Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 14«1211121314»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Первый еретик Аарона Демски-Боудена (Ересь Хоруса)
Первый еретик Аарона Демски-Боудена
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:57 | Сообщение # 181



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клинок-слева-опасность-убей.

Предостережение ощущалось щекочущим давлением по ту сторону лба, оно было чем-то средним между голосом, предчувствием и инстинктивным порывом. Он не был уверен, предупреждает ли его Раум, или это он предупреждает Раума — голоса были одинаковы, а движения лишь наполовину принадлежали ему. Он мог взмахнуть когтями, а удар ускорялся и получался сильнее, чем он мог когда-либо представить. Он мог заблокировать удар меча, а обнаружить, что когти сомкнулись вокруг горла врага раньше, чем он успел об этом подумать.

Он дернул головой влево — ощутив металлический запах опускающегося клинка и заметив отблеск солнца на острие, даже не глядя в ту сторону — и Аргел Тал крутанулся, чтобы убить его владельца. Когти Несущего Слово пробороздили тело воина, и Гвардеец Ворона тут же упал, броня была изуродована и сорвана с тела. Пальцы Аргел Тала горели, впитывая кровь брата. Под шлемом ухмыляющийся рот окрасился красным от кровоточащего языка.

В каждой битве, случавшейся в его жизни, он ощущал отчаяние, скрытое яростью мгновения. Лихорадочное стремление выжить всегда гнездилось под его праведной злостью, даже в моменты почти самоубийственных атак, когда он вел десятки братьев против сотен неприятелей. Но когда его когти рвали броню и открытые лица окружавших его воинов Гвардии Ворона, он отбросил прочь эту осторожность.

- Предатель, - выкрикнул ему один из Гвардии Ворона. Аргел Тал взревел в ответ, керамит шлема треснул и продемонстрировал зубастую пасть, и прыгнул на воина. Астартес умер на пропитанной кровью земле, разорванный на части когтями Аргел Тала.

Его мало волновал рычащий смех, раздававшийся в воксе. В какой-то момент бесчувственной схватки вне времени Ксафен закричал, обращаясь ко всем.

- Наконец, Гал Ворбак на свободе!

- Нет, - прорычал Аргел Тал с уверенностью, причин которой сам не знал. - Еще нет.

Он сорвал шлем с головы гвардейца Ворона и злобно уставился на лицо сопротивляющегося воина.

- Тварь... - задыхался Астартес. - Порча...

Аргел Тал заметил собственное отражение в глазах воина. Оттуда глядел ревущий черный шлем , левую глазницу все еще окружало золотое солнце, решетка на месте рта распахнулась, открывая чудовищные челюсти из керамита и кости, из хрустально-синих линз по раскрашенному лицевому щитку текли кровавые слезы.

Аргел Тал вонзил когти в тело воина, ощутив покалывание от всасываемой крови, когда клинки заскребли по костям и органам.

- Я — истина.

Он рванул, и воин Гвардии Ворона распался под его руками на окровавленные куски.

Нет мира среди звезд, - произнес он, не понимая, говорят ли оба его голоса, или один из них ему кажется.

Лишь смех жаждущих богов.

Гал Ворбак взвыли, как один, выискивая еще добычу, преследуя Гвардию Ворона, пытавшуюся перегруппироваться и противостоять невероятному предательству, с которым они столкнулись. Аргел Тал выл громче всех, но вскоре звук умер у него в горле.

Солнце закрыла тень, тень огромных крыльев.

Он приземлился, и земля отозвалась рокотом. Полыхнув серебром, из гнезд силовой перчатки вылетели когти, а над его плечами взметнулись в воздух мерцающие крылья из темного металла. Медленно, мучительно неторопливо, он поднял голову к предателям. С лица белее имперского мрамора глядели черные глаза, и на бледных чертах читалась самая законченная, абсолютная злость, какую доводилось видеть Аргел Талу. Эта эмоция была даже глубже и искреннее, чем ярость, обезображивавшая лица демонов в варпе.

И Аргел Тал понял, что это не злость и не ярость. Она была за пределами и того, и другого. Это был гнев, который обрел физическую форму.

Примарх Гвардии Ворона с нечеловеческим криком крутанулся, нанеся удар смертоносными лезвиями гудящих клинков, которыми оканчивались прикрепленные к дымящемуся прыжковому ранцу крылья.Группа Несущих Слово отлетела назад, превратившись в куски покрытой броней плоти. Следом ударили когти, разрывавшие всех серых воинов, имевших несчастье оказаться поблизости от места приземления полководца.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:57 | Сообщение # 182



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Начав двигаться, Коракс уже не останавливался. Он стал размытой тенью угольной брони и черных клинков, он резал, рубил, расчленял безо всякого усилия. Малейшее его движение калечило. Он устроил бойню с легкостью, не вязавшейся с его яростью.

Вокруг примарха вспыхнул лазерный огонь, когда Железные Воины нацелили свои турели на наиболее серьезную угрозу в пределах досягаемости. Оказавшихся под шкальным огнем Несущих Слово рассекало так же, как и убитых когтями Коракса, но лучи полыхали с краю от брони примарха, ни разу не попав прямо в него. Они оставляли глубокие выжженные шрамы, но не пробивали насквозь.

Вокс заполнился смешанным хором голосов умирающих Несущих Слово.

- Помогите нам! - прокричал один из капитанов Аргел Талу.

Алый Повелитель отшвырнул в сторону последнего убитого им воина Гвардии Ворона — пока он его душил, шея воина убедительно хрустнула — и отдал Гал Ворбак приказ атаковать. Из-за разинутых челюстей шлема раздалось рычание, поскольку даже собственное лицо уже не принадлежало ему.

Хотя от крика осталось лишь бессловесное выражение злобы, Гал Ворбак поняли и повиновались. Первым до Коракса добрался Аянис, и повелитель Гвардии Ворона прикончил воина, даже не поворачиваясь. Вспышка пламени из реактивного ранца опалила доспех Аяниса, замедлив его и дав крыльям время рассечь тело, а Коракс развернулся к остальным противникам. Алые Несущие Слово прыгнули и набросились на примарха, но от атаки вышло немногим больше пользы, чем от их серых братьев.

Мы гибнем в тени огромных крыльев, - раздался голос изнутри.

Я знаю.

Аргел Тал метнулся вперед, чтобы принять смерть от рук полубога.

Лоргар замешкался, и в этот момент булава его крозиуса опустилась. Изукрашенное навершие покрывала кровь — кровь Гвардии Ворона, та же самая кровь, что текла в венах его брата, их генетического прародителя.

Заряды болтеров разлетались о броню Лоргара, но жар и осколки взрывов оставались без внимания. Так же, как Несущие Слово отчаянно пытались выстоять перед Кораксом, так и Гвардия Ворона отступала и толпами гибла, пока Лоргар бесстрастно и с хирургической точностью прорубался через их ряды.

Голова Лоргара качнулась назад, когда в шлем угодил заряд из болтера, разрушивший ретинальную электронику и помявший керамит. Он сорвал искореженный кусок металла с лица и прикончил нападавшего одним взмахом Иллюминарума. От удара воин Гвардии Ворона пролетел над головами своих отступающих братьев и рухнул среди них на землю.

- В чем дело? - подошел к Лоргару Кор Фаэрон, его когти были так же окровавлены, как крозиус примарха. - Вперед! Они дрогнули!

Лоргар указал булавой через поле боя. Коракс пробивался через Гал Ворбак, разрывая алых воинов на части.

- Кого волнует трусливый альбинос? - изо рта Кор Фаэрона шла пена, с губ при каждом проклятии летела слюна. - Сконцентрируйся на действительно важном бое.

Лоргар проигнорировал желчь в словах отца точно так же, как оставлял без внимания редкие попадания в свою броню из болтеров. Когда в смертоносном наступлении примарха произошел спасительный перерыв, Гвардия Ворона стала отступать черной волной. Брошенные ими мертвые ковром устилали землю под ногами примарха.

- Ты не понимаешь! - Лоргар перекрикивал грохот. - Мой брат не бежит. Он прилетел туда, где схватка гуще всего. Он прорубает путь к своим кораблям, вызывая на себя наш огонь, чтобы его сыновья могли спастись.

Очертания Эреба размазывались от смертоносных движений, он сбил потерявшего шлем сержанта Гвардии Ворона наземь и прикончил его обратным ударом, вошедшим глубоко в череп воина.

- Сир... - броня Первого капеллана почернела от струи огнемета, сочленения все еще дымились. - Прошу вас, соберитесь.

Лоргар сжимал расколотый шлем одной рукой. Вокс-связь все еще работала. Он слышал звенящие крики умирающих.

- Он убивает столь многих из нас.

Шлем выпал из разжавшейся руки. Он перехватил окровавленную булаву закованными в железо кулаками и столь же твердо стиснул зубы.

- Нет, - слово прозвучало с абсолютной убежденностью.

Лицо Кор Фаэрона покрывали раны, и, при всей своей аугметике, он тяжело и хрипло дышал. Битва дорого ему обошлась. На мгновение они с Эребом встретились взглядами — и между ними пронеслось что-то сродни отвращению.

- Вашим деяниям предначертано свершаться на этом поле боя, - Эреб словно проповедовал. - Вы пока не должны встречаться с братьями. Такова судьба. Мы играем уготованные нам роли, как того желает пантеон.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:58 | Сообщение # 183



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Убивай. Гвардию. Ворона. - прорычал сквозь окровалвенные губы Кор Фаэрон. - Ты здесь за этим, мальчик.

Лоргар шагнул вперед, и на его лице появилась усмешка, подавившая его наставника и старого приемного отца.

- Нет.

Кор Фаэрон закричал от разочарования и злобы. Эреб остался спокоен.

- Вы трудились десятилетиями, чтобы создать армию верующих, сир: Легион, который умрет за вас. Не сворачивайте с пути теперь, когда обладаете тем, о чем мечтали.

Лоргар отвернулся от них обоих, сперва глянув на отступающую Гвардию Ворона, а затем на Коракса, прорубающего себе путь сквозь Несущих Слово — облаченных в серую и иногда алую броню.

- Мы нашли богов, которым можно поклоняться, - произнес он, глядя немигающим взглядом. - Но мы - не их рабы. Моя жизнь принадлежит мне.

- Он убьет тебя! - неповоротливый терминаторский доспех Кор Фаэрона не позволял ему бежать, но за злостью и испугом читались настоящие ужас и мука. - Лоргар! Лоргар! Нет!

Лоргар перешел на бег, подошвы ударяли во вспаханную землю и тела мертвых воинов из Легиона его брата. Впервые в жизни он направлялся в бой, который не имел надежды выиграть.

- И моя смерть тоже в моих руках, - выдохнул он на бегу.

Он увидел своего брата — того, с кем он почти не разговаривал за два столетия жизни, которого едва знал — вырезавшего его сыновей в дикой ярости. Нечего было и думать о том, чтобы обратить его. Не было надежды привлечь Коракса на свою сторону или достаточно его вразумить, чтобы он прекратил бойню. Лоргара захлестнула злость, в которой сгорела бесстрастная манера убивать так, как он это делал всего несколько мгновений назад. Пробиваясь сквозь Гвардию Ворона к брату, примарх Несущих Слово ощутил бурлящую внутри силу, мучительно рвущуюся на поверхность.

Он всегда подавлял свой психический потенциал, в равной степени скрывая его и ненавидя. Это было ненадежно, беспорядочно, нестабильно и мучительно. Это никогда не было даром, как для Магнуса, и потому он загонял его вглубь, окружая стеной несокрушимой решимости.

Хватит. Крик облегчения вырвался наружу не изо рта, а из разума. Он раздался над полем боя и отозвался в пустоте. На поверхности доспеха заискрилась энергия, и изнутри вырвалось более не сдерживаемое шестое чувство, чью чистоту, возможно, окрашивал Хаос. Над низиной пронесся звук, напоминавший столкновение волн в Море Душ, и Лоргар ощутил, как воплощается жар его собственной ярости. Он чувствовал, как освобожденная мощь рвется наружу, усиливая не только его, но и его сыновей на поле боя.

И в сердце битвы стоял он сам, с крыльями и нимбом из бесформенных завихрений психического огня, выкрикивая в шторм имя брата.

Коракс отозвался воплем — зов предателя, крик преданного — и крозиус столкнулся с когтями, когда ворон и еретик встретились.

Это, - донесся голос, - и есть крик богов, которого мы ждали.

Аргел Тал не мог ответить. Боль пронзала каждую клетку его тела так сильно, что он пытался покончить с собой, вцепившись когтями в шлем и горло, ощущая, как пылает на пальцах собственная кровь, и срывая куски брони с тела, а плоть с костей.

Не противься единству.

Он снова проигнорировал голос. Он не мог умереть, сколько бы ни пытался. Когтистая лапа сорвала кожу с горла и вместе с ней — половину ключицы. Он наносил себе подобные раны каждую секунду, но не умирал. Он царапал броню и кости, защищавшие два сердца, лихорадочно стремясь вырвать их из груди.

Единство... Вознесение...

Крылатая тень пропала из поля зрения Аргел Тала, и небо над ним осветилось последними лучами заходящего солнца.

Я жив, - подумал он, хотя рвал себя на части, выдирая куски дымящегося мяса из разодранной грудной летки, даже когда первое сердце лопнуло в его руке. -Я не умер в тени, и теперь я не могу уничтожить себя.

Боль сведет тебя с ума. Дай мне подняться!

Невзирая на агонию, которую никогда не переживал ни один живущий, по ту сторону глаз Аргел Тала продолжалось яростное сопротивление. Он хотел умереть, чтобы не ощущать ничего, чтобы не впасть глубже в скверну. От этого Раум оказался заперт глубоко в душе, упорно отказывающейся сдаваться.

Я спасу нас, не причиню вреда. ОСВОБОДИ МЕНЯ.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:58 | Сообщение # 184



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сосредоточение Несущего Слово ослабло, но не потому, что он поверил словам демона. Просто его силы окончательно подошли к концу.

Аргел Тал закрыл глаза.

Раум открыл их.

Раздвоенное копыто из выбеленной кости, покрытое керамитом, подогнанным под нужную форму, вдавило задыхающегося воина Гвардии Ворона в грязь. Огромные лапы со множеством суставов, напоминавшие хлещущие ветви зимних деревьев, сжимались и разжимались, сжимались и разжимались, каждый из длинных пальцев оканчивался черным когтем. Большая часть алой брони покрылась громоздкими слоями толстых костяных хребтов и рубчатыми выростами. Оно возвышалось над Астартес, хотя и уступало ростом примархам, сражавшимся неподалеку.

Шлем венчали язычески-великолепные огромные рога цвета слоновой кости. На фоне яркого огня пушек оно, казалось, напоминало Тавра из Миноса из доимперской терранской мифологии. Ноги были выгнуты назад, под броней бугрились грубые мускулы. Могучие черные копыта оставляли на земле пылающие отпечатки. Шлем Астартес разошелся на щеках и решетке рта, открыв акулью пасть с рядами острых зубов, на которых блестела чистая кислотная слюна.

Демон набрал в грудь воздуха и зарычал в сторону отступающих рядов Гвардии Ворона. Ужасающая волна звука обрушилась на Астартес, словно над ними смеялось землетрясение. Десятки из них рухнули на руки и колени.

Левую линзу искореженного шлема окружало золотое солнце — единственное, что выдавало в существе человека, которым оно когда-то было.
27 Изображение, которое его прославит Жертвоприношение Бремя истины

Исхак прыгнул и подкатился под переборку до того, как она опустилась. Это было не так рискованно, как звучало, поскольку защитные двери закрывались какое-то время, но под вой сирен и в полумраке аварийного освещения он едва ли мог мыслить ясно. Ему не хотелось, чтоб его вытянуло в пустоту через пробоину, но он не желал и быть пойманным здесь по завершении битвы. Надо было бежать, бежать, бежать.

Удостоверившись, что пиктер все еще цел, он снова побежал, отчаянно стремясь убраться с этой палубы. Лабиринты коридоров мешали ему, дополнительно осложняя задачу тем, что большинство отметок на стенах были на колхидском, а не на имперском готике.

Я здесь уже был? Коридоры были похожи друг на друга. Вдалеке были слышны звуки закрывающихся переборок и обваливающихся коридоров, когда корабль получал очередное попадание. Он уже проходил по нескольким магистралям, где от стен остались только разбросанные по полу осколки серой стали и черного железа.

Он снова побежал. За следующим углом оказались четыре мертвеца — эвхарские солдаты, полураздавленные упавшей от взрыва стеной.

Нет. Трое мертвых.

- Помоги мне, - проговорил четвертый.

Исхак замер, а корабль начало трясти. Если солдат выживет и опознает его позже, он станет покойником за проникновение на монашескую палубу.

- Прошу тебя, - умолял дрожащий человек.

Исхак опустился на колени возле солдата и сдвинул часть обломков с его ног. Эвхарец закричал, и имаджист прищурился в полумраке, чтобы разглядеть причину. Некоторые осколки вонзились в ноги и живот солдата, пригвоздив его к полу. Так что помочь ему было невозможно. Чтобы вытащить все это, понадобился бы умелый хирург, но даже тогда вряд ли бы удалось спасти бедолагу.

- Я не могу. Мне очень жаль. Я не могу, - он поднялся на ноги. - Я не могу ничего сделать.

- Пристрели меня, тупой ублю...

- У меня нет... - он заметил полузасыпанную мусором винтовку солдата и вытащил ее наружу. Пока он пытался прицелиться, трясущийся корабль едва не сбил его с ног.

Спусковой крючок щелкнул. Щелк, щелк, щелк.

- Предохранитель, - простонал солдат. Под ним растекалась лужа крови. - Переключатель.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:58 | Сообщение # 185



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Исхак сдвинул рычажок на боку ружья и надавил на спуск. Ему раньше не приходилось стрелять из лазерного оружия. От трескучей вспышки у него перед глазами заплясали огни, и ему пришлось напрячься, чтобы взглянуть на солдата. Человек был мертв, содержимое головы оказалось на стене позади него. Коридор загромождали обломки, и Исхак с лязгом бросил винтовку и развернулся, чтобы двинуться туда, откуда пришел.

Переборка в конце зала закрылась с бесповоротностью, которая, по мнению Исхака, была практически самодовольной. Он оказался заперт в коридоре с четырьмя трупами и грудой обломков. Отсюда вела только одна дверь, с каждой стороны которой на поврежденных стенах было написано что-то, похожее на колхидские стихи.

Он постучал в нее кулаком, но не получил ответа. Дверь оказалась теплой, словно комната за ней была живым существом. Исхак попробовал вводить бессмысленные числа на клавиатуре, но не добился успеха.

В конце концов, он снова взял лазерную винтовку, закрыл глаза и выстрелил в панель. Клавиатуру закоротило, на ней замерцали крохотные язычки пламени, и дверь в сердце монашеской палубы открылась с усталым шепотом вырвавшегося воздуха. Дуновение было омерзительным, в нем угадывалось биологическое происхождение, вонь немытой плоти и смрад долгого заточения. Из комнаты, словно подхваченные воздухом, донеслись голоса. Они бормотали и ворчали, но в них не было смысла.

Исхак стоял, глядя внутрь, не в силах подобрать названия тому, что видел.

Полыхнула вспышка пиктера. Вот, наконец, изображение, которое его прославит.

Его брат был воином и полководцем. С того момента, как их оружие в первый раз столкнулось, Коракс сражался, чтобы убить, а Лоргар — чтобы остаться в живых. Схватка протекала слишком быстро для глаз смертных, оба примарха выжимали из себя больше, чем когда бы то ни было.

Коракс уворачивался от крозиуса, ни разу не парировав удар. Он уклонялся в сторону, отпрыгивал подальше или включал реактивный ранец, чтобы подняться выше тяжеловесных ударов Лоргара. Лоргар же, напротив, отчаянно блокировал атаки брата, и его глаза заливал пот. Огромное навершие Иллюминарума звенело, словно церковный колокол, отбивая в сторону когти Владыки Воронов.

- Что вы творите? - выкрикнул Коракс в лицо брата, когда их оружие сцепилось. - Что за безумие вас всех охватило?

Лоргар вырвался и оттолкнул Коракса достаточно сильно, чтобы тот потерял равновесие. Владыка Воронов мгновенно выровнялся, ранец изрыгнул пламя и понес его обратно к брату. Заостренные крылья блеснули, разворачиваясь, но Лоргар был готов к этому. Он не отреагировал, когда они прорезали броню, оставляя царапины и порезы, а вместо этого сосредоточился на том, чтобы отбить удар когтей Коракса. Выиграв для себя несколько безопасных мгновений, Лоргар, наконец, нанес точный удар. Крозиус врезался в нагрудник Коракса и отшвырнул того прочь. Силовое поле, окружавшее навершие булавы, ударило с такой силой, что от сражающихся братьев разошлась ударная волна, бросившая ближайших Астартес на землю.

Быстрее вздоха, Коракс снова оказался на ногах и понесся к Лоргару на пылающих ускорителях.

- Отвечай мне, предатель, - прорычал Владыка Воронов. Темные глаза прищурились от окружавшего Лоргара тошнотворного свечения. - Это твое психическое золото... жалкое подобие нашего отца...

Лоргар почувствовал, как скользит по грязи, подошвы терлись о землю, когда брат снова навалился на него со всей силой. На этот раз он не мог разорвать захват. Обе перчатки Коракса вцепились в рукоять Иллюминарума, опаляя древко и руки Несущего Слово.

- Я несу человечеству истину, - выдохнул Лоргар.

- Ты разрушаешь Империум! Ты предаешь собственный род! - в черных глазах Владыки Воронов было такое бешенство, которого Лоргар раньше не мог и вообразить. Коракс всегда казался столь молчаливым и бесстрастным. То, что за обликом альбиноса скрывается такой воин, оказалось ужасным откровением.

Кончики когтей, окутанные потрескивающим силовым полем, были уже на расстоянии вытянутого пальца от лица Лоргара.

- Я убью тебя, Лоргар.

- Я знаю, - он говорил, стиснув зубы и ощущая, как силы покидают его тело. - Но я видел будущее. Наш отец станет обескровленным трупом на золотом престоле и будет вечно кричать в пустоту.

- Ложь, - черные глаза сузились, и мышцы Владыки Воронов напряглись, усиливая нажим. - Ты повергаешь царство в хаос. Уничтожаешь совершенный порядок.

Серые глаза Лоргара светились, невзирая на напряжение тела.

- Противоположность хаоса — не порядок, брат. Это стагнация. Безжизненная и неизменная стагнация.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:59 | Сообщение # 186



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


С последним хрипом силы покинули Лоргара. Трясущиеся руки больше не могли сдерживать оружие брата.

- Вот и все, - прошипел Коракс, брызгая слюной на глаза и щеки Лоргара. - Вот и смерть, которой ты воистину заслуживаешь.

Его когти достигли лица брата. Обжигающе горячий металл медленно резал золотую кожу Лоргара. Дюйм за дюймом золотая плоть чернела, когти врезались в мясо на щеках. Даже если он спасется, эти шрамы останутся у него до самой смерти. Он знал об этом, но не тревожился по этому поводу. Окутывающее их обоих психическое пламя вспыхнуло ярче, откликаясь на боль Лоргара. Коракс прикрыл глаза, чтобы уберечь зрение, и это лишило его быстрой победы. Лоргар снова отбросил Владыку Воронов. Иллюминарум взметнулся, готовясь к удару, прежде, чем Владыка Воронов успел подняться над землей на дымном пламени, чтобы обрушиться на Лоргара сверху. Несущий Слово отбил одну из перчаток вбок, ударив по ней так сильно, что она полностью разлетелась. Когти длиной с клинок косы улетели в гущу окружающей схватки, но в это время удар второй перчатки достиг цели.

Метровые когти вошли в живот Лоргара, а их кончики блеснули, высунувшись у него из спины. Такой удар был мало опасен для примарха — Лоргар зашатался только когда Коракс рванул когти вверх. Они жгли и резали, рассекая тело Несущего Слово.

Иллюминарум выскользнул из рук пронзенного примарха. Но эти же руки сомкнулись вокруг горла Коракса, хотя Владыка Воронов и разрезал брата надвое.

- За Императора, - выдохнул Коракс, не обращая внимания на хватку слабеющего брата. Лоргар ударил его лбом в лицо, сломав Кораксу нос, но так и не смог освободиться. Владыка Воронов не уступил, даже когда второй, третий и четвертый удары головой уничтожали его изящные черты.

- Но он лгал нам, - изо рта Лоргара исходило больше крови, чем слов. - Отец лгал.

Когти дернулись, налетев на прочные кости Лоргара. Коракс выдернул их, нанеся больше урона, чем первым ударом. Кровь пузырилась и шипела, испаряясь на силовых клинках.

- Отец лгал, - снова произнес Лоргар. Он стоял на коленях, сжав руками изуродованный живот.

Глаза Коракса были бесстрастны. Он подошел ближе, единственная уцелевшая перчатка поднялась, чтобы казнить брата.

- Сделай это, - прорычал Лоргар. Психический ветер, туманное пламя — все это пропало. Он был тем же, кем всегда: Лоргаром, Семнадцатым Сыном, копией отца и единственным из двадцати, кто никогда не хотел быть солдатом. И он умрет здесь, в центре поля боя.

Гротескное ощущение уместности горькой иронии момента навалилось ему на плечи. Он не мог пошевелить ногами. В теле осталась только боль. Он едва мог разглядеть своего палача, так как от психических усилий дрожал от слабости и затуманивавшей зрение боли в сознании. В поле зрения появились смутные очертания, размытое изображение высоко занесенных косовидных когтей.

- Давай! - выкрикнул Лоргар брату.

Когти обрушились вниз и врезались в металл.

Коракс повернулся и встретился взглядом с глазами столь же черными, как у него, глядевшими с настолько же бледного лица. Его когти напряженно боролись с точно таким же оружием, оба ряда клинков скрежетали друг о друга. Одни стремились обрушиться и убить, другие поднялись в несокрушимой защите.

Черты лица примарха Гвардии Ворона были искажены яростным усилием, а его противник ухмылялся. Улыбка была натянутой и безрадостной — оскал мертвеца, чьи губы застыли в трупном окоченении.

- Коракс, - сказал другой примарх.

- Керз, - Коракс произнес имя, словно проклятие.

- Посмотри мне в глаза, - проговорил прародитель Легиона Повелителей Ночи, - и узри свою смерть.

Коракс попытался вырвать когти, но вторая перчатка Керза сомкнулась на запястье брата.

- Нет, - в смехе Керза, как и в улыбке, не было веселья, - не улетай, мой маленький ворон. Мы с тобой еще не закончили.

- Конрад, - предпринял попытку Коракс. - Почему ты это сделал?
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:00 | Сообщение # 187



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Керз оставил вопрос без внимания. Он перевел свой пустой взгляд на поверженного Лоргара, и на мертвенном лице явно проступило отвращение.

- Встань с колен, проклятый трус.

Лоргар попытался подняться на ноги, используя полуночно-синий доспех брата в качестве опоры. Керз оскалил острые зубы.

- Лоргар, ты самый отвратительный слабак, какого я когда-либо видел.

Пока шел этот разговор, Коракс не бездействовал. Он активировал свой реактивный ранец, сжигая запасы топлива, чтобы вырваться из хватки Керза. Когти Владыки Воронов освободились, и Коракс взмыл в небо, реактивные двигатели уносили его вдаль от нарастающего смеха Керза.

Керз стряхнул с себя Лоргара.

- Севатар, - произнес он в вокс, - Ворон направляется к вам, чтобы освободить своих людей.

Звуки сражения. Стрельба из болтеров. Рев танковых двигателей.

- Мы разберемся с ним, повелитель.

- Я прослежу за этим, - Керз отпихнул Лоргара обратно к Несущим слово. Вокруг них серый Легион бился с воинами в черном.

- Я с тобой закончил, золотой. Продолжай убивать Астартес своим прелестным молоточком.

Сверхъестественная физиология Лоргара стремительно восстанавливала поврежденные ткани, но примарх еще был слаб и дрожал, пока тянулся за выпавшим крозиусом.

- Спасибо тебе, Конрад.

Керз плюнул Лоргару на ноги.

- В следующий раз я позволю тебе умереть. А если ты...

Повелитель Ночи умолк, а его глаза сузились, когда он увидел появляющиеся возле Лоргара фигуры. Их броня состояла из алого керамита и костяных наростов. Звериные лапы заканчивались огромными когтями, оружием одновременно из металла и плоти. Каждый шлем венчали рога. Каждое забрало было раздвинуто в похожей на череп демонической гримасе.

- Ты не просто отвратителен, - Керз отвернулся. - Ты весь прогнил от скверны.

Лоргар смотрел, как брат идет сквозь ряды Повелителей Ночи и Несущих Слово, расталкивая их, чтобы снова добраться до Гвардии Ворона. Довольно скоро серебристые когти снова начали подниматься и опускаться, как всегда, рассекая закованные в броню тела врагов Керза.

Лоргар повернулся к Гал Ворбак.

- Аргел Тал, - улыбнулся он одному из них, мгновенно узнав его.

Существо хрюкнуло, подергиваясь от желания проливать кровь.

- Это я, сир.

- Воители, которые мне понадобятся, - Лоргар пробормотал древние слова с примесью благоговения. - Воистину, вы благословлены богами. Идите. Охотьтесь. Убивайте.

Гал Ворбак бросились прочь от своего повелителя, прыжками возвращаясь к битве и рыча на ходу.

Аргел Тал задержался. Лапа из керамита и кости сомкнулась на руке Лоргара.

- Отец. Я не смог успеть вовремя.

- Это неважно. Я все еще жив. Удачной охоты, сын мой.

Демон кивнул и повиновался.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:01 | Сообщение # 188



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Громовые ястребы», окрашенные в цвета Саламандр и Гвардии Ворона, взрывались на старте — Железные Воины перенацелили свои орудия с бойни на единственный путь спасения для лоялистов.

Невзирая на мясорубку, десятки летучих кораблей смогли подняться в воздух. Большинство их них вскоре вошли в штопор и рухнули на землю, испуская черный дым из пробитых огнем лазерных пушек двигателей. Железные Воины стреляли безнаказанно, не заботясь о том, что многие сбитые десантно-штурмовые корабли падали посреди продолжавшегося сражения. Пылающие остовы уничтоженных транспортов Астартес падали на поле боя, разметывая Несущих Слово и Повелителей Ночи куда чаще, чем немногие уцелевшие отряды выживших из Гвардии Ворона и Саламандр. Когда командиры Легиона вышли на связь и стали протестовать против бездумного разрушения, капитаны Железных Воинов ответили граничащим с изменой смехом.

- Мы все в крови сегодня, - ответил один из них по воксу Кор Фаэрону. - Имей веру, Несущий Слово, - и со смешком разорвал связь.

Время утратило для Аргел Тала всякое значение. Когда он не убивал, то двигался, охотился и выискивал, кого еще убить. Когти разрывали всякого воина Гвардии Ворона, кто попадал ему в лапы. Перед вмешательством Лоргара Коракс проредил ряды Гал Ворбак, но избранных сынов осталось достаточно много, чтобы образовать дикую стаю, двигавшуюся впереди Легиона, врезаясь в тающие порядки противника.

За время битвы он изменился. Доминирующее сознание принадлежало не ему. Он уступил большую часть контроля Рауму так же естественно, как дышал: казалось, это просто особенность его нового тела. Овладевший им демон придавал силу даже легчайшим из его ударов и вырывал из врагов куски тела, хотя Аргел Тал хотел всего лишь схватить их. Каждое движение стало лихорадочным, более голодным, пропитанным кровью и нечеловеческими потребностями. Когда он сжал когти вокруг шеи Гвардейца Ворона, собираясь задушить его, они погрузились в плоть воина и вцепились в позвоночник. Инстинкты делали каждое движение более жестоким, приносящим как можно больше боли тем, кто оказался столь глуп, что вставал перед ним.

Многие из Гвардии Ворона пытались бежать. Аргел Тал оставлял их в живых, зная, что его закованные в серую броню сородичи скосят их огнем из болтеров. Постоянно приходилось сдерживать животное желание преследовать добычу — одно только зрелище их бегства заставляло мускулы сокращаться от желания пуститься вдогонку — но он знал свою роль в этой войне. Он был воином, а не охотником.

Связь, о существовании которой он и не подозревал, стала пуста и холодна, и он ощутил, не видя этого, что Даготал умер.

Вы все связаны. Благословлены и связаны.

Секундная боль, словно отголосок старой раны — и им овладело странное ощущение потери. Оно холодило, словно тепло солнца скрылось за серым небом. Секундный озноб прошел, но знание о смерти брата впечаталось в него холодным камнем внутри черепа.

Он умер в огне. Голос Раума был запыхавшимся и восторженным. В сознании Аргел Тала пронесся каскад изображений, на которых Даготал был охвачен огнем, а вокруг него находились Гвардейцы Ворона с огнеметами. Они обливали его едким пламенем, покрывая мутировавшую броню химическим топливом и стойко перенося невероятный смрад, сопровождавший убийство.

Изображения исчезли, и Аргел Тал выронил труп того, кого он задушил. В тот же миг его снова охватило желание. Словно голод, оно требовало утоления: ему было физически больно, когда он не направлялся к добыче. Он знал, что эта дикая потребность была единственной эмоцией, доступной нерожденным. Таким было их сознание, основанное на грубых и примитивных инстинктах.

Демон направился утолить очередной приступ голода.

Содрогания стали слабее, но не прекращались. Тем не менее, Исхак был благодарен даже за небольшое снисхождение. Не игравшие критичной роли переборки со скрежетом открывались. Красный свет, заполнявший все, с мерцанием превратился в обычное освещение. Он предполагал, что "Де Профундис" выходит из гущи сражения... по каким-то причинам. Перевооружиться? Перегруппироваться? Он не знал, да это и не имело значения. Он понесся по коридорам, как только услышал, что первая из переборок начала открываться.

Многие из них были еще закрыты, изолируя секции палубы, где образовался вакуум. Это тоже не имело значения. Он не имел желания продолжать изыскания, ему просто хотелось убраться отсюда живым.

Странно, но идти медленно и спокойно мимо патрулей эвхарской пехоты оказалось труднее, чем огибать мертвые тела, устилавшие наиболее поврежденные коридоры. Отделения эвхарцев прибыли провести очистку, и он не завидовал этой работенке. Несколько раз он проходил мимо них чинной походкой и видел, как они собирают павших и упаковывают их в мешки. Он позаботился о том, чтобы прикрыть лицо капюшоном одежды слуги, и изо всех сил старался выглядеть безразличным.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:02 | Сообщение # 189



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Двери распахнулись, и перед ним предстал «Погребок» во всем своем суетливом трущобном великолепии. Даже во время битвы здесь собрались летописцы и штатские члены экипажа, которые выпивали, играли и делали, черт побери, все, чтобы не замечать бушующее снаружи сражение. Честно говоря, он их не осуждал. Он и сам так поступал в ходе предыдущих кампаний поменьше.

Его руки тряслись, когда он добрался до свободного столика. Проходившая мимо девушка принесла ему что-то, чего он не заказывал, да и не стал бы, даже если бы хотел выпить. Он высыпал несколько остававшихся у него монет, не думая о том, не переплатил ли он. Ему просто необходимо было находиться среди людей. Нормальных людей.

- Исхак Кадин. Имаджист. У меня есть ваш пикт «Де Профундис». Настоящий шедевр, молодой человек.

Исхак взглянул вверх и встретился взглядом с обведенными темными кругами глазами говорившего. Он мгновенно узнал старика.

- Вы астропат. Личный астропат Оккули Император.

- Виновен по всем пунктам, - старик отвесил странно-церемонный поклон. - Могу ли я присесть?

Ворчание Исхака сошло за разрешение. Казалось, что старику тревожно находиться в «Погребке», так же, как и в прошлый раз, когда Исхак встречал его тут.

- Я вас не видел пару недель. Говорили, что вы окончательно забросили это место.

- Я не слишком хорошо вписываюсь, но временами тишина утомляет меня. Я ощущаю потребность побыть среди других людей, - Картик обвел рукой стены. - Сражения, - сглотнул он. - Они всегда меня пробирают.

- Я знаю это ощущение. Простите, но сейчас из меня плохой собеседник, - сказал Исхак.

Астропат наблюдал за ним, не отводя взгляда.

- Ваши мысли очень громкие.

От лица Кадина отлила вся кровь.

- Вы читаете мои мысли? - он вскочил так поспешно, что у него закружилась голова. - Это законно?

Астропат отмахнулся от его озабоченности.

- Я никогда не мог читать мысли в том смысле, как вы это понимаете. Скажем так, вы очень интенсивно передаете свои эмоции. Можно увидеть, как вы смеетесь или плачете, и по лицу угадать ваши мысли. Так и я ощущаю расстройство в вашем сознании. Никаких деталей, но оно очень... громкое, - неуклюже закончил он.

- Мне это сейчас не нужно. Совсем не нужно.

- Я не хотел вас обидеть.

Исхак снова сел. Под вражеским огнем корабль задрожал достаточно сильно, чтобы у людей расплескались напитки. Большинство притворились, что ничего не произошло. Несколько человек рассмеялись, словно все это было частью приключения.

- Могу ли я поинтересоваться, работаете ли вы над еще какими-нибудь шедеврами? - спросил старик. Исхак бросил взгляд на свой пиктер.

- Не знаю. Может быть. Слушайте, мне надо идти, - он зажмурился и открыл глаза, но ничего не изменилось. - Мне не хочется тут оставаться. И я не собираюсь пить, так что считайте это подарком.

Он подвинул стакан по столу. Когда Картик взял его, палец астропата задел костяшки имаджиста. Старик подскочил, будто его пнули, и уставился на него широко открытыми глазами. Казалось, ему внезапно стало так же плохо, как и Исхаку.

- Во имя Тронного Мира... - пробормотал он. - Что... что вы видели?

- Ничего. Совсем ничего. До свидания.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:02 | Сообщение # 190



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Старческая рука Авессалома Картика вцеплась в запястье молодого человека цепко, словно вороньи когти.

- Где. Это. Было.

- Я ничего не видел, спятивший старый ублюдок.

Их взгляды встретились.

- Ты хочешь ответить на вопрос, - мягко произнес Картик.

- Я видел это на борту корабля.

- Где?

- Монашеская палуба.

- Ты сохранил изображения? Свидетельства увиденного?

- Да.

Картик выпустил его руку.

- Прошу вас, пойдемте со мной.

- Что? Да ни за что.

- Пойдемте со мной. То, что вы видели, необходимо показать Оккули Император. Если вы откажетесь, я могу гарантировать вам лишь одно. Кустодий Аквилон убьет вас за попытку скрыть это. Он убьет всех, кто скрывал это.

Снова воцарился полумрак аварийного освещения. В «Погребке» раздались протесты, а корабль вокруг них задрожал, когда его двигатели опять запылали. Они возвращались в бой.

- Я... пойду с вами.

Авессалом Картик улыбнулся. Он был уродлив — и с возрастом это не изменилось — но у него была отеческая уверенная улыбка, на многие годы сохранившаяся в памяти семьи.

- Да, - произнес старик. - Я так и думал, что это возможно.
28 Последствия Кровь — это жизнь Необычный прием

После боя он нашел Даготала.

Сперва он набрел на реактивный мотоцикл брата, лишенный энергии и наполовину зарывшийся в ургалльскую грязь. Не разбитый. Оставленный. Брошенный, когда произошли перемены, во имя желания бежать и убивать собственными когтями.

Он приблизился, перешагивая через трупы воинов Гвардии Ворона, белые символы их Легиона были перемазаны грязью или расколоты жестоким оружием. Один из воинов неподалеку был еще жив, из разбитой решетки шлема доносилось тяжелое дыхание. Протянув лапу, Аргел Тал сжал шею Гвардейца Ворона, смяв мягкую броню и оборвав жизнь воина под треск ломающихся позвонков.

Мгновенно утоленный голод не привел к притоку эндорфинов. С каждой минутой сознание Раума покидало разум Аргел Тала с неизбежностью вытекающего сквозь пальцы песка. С уходом демона возвращались собственные инстинкты и эмоции Аргел Тала. После жажды крови и неестественных желаний он ощущал себя опустошенным, использованным и очень, очень уставшим.

Перед ним протянулась его тень, неровная из-за мертвых тел, на которые она падала. Над шлемом вились огромные рога. Тело стало кошмарной смесью костяных наростов и алого керамита. Ноги были... Он не мог даже подобрать слов. Они были суставчатыми, словно задние конечности животных — льва или волка — и оканчивались большими копытами из черной кости. Их все еще покрывала его броня, придавая силуэту вид существа из нечестивой мифологии.

Аргел Тал отвернулся от своей тени. В его горле заклокотало булькающее рычание. Этот запах. Он дважды втянул носом воздух. Знакомый. Да.

Он двинулся в сторону, отбрасывая тень на мертвецов. Вот он. Даготал. Почерневшее нечто, распространяющее смрад спекшейся крови и испепеленной жизни. Его покрывала серая и красная броня, придавая останкам вид кремированной статуи посреди группы погибших Несущих Слово. Где-то вдалеке все еще стучали болтеры. Зачем? Битва была окончена. Может быть, это казнили пленных. Неважно.

Все еще обладая остатками нечеловеческого восприятия Раума, он ощутил, как приближаются остальные. Все они в какой-то мере напоминали Аргел Тала. Малнор был подергивающейся звероподобной тварью, бугрившуюся мускулатуру сотрясали частые судороги. Торгал сутулился при движении, лицевой щиток превратился в щерившуюся морду, на которой напрочь отсутствовали глаза. Не задавая вопросов, Аргел Тал и так знал, что Торгал был слеп. Возможно, ему помогали слух и обоняние, но при охоте он с демонической осведомленностью знал о присутствии смертных неподалеку. Вместо когтей, которые теперь носили большинство из Гал Ворбак, руки Торгала оканчивались длинными костяными клинками, изогнутыми, словно примитивные скимитары. Их поверхность покрывали ребристые неровные зубцы, показывая, что когда-то они были его цепными клинками.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:02 | Сообщение # 191



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В живых осталось одиннадцать из Гал Ворбак. Коракс убил больше двух дюжин — их расчлененные тела теперь были разбросаны по окрестностям — красные среди серого. В горячке боя было нетрудно обуздывать ощущения Раума, отмахиваясь от отрывочных вспышек боли, когда жизни его братьев обрывались. Но теперь, на печальном закате, было сложнее не замечать их отсутствия. От потери ему было холодно.

Аргел Тал ощущал, как тихое и незаметное присутствие демона скрывается за мучительной усталостью по мере того, как шло время. Раум не ушел, не удалился по-настоящему. Демон дремал, его холодное тело пыталось согреться в сознании Несущего Слово.

Ужасающие изменения, постигшие его тело и доспех, наконец, начали обращаться вспять. Керамит трескался и срастался. Костяные выросты втягивались обратно под кожу, возвращаясь в породивший их скелет. Как давным-давно и обещал Ингефель, процесс не был безболезненным, но Гал Ворбак уже прошли сквозь огонь этих мучений. Теперь боль была просто болью, а им доводилось терпеть куда худшее. Некоторые ворчали, когда изменения исчезали, а облик Астартес возвращался, но ни один не застонал, пока кости трещали, а мышцы сжимались.

Но их заметили. Воины других Легионов видели их в бою и после него и в той или иной степени выразили брезгливое удивление. Повелители Ночи явно не желали приближаться к Гал Ворбак. Когда Аргел Тал подошел к Севатару, капитан снял шлем и сплюнул кислоту на землю под ногами Несущего Слово. Сыны Гора — воины самого Магистра Войны — выказывали большее желание приблизиться и поговорить об изменениях. Аргел Тал не желал идти им навстречу, но Ксафен, к которому дольше всего возвращался вид Астартес, казалось, искренне желал просветить Сынов относительно будущего, уготованного избранным богами воинам.

Аргел Тал прождал еще час, пока кости не перестали болезненно хрустеть, но чувство облегчения и рядом не стояло с божественным ощущением, когда он расстегнул застежки на вороте и снял шлем.

От поля боя смердело выхлопом двигателей и насыщенной химикатами кровью, но он не жалел ни о чем, желая лишь ощутить обдувающий лицо впервые за многие недели ветер.

Сзади донеслись тяжелые и уверенные шаги. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, кто это.

- Как ты себя чувствуешь? - раздался ожидаемый голос.

- Сильным. Чистым. Праведным. А потом холодным и опустошенным. Использованным. - Аргел Тал повернулся и встретился взглядом с собеседником. - Я и сейчас ощущаю внутри себя ослабшего и дремлющего демона. Даже при наличии знания, что перемены накатываются и отступают подобными волнами, они не были похожи на что-либо, что я смогу описать. Меня тревожит знание, что они произойдут снова, но я также предчувствую это. Я... мне не хватает слов, чтобы оценить это как следует.

- Мы видели, как вы сражались, - произнес тот. - Действительно, «благословенные сыны».

Аргел Тал вздохнул, продолжая наслаждаться воздухом планеты после фильтрованного доспехом кислорода.

- Я был зол на тебя до битвы, учитель. Я прошу прощения.

Улыбка не появилась на губах Эреба, но в его глазах на мгновение проступила искренняя теплота.

- Больше не учитель.

Аргел Тал отвел взгляд и стал смотреть на поле боя. Многие тысячи облаченных в доспехи трупов. Сотни разбитых танков. В воронках все еще догорали остовы десантно-штурмовых кораблей. Из рядов Пожирателей Миров, собиравших черепа, доносился рев оживления. Воины семи Легионов-предателей снимали с мертвецов трофеи и сувениры под жужжащий скрежет цепных клинков.

- За все эти годы я не пожалел, что взял меч вместо крозиуса. Как я уже неоднократно доказал, мне не хватает красноречия, чтобы проповедовать.

Эреб подошел и встал рядом с бывшим учеником, озирая опустошение. На его броне отчетливо выделялись следы сражения — он был весь в трещинах и ожогах. Эреб никогда не посылал своих воинов в бой, не возглавляя их лично. Барельефы с гравировками, описывающими его подвиги аккуратным колхидским шрифтом, утратили цвет из-за следов пламени и содранной краски, под которой блестел металл керамита.

- Думаю, в ту ночь Астартес впервые пытался убить другого Астартес.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:03 | Сообщение # 192



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аргел Тал хорошо помнил ее.

- Давным-давно, когда я в последний раз был в Городе Серых Цветов, примарх сказал, что ты простил меня за ту ночь.

- Примарх был прав.

Глаза Аргел Тала сузились.

- Я никогда не просил о прощении. Не за это.

- И тем не менее, ты его получил. Ты до сих пор считаешь, что я зашел слишком далеко в своих методах. Я так не думаю. Мы никогда не достигнем согласия по этому поводу. Ты полагаешь, что отреагировал правильно? Подняв оружие на брата? Пытаясь убить капеллана из собственного Легиона?

- Да, - Аргел Тал не отводил взгляда. - Я до сих пор думаю, что убил бы тебя, будь у меня возможность.

Эреб остался спокоен.

- Не считая этого первого и последнего предательства, ты был куда лучшим учеником, чем считаешь сам. Верным, умным, сильным сердцем и волей.

Верным.

Мысль Раума была сонной, едва оформившейся под туманным покровом усталости. Она насторожила Аргел Тала, поскольку он предчувствовал намерения демона.

- Иногда я задаюсь вопросом, - произнес он, - какая часть нашей верности заложена в крови.

Вмешательство не осталось незамеченным Эребом.

- Геносемя меняет каждый Легион, но Несущие Слово не последуют за Аврелианом в победе и проклятии с равным пылом. Мы идем за ним, поскольку он прав, а не потому, что должны.

Аргел Тал кивнул, не соглашаясь и не возражая.

- Мне нужны ответы, - сказал командир Гал Ворбак. Гголос был отчетливым и холодным, и Эреб повернулся, услышав его.

- Ты считаешь, что сейчас время для этого? - спросил он.

Аргел Тал уставился на бывшего наставника, цинично скривившись.

- Мы стоим на останках двух Легионов, поставленных на грань уничтожения руками предателей, и ступаем по полю первой битвы гражданской войны в Империуме. Нет лучшего времени, чтобы поговорить о предательстве, Эреб.

На губах капеллана появился слабый намек на улыбку.

- Спрашивай.

- Ты и так знаешь, о чем я спрошу, так что избавь меня от необходимости произносить вопрос вслух.

- Примарх, - Эреб говорил предельно нейтрально, как всегда оставаясь политиком. - Ты хочешь, чтобы я рассказал, чем мы занимались сорок лет на основном флоте Легиона? Для этого разговора у нас нет времени. Большая часть из того, что мы узнали, содержится в «Книге Лоргара».

По скривившимся губам Аргел Тала было ясно, насколько мало ему понравился ответ.

- Половину которой, похоже, ты написал самостоятельно, - сказал повелитель Гал Ворбак.

Эреб слегка кивнул в знак согласия.

- Я добавил ритуалы и молитвы, да. Как и Кор Фаэрон. Мы многому научились и направляли примарха так же часто, как он вел нас.

Аргел Тал рыкнул от неудовольствия.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:04 | Сообщение # 193



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Говори понятнее.

- Как скажешь. Секунду, прошу тебя. - Эреб опустился на колено и вонзил свой гладиус в горло подергивающегося воина Гвардии Ворона. Когда они двинулись дальше, он стер кровь с клинка промасленной тряпицей, которую достал из подсумка на поясе.

- Ты не знаешь, каково это было, Аргел Тал. После путешествия в Великое Око Лоргар был... в смятении. Его вера в Императора уже рухнула, а истина, которую он обнаружил на краю галактики, терзала его в той же мере, что и вдохновляла. На протяжении месяцев он был охвачен нерешительностью. Кор Фаэрон второй раз принял командование флотом, и мы главным образом обрушивали свой гнев на миры, попадавшиеся на нашем пути. Несмотря на возвращение Лоргара, Легион не ощущал радости от присутствия примарха. Честно говоря, Аврелиан не был уверен, готово ли человечество узнать о подобном... ужасе.

По коже Аргел Тала пробежали мурашки.

- Ужасе?

- Это слова примарха, не мои, - Эреб толкнул сапогом очередное тело. Когда из решетки шлема донеслось скрежещущее дыхание, капеллан повторно осуществил казнь и снова вытер клинок. - Легион никогда не испытывал трудностей с принятием новой веры. Мы столь же философы, сколь и воины, и гордимся этим. Все видели, как боги заронили в нашу культуру зерна поклонения им много поколений назад. Созвездия. Культы, всегда искавшие ответы среди звезд. Сами Старые Пути. Мало кто из Несущих Слово противился истине, ведь большинство всегда в какой-то степени ощущало ее.

- Мало кто противился... - неуютная мысль пробежала по хребту Аргел Тала колючим касанием. - Была чистка? Чистка наших собственных рядов?

Эреб взвесил ответ прежде, чем произнести его вслух.

- Не все хотели выступить против Империума. Они верили, что застой — это сила, а стагнация — сохранение. Сейчас в Легионе больше нет подобного сопротивления.

Итак, Несущие Слово убивали Несущих Слово втайне от глаз других Легионов. Аргел Тал медленно вдохнул, не желая задавать вопрос, но не в силах удержаться.

- Сколько погибло?

- Достаточно, - признание не доставляло Эребу радости. - Не много, ничто в сравнении с числом отсеянных из лишенных веры Легионов, но достаточно.

Они обошли обугленный остов «Носорога» Сынов Гора. Гусеницы бронетранспортера разбились, их куски разлетелись вокруг, словно выбитые зубы, а скошенная зеленая поверхность корпуса была в отметинах от огня болтеров. Водитель был мертв, убит зарядом, пробившим лобовую броню машины. Керамит зеленовато-морского цвета был разорван шрапнелью, а сам пилот обмяк в кресле.

- Почему-то мне кажется, что это был не единственный твой вопрос, - пробормотал он.

Аргел Тал почесал щеку, и это движение стало незаметной проверкой, не претерпело ли лицо очередных изменений. Он снова стал собой, по крайне мере сейчас. Мутации были заключены внутри генокода, пока демон дремал. Он знал, что довольно скоро они вернутся. Одной этой мысли хватило, чтобы Раум зашевелился, медленно извиваясь во сне, словно животное.

- Кустодес, - сказал он. - Мы были вынуждены терпеть долгое изгнание, чтобы сохранить их в живых. Ритуал Ксафена удерживал их в молчании. Скажи мне, зачем, Эреб. Нам мучительно хотелось быть возле примарха.

- Как и всем Несущим Слово на каждом из флотов Легиона.

- Мы — Гал Ворбак. - Аргел Тал ударил кулаком по борту «Носорога», оставив вмятину на броне.

- Спокойнее, Аргел Тал.

- Мы, - повторил командир, - Гал Ворбак. Мы принесли примарху истину, заплатив за нее своими душами. Я не требую славы. Я спрашиваю о причине, по которой нас держали в изгнании.

Эреб двинулся дальше, оставляя позади танк и двух задавленных им воинов Саламандр.

- Вы прибыли и дали отражение сомнениям примарха, пока я и Кор Фаэрон не смогли заново разжечь пламя его убежденности. Мы отправились на первые покоренные нами миры — те, где мы из уважения позволили Старым Путям сохраниться в тайне. Там рвение Лоргара просветить Империум родилось заново.

- И поэтому нас не вызывали? Ритуал Ксафена, чтобы заглушить Кустодес...
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:05 | Сообщение # 194



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я знаю этот ритуал, - отмахнулся Эреб. - Я сам его составил после недель причащения. Только затем я передал его Ксафену, и он улучшался с каждым разом, когда произносилось заклинание.

Заклинание. Чары. Колдовство. Аргел Тал содрогнулся. От одного слова по коже бежали мурашки. На склоне холма начиналось сооружение огромного погребального костра и платформы, чтобы Сыны Гора могли возвыситься над «низшими» Легионами. Аргел Тал и Эреб почти не обратили на работу внимания.

- Я слышу сомнение в твоем голосе, Аргел Тал. Ты не горишь рвением убить их, и я распознаю ложь, если ты скажешь мне обратное.

- У меня нет желания убивать их. Мы стали ближе за это время, сплотившись в боях. Но я должен знать, почему их было приказано беречь.

- Они нужны мне живыми, - наконец, признал капеллан.

- Это очевидно, - фыркнул Аргел Тал. - Но зачем?

- Из-за их природы. Представь себе форму жизни, не способную к воспроизводству. Представь, что вместо этого она копирует себя, но процесс несовершенен. Она достигает бессмертия своего вида лишь создавая ослабленные версии себя поколение за поколением. Мы — пример подобного. От Императора произошли примархи, от примархов произошли истинные Астартес. Мы — вид, который называет Императора не только своим создателем, но и дедом.

Аргел Тал кивнул, ожидая продолжения. Он ощутил подступающую улыбку, вспомнив их уроки в те дни, когда они были учителем и учеником, наставником и послушником.

- Мы — третье поколение этой генетической цепи. Но что, если мастера работы с плотью, апотекарии и психически одаренные воины смогут использовать нашу связь с Императором как оружие против него? Разве нам не следует воспользоваться такой возможностью?

Аргел Тал дернул плечом.

- Не понимаю, как это возможно.

Эреб усмехнулся.

- Вспомни о Старых Путях и том, что ты знаешь об этой вере из записей в архивах. Вспомни о суевериях и догмах, которые Император стремился изгнать из сферы знания людей на протяжении своего драгоценного «Великого крестового похода». Как много самых чистых и глубинных верований человечества базировались на жертвоприношениях и кровавой магии? Кровь — это жизнь. Кровь — объект миллиона чар, связующее звено между вызывающим и жертвой, или подношение, чтобы достичь высших сил варпа. Если у тебя есть кровь существа, то можно создать яд, который убьет его и никого более — отраву, чтобы оборвать одну жизнь, но сохранить все остальные.

- А наша кровь — кровь Императора, - закончил за него Аргел Тал.

- Да. Но она разбавлена и очищена в ходе массового производства, в ней слишком много искусственых химических компонентов. Из-за них она слишком слаба, чтобы использовать ее в алхимии или колдовстве. Связь с нашим предком очень тонка.

Алхимия. Колдовство. Аргел Талу казалось очень ироничным, что, даже с демоном в его собственном сердце, ему было отвратительно слышать, как эти слова произносят так легко. Воистину, ветер перемен дул очень сильно на протяжении четырех десятилетий его неофициального изгнания.

Эреб глянул на поле боя, где Железные Воины собирали тела с тупой эффективностью, типичной для отношения этого Легиона к войне. Оснащенные огромными ковшами танки двигались сквозь завалы из трупов, толкая тела в направлении погребального костра.

- Ты понимаешь? - спросил он, не отрывая глаз от похорон.

- Ты считаешь, что связь Кустодес с Императором более тесна.

- Именно так. Они созданы на основе такого же генокода, но наш был отфильтрован для массового производства. Они чище, если не из-за качества, то из-за своей немногочисленности.

Существовало старое недоказанное утверждение, что Император был примархом Гвардии Кустодиев. Аргел Тал покачал головой.

-Тебе нужны живые Кустодес из-за их крови, - произнес он, - в погоне за тем, что может оказаться мифом.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 15:05 | Сообщение # 195



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Следует рассматривать все виды оружия, - Эреб оставался спокоен. -Никто, кроме Императора, не имел возможности изучить Кустодес, а знание — это сила. Его следует оберегать. На данный момент мы пытались проводить ритуалы с кровью одиннадцати Легионов, и все они оканчивались плачевно. Но что, если мы овладеем тайной генов Кустодес? Мы сможем использовать это знание, чтобы усилить себя, а не просто навредить врагам. Возглавляемые Яком кустодии с основного флота давно погибли в сражении. Аквилон и его подручные — одна из немногих оставшихся возможностей. Их кровь должна быть взята из бьющегося сердца, если мы рассчитываем на успех ритуалов.

Аргел Тала посетила еще одна мысль, и он заговорил, не успев обдумать ее.

- Разве не примархи ближе всех к Императору? Ты мог бы использовать их кровь для этих... ритуалов.

Эреб рассмеялся. Впервые за свою жизнь Аргел Тал слышал, как первый капеллан по-настоящему искренне смеется.

- Истина из уст младенцев, - улыбнулся Эреб. - Ты видишь хоть одного примарха-добровольца? Мы не смогли захватить здесь кого-либо из сыновей Императора, а Гор или даже Аврелиан никогда не захотят, чтобы их кровь использовали таким образом.

Аргел Тал задумался. Из шлема в его руке раздался треск вокса.

- Мой повелитель? - раздался голос Магистра флота Торва. С глубоким вздохом неохоты Несущий Слово надел шлем. Ясное зрение тут же потемнело, и замерцали отметки целеуказателя.

- Говорит Аргел Тал.

- Сэр, последние четыре корабля вышли из варпа. Оккули Император требует немедленно принять его на борт «Де Профундис».

- Разрешите. Это больше не имеет значения. У них будут подозрения, но в ярость их может привести лишь одна улика. Мы вернемся на орбиту в течение часа и разберемся с ними. Корабль получил повреждения?

- И очень большие, но мы справились с ними с помощью храбрости и молитв. Единственные повреждения, которые вы сочтете важными, получила священная палуба Легиона. Несколько пробоин в корпусе, но они изолированы и безопасны.

Аргел Тал сглотнул.

- Что с Благословенной Леди?

- В безопасности и полном здравии. Эвхарские отряды проверили полчаса назад. Флот неприятеля превратился в пыль и обломки на орбите. Как проходит битва на поверхности?

Аргел Тал несколько секунд озирал разрушения, прежде чем ответить.

- Мы победили, Балок. На данный момент этого достаточно.

Аквилон вышел из украшенного орлиными крыльями челнока и ступил на пустую ангарную палубу. Ему никогда не доводилось видеть ее столь тихой: здесь были только безмолвно ожидающие подъемные механизмы и находившиеся на своих местах у стен бездействующие сервиторы. Силы Легиона были развернуты, и все, чем командовали Несущие Слово, было направлено на мир внизу.

У основания аппарели его ждали несколько фигур. Ситран молчаливо склонил голову. Калхин и Ниралл тоже не стали салютовать — не в их привычках было выказывать почтение кому-либо, кроме Императора, возлюбленного всеми. Трое воинов расслабленно держали свои алебарды, но их позы казались стесненными. Он мог угадать напряжение в их мускулах, невзирая даже на золотые доспехи.

Внимание Аквилона привлекли двое других. Первым был Картик, который низко поклонился. Несмотря на царивший в ангаре холод, старика покрывал пот, а сердце колотилось быстро и сбивчиво. Второго он не знал. У того были смуглая кожа и внимательные глаза, в которых не было страха перед тем, что он видел. Этот был храбрецом. Или наглецом.

- Любопытный прием, - мягко произнес Оккули Император. Он не был рассержен, во всяком случае, пока, но его терпение истощилось много часов назад. Он был ошеломлен потерей контакта с флотом Несущих Слово, а это действительно было необычным приемом. Он понял, что что-то не так, как только увидел ожидавших внизу братьев.

- Ваши корабли тоже «задержались», - догадался Аквилон. - Вам не дали добраться до места сражения.

Все трое воинов кивнули.

- Я прибыл первым, - сказал Ниралл. - Менее десяти минут назад. Приближение к флоту оказалось кошмаром, ауспик звенит от сотен мертвых кораблей в верхних слоях атмосферы. Они будут падать на Истваан-V стальным дождем на протяжении десятилетий.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Первый еретик Аарона Демски-Боудена (Ересь Хоруса)
Страница 13 из 14«1211121314»
Поиск: