Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 12 из 14«121011121314»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Первый еретик Аарона Демски-Боудена (Ересь Хоруса)
Первый еретик Аарона Демски-Боудена
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:52 | Сообщение # 166



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Третья планета системы, расположенная достаточно близко к солнцу, чтобы позволить людям жить на ней, была пропитанной вирусами массовой могилой, отмечавшей злость Гора Луперкаля. Население мира прерватилось в зараженный пепел, разбросанный по безжизненным континентам, руины городов были почерневшими пятнами обожженного камня — всего за один день от цивилизации осталось только воспоминание. Орбитальная бомбардировка, проведенная с флота Магистра Войны, зажигательные заряды и нагруженные вирусами капсулы биооружия, похоже, не пощадили никого и ничего в мире. Истваан-III безмолвно вращался по орбите вокруг солнца, почти величественный в своей абсолютной опустошенности, служа изуродованным надгробным камнем для погибшей империи.

Пятая планета системы была холоднее, на ней могла существовать лишь наиболее стойкая и генетически развитая жизнь. Ее небеса заволакивали бури, поверхность покрывала тундра, и ничто в этом мире не сулило легкой жизни любому, высадившемуся на нем.

Истваан-V окружал один из величайших флотов, когда-либо собиравшихся за всю историю человеческого рода. Несомненно, это было самое впечатляющее скопление кораблей Астартес, включавшее разведчиков, крейсеры, эсминцы и флагманы целых семи Легионов. Матово-черные корпуса кораблей Гвардии Ворона сливались с пустотой вокруг их флагмана, гладкой, громадной и хищной «Тени Императора». Построившись более плотно, покрытые зеленой броней корабли Саламандр сгруппировались на орбите вокруг корабля их примарха, гигантского «Выкованного в Огне», чьи борта и бастионы украшали злобно взирающие драконоподобные горгульи из полированной бронзы.

Флот куда меньшего размера завис в верхних слоях атмосферы, он почти целиком состоял из небольших сторожевых кораблей вокруг громоздкого линкора «Феррум», обозначая присутствие Железных Рук. Корабли были компактнее, броня толще, черные корпуса были отделаны серой сталью и полированным серебром. Железные Руки выслали свои лучшие роты, в то время как основная часть Легиона была еще в пути.

Не было никаких следов вражеского флота. Корабли Гвардии Смерти, Детей Императора, Пожирателей Миров и архипредателей Сынов Гора исчезли, скрывшись от глаз имперцев и возмездия Императора.

Со сверхъестественной гармонией сотни кораблей приблизились к планете от дальних границ системы. Закованные в полночно-синюю броню боевые корабли авангарда несли на себе изображение черепа и бронзовые скульптуры легиона Повелителей Ночи. Возле своих братьев двигались Железные Воины, корабли-крепости из композитных металлов и тусклого железного керамита едва отражали свет звезд. Корабли Альфа-Легиона находились с краю огромной флотилии, окрашенные в цвет моря корпуса были расписаны стилизованной чешуей в честь избранной символом рептилии. Вычеканенные гидры щерились в космос со своих мест на бортах.

В центре приближающейся армады двигался каменно-серый боевой флот Несущих Слово, превосходивший чиленностью любой братский Легион. Флагман XVII Легиона, «Фиделитас Лекс», прокладывал себе путь к миру впереди, мощные двигатели вибрировали от легкого усилия ускорителей приближения.

Одновременный выход столь большого числа кораблей из варпа должен был бы привести к вихрю сталкивающихся корпусов и вертящихся обломков, но армада приближалась к Истваану-V со сводящим с ума спокойствием, между всеми кораблями сохранялась безопасная дистанция, пустотные щиты ни разу не соприкоснулись с треском.

С точностью, требовавшей многочисленных расчетов, флоты семи Легионов Астартес зависли в небесах над Иствааном-V. Челноки и десантно-штурмовые корабли курсировали между тяжелыми крейсерами, а на палубах всех кораблей их воины готовились к небывалой общей высадке.

Гор, предавший Императора сын, укреплял свои позиции на поверхности. Империум Людей послал семь Легионов убить своего сбившегося с пути отпрыска, не зная, что четыре из них уже наплевали на свои клятвы верности Тронному Миру.

«Погребок» был забит летописцами и свободными от службы солдатами Армии, покинувшими оперативные палубы. Исхак протолкался к стойке, заработав в свой адрес раздраженное ворчание и угрожающие восклицания, которые, как он знал, никогда не перерастут в настоящую стычку.

Он заказал пластиковый стакан (в «Погребке» избегали любых затрат) чего-то свежесваренного, хоть машинного масла, если оно не прикончит его тут же. В виде оплаты он кинул на грязную деревянную поверхность стойки несколько медяков. Без них его карманы стали явно пусты.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:52 | Сообщение # 167



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вокруг все разговоры касались одной и той же темы. Высадка. Предательство. Гор, Гор, Гор. Самым интересным ему показался тон, которым велись споры. «Император забросил Великий крестовый поход». «Гор был предан отцом». «Восстание оправдано». Это все продолжалось уже месяц, пока флот пребывал в варпе.

Исхак тронул одного из ближайших пьющих за плечо. Человек повернулся, продемонстрировав интересную географию шрамов на своем лице. На нем была эвхарская форма, в кобуре висел пистолет.

- Да?

- Скажи мне, почему ты считаешь, что это все оправдано, - произнес Исхак. - Потому что мне оно кажется простой изменой.

Эвхарский пехотинец ухмыльнулся и повернулся обратно к своим друзьям. Исхак снова тронул его за плечо.

- Нет, мне вправду интересно твое мнение.

- Отвали, парень.

- Просто ответь на вопрос, - улыбнулся Исхак.

Эвхарец осклабился. Это вышло бы более угрожающим, не застрянь между его зубов остатки последней пищи.

- Магистр Войны покорил половину галактики, так? А Император прячется на Терре уже пол столетия.

Типичная солдатская логика, подумал Исхак. Один занимался неизмеримым объемом дел по управлению целой межзвездной империей, но его уважали бесконечно меньше того, кто вел войну в простейших и агрессивных условиях, всегда имея тактическое, численное и материальное превосходство.

- Позволь мне уточнить, - Исхак изобразил задумчивость. - Ты уважаешь того, чьи армии достаточно велики, чтоб не проиграть ни единой войны, но ненавидишь того, кто создал сам замысел и кто на самом деле управляет Империумом?

Эвхарец усмехнулся формулировке Исхака и отвернулся от летописца. На какой-то момент имаджист задумался, не упускает ли он какой-нибудь ключевой момент. Несущие Слово прибыли сюда по имперскому приказу, их вызвали помочь подавить мятеж Гора. При этом люди из персонала и экипажа экспедиционного флота практически единогласно одобряли действия Гора.

Он глотнул питья и немедленно пожалел об этом.

- Восхитительно, - сказал он девушке за стойкой.

Вокруг продолжался разговор. Исхак позволил ему протекать, как он делал многие ночи, слушая и не говоря, подслушивая и не стыдясь этого. Он был пассивным сборщиком общественного мнения. Так было проще избежать драк - «Погребок» стал более «драчливым» с тех пор, как тут начали выпивать и солдаты.

- Несущие Слово не нападут на Гора, - произнес один голос с напыщенной уверенностью.

- Это не война. Они здесь, чтобы вести переговоры.

- Война будет, если переговоры сорвутся.

- Император — наследие Объединительных войн. Сейчас от лидеров Империума требуется большее.

- Гор не совершил никаких преступлений. Император слишком остро реагирует от страха.

- До битвы не дойдет. Лоргар позаботится об этом.

- Император даже не покинет Терру, чтобы справиться с этим?

- Его вообще волнует Империум?

- Я слышал, что Гор поведет остальных примархов на Терру.

Исхак оставил питье недопитым, двинувшись обратно в свою комнату на жилой гражданской палубе. Хотелось верить, что с него хватило дрянного пойла и подстрекательств, но правда была куда прозаичнее. У него почти не осталось денег.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:52 | Сообщение # 168



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На полпути к комнате он решил сменить направление. Опять сидя и скучая, он ничего не достигнет. Даже не имея денег, чтобы как следует напиться, он может заняться тем, чем занимался в первые ночи после того, как присоединился к Легиону. Это была обязанность, которую он так или иначе забросил в последние недели. Бесконечные попытки добиться встречи с одним из Гал Ворбак раз за разом наотрез отклонялись. Уединение алых воинов было нерушимо, говорили, что даже Кустодес не имеют доступа в их комнаты для медитаций. Постоянные отказы и отсутствие битв приглушили честолюбивый интерес летописца, но раз больше было нечем заняться, пришло время вернуться в игру.

Исхак проверил энергетическую ячейку своего пиктера и отправился на поиски чего-то, что сделает его знаменитым.

Примарх ждал их.

Когда они высадились из «Восходящего Солнца» и вышли на главную платформу ангара «Фиделитас Лекс», Лоргар стоял в полном боевом доспехе, сжимая серыми кулаками массивную булаву Иллюминарума. Возле него стояли в своей гранитно-серой броне Эреб и Кор Фаэрон, поверхности всех пластин доспехов покрывали выгравированные заклинания из Слова. Позади них, во впечатляющем приветственном построении, располагалась вся Первая рота в могучих терминаторских доспехах, держа в грубых кулаках двуствольные болтеры и длинные клинки.

Доброжелательное выражение лица Лоргара перешло в теплую улыбку, когда тридцать семь алых воинов вышли на ангарную палубу. Все, как один, они преклонили колени перед сюзереном.

Лоргар жестом показал им подняться.

- Ваша память столь коротка? Мои Гал Ворбак никогда не опустятся передо мной на колени.

Аргел Тал встал первым, заметив неприязнь на старческом лице Кор Фаэрона. Он зарычал, оскалив зубы на первого капитана, а когти перчатки выдвинулись.

Лоргар демонстративно усмехнулся.

- Мои молитвы услышаны, - продолжил примарх, - раз вы прибыли.

- Как и было приказано, - одновременно произнесли Аргел Тал и Ксафен.

В рядах Гал Ворбак не было сплоченности. Они не старались встать навытяжку или построиться ровным порядком. Они стояли вместе, но поодиночке, каждый оставался возле братьев, но при этом охранял личное пространство, прищурив глаза за синим хрусталем линз шлема.

- Мы высаживаемся через час, - сказал Лоргар. - Аргел Тал, Ксафен, сейчас вы идете со мной. Воссоединитесь с братьями перед началом штурма.

- Хорошо, - ответил Аргел Тал.

- Что с Кустодес? - спросил Лоргар. - Скажи мне, что они все еще живы.

- Они все еще живы. Они разбросаны по четырем малым кораблям, получив указание «присматривать за обороной», если корабли будут взяты на абордаж в грядущем сражении.

- Им известно, что будет битва? - повернулся Лоргар к Аргел Талу.

- Они не глупцы и слышали новости, распространившиеся от корабля к кораблю. Они находятся на четырех кораблях, которые... задержатся... в варпе. Их навигаторы и капитаны осведомлены о деликатности ситуации, сир. Кустодес не появятся до того, как Битва за Истваан будет выиграна.

- Их берегли, как вы и приказывали, - вмешался Ксафен. Он проигнорировал свирепый взгляд Аргел Тала, ощутив его, несмотря на надетый братом шлем.

- Это был не мой приказ, во всяком случае — не в последние годы, - примарх указал на Эреба, наклонившего голову в ответ. - Первый капеллан настаивал, чтобы они оставались живы все это время. У него есть план, для которого они нужны живыми.

Аргел Тал ничего не сказал, хотя открыто излучал раздражение. Ксафен был менее сдержан.

- Эреб, - произнес он, улыбаясь под своим лицевым щитком. - Я прислушивался к каждому дополнению и приписке в «Книге Лоргара», брат. Я воспользовался многими новыми ритуалами. Я бы хотел побольше узнать об этом.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:53 | Сообщение # 169



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- В свое время, возможно.

Ксафен поблагодарил другого капеллана, и группа двинулась. Эреб держался ближе всего к примарху, пока они удалялись — его спокойное татуированное лицо, как всегда, было горделиво и спокойно. Кор Фаэрон шел следом за ними, при каждом шаге суставы его терминаторской брони скрежетали. Ксафен двигался в точности как Эреб, но Аргел Тал взглянул с улыбкой на Первого капитана.

- Что веселит тебя, брат? - спросил пожилой полу-Астартес.

- Ты, старик. От тебя смердит страхом. Мне жаль, что они не смогли вытравить человеческий ужас из твоих костей.

- Думаешь, мне страшно? - покрытое шрамами лицо скривилось, став еще более мрачным. - Я видел больше, чем тебе известно, Аргел Тал. Мы не пребывали в праздности в истинном Легионе, пока ты болтался на краю галактики, изображая няньку при Кустодес.

Аргел Тал просто усмехнулся, смех вышел из шлема низким рычанием скрежещущего вокса.

«Фиделитас Лекс» стал местом собрания редкой важности.

Войдя в зал совета, Аргел Тал не смог сдержать благоговейный выдох. Он ожидал совещания капитанов, капелланов и Магистров орденов Несущих Слово. Но не предвидел присутствия командиров из Повелителей Ночи, Альфа-Легиона и Железных Воинов, не говоря уж о трех фигурах, стоявших вокруг центрального гололитического стола.

Толпа расступилась, пропуская Лоргара в центр, где он встал рядом с братьями. Ни один из трех не поприветствовал его, равно как никто не выказывал уважения к остальным.

Заняв место впереди собравшихся Астартес, Аргел Тал проворчал приветствие двум ближайшим капитанам. Символика сообщала их личность гладким нострамским почерком: первый — высокий и суровый воин, с наплечников которого на железных цепях свисали отделанные бронзой черепа — имел обозначения Десятой роты и выгравированное имя Малхарион.

Второй не нуждался в представлении, поскольку всякий узнавал его с первого взгляда. Его броня была обвита растянутыми кожистыми кусками освежеванной плоти, а со щитка шлема свирепо взирал выбеленный череп. Его имя разнеслось по всему Империуму, почти столь же знаменитое, как у Абаддона из Сынов Гора, Эйдолона из Детей Императора, Ралдорона из Кровавых Ангелов... возможно, даже как у самих примархов. Аргел Тал склонил голову в знаке уважения к Севатару, Первому капитану легиона Повелителей Ночи. Воин кивнул в ответ.

- Ты опоздал, - голос прозвучал скрежещущим рыком.

Аргел Тал не попался на приманку Повелителя Ночи.

- Как ты наблюдателен, - отозвался он. - Умеешь смотреть на хронометр.

Из-под нарисованного на шлеме Севатара черепа донеслось гортанное довольное ворчание.

В центре собравшихся командиров и повелителей Лоргар поднял руки, призывая к тишине. Перепалки, ропот и смешки среди Астартес смолкли.

- Времени мало, - произнес золотой примарх, - а события уже происходят. Присутствующие в этой комнате не питают иллюзий относительно того, с чем мы имеем дело. Восемь Легионов, четыре из которых наши, и бесчисленные миры восстают против Империума. Если мы собираемся отправиться на Терру и занять престол, мы должны уничтожить Легионы, оставшиеся верными Императору. И сделать это самостоятельно. Неважно, насколько верны наши полки Армии, они будут разбиты, если окажутся на поверхности Истваана. Так что мы будем сражаться без них: Астартес против Астартес, брат против брата. В этом есть поэтичность, которую, уверен, вы оцените.

Никто не проронил ни слова. Лоргар продолжил.

- Вы все шли разными путями, но все мы пришли к одному и тому же. Император обманул наши надежды. Империум обманул надежды всех нас.

На этом месте Лоргар кивнул в сторону наиболее крупной группы собравшихся Повелителей Ночи, облаченных в покрытую молниями броню.

- Он разочаровал нас слабостью своих законов, упадком культуры и несправедливостью, творимой по отношению к служившим вернее всех.

Он указал на голый керамит капитанов Железных Воинов.

- Он разочаровал нас, не признавая наших достоинств, ни разу не вознаградив нас за кровь, которую мы пролили во имя его возвышения, и не давая единства, в котором мы нуждались превыше всего.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:53 | Сообщение # 170



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Альфа-Легион в чешуйчатых доспехах стоял неподвижно и молча.

- Он разочаровал нас, - Лоргар склонил голову к ним, - изъяном в своей сердцевине, несовершенством в погоне за идеальной культурой и слабостью против вторжений племен ксеносов, которые желают исказить человечество в угоду своим целям.

Наконец, примарх повернулся к собственным капитанам, серую броню которых украшали молитвенные свитки.

- И он разочаровал нас, больше, чем всех остальных, тем, что основан на лжи. Империум выкован опасным обманом и подтачивает всех нас, требуя принести истину в жертву на алтарь необходимости. Это империя, распространяющая грех, которая заслуживает смерти. И отсюда, с Истваана-V, мы начнем очищение. Из этого праха восстанет новое царство людей: Империум правосудия, веры и просвещения. Империум, провозглашенный, руководимый и защищаемый воплощениями самих богов. Империя, достаточно сильная, чтобы устоять в огне и крови будущего.

Произошедшая в зале перемена была незаметной, но она не могла укрыться от чувств Астартес. Каждый воин выпрямился еще сильнее, руки легли на эфесы и рукояти убранного в ножны оружия.

- Император думает, что мы верны. Четырем нашим Легионам было приказано прибыть сюда только из-за этого ошибочного мнения. Но наш союз здесь и сейчас — плод десятилетий планирования. Он был предначертан и воплощен согласно древнему пророчеству. Хватит прятаться в тени. Хватит манипулировать движением флотов и подделывать данные экспедиций. С этого дня Альфа-Легион, Несущие Слово, Железные Воины и Повелители Ночи будут вместе — обагренные кровью, но несгибаемые под знаменем Магистра Войны Гора, второго Императора. Истинного Императора.

Астартес пристально смотрели, никто не шевелил ни единым мускулом. Примарх словно обращался к армии статуй.

- Я вижу ваши глаза, - Лоргар с улыбкой оглядел комнату, - даже за шлемами. Я вижу колебание, тревогу, недоверие даже ближайших братьев среди вас. Мы не друзья, не правда ли? Мы никогда не были союзниками. Наши Легионы в родстве по крови, но еще не объединились в проверенном и избранном братстве. Но помните вот что, глядя на тени доспехов, столь отличных от ваших собственных. Вас объединяет праведность. Вы едины во мщении. Каждое оружие в этом зале поднято во имя одной цели. И это, мои сыновья, братья и кузены... Это вся сила, в которой мы нуждаемся. После сегодняшнего дня мы станем братьями. Горнило войны позаботится об этом.

После слов Лоргара воцарилась тишина. Примарх повернулся обратно к гололитическому столу, вводя коды, необходимые для включения генератора изображений, когда за его спиной раздалось приглушеное лязганье.

Лоргар оглянулся через плечо в поисках источника звука. Несколько капитанов Несущих Слово обменивались рукопожатиями с себе подобными из других Легионов, все больше присоединялось к ним с каждым мигом. Они брались за запястья, традиционным воинским жестом заключения договора.

Аргел Тал протянул руку Севатару. Повелитель Ночи сжал запястье Несущего Слово, а глаза их лишенных эмоций шлемов встретились.

- Смерть Ложному Императору, - произнес Севатар, став первым из живущих, кто употребил слова, эху которых было суждено пройти сквозь тысячелетия.

Проклятие было подхвачено другими голосами, и вскоре его выкрикивали во все горло.

Смерть Ложному Императору. Смерть Ложному Императору. Смерть. Смерть. Смерть.

В центре ликования четверо примархов улыбнулись. Каждыйиз изгибов их губ был по-своему холоден, отвратителен, насмешлив или снисходителен, но на тот момент это было больше всего похоже на выражение ими каких-либо эмоций.

Лоргар ввел последний управляющий код. Гололитический стол с гулом ожил, встроенные генераторы включились и спроецировали мерцающее изображение тундры на поверхности. Зернистая картинка, искаженная полосами статики, парила в воздухе над столом. Алые, серые, зеленые, словно море, полуночные и темно-железные шлемы поднялись, чтобы взглянуть на нее. Была видна тянувшаяся на несколько километров ложбина, выдолбленная тектоническим столкновением.

- Ургалльская низина, - произнес один из братьев Лоргара грохочущим баритоном. - Наши охотничьи угодья.

Вероятно, некогда Конрад Керз был величественным созданием. Все в его манере держаться говорило о том, что царственная натура теперь разбита вдребезги, изящество и величие отброшены, и от принца-воителя осталась лишь самая его суть смертносного мертвенного аристократизма. Облаченный в черную броню, отделанную матовой бронзой, примарх Повелителей Ночи указал на ложбину силовой перчаткой с четырьмя изогнутыми когтями.

- Увеличить изображение.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:54 | Сообщение # 171



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Невидимые сервиторы исполнили распоряжение в точности. Трехмерный гололит на мгновение расплылся, а затем показал более подробный ландшафт. На одном краю ложбины находилась крепость из пластали, керамита и рокрита, смутно различимая из-за дымки пустотных щитов, защищавших ее от орбитальной бомбардировки. Панорама массивных бастионов, баррикад, траншей и земляных укреплений окружала ее несокрушимой стеной. Каждый из присутствовавших воинов мог увидеть ее сущность: шедевр оборонительного искусства, созданный, чтобы противостоять десяткам тысяч вражеских солдат.

На другом краю каньона расположился значительных размеров флот десантно-штурмовых кораблей и десантных капсул, но глаза всех в зале обратились к тому, от чего темнел центр ущелья.

Две армии были вовлечены в нарастающий конфликт, две сероватые массы сокрушительных боевых порядков, ставших единой ордой.

- Увеличить центральный сектор, - распорядился примарх Керз.

Изображение снова расплылось и перефокусировалось, показав искаженную помехами нечеткую картину...

- Гражданская война, - Конрад Керз широко улыбнулся, его глаза засияли. - Две стороны равны, поскольку наши братья из Гвардии Смерти, Пожирателей Миров, Сынов Гора и Детей Императора удерживают господствующую позицию, а Железные Руки, Саламандры и Гвардия Ворона имеют численное преимущество.

Вздохнув, Аргел Тал зарычал, ощутив, как губы увлажнились желчью. Ближайшие головы повернулись к нему, но он не обратил внимания на настороженные взгляды.

- Брат? - спросил по воксу Эреб со своего места возле примарха.

- Я хочу пить, - улыбнулся Аргел Тал, заговорив по личному каналу.

- Ты... хочешь пить?

- Я вкусил крови Астартес, Эреб. Ее вкус столь насыщен, что никогда не исчезнет из памяти, а ее генетическая святость обжигает язык. Я снова отведаю ее на Истваане-V.

Капеллан не ответил, но Аргел Тал видел, как Эреб повернулся к Кор Фаэрону, и отлично знал, о чем они переговариваются по безопасному каналу. От этой мысли он самодовольно ухмыльнулся. Глупые маленькие создания. Они так лихорадочно жаждут временной власти. На мгновение он ощутил жалость к примарху, который провел последние сорок лет, руководствуясь их скучными замыслами. Эта мысль также усмирила его подступающий гнев. Что они делали все это время? Реплика Кор Фаэрона о том, что Аргел Тал был нянькой при Кустодес вдали от «истинного Легиона», задела его глубже, чем он хотел признать.

Рычание стихло в его горле, сменившись звериным поскуливанием.

- Тихо, - проворчал Севатар.

Аргел Тал напрягся, задержав дыхание и подавляя вспышку злобы, которую он ощутил, когда с ним заговорили таким образом. Что бы ни было связано с ним, оно действительно ненавидело подчиняться.

Раум.

Что?

Я — Раум.

Аргел Тал почувствовал, как его сердце бьется одновременно с шепчущими звуками. Желчь на губах пузырилась, вскипая, а безжалостно свирепая боль пронзила руки до костей.

Ты — вторая душа, которую мой отец видел так давно.

Да.

Ты искажаешь мои мысли. Я постоянно на грани ярости или высказывания резких слов моим братьям.

Я выношу на поверхность лишь то, что уже есть в тебе.

Я не позволю тебе подчинить меня.

Я не буду пытаться. Мы едины. Я спал достаточно долго, чтобы проникнуть в каждую клетку твоего тела. Это твоя плоть, и это моя плоть. Скоро она изменится. Мы — Аргел Тал, и мы — Раум.

Твой голос такой же, как мой.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:54 | Сообщение # 172



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Так моя душа говорит с твоей, а наша общая плоть придает этому человеческий смысл. У меня нет голоса, кроме того рычания, которое мы будем издавать, проливая кровь.

Аргел Тал ощутил обжигающую влагу вокруг облаченных в перчатки пальцев.

Мне больно. Я не могу пошевелить руками.

Симбиоз. Союз. Равновесие. Будут моменты, когда ты поднимешься наверх. Будет время, когда поднимусь я.

Тогда что это за боль?

Это прелюдия к грядущим переменам.

Боги уже позвали. Предначертанное время пришло... Я быстрее, сильнее и энергичнее, чем раньше. И я не могу снять доспех или шлем.

Да. Это наша новая кожа.

Какие еще могут быть перемены?

Раум рассмеялся дразнящим издалека слабым шепотом.

Ты услышишь богов множество раз за свою жизнь. Предначертанное время на самом деле еще не настало. Ты слышал призыв начать Долгую Войну, но боги еще не закричали. Это лишь прелюдия.

Но я их слышал. Мы их слышали.

Ты узнаешь этот крик, когда услышишь его на самом деле. Я обещаю это.

- ...Гал Ворбак будут вместе с Железными Воинами, образуя наковальню, - закончил Лоргар.

Аргел Тал сконцентрировался на окружавших. Боль в руках ослабла. Не зная, что следует сказать, он кивнул головой в сторону примарха, соглашаясь со словами Лоргара, не зная, о чем они были. Примарх ответил доброжелательной улыбкой, похоже, ощущая рассеянность своего сына.

Лорд Керз перевел недремлющие глаза на своих Астартес.

- Тогда мы готовы. Моя Первая рота также примкнет к Железным Воинам для нанесения первого удара.

- Dath sethicara tash dasovallian, - прошипел он на нострамском языке. - Solruthis veh za jass.

Капитаны Повелителей Ночи ударили темными перчатками по нагрудникам.

- Облаченные в полночь, - хором отозвались они.

- Железо внутри, - хрипло произнес Пертурабо и закинул свой тяжелый боевой молот на плечо. - Железо снаружи.

В ответ его люди ударили рукоятями своих топоров и молотов по полу.

Воины Альфа-Легиона и сам их примарх остались безмолвными.

Завершить собрание выпало Лоргару, как и предвидел Аргел Тал.

- Силы на поверхности сражаются уже почти три часа, не выявив победителя. Даже сейчас лоялисты ждут, что мы совершим высадку, веря в то, что мы усилим их перед финальным нападением. Все мы знаем свои роли в этом спектакле. Все мы знаем о крови, которую должны пролить, чтобы спасти наш род от вымирания и утвердить Гора Владыкой Человечества.

- Братья, - уважительно склонил голову примарх. - Сегодня мы делаем первый шаг к созданию великого царства. Да пребудут с вами боги.

Когда Аргел Тал направился к выходу из зала, он увидел, как бывший наставник манит его. Эреба можно было назвать красивым лишь в той же мере, что и оружие: холодный клинок, опасный независимо от того, кто его держит, отражающий свет, не излучая собственного. Командир Гал Ворбак подошел ближе, издавая тихое воющее рычание, наслаждаясь ощущением собственной ярости. Эреб хотел поговорить с ним, и Кор Фаэрон почти наверняка останется рядом. Это само по себе было поводом для беспокойства. Какие амбиции они внушили примарху за четыре долгих десятилетия? Что они видели и чему научились?

Рычание стало громче.

Ненавидь его, но не нападай. Он избран. Так же, как ты.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:54 | Сообщение # 173



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Я буду всегда слышать твой голос?

Нет. Наш конец предрешен. Нас уничтожат в тени огромных крыльев. И потом ты больше не услышишь моего голоса.

Аргел Тал почувствовал, как его кровь похолодела, и знал, что, по крайней мере, это ощущение не было частью обещанных изменений его тела.

- Эреб, - поприветствовал он Первого капеллана. - Я не в настроении спорить.

- Я тоже, - сказал старший воин. - Многое случилось с тех пор, как мы последний раз говорили. Мы оба видели многое, и каждый делал трудный выбор, чтобы придти к этому моменту, - Эреб посмотрел в линзы Аргел Тала своим серьезным каменным взглядом. Было трудно не уважать капеллана за его постоянную выдержку и огромное терпение.

Еще было тяжело забыть его огромное разочарование, став его причиной.

- Я слышал обо всем, что вы видели и преодолели, - продолжил Эреб. - Ксафен держал меня в курсе.

- Что ты в этом понимаешь? - пробормотал Аргел Тал, и даже для него самого слова прозвучали инфантильно.

- Я горжусь тобой, - Эреб кратко коснулся рукой плеча Аргел Тала. - Просто хотел сказать тебе об этом.

Не сказав больше ни слова, Эреб пошел прочь, следом за примархом. Кор Фаэрон издал влажно булькающий смешок и медленно последовал за ним, скрипя суставами терминаторской брони.
25 Вторая волна Перемены Предательство

Это была битва, с которой начиналась война.

Ургалльская низина оказалась полностью перемолота подошвами и гусеницами бессчетных тысяч воинов Астартес и бронетехники их Легионов. Верные примархи находились в самой гуще боя: Коракс из Гвардии Ворона, удерживаемый в небе черными крыльями, прикрепленными к огнедышащему реактивному ранцу; лорд Феррус из Железных Рук в сердце битвы, крушащий серебряными руками всех изменников, оказавшихся в пределах досягаемости, преследующий и хватающий тех, кто пытался скрыться; и,наконец, Вулкан из Саламандр, закованный в чешуйчатую механизированную броню, его боевой молот издавал громовые раскаты, врезаясь в не выдерживающие доспехи и круша их, словно фарфор.

Примархи-предатели убивали так же, как их братья: Ангрон из Пожирателей Миров рубился с дикой яростью, размахивая цепными клинками налево и направо, едва ли различая, кого сразил; Фулгрим из печально известных Детей Императора смеялся, отводя неуклюжие замахи воинов Железных Рук, ни на миг не прекращая грациозно двигаться; Мортарион из Гвардии Смерти, словно отвратительное эхо древних мифов Терры, пожинал жизни каждым опустошительным взмахом своей косы.

И сам Гор, Магистр Войны Империума, ярчайшая звезда и величайший из сынов Императора. Когда его Легионы вышли в поле, их сюзерен укрылся в крепости, возвышавшейся на дальнем краю ложбины. Губы Гора, защищенного и скрытого от глаз братьев, все еще сражавшихся за Императора, не переставали двигаться — он продолжал раздавать приказы помощникам, которые передавали их ведущим бой воинам. Глаза оставались прищурены, пока он следил за организованной и управляемой его волей резней, происходившей на сцене внизу.

Наконец над этой бурей скрежещущего керамита, грохочущих танковых орудий и стучащих болтеров в атмосфере с воем двигателей засветились огни десантно-штурмовых кораблей, десантных капсул и штурмовых посадочных модулей второй волны. Небо потемнело, когда слабое солнце затмили десять тысяч птицеподобных теней, а от восторженного рева, изданного лоялистами, содрогнулся сам воздух.

Изменники, обагренные кровью и потрепанные Легионы, верные Гору, без раздумий начали пробивать себе путь к отступлению.

Аргел Тал наблюдал за всем этим из кабины «Восходящего Солнца», когда «Громовой ястреб» нырнул вниз, с воем двигателей пролетев над воюющими армиями. Армада летающих машин Несущих Слово, цвет корпусов которых подходил к мрачной погоде этого холодного мира, направлялось к краю ложбины.

- Достаточно далеко. Садимся, - приказал он Малнору, управлявшему кораблем.

- Так точно.

Два алых десантно-штурмовых корабля, возглавлявших серую стаю, начали спуск. Выбранное Несущими Слово место посадки было недалеко от точки, от которой Гвардия Ворона начала свое изначальное наступление, так что стая величественных гранитно-серых кораблей коснулась земли возле своих угольно-черных близнецов.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:55 | Сообщение # 174



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Подтверждающие щелчки разнеслись в перегруженной вокс-сети, когда посадочные модули четырех Легионов достигли цели. Ход сражения был переломлен на одиннадцатом часу. Гор и его мятежники начали полномасштабное отступление к своей крепости.

Аргел Тал сошел по аппарели и сделал первый вдох фильтрованного воздуха Истваана-V. Он был холодным, холодным и едким, с насыщенным земляным запахом перемолотой грязи и вездесущего выхлопа двигателей. Быстрый осмотр через линзы показал панораму разворачивающегося сражения, вороноподобные корабли Повелителей Ночи опускались с одного фланга, а боевые машины Альфа-Легиона — с другого. Основные силы Несущих Слово поддерживали братские Легионы на краях низины, и на краткий вдохновляющий миг Аргел Тал заметил блеск серого, слоновой кости и золота, выделявший Лоргара среди избранной Первой роты.

Затем примарх пропал, скрывшись вдали среди дыма и огромного количества десантно-штурмовых кораблей, разделивших два места.

Железные Воины заняли главную возвышенность на месте высадки лоялистов и заметно укрепляли ее, возводя заранее подготовленные пласталевые бункеры. Громоздкие посадочные модули сбрасывали боевые постройки: массивные металлические рамы выпадали из грузовых захватов транспортников на малой высоте, платформы врезались и углублялись в землю, и воины-мастера IV Легиона работали, укрепляли, соединяли их и возводили высокие огневые точки. Турели сотнями поднимались из укрепленных позиций, а из недр войсковых транспортов Железных Воинов выкатывались орды лобомированных сервиторов, единых в стремлении подключиться к системам вооружения.

Все это время Пертурабо, примарх IV Легиона, наблюдал с бесстрастной гордостью. Он был облачен в многослойный керамит, который подошел бы для танковой брони, щелканье и скрежет сервоприводов в суставах сопровождали даже самые малейшие изменения в его позе.

Время от времени он бросал краткие взгляды на представителей других Легионов среди его людей, подтверждающе кивал капитанам Несущих Слово и Повелителей Ночи, находившимся на его оборонительных бастионах. Кивок становился красноречивее в сочетании с жестким выражением глаз примарха: даже не пытаясь изобразить уважение, он подтверждал их присутствие и велел заниматься своими делами. Пусть остаются здесь, как велели примархи, до тех пор, пока ни во что не вмешиваются. Железным Воинам не нужно, чтоб они путались под ногами. Все это время продолжались грохот и скрежет военного строительства, а огневые точки поднимались все выше, возводились стены с амбразурами, защитные орудия жужжали, наводясь на центр равнины.

Аргел Тал и Ксафен вели Гал Ворбак от их «Громовых ястребов» через скопление приземлившихся десантно-штурмовых кораблей в направлении баррикад, возводимых металлическими фигурами Железных Воинов. Земля слабо вздрогнула от поступи Астартес, когда Несущие Слово присоединились к сомкнутым рядам отряда Аргел Тала и последовали за ним. Тысячи воинов ждали его сигнала, поднятые знамена отмечали роты и ордены.

Далее, за нарастающей массой боевых танков Железных Воинов и собирающихся Астартес, Аргел Тал разглядел закутанную в плащ фигуру Первого капитана Севатара и его элитную Первую роту, Атраментаров. Их броню обвивали бронзовые цепи, пристегивавшие оружие к рукам. Повелители Ночи ждали сигнала.

- Мы должны стать наковальней, - обратился Ксафен по воксу к собравшимся Несущим Слово, ожидавшим у баррикад. - Мы- наковальня, а наши братья образуют молот, которому предстоит обрушиться. Враг будет брести к нам, уставший, сжимая опустевшие болтеры и сломанные клинки, веря, что наше присутствие даст им передышку. Железные Руки обрекли себя, оставшись в поле, но уже сейчас вы видите, как к нам приближаются выжившие из двух Легионов. Саламандры. Гвардия Ворона. Мы должны сдержать их достаточно долго, чтобы наши браться уничтожили их ударами с флангов и тыла.

Аргел Тал уже отключился. Он наблюдал, как сражение распадается на части, видел, как упорные Железные Руки окружили своего примарха в сердце битвы. Праведное негодование, из-за которого они остались на месте, будет стоить им жизни раньше всех остальных.,

Лиственно-зеленый керамит Саламандр образовал отступающую массу, взбирающуюся вверх к баррикадам Железных Воинов с восточной стороны, а одетые в потрепанные черные доспехи воины Гвардии Ворона направлялись к объединенным силам Повелителей Ночи и Несущих Слово. Расстроенные боевые порядки лоялистов, направляющиеся вверх по склону, уже начинали восстанавливаться вокруг несущих знамена сержантов.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:55 | Сообщение # 175



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аргел Тал сглотнул наполнившее его рот нечто, напоминавшее по вкусу отравленную кровь. Он не мог сдержать слюноотделение.

Раум, - произнес он беззвучно, но ответа не последовало. В какой-то момент он со странной отчетливостью осознал, что ощущает кожей ветер. Не локальное давление от пробоины в доспехе, а всей кожей — слабо обдувающий его плоть ветер, словно в броне выросли нервы, способные передавать внешние ощущения. Руки снова заболели, но в этот раз боль была новой: ощущение разбухания, растягивания, мучение мяса, ставшего податливым, как глина, скрип крошащихся костей, все еще остававшихся внутри.

Круги целеуказателя, который он не включал, завертелись перед глазами, мерцая поверх синих линз в поисках добычи.

Ниже взбирались на холм тысячи воинов Гвардии Ворона. Ни один из их доспехов не избежал следов от битвы. Невзирая на расстояние, зрение Аргел Тала позволило ему разглядеть, что у некоторых воинов висели на ремнях опустевшие болтеры, а свитки с клятвами превратились в обгорелые обрывки пергамента, трепетавшие на ветру.

- Шестьдесят секунд, - прорычал он в вокс.

- Так точно, - хором отозвались три тысячи воинов, стоявшие рядами возле него.

Даготал сидел в седле, глядя поверх баррикад. Репульсорный двигатель, встроенный в раму реактивного мотоцикла, гудел в такт его движениям, взвизгивая громче, когда наездник наклонялся вперед, чтобы посмотреть, как приближается отступающая Гвардия Ворона.

Его задачей было объезжать края битвы, уничтожая всех беглецов, пытающихся уклониться от основной схватки. Хотя всего пятеро из его мотоциклистов пережили переход в Гал Ворбак много лет назад, они были возле него, запуская двигатели и готовясь к тому, что им предстояло сделать.

Он моргнул, смахивая жгучий пот с глаз, тяжело и скрежещуще дыша, пытаясь не обращать внимания на завывающий в сознании голос. Боль в горле нарастала часами до того момента, когда сглатывание стало вызывать неимоверные муки. Сейчас даже дышать было тяжелым испытанием. Из переутомленных слюнных желез выделялся горячий пузырящийся яд, капавший с подбородка. Кислотная отрава стекала с нижней челюсти каждые несколько секунд, и он не мог больше глотать и нейтрализовывать ее.

- Тридцать секунд, - донесся голос Аргел Тала.

Даготал нетвердым голосом забормотал бессмысленные звуки, кислота с шипением закапала из-под решетки шлема.

Торгал нажал руну с шестерней на своем цепном топоре, меняя настройку с мягкой ткани на бронированные пластины. Второй ряд более толстых зубцов выдвинулся параллельно первому. На самом деле, оружием с цепным лезвием всегда было трудно сделать что-то большее, чем ободрать краску с керамита, но оно с легкостью прорежет жгуты псевдомышц в сочленениях доспеха или внешние силовые кабели.

Он уже час плакал кровью, не ощущая ни печали, ни каких-либо других эмоций. Торгал был уверен, что, сумей он снять шлем, на щеках остались бы багровые полосы, окрасившие кожу навечно, словно татуировка. Каждый раз, когда он моргал, слезные протоки выталкивали на его лицо еще больше водянистой кровавой жидкости. Пошевелив языком во рту, он порезал его о зазубренные зубы, на несколько секунд испытав боль, пока маленькие порезы затягивались.

Густая и темная кровь сочилась из сочленений суставов перчаток, соединив пальцы с рукоятью топора. Он не мог разжать руку. Не мог отпустить оружие, сколько бы ни пытался.

- Двадцать секунд, - произнес Аргел Тал.

Торгал прикрыл глаза, чтобы проморгаться, но они больше не открылись.

Дыхание Малнора с хрипом входило и выходило из решетки вокалайзера. Его одолевал хор голосов, и на короткий момент ему показалось, что он слышит всех, кого встречал за свою жизнь. Кости била дрожь, которую он не мог подавить.

- Десять секунд, - донесся голос Аргел Тала. - Приготовиться.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:55 | Сообщение # 176



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Подергивающаяся голова Малнора повернулась к приближающимся рядам Гвардии Ворона. На ретинальном дисплее вспыхнули указатели дистанции, мерцавшие при распознавании символов отделений на наплечниках.

Малнор ухмыльнулся и покрепче сжал болтер.

- Братья, - проскрипел голос. - Говорит капитан Торизиан, 29-я рота Гвардии Ворона.

В авангарде марширующих Астартес поднял руку в приветственном жесте облаченный в плащ капитан. Пустой болтер висел в магнитном зажиме на бедре, в левой руке блестел гладиус. От плаща, некогда бывшего королевско-синего цвета, остались рваные лохмотья. Аргел Тал поднял руку в ответ и отозвался по воксу.

- Говорит Аргел Тал, Повелитель Гал Ворбак, Легион Несущих Слово. Как битва, брат?

Предводитель Гвардии Ворона рассмелся, подходя ближе.

- Неверные псы уже бегут с поля боя, но все они дерутся как черти. Во имя Терры, счастье видеть вас. Наш примарх распорядился отступить, чтобы пополнить припасы, но лорд Коракс не эгоистичен. Он не желает, чтобы нам досталась вся слава в этот величайший из дней.

Аргел Тал чувствовал, как воин улыбается, продолжив говорить.

- Удачной охоты всем вам. Слава Несущим Слово! Слава Императору!

Командир Гал Ворбак не ответил. Приближающаяся Гвардия Ворона была почти у самых баррикад. Он ощутил, как мышцы напрягаются и подергиваются от отвратительной потребности.

- Брат? - спросил Торизиан. Доспех капитана относился к старому тиу брони Мк-III ”Железный”, он был массивнее и тяжелее, почти примитивным в сравнении с типом «Максимус», используемым XVII Легионом. - Каковы ваши планы относительно штурма?

Аргел Тал вдохнул и приготовился произнести проклятие.

Не зная, почему, он не мог перестать думать о словах, сказанных ему Лоргаром столь давно.

«Ты — Аргел Тал. Ты родился на Колхиде, в деревне Сингх-Рух, в семье плотника и швеи. Твое имя означает «последний ангел» на наречии племен южных степей».

Он мельком подумал о своих родителях, умерших уже двести лет тому назад. Он никогда не был на их могиле. Он даже точно не знал, где она находится.

Его отец был спокойным человеком с добрыми глазами, его плечи сгорбились от занятия ремеслом всю жизнь. Мать была похожа на мышь, у нее были темные глаза и черные волосы, завитые так, как было принято у южных племен. Она много улыбалась. Это навсегда осталось в его памяти.

Как же далеко он забрался в пространстве и времени от хижины из соломы и грязи, стоявшей на берегу реки. Он почти чувствовал на своих руках речную воду, прохладную на ощупь, даже когда она искрилась под жестоким колхидским солнцем.

У него было четыре сестры. Все они были далеко, и все были мертвы, как и родители. Они плакали, когда Легион пришел за ним, хотя в то время он не понимал, почему. Он видел лишь веселое приключение в том, чтобы быть избранным святыми воинами. Младшая — Лакиша, всего на год старше него самого, дала ему ожерелье из зубов пустынной собаки, которое сделала своими руками. Он чувствовал его и теперь на своем запястье, он надевал его каждое утро, поднявшись и завершив медитацию. Изначальная веревка давно сгнила, но он нанизывал зубы шакала на новую нить каждые несколько лет.

Старшая из сестер, Думара, каждый день говорила ему, что он не годен ни на что, кроме как путаться под ногами. Но в тот день она не произнесла ни одного злого слова, а вместо этого принесла ему в дорогу одеяло из козьей шерсти.

- Это ему не понадобится, - произнес громадный серый воин механическим голосом.

Думара отшатнулась назад, прижав одеяло к груди. Вместо того, чтобы отдать его мальчику, она поцеловала его в щеку. Она тоже плакала. Он помнил, как от ее слез его лицо увлажнилось, а он надеялся, что воин не подумает, что это он плачет. Он должен был выглядеть храбрым, иначе воин мог его не выбрать.

- Как зовут мальчика? - требовательно спросил воин.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:56 | Сообщение # 177



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мать удивила его собственным вопросом.

- А как твое имя, воин?

- Эреб. Мое имя — Эреб.

- Благодарю тебя, повелитель Эреб, это мой сын - Аргел Тал.

Аргел Тал. Последний ангел. Он появился на свет болезненным малышом, в год упадка и засухи, и его имя означало, что он последний из детей, которые родятся у его матери в этом сухом, мучимом жаждой мире.

- Прости меня, - прошептал он теперь. Он не собирался произносить эти слова вслух, но не жалел об этом.

- Брат? - протрещал голос Торизиана. - Повтори, пожалуйста.

Взгляд серых глаз Аргел Тала стал твердым, словно кремень.

- Всем Несущим Слово, - сказал он. - Открыть огонь.
26 Бойня у места высадки Пробоина в корпусе В тени огромных крыльев

Торизиан столкнул с себя тело сержанта и пополз вперед. Счетчик боекомплекта вспыхнул, когда он коснулся рукой болтера, и сообщил действительно мрачную информацию. Посреди грохота бушующей резни он обнажил боевой клинок и бросился в атаку.

- Победа или смерть! - выкрикнул он клич своего Легиона. - Нас предали! В атаку!

Когда он побежал, в его нагрудник и наплечники врезались болтерные заряды, от которых он покачнулся, а броня раскололась. Он ощутил полученный урон раньше, чем его показал ретинальный дисплей. Торизиан зашатался, чувствуя клокочущую в горле жидкость. В грудной клетке скапливалась густая влага, в которой он захлебывался.

Синяя вспышка ослепительнее солнца ударила в него из ниоткуда, опрокинув на землю. Там он и умер возле множества своих братьев, рассеченный огнем лазпушки, прикончившим его быстрее, чем кровь успела заполнить легкие.

Передние ряды Гвардии Ворона падали, словно под ударами косы, чей путь отмечала линия взрывающихся болтерных зарядов, осколков брони и кровавых облачков.

Астартес в черной броне падали на руки и колени, но и их срезал непрерывный огонь, добивавший тех, кто упал ниже уровня первоначального шквала выстрелов в голову и грудь. Спустя секунды после того, как застучали болтеры, ослепительно яркие лучи лазеров полыхнули из-за спин Несущих Слово, когда орудия «Лендрейдеров», «Хищников» и защитных турелей бастионов ударили по воинам Гвардии Ворона и земле, на которой те стояли.

Аргел Тал видел предельно малую часть картины. Голубые, словно лед, лучи толщиной с его руку вспыхивали и полосовали воздух над головой, оставляя траншеи в земле и аккуратно разрезая тела. Возле него безмолвно стояли Гал Ворбак, сжимая топоры и мечи. Окружавшие их Железные Воины и Несущие Слово вразнобой перезаряжались, возобновляли огонь, метали гранаты и готовились отступать.

Находясь в эпицентре бури, Аргел Тал прикрыл глаза. Канал вокс-связи с Торизианом оставался открытым достаточно долго, чтобы он услышал, как воин умирает. По воксу доносились булькающие звуки, пока капитан не рухнул на землю.

Кор Фаэрон облизнул желтоватые зубы.

Вокруг них завывал ветер, несшийся по Ургалльской низине с ревом, чей шум соперничал с грохотом сражения. Ветер нес в себе грязь выхлопных газов танков.

- Я не вижу, - признался он. - Слишком далеко.

Легион Несущих Слово занял место высадки на западной части поля, готовясь обрушиться вниз и атаковать Гвардию Ворона с фланга. Три фигуры стояли на крыше командирского танка, серо-бронзовую броню «Лендрейдера» украшали трепещущие знамена, а каждая видимая поверхность была покрыта выгравированными миниатюрным почерком надписями.

Кор Фаэрон, Магистр Веры, смотрел на далекое место высадки, отчаянно щурясь. На нем не было шлема, массивный терминаторский доспех придавал ему вид сгорбленного бронированного гиганта.

Возле него стоял Эреб, наблюдая без видимых усилий, зрение Астартес позволяло видеть все отчетливо.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:56 | Сообщение # 178



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Мы побеждаем, - произнес он. - А больше ничего не имеет значения.

Только отблеск эмоций в глазах выдавал его веселье. Душа Эреба была черствой до самой сердцевины.

- Однако Гвардия Ворона уже атакует баррикады. Далеко на другом краю Саламандры падают под огнем других Легионов. В центре же всего этого немногие уцелевшие Железные Руки окружают своего обреченного владыку.

Лоргар возвышался над ними обоими, он не обращал ни малейшего внимания на первые предательские залпы по воинам Гвардии Ворона и Саламандр. Он смотрел в центр поля боя, глаза были расширены, невзирая на ветер, губы слегка разошлись. Он наблюдал, как его братья убивают друг друга.

Фулгрим и Феррус. Свет заходящего солнца отражался от оружия, которым они размахивали. Ветер уносил лязг и скрежет парируемых ударов, но даже в тишине поединок зачаровывал. Никто, кроме примарха, не смог бы уловить столь внезапные и текучие движения. Совершенство происходящего почти вызвало у Лоргара улыбку.

Лоргар знал их обоих, хотя и не так близко, как ему хотелось бы. Попытки сблизиться с Фулгримом постоянно отклонялись с дипломатичным изяществом, но раздражение брата было очевидно: среди сыновей Императора Лоргар был единственным неудачником, о чем было невозможно умолчать. Даже за прошедшие с момента унижения в Монархии пятьдесят лет, когда Несущие Слово завоевали больше, чем всякий другой Легион, отчаянно стремясь достичь высот Сынов Гора и Ультрадесанта — Фулгрим по-прежнему не хотел иметь с ним ничего общего.

Повелитель Детей Императора — о, как он был горд, когда его сыновьям, единственным из всех Астартес, разрешили носить на броне аквилу Императора - никогда не выражал своего неудовольствия прямо, но чувства Фулгрима были достаточно понятны. Он не ценил ничего, кроме совершенства, а Лоргар был безвозвратно запятнан своими изъянами.

Феррус, владыка Железных Рук, был подобен открытой книге, в противоположность Фулгриму. Страстность Лоргара всегда была на поверхности так же, как и у его Легиона на поле боя. Феррус сдерживал свой гнев внешней степенностью, но никогда не загонял его вглубь, и требовал того же от своих воинов. Феррус дорожил временем, проведенным на Терре, когда он трудился в кузнице, придавая металлу форму оружия, достойного стать подарком его братьям-полубогам. Лоргар же тогда заперся во дворце, обсуждая философию, древнюю историю и человеческую природу с Магнусом и умнейшими из придворных, советников и визирей Императора.

Воспоминание о том, как они ближе всего сошлись, едва ли подошло бы любой семье. Лоргар зашел в кузницу к Феррусу и обнаружил того работающим над чем-то расплавленным, опасным и явно предназначенным стать орудием войны. Казалось, это было все, на что способен примарх Железных Рук. Зная, что злая мысль мелочна, Лоргар постарался укротить ее.

- Интересно, а ты умеешь делать что-нибудь для созидания, а не для разрушения? - он попытался улыбнуться, надеясь, что так избежит обвинений в язвительности, поскольку было неуютно стоять посреди ревущего жара открытого горна.

Феррус бросил взгляд через покрытое темной кожей плечо и секунду глядел на своего странноватого брата, не улыбаясь в ответ.

- Интересно, а ты способен создать хоть что-то стоящее?

Золотое лицо Лоргара напряглось, улыбка казалась вытравленной и лишенной всякой искренности.

- Ты звал меня?

- Да, - Феррус отошел от наковальни. Обнаженная грудь была покрыта крошечными пятнами ожогов, их были сотни, они отмечали на темной коже следы случайных искр и капель расплавленного металла. Шрамы были словно медали, полученные за проведенную в кузнице жизнь. - Я кое-что сделал для тебя, - произнес он своим обычным низким и грохочущим голосом.

- Что? Почему?

- Не назову это «спасением», - сказал Феррус, - поскольку мои воины не согласятся с этим. Но я задолжал тебе благодарность за «подкрепление» на Галадоне Секундус.

- Ты ничего мне не должен, брат. Я живу, чтобы служить.

Феррус заворчал, словно сомневаясь и в этом.

- Как бы то ни было, вот знак моей признательности.

Легион Ферруса был назван в честь самого примарха. Его руки были металлическими, но не механизированными, словно сделанными из какого-то чужеродного органического серебра. Лоргар никогда не задавал вопросов об уникальной биологии брата, зная, что Феррус не станет ничего объяснять.

Подойдя к ближайшему столу, он уверенным хватом поднял длинное оружие. Не говоря ни слова, он бросил его Лоргару. Несущий Слово ловко поймал его одной рукой, хотя оно оказалось тяжелее, чем он ожидал, и вздрогнул от неожиданного веса.

- Это - Иллюминарум, - Феррус уже снова трудился у наковальни. - Постарайся его не сломать.

- Я...я не знаю, что сказать.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:56 | Сообщение # 179



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Ничего не говори, - рука-молот уже со звоном била по податливой стали. Кланг, кланг, кланг. - Не говори ничего и уходи. Это избавит нас от неуклюжих попыток беседовать в то время, как у нас нет ничего общего, а одна лишь неловкость.

- Как пожелаешь, - Лоргар заставил себя улыбнуться спине брата и молча вышел. Вот такой и была его попытка сблизиться с Фулгримом и Феррусом.

Теперь Лоргар смотрел на них обоих, и его лицо бледнело от страха, когда их оружие отскакивало друг от друга, рассыпая облако молний от силовых полей.

- Что мы наделали? - прошептал он. - Это же мои братья.

Кор Фаэрон заворчал в бессловесном неодобрении.

- Мальчик мой, прикажи атаковать. Мы должны поддержать Аргел Тала и Железных Воинов.

- Но что же мы делаем? Почему мы так поступили?

Эреб не нахмурился, для этого он был слишком сдержан, но Кор Фаэрон поддался человеческим эмоциям с куда большей легкостью. Он практически рычал слова, полностью лишая их доброжелательности.

- Мы несем галактике просвещение, Лоргар. Для этого мы были рождены.

Эреб повернулся и взглянул на своего примарха.

- Разве это не прекрасное ощущение, сир? Быть творцом всего этого? Видеть, как ваши замыслы приносят плоды?

Лоргар не мог и не хотел отвести взгляд от поединка сородичей.

- Это был не мой замысел, и ты это знаешь не хуже меня. Не будем притворяться, что я способен организовать кровопролитие и предательство такого масштаба.

Губы Кор Фаэрона скривились, став похожими на улыбку больше, чем когда бы то ни было.

- Ты излишне хвалишь меня.

- Ты заслужил это, - кулак примарха крепко сжимал рукоять Иллюминарума, глаза слегка прищуривались от содрогания, когда на черную броню Ферруса обрушивался очередной удар. - Феррус устает. Фулгрим прикончит его.

Со скрежещущим урчанием сервоприводов Кор Фаэрон приблизился и положил когтистую руку на предплечье приемного сына.

- Пусть это не печалит тебя. То, что должно случиться, должно случиться.

Лоргар не стряхнул руку, что Эреб и Кор Фаэрон расценили, как свой триумф. Причуды Лоргара утомили их обоих; чтобы направить его на путь насилия, требовались неимоверные терпение и ловкость. Это сражение планировалось годами, и они не собирались позволить ему испортить битву неуместным состраданием. Ободренный, Кор Фаэрон продолжил.

- Истина отвратительна, мальчик мой, но у нас нет ничего другого.

- Мальчик, - в улыбке Лоргара не было радости. - Мне двести лет, и я повергаю на колени империю своего отца. А ты все еще зовешь меня мальчиком. Иногда мне уютно от этого. А иногда я чувствую груз на плечах.

- Ты мой сын, Лоргар. Мой, а не Императора. И ты несешь человечеству надежду.

- Довольно, - произнес примарх и теперь сбросил руку приемного отца. - Пойдемте. Закончим этот день. - Лоргар вскинул крозиус в небо.

Это был сигнал, которого они ждали. Позади него тысячи Несущих Слово одобрительно взревели и последовали за своим сюзереном на войну.

Война на поверхности более его не волновала.
ТерминаторДата: Пятница, 04.01.2013, 14:57 | Сообщение # 180



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вопрос, как бы выжить — да, но это всегда был повод для беспокойства. Его всегда он волновал, потому-то он это столь хорошо и умел. Однако, приходилось признать, что задача стала более насущной, а цель — более труднодостижимой.

Исхаку еще не доводилось участвовать в битвах в пустоте, и это оказалось не тем, в чем ему хотелось бы участвовать еще раз. Корабль трясся, словно подхваченный штормом, содрогаясь в воинственной агрессивности, превосходившей все ожидания. Каждую пару дюжин шагов его швыряло на пол, отбивая колени, что приводило к шипению от боли и изобретению новых ругательств — обычно путем смешения трех проклятий в единый поток ругани. Когда Исхак Кадин ругался, он делал это с чувством, пусть и без смысла.

Половина проблемы была в том, что он заблудился, а вторая половина — что он заблудился в месте, которое в шутку называли монашеской палубой, где Несущие Слово и слуги Легиона занимались своими делами героев (и рабов героев). В свое время прокрасться на палубу казалось хорошей идеей; он надеялся сделать кадры тренировочных помещений Астартес, ожидающих ремонта снятых доспехов или же огромных стоек с оружием, чтобы показать масштабы войны, которую ведут Легионы Императора. Из всего этого вышли бы хорошие частные и личные изображения, очень редко попадавшиеся в Великом крестовом походе, которые бы заметно украсили его портфолио. Украсть серую рясу Легиона не составило труда. Даже рабам, давшим обет молчания, надо стирать одежду.

Началось все хорошо. А потом начался бой, и он заблудился.

К счастью, на борту не было Несущих Слово, все они находились на мире внизу. Слуги Легиона, которых он видел, спешили по своим делам, но даже их было мало. У них явно были другие обязанности, когда их хозяева отправлялись на войну. Что это за занятия, Исхак не мог даже представить.

- Щиты упали, - прокричал голос по внутрикорабельному воксу, его сопровождала действительно пугающая тряска. - Щиты упали, щиты упали.

Что ж, в этом не было ничего хорошего.

Он зашел за угол, когда свет снова моргнул. Его ждал очередной длинный коридор, различные секции вели вглубь бесконечного лабиринта. В дальнем конце он увидел очередную переборку из толстого многослойного металла. Он уже прошел мимо нескольких таких и был почти уверен, что они вели в самые интересные части палубы. Исхак не собирался пытаться пройти через них — одно неудачное сканирование сетчатки выдаст его местоположение подразделениям Армии на борту, и тогда его ждет быстрая казнь. О, да. Он очень хорошо помнил о наказании за проникновение сюда.

Эвхарцы тоже представляли собой проблему. Их отделения патрулировали помещения, усердно прижимая лазганы к груди . Хотя капюшон рясы и скрывал большую часть его лица, оберегая от их взглядов, они помешают делать пикты, если он найдет что-то стоящее.

Исхак, в конце концов, начал обдумывать тактику отступления, когда корабль встряхнуло столь сильно, что его сшибло с ног и ударило головой о стальную стену. Боль ошеломила его так, что он даже не подумал выругаться.

Это упущение он исправил несколько секунд спустя, когда механический голос передал по воксу список поврежденных палуб. Кульминацией перечня стали слова: «Шестнадцатая палуба, прорыв вакуума. Переборки герметизируются. Шестнадцатая палуба, прорыв вакуума. Переборки герметизируются».

В момент почти поэтичного отвращения Исхак взглянул вверх и увидел огромное красное ”XVI”, написанное на стене, о которую он ударился головой. Ее даже украшали пятна его собственной крови.

- Да ты шутишь, - вслух произнес он.

- Шестнадцатая палуба, прорыв вакуума, - снова забубнил скрипящий голос. - Переборки герметизируются.

- Я тебя расслышал с первого раза.

Корабль снова затрясся, раздался отчетливый грохот взрывов всего за несколькими поворотами отсюда.

Мир для Исхака утонул в нежелательном красном спектре аварийного освещения. В лучшем случае, это угробит все сделанные пикты. В худшем, и наиболее вероятном, ему предстояло умереть.

Аргел Тал выдернул когти. Покрывавшая их кровь втянулась в изогнутый металл столь же жадно, как почва пустыни впитывает дождевую воду. Он взвыл в небо и двинулся вперед, отшвырнув раненного Астартес в сторону и прорезая себе путь к группе воинов Гвардии Ворона. Их клинки ломались об его броню, каждый удар приносил ему странно приглушенное ощущение — он чувствовал порезы на коже своего доспеха, но они не кровоточили и не причиняли ни малейшей боли.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Первый еретик Аарона Демски-Боудена (Ересь Хоруса)
Страница 12 из 14«121011121314»
Поиск: