязных, потных гвардейцев.

Таан Деррик сидел рядом с ним на койке, которая, как и другие койки в полку, была неудобным изделием с визжащими пружинами и тонкими одеялами. Лейтенант прошептал литании преданности и извинения, разбирая свой потрепанный лазган для чистки.

- Подожди секунду, - сказал он между стихами. Все кадианцы очень старательно ухаживали за своим оружием, но Деррик превратил чистку лазгана в искусство. Это был настоящий ритуал. Каждая снятая деталь укладывалась на маленький кусочек бумаги, на котором неровным почерком лейтенанта были написаны молитвы. Там металлические части лазгана лежали, пока не были очищены, вымыты, отполированы до блеска и заново благословлены молитвами точности, заклинающими духа машины внутри. Наконец Таан собирал оружие, произнося кадианский вариант Литании Завершения.

- Дух Машины, знай, что я почитаю тебя. В моих руках ты снова собран, и все, о чем я прошу – чтобы твой огонь был точным.

- Ваш лазган когда-нибудь отвечает вам? – спросил Джевриан. Он был так же усерден, как и любой солдат, в уходе за своим мощным оружием – даже более того, из-за свойственной хеллганам нестабильности – но Деррик превращал уход за оружием в священнодействие.

Деррик закончил свою работу и положил заряженный лазган на койку.

- Он поет каждый раз, когда я нажимаю на спуск. Так что ты спрашивал?

- Капитан встречается с инквизитором из Ордо Сепультурум.

- И?

- И что это такое – Ордо Сепультурум?

- Откуда я знаю? Инквизиция есть Инквизиция. Множество закрытых дверей и секретов, которые я не хочу знать.

Джевриан поднял бровь. Из-за его сурового гранитно-твердого лица, казалось, будто это движется камень.

- Те, кто ведут войну без знания, навлекают на себя поражение своим невежеством.

Таан засмеялся.

- Это офицерские дела. Нижний чин вроде тебя, мог бы и не утруждать себя цитированием текстов, предназначенных чтобы вдохновлять старших офицеров, мастер-сержант.

- Я люблю читать. Может быть, когда-нибудь стану капитаном, - Джевриан был абсолютно серьезен, но Таан усмехался.

- Тогда почитай еще кое-что. «Долг есть вера. Наш долг – не сомневаться и не искать ответов на те моменты жизни, которые недоступны нашему пониманию. Наш долг – тот же, что и у наших матерей и отцов. Убивать за Императора и умирать за Трон Его. Мы умираем, веря, что наша жертва позволит другим прожить дольше, исполняя тот же долг. Сейчас мы слепы. Слепы и потеряны. Но умрите, исполняя свой долг и веря в наших братьев и сестер, как верили поколения до нас.» Узнаешь это?

- Я был там, Деррик. Я помню, когда наш капитан это сказал.

- На самом деле это наш дорогой полковник Локвуд. Он сделал несколько примечаний в последней редакции «Доблестного Пути».

Джевриан поднял бровь второй раз за этот час. Это было его самое выразительное проявление эмоций с тех пор, как началось вторжение на Кадию, и даже тогда, когда небеса родного мира горели, все, что сказал Джевриан по этому поводу - «Неделя будет трудной».

Но сейчас, узнать, что кто-то из твоего полка отметился в версии «Воодушевляющего Учебника Имперского Пехотинца» для кадианских офицеров было определенно большой новостью.

- Просто несколько примечаний, - сказал Таан. – Локвуд записал речь Тэйда в Каср Валлоке, упомянув капитана как воплощение достоинств кадианского офицерства.

Джевриан молчал. Он помнил ту речь, тот момент, когда вокруг выли снаряды и Тэйд повел 88-й полк в открытый бой с… да, Джевриан ненавидел вспоминать об этом. Но это было трудно забыть. Этот проклятый титан. Святой Трон, это стоило жертв.

- Держу пари, Тэйд в бешенстве от этого, - Джевриан хорошо знал Тэйда, и, кроме того, неприязнь капитана к раздуванию истории с его медалью была хорошо известна.

- Рекс снова исправен. Это его подбодрит.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:39 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Не сомневаюсь, но он не давал разрешения цитировать свою речь.

- Локвуд – полковник. Ему не требуется разрешение. И ты знаешь, как старик любит Тэйда. Он сопротивлялся этому делу с комиссаром когтями и зубами.

Джевриан поднял взгляд на Таана. Слух быстро распространялся по лагерю, но явно еще не достиг отделения касркинов.

- Что за дело с комиссаром?

- А, - сказал Таан. – Вот что…
Глава VI ПЕРВАЯ КРОВЬ

Штаб Отвоевания, за пределами Солтана

КОМИССАР ТИОНЕНДЖИ ждал Тэйда.

Когда капитан спускался с корабля инквизитора, комиссар ждал внизу у трапа, ведущего из маленького внутреннего ангара корабля, сложив руки за спиной, его черное кожаное пальто развевало ветром, поднятым «Валькирией», взлетавшей неподалеку.

Комиссар сделал знак аквилы, когда Тэйд приблизился, на что капитан ответил тем же. Тэйд скрывал свое раздражение. Он надеялся проверить Рекса, но это должно было подождать… опять.

Вот что видели люди, когда они смотрели на комиссара Аджатая Тионенджи: высокий человек, его темная кожа выдавала его происхождение с одного из бесчисленных джунглевых миров Империума. Он был широкоплеч, но его телосложение было тонким и стройным, и тщательно поддерживалось в форме постоянными суровыми упражнениями. Волосы его под стандартной комиссарской черной фуражкой с красным околышем также были темные, зачесанные назад с его недоброжелательного лица, и пахли дорогой помадой. Его кожаное пальто длиной до лодыжек было расстегнуто, под ним была черная форма и пояс с плазменным пистолетом в кобуре и цепным мечом в ножнах – меч был необычно тонким и изогнутым.

Тэйд увидел все это еще даже до того, как сделал знак аквилы, но ни одно из этих наблюдений не было первым, что он заметил. Первая мысль, которая пришла в голову Тэйду была инстинктивной и естественной реакцией, воспитанной в нем с рождения и укрепленной десятилетиями обучения.

«Он не кадианец»

Тэйд усмехнулся, подумав, что лорд-генерал намеревался оскорбить его, назначив комиссаром в 88-й полк не кадианца. Отдав имперский салют, он опустил руки.

- Почему вы улыбаетесь, капитан-защитник?

Тэйд не любил лгать.

- Потому что ваши глаза не фиолетовые.

- А должны быть? – голос Тионенджи был мягким и сдержанным, но Тэйд почувствовал в нем грань той силы, которая, несомненно, проявлялась в полную мощь, когда комиссар отдавал приказы в бою. Это был сладкозвучный голос, в его мягком тоне лишь проскальзывал оттенок обвинения.

- Это традиция моего родного мира, - сказал Тэйд, не сомневаясь, что комиссар уже знает это. – В кадианских ударных полках считается вопросом чести, чтобы комиссары, назначенные в них, были кадианцами по рождению.

- Ваш мир – это мир войны, а на таких планетах бывает много сирот, - Тионенджи говорил об обычае Комиссариата выбирать рекрутов из детей, чьи родители погибли в бою. Он по-прежнему стоял прямо и неподвижно, словно на плацу. – Полагаю, Кадия поставляет много кандидатов для Схолы Прогениум, да?

Тэйд кивнул, пытаясь решить, как же ему оценивать этого человека.

- У вас рухийский акцент.

Наконец Тионенджи улыбнулся – зубастая усмешка мелькнула на его изящном лице и исчезла так быстро, что Тэйд не был уверен, видел ли он ее.

- Не совсем, капитан. Мой родной мир – Гарадеш, а у него общая культура с Рухом. Тем не менее, удачная догадка. Почему вы заметили, что акцент рухийский?

- То, как вы удлиняете гласные. Мы сражались вместе с Рухийским 9-м полком семь лет назад.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:39 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Битва у Тиресия, - сразу же сказал Тионенджи.

- Вы провели свое расследование, - Тэйд совсем не был удивлен.

- Я комиссар, - просто ответил Тионенджи.

Тэйд, казалось, размышлял о чем-то секунду, потом протянул свою левую руку – живую руку – комиссару. Он надеялся, что гарадешиец поймет значимость этого жеста.

- Добро пожаловать в Кадианский 88-й.

Комиссар помедлил, так же, как и капитан, но принял неловкое рукопожатие.

- Буду рад служить Императору вместе с вами, капитан-защитник.

Тэйд выдавил улыбку. Тионенджи уловил выражение его лица.

- Мне дали понять, что кадианцы недоверчивы и скупы на гостеприимство, и у вас не очень получается скрывать свою неловкость. Я прав, так?

Тэйд рассмеялся вопреки своему желанию.

- Комиссар, можем мы с самого начала нашего сотрудничества договориться об одной вещи?

- Назовите ее. Я приму ее во внимание.

- Не называйте меня «капитан-защитник».

- Ваше почетное звание оскорбляет вас?

- Что-то вроде того, - Тэйд постарался скорее сменить тему. – Вам уже сообщили о нашем… необычном назначении?

- Да.

И снова Тэйд не удивился этому сладкозвучному ответу.

- Вы служили с этим новым ордосом раньше?

- Нет, - Тионенджи и Тэйд, разговаривая, шли обратно к кадианскому лагерю, маленькому городку из черных и серых палаток. – Новый отдел Инквизиции – нечто таинственное для меня. Мне известно об их приказе уничтожать жертв чумы и найти источник Проклятия Неверия, которое так свирепствовало в нашем славном секторе в последние годы.

Двое офицеров подошли к кадианской базе, стоявшей в бесполезной тени огромного посадочного модуля, возвышавшегося в центре лагеря.

- Я так предполагаю, - сказал Тэйд. – Инквизитор Кай хочет очистить гробницы Солтана и найти источник вспышки чумы на Катуре.

- Значит, так и будет, - кивнул Тионенджи. Это соответствовало и его инструкциям. Сейчас он видел вокруг почти пустой лагерь, с рядами безмолвных палаток и блуждающим сервитором.

- Святой Трон, ваш лагерь так же безмолвен, как сам город. На всех аванпостах ударников так тихо?

Тэйд подумал, что это интересно, что комиссар раньше не служил с кадианцами. Тионенджи еще не было тридцати, а в кадианские ударные части обычно назначали комиссаров-ветеранов. И снова он подумал о причинах, по которым лорд-генерал назначил к ним этого темнокожего человека.

- Уже почти полночь, комиссар.

- Солдаты спят?

Тэйд рассмеялся, в пустом лагере звук получился неестественно громким. И как по сигналу вдалеке послышался рев двигателей.

- Нет. Они на учениях.

МАССИРОВАННАЯ МОЩЬ Кадианского 88-го полка затмевала три сотни солдат Тэйда. Более тысячи солдат в ста пятидесяти «Химерах» и «Стражах» подняли целую бурю грязи, маневрируя на лугу, на котором днем полк не занимался боевой подготовкой. Триста солдат Тэйда присоединились к трем сотням майора Крейса и четырем сотням полковника Локвуда для ночных учений.

Тэйд и Тионенджи наблюдали с небольшой возвышенности, которую с преувеличением можно было назвать холмом. Технопровидец Осирон и Сет Роскрейн тоже были здесь, оба они несли в полку нестандартную службу, и это избавляло их от необходимости участвовать в учениях сейчас. Хффф-хссс дыхания Осирона было слышно даже сквозь шум работающих двигателей, когда десятки «Химер» двигались борт к борту в сериях различных построений, с легкостью менялись местами и все время сохраняли между собой равную дистанцию. Техножрец вслушивался в рев моторов, слыша только голоса ангельского хора. Он воспринимал каждый оттенок этой симфонии, каждый двигатель, который звучал слишком резко, когда водитель медлил с переключением передачи, каждый визг тормозов, которым требовалось чуть-чуть больше ухода.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:40 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сет опирался на свой черный посох, глаза псайкера были налиты кровью, а губы искусаны во время его последних видений.

Осирон и Сет оба приветствовали комиссара и капитана знаком аквилы, когда те подошли. Комиссар ответил тем же приветствием со всей серьезностью, Тэйд – приветственно кивнув. Взгляд Сета на секунду задержался на капитане, потом обратился на Тионенджи. Сет не смог сопротивляться желанию проверить нового комиссара. Его незримый разум потянулся к Тионенджи, окутав темнокожего человека незримой аурой, чувствуя внешние грани мыслей комиссара.

Тионенджи вздрогнул, несмотря на осторожность Сета. «А, не просто еще один «глухой»», подумал Сет, употребив жаргонное слово, обозначавшее тех, кто не обладал способностями псайкера. Сет прекратил свое мысленное вмешательство, удовлетворившись тем, что комиссар оказался исключительно устойчив к психическим манипуляциям.

Вдруг Сет содрогнулся, его способности все еще были открыты варпу, и в этот момент он снова услышал это: голос из монастыря. Что-то (…под ногами… Что-то внизу…) кричало с огромного, неизмеримого расстояния. Теперь Сет слышал это каждый раз, когда использовал свои силы, и боялся атаки скверны варпа на свой разум. Бросив взгляд на комиссара, Сет закрыл свой разум от мира, полагаясь на свои пять природных чувств.

- У вас опытные водители, - сказал Тионенджи, наблюдая, как луг превращается в болото. Сотни гусениц месили грязную землю.

Комиссар указал на десяток БМП, развернутых в V-образной формации, они быстро свернули строй и с визгом тормозов остановились, сформировав плотный круг, лобовой броней внутрь круга, а кормовой наружу. Десять аппарелей откинулись в грязь, и сто солдат выбежали из машин, занимая позиции с поднятыми лазганами.

- Я знаю этот строй, - сказал Тионенджи.

Тэйд улыбнулся при виде безупречного развертывания, увидев, что солдат возглавляет Таан. Капитан бросил взгляд на комиссара.

- Вот как?

- Это «Стальная Звезда» - дубово-коричневые глаза Тионенджи улыбались, хотя на губах его не было улыбки. – Она бесполезна в бою на улицах города, и ее очень трудно выполнить с такой точностью, с какой она была выполнена здесь. Кто-нибудь мог бы подумать, что вы пускаете пыль в глаза, капитан.

Все три кадианца засмеялись, хотя только смех Тэйда звучал естественно. Смех Сета был низким, мокрым хихиканьем, Осирона – механическим хрипом. Тэйд покачал головой.

- Мы называем это «Открытие Ока», но да, это тот же самый маневр. И, честно говоря, комиссар, мы вовсе не пускаем пыль в глаза. Выполнение маневров, подобных этому – один из способов, которыми 88-й полк отрабатывает развертывание в боевой порядок, - Тэйд указал на поле, где десять «Химер» под командованием майора Крейса повторяли маневр под скрип передач и рев моторов. Осирон закрыл глаза, внимательно слушая музыку, которую мог слышать только он, мысленно отмечая, какие «Химеры» надо будет проверить, когда учения закончатся.

- Эту ночь вы использовали для отработки развертывания, да? Не для тактических учений?

- Не сегодня. Полковник решил, что вместо них необходимо это.

- Ага, понимаю, - сказал Тионенджи.

- Понимаете?

- Я не слепой, чтобы не замечать отличную подготовку вашего – простите, нашего – полка. Бой за монастырь должен был оставить у многих горькие воспоминания, не так ли? Там было немного возможностей для быстрого развертывания и тактического десанта, в котором 88-й непревзойден. И полковник решил позволить людям… немного снять стресс. Я прав?

- Вы поняли правильно, комиссар.

Тионенджи кивнул, глядя на поле.

- Я пытаюсь.

Тэйд посмотрел на уроженца джунглевого мира. Тионенджи явно прилагал усилия, чтобы сотрудничать с ним, и проявлял готовность укрепить связь с полком. Это было не то, чего капитан ожидал от комиссара, назначенного лордом-генералом.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:40 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Думаю, вам пора встретиться с нашими людьми, - сказал Тэйд. Он прекрасно знал, что Сет и Осирон смотрят на него, когда он говорил с комиссаром.

Тионенджи повернулся к кадианцу, посмотрев в его фиолетовые глаза под серебряной крылатой медалью на шлеме.

- Я собирался подождать до формального представления на брифинге у инквизитора утром. Что вы задумали, капитан?

Тэйд сказал ему. Тионенджи секунду обдумывал последствия, и, в конце концов, кивнул.

- Я согласен на этот поединок. Но почему до первой крови?

- Кадианские дуэли всегда идут до первой крови. Если бьешь точно, первая кровь – это все, что нужно, чтобы убить. А если бьешь неточно, то ты не кадианец.

- Ваш народ очень высокомерен, - сказал Тионенджи без всякой оценки. Это было просто наблюдение.

- Кадианская кровь, - прошептал Сет, - Топливо Империума.

- Мы – те, кто умирает, чтобы другие могли жить, - сказал Осирон.

- Этим могут гордиться мужчины и женщины многих миров, технопровидец, - возразил Тионенджи.

- Посмотрите, где наш родной мир, комиссар, - сказал Тэйд. – И обратите внимание, что Империум все еще стоит. Мы имеем полное право быть высокомерными.

НА ЛУГУ БЫЛО тихо, слышался только шепот солдат, делающих ставки. Тионенджи позволил им это, зная, что это будет хорошо для боевого духа, и не видя необходимости начинать службу в полку с ненужных конфронтаций. Если лорд-генерал был прав в своей оценке, свеженазначенный комиссар достаточно быстро должен был нажить множество врагов. Как только начнутся казни.

Он должен был признать, ему нравился Тэйд. Капитан был честным человеком, хотя и не полностью откровенным, и его послужной список говорил о нем как о хорошем офицере, возможно, даже талантливом. Застрелит ли он Пармениона Тэйда без малейших колебаний, если будет необходимо? Безусловно. Будет ли он сожалеть об этом потом? Возможно. Определенно, это не понравится солдатам 88-го полка. Тионенджи смотрел на толпу, уже сейчас запоминая лица. Бледная кожа, яркие глаза, синие или фиолетовые… Вымирающий народ эти кадианцы.

Сначала здесь собрались только три сотни солдат капитана Тэйда, но когда новости распространились по воксу – «Тэйд дерется с новым комиссаром!» - собрался весь полк, образовав широкое кольцо вокруг капитана и Тионенджи. Люди сидели на земле или на корточках, другие стояли позади них, третьи забирались на броню «Химер», горя желанием посмотреть бой.

До того, как толпа собралась, Сет схватил Тэйда за руку.

- Мне нужно поговорить с вами, сэр.

- Я не позволю ему застрелить тебя, Сет, - Тэйд легко общался со своими однополчанами, но в Сете было что-то, что всегда нервировало любого, кто говорил с ним. Его неряшливая внешность, пси-кабели, вживленные в его череп, то, как он выглядел, словно утопая в своей слишком большой куртке, как он втягивал воздух сквозь зубы, чтобы избежать слюнотечения; все это было жалким зрелищем, но это еще не все. Способности Сета отделяли его от других. В культуре, настолько сосредоточенной на принципах единства и братства, одиночки всегда были обречены на недоверие.

Сет ухмыльнулся в ответ на заверение капитана. Результат получился отталкивающий, открылись несколько расколотых зубов, сломанных, когда силы Сета вышли из-под контроля, едва не сломав ему шею несколько месяцев назад.

- Я не боюсь нового политического офицера, капитан. Мне нужно поговорить с вами о картах.

- Завтра, Сет.

- Парменион, - Сет сильнее сжал бионическую руку капитана. Тэйд подавил инстинктивное желание потянуться к болт-пистолету.

То, что его назвали по имени, нервировало его так же, как прикосновение псайкера и искренность в его голосе.

- Что?

- Хорошо, пусть завтра. Но это важно. Для вас, определенно, но, возможно, и для всего Отвоевания. Пожалуйста, поговорите со мной завтра. Таро нельзя игнорировать.

Тэйд кивнул и отстранился.

- Хорошо, Сет.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:40 | Сообщение # 44



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он помедлил прежде чем уйти. Напряженность между ним и псайкером была чем-то, что, как он надеялся, однажды будет преодолено. Он посмотрел, как Сет уходит, сгорбившись и опираясь на свой посох.

Момент прошел. Внимания Тэйда требовали другие.

Полковник Локвуд был следующим, кто хотел говорить с капитаном. Он положил руку на бронированный наплечник Тэйда, его твердые пальцы прикоснулись к двум восьмеркам, нанесенным белой краской.

- Не пытайтесь отговорить меня от этого, сэр, - сказал Тэйд. – Мы оба знаем, что это хорошая идея.

Хмурый взгляд Локвуда говорил красноречивее всяких слов. Его морщинистое лицо было словно карта боев, в которых он сражался дольше, чем Тэйд жил. Ветераны, настоящие ветераны старше пятидесяти лет, были редки среди Кадианских Ударников. Такова была судьба наиболее часто участвовавших в боях полков Имперской Гвардии. Не важно, насколько ты хорош, однажды обстоятельства окажутся сильнее тебя.

Полковник отвел его в сторону.

- Я добьюсь, чтобы его перевели. Мы получим комиссара-кадианца еще до того, как отправимся на следующую кампанию. Я обещаю тебе это, сынок.

Тэйд огляделся вокруг, чтобы убедиться, что никто из солдат не может их слышать.

- Насколько мне известно, сэр, люди с фиолетовыми глазами чертовски хорошо обучены не жаловаться на приказы. Мы делаем то, что делаем, потому что мы можем и должны.

- Это оскорбление. Мы все это знаем.

- Это приказ. Предполагаемое оскорбление для меня не имеет никакого значения.

- Но оно имеет значение для солдат, Парменион. Для полка. – Их разговор прервался, когда к ним подошла группа солдат, чтобы поприветствовать полковника и пожелать Тэйду удачи. Два офицера кивнули и подождали, пока солдаты уйдут.

- Я знаю, что для них оно имеет значение. Вот почему я собираюсь… укротить его таким образом. Я обращу оскорбление в благословение.

- Как он тебе показался? По первому впечатлению?

- Искренний. Хладнокровный. Проницательный, - Тэйд ухмыльнулся. – Похож на кадианца.

Локвуд отсалютовал, он был слишком стоическим человеком, чтобы много говорить перед своими солдатами. Он никогда не позволил бы своей репутации «железного сердца» пострадать таким образом, хотя его восхищение Тэйдом не было секретом.

- Я не возражаю. Это должно сработать. Докажи, что он воин, и пусть свет Трона направляет твой клинок.

Проходили минуты, и другие люди подходили, чтобы поговорить с Тэйдом перед схваткой. Тионенджи ждал молча, на его лице не было никаких признаков нетерпения. Наконец Тэйд вошел в круг наблюдающих людей и их машин. «Рука Мертвеца» и несколько других эскадронов «Стражей» возвышались над толпой, их пилоты наблюдали через смотровые щели или из открытых люков.

Тионенджи свернул свою шинель и аккуратно уложил ее и свою высокую фуражку у края круга. Он стоял в своей черной форме, его напомаженные волосы были безупречно причесаны.

Тэйд по-прежнему был в своей броне. Видя это, Тионенджи подумал, не провалил ли он уже некую проверку. На Гарадеше дуэли чести проводились на изогнутых клинках, без всякой брони, любая дополнительная защита считалась низкой и постыдной. Тионенджи смотрел сейчас на капитана, начиная подозревать, что у кадианцев все наоборот. Возможно, они придерживались некоего кодекса, по которому только глупец может вступить в бой без наилучшей доступной защиты. Или, вероятно, наставления, что солдат всегда должен тренироваться в полной броне.

Серьезные парни эти кадианцы.

В руках Тэйда был его тяжелый цепной меч, длинный и прямой, с одним лезвием. В руках Тионенджи был клинок, который он называл нимча, тонкий и изогнутый как полумесяц, также деактивированный. Два включенных цепных меча при ударе могли расколоть и вырвать зубья друг у друга. А выключенные, они могли быть использованы для дуэли без риска повредить ценное оружие.

Тионенджи наступал агрессивно, изящно маневрируя, что выдавало в нем искусного фехтовальщика. Тэйд маневрировал легко, медленно двигаясь по кругу и сделав несколько театральных ударов в воздух, несколько человек засмеялись при виде такого зрелища. Большинство зрителей ожидали обычной схватки, возможно, капитан покажет этому новичку, кто здесь настоящий командир, и к черту приказы лорда-генерала.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:41 | Сообщение # 45



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Первый удар и отбив произошли так быстро, что никто кроме бойцов не заметил этого. Тионенджи отскочил от блокированного удара, и атаковал снова, его изогнутый клинок лязгнул о лезвие большого меча Тэйда. В этот момент бой начался всерьез. Тэйд тренировался с мечом каждый день, как и Тионенджи. Кадианец был воспитанником Молодежного Легиона своего родного мира, как и все солдаты Ударных полков, и учился сражаться с раннего детства. Гарадешиец воспитывался в Схоле Прогениум и был обучен по суровым стандартам Имперского Комиссариата. Тэйд сражался клинком, подаренным ему лучшим военачальником Кадии и героем сектора Скарус. Гордость и благоговение охватывали Тэйда всякий раз, когда он вынимал меч из ножен. Тионенджи сражался нимчей своего отца, оружием племен Гарадеша, и прославлял дух отца каждой победой, которую этот клинок приносил Императору.

Мечи встречались снова и снова, отражая лунный свет каждый раз, когда они по-змеиному быстро сталкивались. Лейтенант-разведчик Вертэйн поставил своего «Стража» в толпе недалеко от Таана Деррика. Вертэйн высунулся из бортового люка своей машины, немигающими глазами наблюдая за схваткой.

- Не могу сказать, кто из них побеждает, - сказал он.

- Кажется, они оба побеждают.

Вертэйн оторвал взгляд от сражавшихся, чтобы найти в толпе Бена Джевриана. Сержант касркинов считался лучшим фехтовальщиком полка, но если пилот «Стража» надеялся увидеть в выражении лица Джевриана какой-то намек на исход дуэли, сдержанный взгляд командира касркинов не давал никаких ответов. Вертэйн продолжил смотреть на бой.

Бойцы увертывались и маневрировали, их выключенные мечи мелькали в воздухе, с металлическим лязгом встречаясь один, два, три раза в секунду. Оба тяжело дышали уже меньше чем через минуту после начала дуэли, ни один из них не привык сражаться с фехтовальщиком равного мастерства.

В один из моментов, когда их мечи снова скрестились, бойцы сошлись, каждый из них старался оттолкнуть своим клинком меч противника. Тионенджи улыбнулся, глядя в глаза Тэйда.

- Вы… хорошо фехтуете, - его зубы были сжаты от усилий, как и у капитана.

- Я еще лучше, когда мой клинок включен, - ухмыльнулся Тэйд.

- Как и мы все.

Они разошлись, никто не получил преимущества в этом противостоянии. Снова начался обмен ударами, каждый из них заканчивался отбивом или блоком, останавливавшим оружие. Когда бойцы снова сошлись лицом к лицу, Тионенджи невесело улыбался, тяжело дыша.

- Вы… выглядите усталым… мой фиолетовоглазый друг.

- Вовсе нет, - Тэйд улыбнулся в ответ, пот щипал ему глаза. За пять минут этого боя он устал так же, как за всю ночь в монастыре. – Но если вы желаете отдохнуть… я буду джентльменом и позволю вам сделать перерыв.

Как и в начале боя, последние удары были нанесены с такой скоростью, что зрители поняли, что случилось, лишь спустя несколько секунд после того, как все закончилось.

Тионенджи отскочил назад, в последний момент избежав удара меча Тэйда в горло, которого он не имел возможности блокировать. Кадианец после этого удара на секунду потерял равновесие, и эта единственная ошибка возвестила конец схватки. Тонкий клинок-полумесяц выбил меч Тэйда из его руки на грязную землю.

Все это произошло за один удар сердца.

Тионенджи намеревался направить острие меча в грудь Тэйда. Он намеревался спросить своим прекрасным голосом оратора «Вы сдаетесь?» и произнести короткую речь на тему того, каким превосходным бойцом был капитан.

Предположительно, это было бы хорошо воспринято полком. Солдаты были уже впечатлены боевым искусством комиссара, и Тэйд был прав – продемонстрировав храбрость и мастерство, комиссар встретил бы более теплый прием у солдат с мира воинской культуры, чем если бы он просто присутствовал на брифингах.

Однако его планы проявить милосердие победителя не осуществились. Считая, что он уже победил, комиссар на мгновение ослабил защиту. Понадобилась доля секунды, чтобы осознать, что Тэйд еще не закончил бой. Тогда Тионенджи вспомнил слова капитана.

До первой крови.

Не успел он поднять клинок, чтобы блокировать угрозу, как Тэйд нанес круговой удар ногой с сокрушительной силой. Голова Тионенджи откинулась назад, он пошатнулся, ослепленный слезами в глазах и раскаленной болью, вспыхнувшей в щеке.

Он сплюнул густую слюну с медным вкусом, чувствуя, что это кровь. Тысяча человек победно взревели. Когда в глазах комиссара прояснилось, он увидел, что Тэйд протягивает ему руку – и снова это была левая рука. Его настоящая рука.

- Первая кровь за Кадией! – сказал капитан, все еще пытаясь перевести дыхание.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Кадианская кровь Аарона Демски-Боудена
Страница 3 из 8«1234578»
Поиск: