Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 14 из 14«12121314
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Первый еретик Аарона Демски-Боудена (Ересь Хоруса)
Первый еретик Аарона Демски-Боудена
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:06 | Сообщение # 196



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я видел то же самое, - признал Аквилон. - Никаких признаков кораблей предателей, но верные Легионы и сами понесли ужасающие потери. Похоже, два из них полностью уничтожены. Прочие, которые должны были прибыть, просто не появились.

- Я не смог достучаться до Аргел Тала, - добавил Калхин. - И ни до кого на поверхности.

Аквилон взглянул сверху вниз на двух смертных.

- Объясните их присутствие.

Ситран шагнул вперед и протянул Аквилону громоздкий пластиковый пиктер. Устройство для изготовления изображений явно было из дорогих. Аквилон взял его, но не посмотрел на экран.

- Ты — имаджист? - спросил он человека.

- Исхак Кадин, - ответил тот. - Да, я имаджист. Включите...

- Я знаю, как это работает, Исхак Кадин. - Аквилон двинул большим пальцем активатор на рукояти, и маленький экран, моргнув, ожил.

Аквилон осмыслил увиденное. Его воспитание и обучение на службе Императору дали ему обширные знания о человеческих способностях и возможностях соединения технологии с живыми существами. Ему раньше не доводилось видеть точно такого же, но он сразу понял, для чего это.

Оккули Император передал пиктер Исхаку, который принял его, пробормотав благодарность.

- Полагаю, ты обнаружил это на священной палубе? - спросил Аквилон.

- Монашеской палубе? Да.

- Ну конечно. - И затем Аквилон с бесконечным величием протянул руку, чтобы достать из ножен меч. - Братья, - произнес он. - Нас предали.

- Мне не слишком нравятся наши шансы против всего экипажа корабля, даже когда Легион не на борту. Что ты предлагаешь? - спросил Калхин.

- Сперва мы выясним глубину этого предательства. Я должен увидеть безумие собственными глазами и вырвать правду из уст тех, кто обладает ей. Прежде, чем мы сможем даже подумать о вырезании опухоли из сердца этого восстания, мы должны обеспечить себе путь на Терру и сообщить каждую деталь Императору.

- Возлюбленному всеми, - хором произнесли Калхин и Ниралл. Ситран прижал костяшки кулака к нагруднику возле сердца. «Возлюбленному всеми» Исхака донеслось спустя несколько неловких секунд, хотя никто из присутствовавших уже не обращал на него внимания.

- Предстоит много работы, - проворчал Калхин.

- Кого мы допросим? - поинтересовался Ниралл. В его голосе слышалось сомнение — он задал вопрос не потому, что не догадывался об ответе, а потому, что возможных имен было слишком много, и окончательное решение оставалось за Аквилоном. - Магистра флота? Генерала?

- На этом корабле есть человек, который пятьдесят лет слушал, как Несущие Слово шепчут свои тайны. Мы найдем его недалеко от места, где ты обнаружил свидетельство их предательства. Идемте со мной.

- К-как вы попадете на монашескую палубу? - Картик уже отставал, Кустодес практически не замечали его.

- Убьем всех, кто встанет у нас на пути, - отозвался Ниралл так, словно ответ был очевиден. - Возвращайся в свою комнату, старик. Возле нас будет небезопасно.

Кустодес двинулись вперед, обнажив клинки. Аквилон позволил эмоциям скривить его губы в отвратительном оскале.

- Кирена, - прошипел он. - Их «Благословенная Леди».
29 Кирена Не люди Исполненный обет

Она подняла голову на звук ударяющих в ее дверь клинков, хотя, разумеется, ничего не увидела. От падающей двери до нее донеслась волна жара. Силовое оружие. Они прорубали себе дорогу силовым оружием.

Кирена печатала со всей возможной скоростью, пальцы плясали над привычной клавиатурой, но ее усилия оборвались на середине фразы. Дверь рухнула на пол, и комнату заполнило гудение включенной силовой брони. Сочленения жужжали. Жгуты псевдомышц урчали.

- Аквилон. Я знала, что ты прид...

- Умолкни, предательская шлюха. Несущих Слово нет, и ты будешь держать ответ перед представителем Императора. Прикажи своим служанкам уйти, иначе они пострадают вместе с тобой.

Кирена склонила голову, слабо кивнув. Две престарелые женщины покинули комнату почти бегом.

- Брат... - начал Калхин, поворачиваясь в направлении второй комнаты и ведущей туда открытой двери. Там появилась еще одна фигура, несомненно, прятавшаяся в ожидании.

- Несущие Слово, - произнесла она, - не все ушли.

- Тебе нечего здесь делать, техноадепт, - Аквилон сделал жест острием меча.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:06 | Сообщение # 197



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Именно так, - Кси-Ню 73 с расчетливым усилием надавил на контрольную руну переключателя, который держал в левой руке, и позади него в поле зрения появилась массивная фигура, состоявшая из шестерней и пластин брони. Она заняла собой весь дверной проем и издала механическое предупредительное рычание. Кси-Ню 73 собрался с духом и закончил фразу. - Мне здесь нечего делать. Но ему — есть.

Тяжелые болтерные орудия, установленные на обеих руках робота, были уже заряжены, а стволы раскручены — они были включены часами в ожидании худшего из возможных событий. Кирена скатилась с кровати, стараясь сохранить как можно большую дистанцию между собой и Аквилоном.

-За Легион, - голос звучал, словно падение стальных болванок на камень.

Кустодес уже двигались, крутя алебарды, когда Инкарнадин обрушил на них ужасающий шквал огня.

Аргел Тал бегом взлетел по аппарели, лязгая подошвами на пути в пассажирский отсек. Он взошел на борт последним. Вокс, словно улей, гудел от множества голосов - Гал Ворбак подгоняли его. Остальные «Громовые ястребы», окрашенные в гордый серый цвет Легиона, уже поднимались.

- Взлетаем, - приказал он пилоту по воксу, не стесняясь паники в своем голосе. - Доставь нас обратно на корабль.

- «Восходящее Солнце» задрожало, когда его опоры оторвались от опаленной земли.

Аргел Тал переключил канал.

- Джесметин. Генерал, вы меня слышите?

Помехи.

- Ответь, Аррик.

- Повелитель, - генерал задыхался. - Повелитель, они вырвались.

- Мы только что получили сообщение. Скажи мне, что именно произошло.

- Они прибыли. Кустодес прибыли. А вскоре после этого взяли штурмом монашескую палубу. Что-то привело их в ярость. Видимо, они обнаружили истину, хотя я не представляю, каким образом. Все находящиеся там силы эвхарцев либо не выходят на связь, либо уже точно мертвы. Один из них, один из них, удерживает коридор, ведущий к комнате Кирены. Кровь богов, Аргел Тал... он соорудил баррикаду из тел моих людей. И с каждой атакой гибнут все новые. Мы не можем справиться даже с одним из них, не говоря уж о четверых.

Несущий Слово почувствовал, как десантно-штурмовой корабль накренился.

- Мы включили первый двигатель и движемся к вам. Что слышно от Кси-Ню 73? - С того конца вокса доносился отрывистый треск лазганов, с гавканьем опустошавших магазины. Все больше эвхарцев подключалось к бесполезным усилиям.

- Ни слова, - отозвался старый генерал. - Ни единого проклятого слова. Где вы, черт побери?

- Мы в пути.

Раум? - спросил он.

Слаб. Связь была медленной и непрочной.Сплю.

Десантно-штурмовой корабль рванулся вверх, изрыгая из двигателей дым и пламя и оставляя поле боя далеко внизу.

Ситран сражался так же, как всегда — в совершенном одиночестве и молчании. Все движения соответствовали самым взыскательным требованиям — каждый поворот алебарды вскидывал клинок вверх, чтобы отразить лазерный огонь, или же обрушивал вниз, чтобы рассечь плоть. Каждое уклонение и приседание было достаточно быстрым, чтобы избежать ран, но он ни разу не потерял равновесия и не сменил позицию. Ноги замирали лишь на короткое время, чтобы убить ближайшего солдата, а затем снова сливались в танце движения.

Они снова отступили. Нет, побежали.

За лицевым щитком Ситран улыбнулся. Болтер алебарды задрожал, выплевывая разрывные заряды в позвоночники тех, кто оказался достаточно труслив, чтобы повернуться спиной. Под ритмичные удары взрывов коридор превращался в бойню. Ситран распростерся за горой мертвых тел и развернул алебарду, чтобы взяться за край клинка. С лязгом и щелканьем оружие перезарядилось. Ситран снова вскочил, заранее рассекая воздух размашистыми ударами, отводя в сторону полосы лазеров.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:07 | Сообщение # 198



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Сит, - протрещал голос Аквилона. - Мы уходим.

Ситран послал подтверждающий импульс, моргнув в сторону соответствующей руны на ретинальном дисплее. По коридору шли в атаку очередные эвхарцы, столь горделивые в своей тускло-орнажевой форме. Ситран перескочил через баррикаду из трупов и встретил их лицом к лицу. Они разлетелись на куски, и единственным свидетельством того, что он вообще сражался, помимо крови на клинке, был оставшийся на наплечнике лазерный ожог. Коридор был чист, в нем остались только мертвые глупцы, которые считали, что смогут победить его, хотя их товарищи не справились. Ситран оглянулся через плечо как раз вовремя, чтобы увидеть, как братья выходят из комнаты ведьмы. Но их было только двое. Ниралл и Аквилон, их броню покрывали выбоины и трещины от зажигательных боеприпасов.

Видимо, они ощутили его вопросительный взгляд, не видя лица, потому что Аквилон сказал: «Калхин мертв. Нужно торопиться».

Но он заметил кровь, блестевшую на острие меча Аквилона.

Кси-Ню 73 вздохнул. Звук вышел из маски респиратора жужжанием насекомого. Сенсорные ингибиторы, окружавшие его нервы, словно изоляция провода, делали все, что могли, но им не удавалось полностью приглушить боль, сопровождавшую отключение. Отключение? Умирание. Перед смертью он не мог удержаться от биологических описаний. Они так звучали. Умирание... Смерть... Так драматично.

Он рассмеялся, издав очередное искаженное помехами жужжание. Оно перешло в кашель, наполнивший его рот вкусом испорченного масла. С помощью единственной уцелевшей руки адепт приступил к трудной задаче: проползти по полу. Когда он начал двигаться, появилась еще одна возможная подпрограмма. Мог ли он остановиться на полпути и обследовать труп смертной женщины?

В его мыслительном центре замерцали данные анализа затрат и выгоды. Да. Он мог бы. Но не станет. Подпрограмма была отменена. Рука вцепилась в гладкое покрытие пола, и он продвинулся еще на полметра, под визг его металлического тела об пол.Все это время перед глазами появлялись схемы функциональной статистики. Он понимал, что существовала вероятность отключиться, не достигнув цели. Это подстегивало его, бионические узлы, подключенные к немногим оставшимся человеческим органам, стимулировали угасающую плоть электрическими разрядами и аварийными инъекциями химикатов.

К тому моменту, как техноадепт, добрался до своей цели, он был слеп. Визуальные рецепторы отказали, и были пусты, словно обесточенный монитор. Он ощутил, как рука лязгнула о намеченную цель, и подтянул себя поближе, цепляясь за неподвижную громадину. Поверженный робот был похож на упавшую статую, рухнувшее воплощение Бога-Машины, и Кси-Ню 73 обнял его, словно любимого сына.

- Вот так, - пробормотал он, едва слыша собственный голос из-за отключения звуковых рецепторов. - Долг исполнен. С честью. Имя занесено. В. Архивы. Провидца. Мерита. - на последнем слове отказал и встроенный в горло вокалайзер, лишив его речи до конца существования.

Кси-Ню 73 скончался спустя 23 секунды после того, как его аугметические органы выключились без возможности перезапуска. Ему бы не доставила удовольствия ирония, заключавшаяся в том, что увядшие органы из плоти боролись за выживание еще полминуты, стараясь вдохнуть жизнь в тело, которое не могло обработать ее.

Покой и тишина в комнате длились недолго. Вскоре по коридору загрохотали подошвы, возвещая о прибытии других сверхлюдей.

Фигура в алой броне замерла в дверном проеме, на фоне испачканной кровью стены. Он неподвижно стоял, не в силах смириться с тем, что открылось его глазам.

- Пропусти меня, - сказал Ксафен.

Аргел Тал остановил его яростным взглядом и вошел сам.

Кси-Ню 73 лежал, свернувшись в позе эмбриона возле разбитых останков Инкарнадина. Робот был полностью уничтожен, броню покрывали сотни борозд от рубящих ударов клинков. Знамя-плащ и свитки с клятвами боевой машины были так же изрублены, прерватившись в изорванные лохмотья. Стены и пол выглядели не лучше. По бокам бронированной камеры виднелись пробоины в прилегающие комнаты, а уцелевшие стены испещряли воронки от беспощадного болтерного огня.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:07 | Сообщение # 199



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Все это Аргел Тал заметил в мгновение ока, и после этого перестал обращать внимание. Он опустился на колени возле распростертого тела Кирены. Кровь окрасила ее красное платье - сделав его таким же алым, как его броня — и растеклась по полу под ней. Брызги красной жидкости виднелись на шее и волосах. Рана бросалась в глаза — большой разрез в груди от врезавшегося острия. Одного удара, пронзившего сердце, хватило, чтобы оборвать ее бесценную жизнь.

Кровь. Присутствие еще ощущалось смутно и медленно, но мрачная злоба Аргел Тала пробуждала демона. Скоро кровь. Охота.

Снова начинались изменения. Демон почувствовал бой, и тело, которое они делили, начало искажаться. Аргел Тал выдохнул со звериным рычанием, но звук умер у него в горле, когда Кирена содрогнулась.

Она была жива. Как он мог не заметить? Слабое, едва различимое движение груди выдавало еще теплившуюся внутри жизнь.

- Кирена, - прорычал он, будучи в равной мере Раумом и Аргел Талом.

- Это... - ее голос был похож на шепот ребенка, столь слабый, что его едва можно было разобрать. - Это был мой кошмар. - Слепые глаза с безошибочной легкостью обратились к нему. - Находиться в темноте. Слышать дыхание чудовища.

Лапы обхватили ее хрупкое тело, обнимая и защищая, но урон был нанесен уже давно. Поав на его пальцы, кровь обожгла их.

- Что они с тобой сделали? - спросила Кирена с улыбкой.

Она умерла у него на руках раньше, чем он успел ответить.

Он слышал голоса, но не видел причин придавать им значения. Другой — да, он прислушивался к подобной болтовне. Человеческое блеяние: мясистые языки шлепали во влажных ртах, легкие выдыхали воздух на плоть, чтобы породить в горле звук. Да, Другой слушал голоса и отвечал так же.

Раум же — нет. Он пролаял полное ненависти слово из Старого Языка, надеясь, что от него гнусавый шум смолкнет. Этого не произошло. Хнгх. Не обращать внимания. Да.

Он ощутил потребность в кровавой охоте и вырвался наружу. Тело Другого — нет, их общее тело — на этот раз с легкостью приняло охотничий облик.

Он бежал, процесс преследования добычи без поимки доставлял ему боль. Люди отлетали в сторону с его дороги. Раум не оглядывался. Он чуял, как они умирают, как кровь и мозги разбрызгиваются по полу и стенам.

Хрупкие существа.

Ты убиваешь экипаж.

Другой возвращался? Это хорошо. Вместе они были сильнее. Молчание Другого было причиной для тревоги. Когда же он вернулся, Раум ощутил, как инстинкты изменяются, приспосабливаются, обостряются за счет здравого смысла и знания прошлого и будущего. Разум, а не просто хитрость. Сознание. Лучше. Он понесся по коридору, рыча на людей, чтоб отпугнуть их. Пробегая мимо, он не убивал.

Они — союзники.

Они замедляли охоту. Он ощутил жгучее нежелание признать нехватку здравого смысла и дальновидности. Мы больше не будем убивать. Мы едины.

Я... Я вернулся.

Аргел Тал вдохнул, ощущая запах старой кожи в рециркулированном воздухе корабля. Словно путеводную нить, он чуял зацепку на краю восприятия. Его друг. Аквилон. Запах озона от заряженного оружия. Масло, которым смазывали золотую броню.

Он бежал по коридорам, оставляя поазди все больше мертвецов, убитых клинками, а не когтями. «Де Профундис» наполянли трупы, пол устилали убитые эвхарцы.

Тебя долго не было. Люди блеяли и фыркали на нас.

Вокс. Аргел Тал моргнул в сторону мигающих рун.

- Я слушаю.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:08 | Сообщение # 200



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Где ты? - в голосе Ксафена слышалась та же ярость, которую чувствовал Аргел Тал. - Ублюдки Императора вырезали половину эвхарцев на борту. Где ты?

- Я... я потерял контроль. Теперь я чую Аквилона. Я... Тринадцатый зал, ангарная палуба.

Через огромные двери Аргел Тал ворвался на стоянку десантно-штурмовых кораблей.

Перед ним вспыхнули кормовые двигатели «Восходящего Солнца», и корабль с ревом покинул док и вылетел в пустоту.

Вопль Аргел Тала раскатился по ангару.

- Брат? - Ксафен кричал. - Брат?

Они бегут, чтобы спрятаться. Добыча движется к земле.

- Они убегают, - бессвязно выкрикивал Аргел Тал по общему каналу. - Бегут на планету. Балок! Отследить «Восходящее Солнце». Всем батареям, отследить этот корабль и открыть огонь.

- Нет, - воскликнул Ксафен. - Они нужны Эребу живыми!

- Меня не волнует, что там нужно Эребу. Пусть рухнут на землю в огне.

«Де Профундис» заложил большую дугу. Как и большая часть флота легиона Астартес, он значительно пострадал в космическом сражении и неохотно повиновался приказам. Сигналы и указания направления стрельбы разнеслись ко всем окрестным кораблям Несущих Слово, и семь из них дали бортовой залп, обрушивая в пространство огонь неимоверной силы в надежде попасть в крохотный десантно-штурмовой корабль. Прошло меньше минуты с момента старта «Восходящего Солнца» с ангарной палубы «Де Профундис», когда он врезался в атмосферу Истваана-V. Корпус был охвачен пламенем, а тепловая защита светилась оранжевым от нагрузки в ходе неуправляемого входа в атмосферу по спирали.

Линейный корабль «Дирге Этерна» заявлял, что совершил последний выстрел.

Аргел Тал вслушивался в неразбериху спорящих по воксу голосов и описание Магистром флота того, как «Громовой ястреб» сорвался в неконтролируемое пике, но не был полностью уничтожен. Еще будет время обсудить претензии «Дирге Этерна» на почести, но не сейчас.

- Гал Ворбак собраться на штурмовой палубе, - приказал он. - Подготовить десантную капсулу.

Десантно-штурмовой корабль лежал на боку грудой перекрученного и жалкого металла.

Красные обломки корпуса были разбросаны по окружающей местности, один из двигателей героически чихал, выплевывая дым, слишком черный и маслянистый для нормального выхлопа. «Громовой ястреб» рухнул и пропахал в земле борозду почти сто метров длиной, пока не врезался носом в обломки городской стены. Обветрившийся камень стоял, словно надзирая за давно забытым городом мертвой цивилизации. Когда корабль ударился об него, кладка разлетелась, и старинные камни дождем обрушились на искалеченную броню корпуса, завершая совершенное насилие этими последними ударами.

На Истваане-V наступал восход, и небо над местом крушения светлело. Над горизонтом мерцала непримечательная звезда, скорее белая, чем желтая, слишком далекая, чтобы дарить тепло. На другом краю континента все еще пылал огромный погребальный костер.

Он вдохнул холодный рассветный воздух открытым ртом, ощущая вкус горящего масла. Его братья, алые сородичи, рыскали вокруг обломков корабля в поисках следа. Позади них шипела и потрескивала десантная капсула, металл растягивался от последствий спуска через атмосферу.

- Они упали недавно и не могли успеть скрыться, - слова Ксафена звучали как уверенная угроза. Возле него Малнор превратился в оборванную подергивающуюся тварь, истекавшую ядовитой слюной. Торгал вскарабкался на десантно-штурмовой корабль, словно гротескная обезьяна, он подпрыгивал и вцеплялся в металл костяными косами, чтобы забраться выше. Аргел Тал ходил вокруг основания корабля, когти втягивались в ребристые кулаки и снова хищно высовывались. Словно стая пустынных шакалов, одиннадцать оставшихся Гал Ворбак окружили упавший «Громовой ястреб», вынюхивая добычу. Долго охотиться им не пришлось.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:08 | Сообщение # 201



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- И вот, наконец, Алый Повелитель, - голос Аквилона уязвлял своей неискренностью. - Явивший тем, кого он предал, свою истинную сущность.

Кустодес вышли из тени сломанного крыла, расслабленно держа в руках оружие. Каждый из них излучал твердую убежденность. Походка была уверенной, плечи отведены назад, доспехи были повреждены и погнуты, но сохраняли видимую целостность.

Гал Ворбак приблизились. Оказавшись в центре алого круга, трое золотых воинов стали спиной к спине. К Несущим Слово были обращены нагрудники, украшенные имперским орлом, и клинки, которые поднимались лишь на службе Императору. Из всех легионов Астартес лишь один удостоился чести носить на доспехах аквилу — некогда благородные Дети Императора, ныне ставшие сердцевиной мятежа Магистра Войны. Но это были имперские кустодии, преторианцы Владыки Человечества, и их компетенция была выше подобных вопросов. У каждого на груди чистым серебром сияла эмблема орла, сжимавшего в когтях молнии. Более нигде в Империуме два символа вознесения Императора не сливались таким образом, только на броне его избранных стражей.

Охотники подошли еще ближе. Шедший впереди Аргел Тал на краткий миг задумался о том, что Кустодес не открыли по ним огонь. Возможно, после боя на корабле у них не было боеприпасов. А может быть, они хотели закончить дело чисто — клинками, а не болтерами.

- Ты убил Кирену, - произнес он. Из-за злости и ниток кислотной слюны между челюстями слова выходили малоразборчивыми.

- Я казнил предательницу, которая была свидетелем прегрешений Легиона, - Аквилон направил меч на искаженное лицо Аргел Тала. - Во имя Императора, чем ты стал? Ты похож на кошмар, а не на человека.

- Мы — истина, - пролаял Ксафен попавшим в ловушку Кустодес. - Мы- Гал Ворбак, избранные богами. - Все это время Несущие Слово приближались. Вокруг кустодиев сжималась петля.

- Взгляните на себя, - ошеломленно произнес Аквилон. - Вы отбросили замысел совершенства Императора. Отреклись от всего, что означает быть человеком.

- Мы никогда не были людьми! - когда Аргел Тал проревел слова, у него изо рта полетели шипящие брызги. - Мы. Никогда. Не были. Людьми. Нас забрали из семей, чтобы вести Вечную Войну во имя тысячи обманов. Думаешь, истину легко переносить? Взгляни на нас. Взгляни! Человечество примет богов, или канет в забвение. Мы видели, как Империум пылает. Видели, как вымирает наш род. Видели, как это произойдет, как происходило раньше. Жизненный цикл в галактике, принадлежащей смеющимся и жаждущим богам.

В голосе Аквилона была лишь доброта, от чего он становился еще более жестоким.

- Друг мой, брат, тебя обманули. Император...

- Императору известно куда больше, чем он открыл вам, - вмешался Ксафен. - Императору ведома Изначальная Истина. Он бросил вызов богам и своей гордыней обрек человечество. Лишь с помощью верности...

- ...с помощью поклонения... - сказал Малнор

- ...с помощью веры... - проговорил Торгал.

- ...человечество переживет бесконечные войны и волны крови, которые захлестнут галактику.

Аквилон переводил взгляд на каждого Несущего Слово по мере того, как они произносили свои фрагменты проповеди. В конце он снова повернулся к Аргел Талу.

- Брат мой, - снова сказал он. - Тебя ужаснейшим образом обманули.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:09 | Сообщение # 202



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Ты. Убил. Кирену.

- И ты считаешь это неимоверным предательством? - смех Аквилона был сочным и насыщенным, и от него Аргел Тал заскрежетал зубами. - Ты, отринувший свет Императора, превратившись в чудовище. Ты, заключавший с помощью запретных знаний истерзанные души в стены своего корабля, чтобы они втягивали все психические звуки на протяжении сорока лет? Ты обвиняешь меня в предательстве?

Несмотря на затуманивавшую мысли ярость демона и горестную злобу из-за убийства Кирены, слова брата ранили его. Аргел Тал бывал в той комнате множество раз, и неважно, сколь пылко он ненавидел необходимость ее существования — он позволял этому продолжаться.

Прежде, чем он смог их отбросить, на него с уколами вины обрушились изображения, каждое воспоминание резало, словно нож. Ксафен читает псалмы из «Книги Лоргара», а перед ним кричит женщина-астропат. Ее медленно потрошили, приковав к стенам комнаты, ставя целью причинить боль. Вытатуированные на ее коже часом ранее колхидские символы еще кровоточили. Системы жизнеобеспечения, обслуживаемые апотекариями Легиона, удержат ее в живых на протяжении многих грядущих месяцев. Призванный Ксафеном в ее тело демон подчинит сознание во имя простейших задач: втягивать и перерабатывать все психические сообщения ближайших разумов.

Терры достигнут только донесения, собственноручно сфабрикованные Несущими Слово. Согласия достигаются. Идеальный Легион. Лоргар, Семнадцатый сын, своей верностью оправдал бы надежды любого отца.

- Я обвиняю тебя, - расхохотался Ксафен, - в том, что ты глупец. Твой драгоценный астропат сорок лет хныкал о ваших подозрениях прямо в пасти внимающих демонов. Каждый раз, собираясь вокруг него и внимая словам Императора, вы слышали лишь ложь, которую я нашептывал демону на ухо.

Аргел Тал не стал присоединяться к злорадству Ксафена. Существование комнаты не было для него источником мрачной гордости. Он приговорил к мучительной смерти не единственную женщину, а в общей сложности шестьдесят одного человека. От бремени одержимости астропаты истощались с омерзительной быстротой. Деградация протекала быстро, но никогда не была милосердно мягкой. За считанные месяцы их тела пожирали смрадные черные опухоли. Большинство угасало быстро, их разумы стирались от дуновения ветров варпа, словно утес посреди бесконечной бури. Мало кто продержался год — так или иначе, довольно скоро приходилось подключать очередного беспомощного и вопящего астропата к системам жизнеобеспечения и творить с его плотью кошмарные вещи с помощью ритуальных клинков и раскаленных клейм.

Он считал наблюдение за каждым обрядом частью своего покаяния. Всякий раз он ждал до того момента, когда глаза схваченного стекленели, но не от смерти а от капитуляции. Он ждал той драгоценной секунды, когда сознание демона прогрызало себе путь на поверхность разума жертвы. Крики стихали. Воцарялась благословенная после этих звуков тишина.

Девятнадцать вызвались добровольно. Девятнадцать членов астропатического хора флота, подготовленные годами проповедей Ксафена, попросили о почетном праве хранить величайшие тайны Легиона. Забавно, но они выгорели быстрее остальных, биологическое истощение постигло их быстрее, чем тех, кто был связан против воли. Похоже, страдания придавали ритуалу силу — Ксафен заметил это и сообщил Эребу. За это он получил благодарность, а описание обряда в «Книге Лоргара» был о исправлено. Ксафен светился от гордости на протяжении нескольких недель после этого.

Кустодес нашли комнату в самом сердце монашеской палубы, но кто-то каким-то образом обнаружил ее перед этим. Аквилона провели туда. В этом Аргел Тал был уверен. Он безмолвно принес клятву. Кем бы ни был предатель, он разорвет его на части и вкусит его плоть.

- Мы никогда не были людьми, - он произнес это тихо, даже не сознавая, что говорит вслух. В момент меланхоличной злости Раум завладел контролем, и их общее тело рванулось вперед.

- За Императора! - вскричал Аквилон.

Гал Ворбак ответили хохотом демонов.

В последующие годы Аргел Тал мог вспомнить очень мало из схватки. Иногда он связывал это с доминированием Раума, иногда думал, что его собственное чувство вины стремится стереть ту ночь из памяти. Какова бы ни была правда, от попыток ввспомнить он становился уставшим и опустошенным, сохранялись только отрывочные изображения и полузабытые звуки.

Это было похоже на мысли о раннем детстве еще до того, как генетика наделила его эйдетической памятью, когда приходилось напрягаться, чтобы заполнить забытое время своими пятью чувствами и ощутить его реальность.

Мы никогда не были людьми. Он не забывал эти слова, хотя они одновременно были истиной и ложью.

Малнор.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:09 | Сообщение # 203



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Малнор временами поднимался из перемешанной неразберихи и вспоминался отчетливо. Когда Малнор погиб? Сколько они сражались? Он не знал точно. Клинок Ниралла начисто снес голову воина Гал Ворбак с плеч, но Малнор не упал. На том месте осталось призрачное изображение его шлема, безмолвно скалящееся и кричащее. Ниралл, владевший клинком лучше, чем когда-либо доводилось видеть Аргел Талу, был вынужден изрубить Малнора на куски, чтобы окончательно сразить.

Бой был слишком бешеным и исступленным, чтобы проследить в нем смысл. Мысли и привычные нормы исчезли, на их место пришли выучка и инстинкты. Размытые очертания клинков и когтей. Треск керамита. Рычание от боли. Запахи слюны, кислоты, пота, пергамента, кости, страха, уверенности, дыма от стволов болтеров, энергетических клинков, соленых слез, дыхания, крови, крови и снова крови.

А затем — первое убийство.

Ниралл. Мастер клинка. Он убил Малнора и стал уязвим. Торгал и Сикар прыгнули на спину кустодия. Клинки застучали, рубящими ударами вгрызаясь в сочленения доспеха на затылке и в основании позвоночника. Жизнь за жизнь.

Ниралл упал. Торгал отскочил на безопасное расстояние. Сикар остался полакомиться плотью и этим навлек на себя смерть. Аквилон. Оккули Император. Он отомстил за убийство брата всего через один удар сердца, оборвав жизнь Сикара отточенными сверкающими ударами меча.

В это мгновение на него вскочил Аргел Тал. Он помнил прыжок и сопровождавшую рев боль в горле. Помнил сочный мясной хруст, когда голова кустодия отделилась от шеи. Хребет Аквилона свисал вниз из истекающего кровью шлема, словно змея. От запаха крови кружилась голова, сводящий с ума смех мог принадлежать, а мог и не принадлежать Аргел Талу. Он никогда не знал наверняка.

Шестеро из Гал Ворбак еще оставались в живых. Шестеро одержимых воинов зафыркали, словно пустынные псы, и бросились к последнему из Кустодес с демонической прытью.

И это мгновение было последним из тех, что Аргел Тал мог вспомнить, прежде, чем воздух снова похолодел и все кончилось. Ситран сорвал свой шлем и встретил их с непокрытой головой. Он не стал ждать с алебардой в руках, а метнул ее, словно копье.

Гал Ворбак метнулись врассыпную, но она достигла цели. Клинок вонзился в грудь одного из них с треском падающего дерева. Алебарда прошла сквозь керамит, кости и плоть и вырвалась из спины Несущего Слово. От удара Астартес опрокинулся, в грудной клетке зияла дыра, а легкие и оба сердца вылетели наружу и остались лежать на земле мясной кашей.

Когда оставшиеся пятеро опустились на него, Ситран улыбнулся. Он счел, что в сложившихся обстоятельствах его обет молчания исполнен, и засмеялся над воином, которого убил.

- Я всегда тебя ненавидел, Ксафен.
VI ПРОЩАЛЬНОЕ СЛОВО

Это так на тебя похоже: думать о безопасности одного человека, когда под ногами пылает целый мир. Я заверяла тебя, что беспокойство напрасно, и все будет хорошо, как всегда.

Теперь же воют сирены, а по коридорам разносится эхо выстрелов. Мера предосторожности, которую ты принял ради спокойствия, стала последней надеждой обороны, но я не глупа и знаю, что они не смогут защитить меня от грядущего.

Я пишу эти строки так быстро, как только могу, и слышу, как с каждым мгновением приближаются звуки ударов клинков. Я могла бы попробовать спрятаться, но не буду. Ответ очевиден: они найдут меня, где бы я ни был, и я не в силах сбежать от таких врагов. Они с равным успехом найдут меня, если я буду прятаться в грузовом трюме, или же буду с комфортом сидеть в собственной комнате. Тайны, которые я храню, означают лишь одно: они неизбежно придут ко мне. И хотя ты оставил здесь этих не дышащих стражей, я не питаю иллюзий. Они придут и найдут меня. Умирая, я не предам Легион, это я тебе обещаю.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:10 | Сообщение # 204



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Я прожила долгую жизнь и не жалею ни о чем. Мало кто может сказать о себе то же, и совсем немногие способны сделать это искренне. Даже ты не можешь заявить подобного, Аргел Тал. Когда ты будешь читать эти слова, знай, что я желаю, чтобы тебе сопутствовала вся удача в мире. Я слышала, как ты говорил о Калте и грядущих войнах, и верю в твои замыслы и пыл относительно праведного крестового похода, который предпримет Легион. Вы принесете галактике просвещение. Я верю в это и не сомневаюсь ни на секунду.

Держись рядом с Ксафеном, а он будет возле тебя. Вы – дети полубога и избранные воплощения истинных божеств. Никто не отнимет этого у вас.

Я слышу удары клинков о мою дверь, прошу тебя – помни о…
ЭПИЛОГ АЛЫЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ

Калт.

Прекрасный мир изобилия, пребывающий под эгидой XIII Легиона подобно тому, как некогда Хур принадлежал XVII.

Калт. Название, не покидавшее губ каждого из Несущих Слово. Достаточно кораблей, чтобы блокировать возлюбленное царство Ультрамара и дочерна выжечь лик каждой планеты. Достаточно воинов, чтобы поставить Ультрадесант на колени. Истваан вошел в историю на острие меча предателя. Скоро свершится еще одна бойня, которая займет в имперских архивах место рядом с ним.

Калт.

Аргел Тал оставался в одиночестве. Он не выносил хвалебных криков, которые издавали в его присутствии братья. Не желал их уважения или поклонения. Вместо этого он удалился от собственного Легиона и остался наедине с сожалениями, которые накопились в нем за более, чем пятьдесят лет предательства.

У него на коленях лежал золотой клинок изысканной работы, покрытый гравировкой и чеканкой для мастера-мечника и настроенный на генокод, чтобы активироваться лишь в руках того, для кого был создан. Оружие принадлежало тому, кого он звал братом, он забрал его с тела Аквилона в лучах незабываемого рассвета.

В руках он держал цифровое устройство записи данных, чьи размеры подходили для пальцев смертных. Курсор моргал посередине экрана, ожидая слов, которые уже никогда не введут. Текст обрывался незавершенным предложением. Аргел Тал перечитывал его чаще, чем мог вспомнить, каждый раз надеясь, что разглядит намерение и смысл, не попавшие на страницу.

Корабль подрагивал, плывя сквозь преисподнюю человеческой мифологии. Скоро они достигнут Калта.

Аквилон. Ксафен. Его братьев больше не было.

Аргел Тал отложил меч в сторону и оставил запоминающее устройство на скромном столике возле своего матраса. Он поднялся на ноги, зная, что скоро наступит время прервать уединение. Легион призывал. Легион нуждался в нем. Сам примарх спрашивал, возглавит ли он вместе с Кор Фаэроном атаку на Калт.

Он повинуется, даже оставшись в одиночестве.

Мои братья мертвы.

Нет, - раздался голос изнутри. –Я – твой брат.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Первый еретик Аарона Демски-Боудена (Ересь Хоруса)
Страница 14 из 14«12121314
Поиск: