Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 7«124567»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Примархи (Ересь Хоруса)
Примархи
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 21:57 | Сообщение # 76



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мои лорды? — решился спросить второй трансмеханик, подумав, что Альфа Легионеры были из их базы, хотя и встревожившись тем, что они были при оружии.

Перехватив болтер за казенную часть, Чармиан ухватил перчаткой лицо помощника Механикум. Руки маленького человека заскребли по керамиту, когда Чармиан раздавил ему череп, а выкрик его товарища умер у того на губах.

В руке Сетебоса что-то блеснуло. В следующий миг сержант полоснул ножом по горлу другого трансмеханика, и тот повалился на пол.

Волион спокойно переступил тела, вновь ведя отделение с болтером наперевес, Сетебос и Чармиан пошли следом.

Сменив частоты вокса и проверив поясной хронометр, Омегон прошипел.

— Авгурам, ты жалкий мешок с болтами — где тебя носит?

Спустя пару секунд на канале раздался стрекочущий голос мастера.

— Тысячу извинений, мой лорд. У меня были проблемы с офицерами Гено в узле безопасности. Тут кровь… много крови… на… умм…

— Соберись, Волькерн, — спокойно сказал Омегон. — Мы входим в генераторум. Следи за вокс-каналами и пикт-передачами патрулей.

— Да, мой лорд.

Отделение «Сигма» направилось по грубо высеченным комнатам основания и вышло на лестницы технического обслуживания. Дальнейший путь им преградила закрытая под давлением переборка.

— Авгурам, — позвал Омегон. — Мы в М72с.

Запорный механизм щелкнул, и с шумом выходящего воздуха переборка отъехала в сторону.

Генераторум освещался тусклым светом. По настилу, словно ковер из змей, вились кабели, выходившие из разъемов в потолке. Термокристальные магнареакторы подавали сверхзаряженную энергию, между ними то и дело мерцали разряды молний, поджаривая воздух. На постах безучастно стояли покрытые сажей сервиторы, технопровидцы управляли техникой и следили за уровнем священных масел.

Один из жрецов шокировано прервал чтение катехизиса. Волион вышел вперед с болтером наперевес. Прежде чем технопровидец успел предупредить легионеров о проникновении в генераторум, Сетебос вышел сзади теплообменника, приставил дуло болт-пистолета к покрытому пластинами затылку жреца и вжал его капюшон в раскаленную трубу реактора, пока отделение бесшумно проходило мимо. Жрец начал было извиняться, когда Сетебос всадил ему болт-снаряд в голову. Отпихнув тело ботинком, сержант присоединился к цепочке.

Словно призраки, идя среди облаков маслянистого тумана и охладителей, отделение «Сигма» убивало всех, кто встречался им по пути. Под бездумными взглядами сервиторов еще семеро технопровидцев и трое лексмехаников за рунными панелями были казнены без лишнего шума. Набрав смертоносную скорость среди труб реактора, у Альфа Легионов не забрало много времени на то, чтобы добраться к часовому посту у противовзрывной двери инженерного участка.

На посту стояло пятеро солдат из Гено Семь-Шестьдесят Спартоцид, над которыми с потолка безмолвно свисал ствол сторожевого рельсового мультилазера с установленной пикт-камерой.

Спартоцид были мускулистыми угрюмыми воинами. Их лица были скрыты под шлемами — за исключением пары мрачных щелей для глаз — с маленьким гребнем на каждом, длина которого указывала на звание. С панцирей на плечах свисали потрепанные плащи, их доспехи представляли собой скопление плохо подогнанных деталей, покрытых заплатками из других металлов. У каждого в руках был старый лазкарабин с укороченным прикладом и короткой толстой батареей.

У Семь-Шестьдесят была славная история, которая окончилась вместе с Великим крестовым походом. Гордые воины едва не погибли в давно позабытой бесславной войне с недолюдьми на Диценэ. Отрезанные, оставшиеся без припасов и подкреплений — Альфа Легиону оказалось удивительно легко вести с ними переговоры, пообещав великую славу в грядущей войне.

— Авгурам, — прошипел Омегон по вокс-каналу.

— Отслеживаю ваше продвижение по генераторуму, лорд, — ответил мастер.

— Заглуши вокс-связь на инженерном уровне, — приказал ему Омегон. — Возьми управление сторожевым орудием генераторума и отправь его к реакторам.

Сторожевое орудие внезапно пробудилось, и воины Спартоцид посмотрели на потолок. До них донесся скрежет движения мультилазера, но куда важнее был вой заряжающейся силовой установки. Когда орудие двинулось по рельсу к исходящим паром теплообменникам, солдаты разделились на две группы — трое воинов пошли вслед за пушкой, прижав к плечу собственные карабины, а двое других остались охранять дверь.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 21:58 | Сообщение # 77



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В маслянистых клубах пара, возле потрескивающих реакторов, их уже поджидало отделение «Сигма». Когда один из Спартоцид миновал пучок свисающих кабелей, его шлем оказался вровень с дулом пистолета Сетебоса. От приглушенного выстрела солдат рухнул под ноги товарищей, забрызгав их кровью, и те сразу развернулись и прицелились из карабинов в трубы и линии электропитания. Аркан и Бракс одновременно возникли из тени и схватили отвлекшихся солдат сзади. Бронированными руками они резко скрутили им шеи.

Сторожевое орудие вернулось обратно к дверям под нервными взглядами оставшихся Спартоцид. Офицер поста подошел к настенному вокс-передатчику, в надежде связаться с пропавшими часовым, и вместе с товарищем не заметил тень, которая сгустилась среди пара.

Тень стала силуэтом, а силуэт превратился в трансчеловеческий ужас.

Размашистым шагом Омегон приближался к двери. Он находился на полдороге, когда Спартоцид поняли, что происходит.

— Назови себя, — окликнул его офицер с сильным акцентом.

Омегон не ответил.

— Легионер, — продолжил Гено-офицер. — Придерживайся мер безопасности.

Когда широкое дуло карабина уперлось в нагрудник примарха, Омегон мгновенно выхватил оружие и схватил Гено-офицера за горло. Спартоцид безвольно дергался в керамитовой хватке Омегона, пока примарх не сломал ему шею.

Солдат выхватил церемониальный клинок, но Омегон выбил оружие у него из руки и вздернул бойца вверх, приложив шлемом об сторожевое орудие. Что-то треснуло, и труп повис на стволе, словно кукла.

Переступив тело офицера, Омегон открыл противовзрывную дверь. Когда тяжелая переборка скользнула в сторону, отделение «Сигма» вышло из теней генераторума. Оставив позади сторожевое орудие и висящего на нем солдата, легионеры пошли дальше.

— Через прихожую, — посоветовал Авгурам по вокс-каналу, — там вы найдете запасную лестницу, ведущую на верхние уровни станции.

— Запасную? — спросил Омегон.

— Большинство техноадептов и часовых пользуются лифтами, — объяснил мастер. — Лестницей куда реже. Она идет вокруг основания пилонной системы. Гарнизон Имперской Армии неютно себя чувствует рядом с артефактом.

Пройдя двери лифта, Волион повел отделение через прихожую и к лестнице. Внезапно двери лифта начали разъезжаться в стороны, и Зантин с Тарквиссом мигом встали по обе стороны от них. Остальное отделение замерло у стены вне поля зрения.

Изнутри донеслись голоса пары технопровидцев, которые переносили тяжелое оборудование. Решетчатые ворота поднялись, и Зантин с Тарквиссом внезапно оказались прямо перед жрецами, нацелив приклады болтеров в их скрытые под капюшонами лица. Зантин тут же нанес удар, сопровождавшийся отвратительным хрустом кости и брызгами крови. У второго на лице оказалась металлическая маска, поэтому удар Тарквисса его ошеломил, но не убил. Упав на погрузочного сервитора, он даже не успел прийти в себя, когда ему в грудь вонзился нож.

Ухватив тела за ноги, легионеры оставили их в дверях лифта, чтобы не дать им закрыться.

— Авгурам, — позвал Омегон. — Перекрой все входы на лестницу.

— Слушаюсь, мой лорд. Пси-пениториум в двух уровнях над вами, — сказал ему эмпир-мастер. — Я уже авторизовал транспортировку пленника под своим кодом, как вы и запрашивали. Мои скитарии будут вас ждать, хотя на случай опасности там находится еще двадцать бойцов.

— Вроде той опасности, которую собираемся создать мы?

— Да, мой лорд.

— Отправь личное вокс-сообщение магистру Эхиону, доложи о ситуации в пениториуме и затребуй его немедленной помощи, — приказал Омегон.

— Но…

— Быстро, а затем отключи вокс-каналы на всем уровне.

Легионеры начали подниматься по лестнице, прижимаясь к стене, целясь болтерами в каждый новый пролет.

По ту сторону стены находилась пилонная система.

Сквозь сетку внутренней стены Альфа Легионеры видели матовый черный камень возводящегося ксеноартефакта и чувствовали низкий гул эфирных энергий. Каменный пилон возвышался из самой суперструктуры базы, вокруг него строились все остальные этажи и участки станции.

Шаги, — жестами показал Волион, замерев возле покрытого сеткой камня.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 21:58 | Сообщение # 78



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Авгурам? — прорычал Омегон.

— Всего лишь техножрец, лорд, — ответил он. — Ах, это мой помощник с телохранителем.

Отделение «Сигма» остановилось, каждый легионер безмолвно встал наготове. Волион прокрался по стене и замер на небольшой площадке. Из-за угла показалась старая женщина из жрецов Механикум, на ее голове находился металлический обруч, который удерживал беспорядочные пряди седых волос. В обруч был встроен кибернетический глаз, с помощью которого техножрец читала инфопланшет, неся еще несколько в свободной руке.

Обвив женщину, словно лоза, Волион толкнул ее по лестнице. Сервитор-телохранитель среагировал немедленно, взревев цепным мечом, находившимся на месте ампутированной руки. Он замахнулся на Волиона, но легионер резко оттолкнул его, и следом ударил сервитора об стену бронированным наплечником.

Цепной меч заклинило, и легионер отскочил назад, позволив изломанному телу стража повалиться на пол.

Омегон следил за тем, как Аркан проверил тело жреца. Лететь ей пришлось далеко. К тому времени она уже успела сломать себе шею.

— Авгурам. Открой люк ДТ766.

Ответом послужил щелчок запорного механизма, и Сетебос заглянул в зазор между служебным входом и стеной. Омегон присоединился к нему на площадке пенитационарного уровня и также посмотрел в щель.

Люк выходил на широкую палубу, где также располагался лифт, несколько переходов и лестниц, которые уводили на другие участки станции. Напротив них возвышались массивные черные ворота пси-пениториума. По обе стороны переборки стояла пара часовых-скитария в одеждах цвета ржавчины, у каждого на месте правой руки были встроено бионическое оружие. Их лица скрывались за масками-респираторами и пощелкивающими телескопическими оптиглазницами.

Ворота распахнулись, и до Омегона донеслись безумные крики и отчаянное бормотание, которые эхом летели по широкому коридору. Двое других тюремщиков-скитариев катили по рельсам в сторону ворот высокую клетку. Черный металл клетки шипел от энергии, внутри нее находилась обнаженная и бледная, совсем изможденная женщина. Она свернулась калачиком на самом дне, дрожа и постанывая от боли. Один из скитариев ударил по клетке электроплетью, и из заключенной-псайкера вырвался мучительный визг.

— Сержант, — сказал Омегон. — Веди людей к шахте лифта. Мастер Эхион собирается вызвать помощь из казарм Легиона. Убедитесь, чтобы она не появилась.

Сетебос кивнул и приказал Браксу снять перегородку молитвенного служебного хода. Один за другим Альфа Легионы исчезли в стене.

— Волион, Чармиан, вы со мной, — произнес Омегон.

Он взял у Чармиана болтер и пошел вместе с Волионом чуть позади. Выйдя с лестницы, они оказались на широкой палубе. Когда легионеры приблизились к воротам пси-пениториума, двое неподвижных стража-скитария шагнули вперед, преграждая им дорогу.

Чармиан отлично сыграл свою роль. Не замедляясь, с Омегоном и Волионом по бокам, будто офицерский эскорт, легионер прошел прямо мимо них.

— Проверка заключенных, — сказал им Чармиан. — Вы уже получили разрешение от эмпир-мастера. Не тратьте мое время попусту.

После мимолетного колебания воины Механикума расступились и ворота с грохотом распахнулись настежь. Чармиан даже не замедлился. Вместе с Омегоном и Волионом легионер вышел на широкий, гнетущий переход, стараясь не зацепиться за рельсы. Пройдя еще двое ворот с двумя парами часовых, Альфа Легионеры оказались в главном пениториуме.

В центре блока у рунического блока находилась команда лексмехаников, часовых-скитариев и мощно аугментированный трибун скитариев, который проводами соединялся напрямую с наблюдательным троном с множеством оптики и отслеживающими движение матрицами. Из блоковой комнаты во тьму переходов уходили рельсы. Отовсюду доносились стоны заключенных псайкеров-рабов.

— Где мой узник? — войдя, спросил Чармиан. Трибун посмотрел на приближающихся легионеров удивленным взглядом. — Не готов? Не в клетке? — прорычал Чармиан. — Эмпир-мастер заверил меня в полнейшем содействии.

Из прилегающего коридора вышел часовой-скитарий с огнеметом вместо руки. Осмотрев Чармиана пощелкивающей оптикой маски, он молча указал космическим десантникам следовать за ним.

Огонек на оружии скитария освещал им путь мерцающей свечой. Омегон шел под аккомпанемент ужасающих криков ведьмовских отродий в пси-огражденных камерах. Черное экранирование высасывало из них все силы и вселяло иссушающую душу муку.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 21:59 | Сообщение # 79



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В конце коридора скитарий остановился. У открытой камеры стояла пара часовых. Они поставили рельсовую клетку у самого входа, управляя процессом с помощью настенной панели. Скитарии увеличили ток энергии пси-экранирования и узник с болезненным воем бросился из камеры прямиком в клетку.

Словно зверь, подумал Омегон.

Выйдя из невыносимого поля, псайкеру явно стало легче. Тяжело дыша, она рухнула на пол. Тюремщики раздели ее донага, поэтому Омегон сквозь бледную кожу видел ее ребра и выпирающий позвоночник. Потрескивающая клетка хоть и была изготовлена из того же иссушающего металла, который воздействовал на заключенного, она не могла делать этого с такой же силой, что и камера. Это дало пленнице кратковременное облегчение и повод по собственной воле перейти из одного места в другое — операция прошла как по маслу, и хотя увиденное разозлило Омегона, он поразился экономности системы.

Захлопнув клетку, скитарии принялись толкать ее к блоку. Альфа Легионеры оставались рядом с часовыми и их кибернетическим проводником, пока не прошли третий перекресток.

Обойдя проводника сзади, Волион бесшумно вонзил нож в топливный шланг под предплечьем скитария. Когда подача прометия в огнемет прекратилась, легионер обхватил шею воина и погрузил лезвие на всю длину сквозь ржаво-красный капюшон воина. Чармиан оказался не столь аккуратным и точным, как Волион — схватив одного из тюремщиков сзади, он поднял мертвый груз плоти и техники и с силой опустил на пол, надеясь, что шея кибернетического солдата сломается об рельсу.

Но этого не случилось. Удивленный, но полностью боеспособный часовой поднял короткое волькитовое оружие и выстрелил в нависшего над ним космического десантника. Шлем Чармиана — расколотый зарядом — разлетелся об потолок разбитым керамитом и кусочками черепа.

Волион выругался и в ярости опустил ботинок на маску часового, и в этот раз шея из укрепленных сплавов хрустнула об рельс, и оружие часового упало на пол.

Не теряя времени, Омегон расправился с третьим воином. Выбросив перчатку перед собой, примарх погрузил металлические пальцы в плоть и аугментированные органы часового, после чего умирающее создание рухнуло оземь.

Когда все тюремщики умерли, заключенная подняла ослабшее тело, держась за потрескивающие решетки. Она прислонила лоб к темному металлу и посмотрела на Омегона большими глазами жителя подземного мира.

— Ксалмагунди. Неважно выглядишь.

— Вытащи меня… из чертовой клетки… — с трудом прошипела она.

Одним ударом керамитового кулака разбив засов, Омегон освободил псайкера и помог ей выбраться из иссушающей клетки.

Дальше по коридору они услышали рокот открывающихся ворот. Скрываясь в сумраке, примарх безошибочно узнал силуэты Альфа Легионеров, которые остановились перед трибуном скитариев и его рунными панелями.

Это был Урсин Эхион в сопровождении двух воинов.

Судя по всему, библиарий отчитывает трибуна, предположил Омегон, за то, что его без нужды вызвали в пениториум. Затем, посреди предложения, он внезапно замолчал. Медленно обернувшись, он уставился в темный коридор. Библиарий явно что-то ощутил — скорее всего, присутствие Ксалмагунди — сырое, мощное и необузданное. Он сделал пару осторожных шагов ко входу в коридор. Его медное лицо исказилось от ярости.

Омегон и псайкер растворились в тени, быстро последовав за Волионом.

— Вызови остальных скитариев, — сказал Эхион трибуну. — У тебя сбежал заключенный. Включай тревогу!

Когда блок огласился мощным воем сирен, Эхион обернулся к Альфа Легионерам.

— Вызовите отделение. Сейчас же.

Дельта

Оператус Пять-Гидра: Истекшее время?2/004.66//ТПС База «Тени»
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 21:59 | Сообщение # 80



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вытащив болт-пистолет из поясной кобуры, Эхион зашагал по коридору. Трибун запустил общую тревогу, и узел залило кроваво-красным светом и раздирающим уши шумом. Рабы-псайкеры вопили и визжали в своих камерах, колотя по толстому черному металлу дверей и завывая, словно возбужденные животные.

Достигнув вместе со своими сопровождающими окружавших пробитую клетку тел легионера Чармиана и скитариев, Эхион повел в темноте своим пистолетом. Дверь камеры в конце прохода была широко распахнута.

Прошло несколько мгновений. Библиарий казался неуверенным.

— Где это отделение…

Прежде, чем он успел закончить, ближайший космодесантник выронил болтер и начал хвататься за собственный боевой шлем. Эхион схватил его за руку, чтобы поддержать, однако керамит под его перчатками начал проминаться. Какая-то ужасающая сила, будто огромные незримые тиски, давила легионера внутри доспеха, его наплечники и нагрудник сгибались, издавая металлический стон.

Эхион обернулся и обнаружил, что второй сопровождающий пригвожден к стене, булькает и задыхается.

Оба пораженных воина закричали, а затем безвольно рухнули на пол раздавленной окровавленной грудой. Эхион крутанулся, держа пистолет наготове.

— Покажись!

Невидимая сила внезапно ударила Эхиона с такой яростью, что броня нагрудника промялась по всей ширине. Он пробил клетку и запутался в потрескивающих прутьях, которые продолжали издавать скрип и искривляться вокруг него. Еще один незримый удар отправил его вверх тормашками в темноту.

Он вслепую огрызнулся серией выстрелов с пола, но грозная невидимая сила била его снова и снова, швыряя его вместе с деформированной клеткой по проходу и колотя о потолок.

Последняя очередь болтерного огня опустошила пистолет, но прежде, чем библиарий сумел перезарядить оружие, его вырвало из остова клетки импульсом, от которого раскололся уже помятый нагрудник. Незримый удар бросил его по воздуху в глубокий мрак за открытой дверью камеры.

— Я здесь, Альфа, — перед проемом показался стройный силуэт, и дверь камеры захлопнулась с металлическим грохотом.

Урсин Эхион мучительно поднялся на ноги.

— Яник, ответь, — библиарий закашлялся в вокс и сплюнул кровь на грязный пол камеры. — Алый код. Повторяю, алый код. — Он переключил канал. — Стратегарх Мандроклидас, ответьте.

Ответа не последовало. Он снова переключился.

— Эмпир-мастер? Меня кто-нибудь слышит?

Он огляделся в абсолютной темноте камеры, и на лбу начали выступать бусинки пота.

Эхион зашаркал к двери. Сжав кулак в перчатке, он заколотил по темному металлу. Пси-экранирование выводило библиария из строя. Он был один во мраке.

Или, по крайней мере, думал, что один.

Омегон увидел достаточно. Он был уверен, что при наличии времени псайкер найдет выход даже из такой тюрьмы.

— Похоже, мои опасения оправдались, магистр Эхион.

Примарх наблюдал, как выражение лица Эхиона быстро поменялось от ошеломления при осознании, что он не один в камере, к тревоге, когда он узнал обращающийся к нему голос. При помощи улучшенного шлемом зрения Омегон следил за сменой поведения псайкера.

Эхион прижался спиной к иссушающей стене камеры. Лишенный преимуществ оптики собственного шлема, он не мог разглядеть примарха в кромешной тьме.

— Мой повелитель, — произнес Эхион, стараясь сохранить спокойствие и не допустить в голосе злобы и раздражения. — Я не понимаю. Опасный псайкер на свободе. Пилонная система под угрозой, в точности, как вы и предсказывали.

— Не лучший час, не правда ли, Эхион? — искренне сказал Омегон. — Единственное, что тебя может здесь утешить, — это то, что к вам проникли свои же.

— Проникли… — повторил билиарий. — Альфа Легион?
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 21:59 | Сообщение # 81



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Да, Эхион. Легион.

— Значит, база скомпрометирована? — спросил Эхион, его взгляд метался в черноте.

— Во всех мыслимых отношениях.

Плечи Эхиона обвисли. Библиарий начинал понимать.

— Я глубоко сожалею, если подвел вас, повелитель, — произнес Эхион. — Наши враги…

— Наши враги более не твоя забота, — прервал Омегон. — Никто не обнаружит ни малейшего фрагмента, свидетельствующего, что эта база когда-либо существовала.

— Вы собираетесь отказаться от базы?

— От базы, от технологии ксеносов и от всех, кто может рассказать о ее существовании. Многие заплатят за этот провал наивысшую цену.

Библиарий кивнул.

— Понимаю. Могу ли я спросить…

Мрак осветился под рявканье болтеров.

Болты врезались в Урсина Эхиона, разбрызгивая по стенам кровь и куски керамита. Расстрел прекратился лишь тогда, когда тело библиария упало на пол и во тьме камеры остались Омегон и Волион. В замкнутом пространстве все еще звенел грохот автоматического огня.

— Ксалмагунди, — позвал Омегон. — Выводи нас из этой чертовой камеры.

Дверь издала мучительный скрип, сорвалась с петель и завертелась по коридору в направлении хаоса тюремного центра. Омегон слышал, как ряды собранных по тревоге скитариев пытаются занять блок. Он вышел из камеры в сопровождении Волиона.

Появившись из бокового прохода, к ним присоединилась обнаженная Ксалмагунди — бледная кожа и кости. Будучи жительницей подземного мира, она казалась во мраке как дома. Она указала в коридор в сторону ожидающей техностражи.

— Хочешь, чтобы я их уничтожила?

— Разумеется, — произнес Омегон, вытаскивая мертвого часового из его драного одеяния. — Но сперва надень на себя что-нибудь.

Оператус Гидра-Пять: Истекшее время?1/-214.77//ХХИ Ударный крейсер ХХ Легиона «Ипсилон»

— А затем мы активируем детонаторы, — уверенно произнес Крайт над блестящим черным столом.

— Нет, — поправил его примарх. Он последовательно нажал на выступы в подлокотнике трона, и обсидиановая поверхность, мигнув, превратилась в текст из поблескивающих глифов и символов. Буква за буквой, цифра за цифрой, документ расшифровывался.

— Не нужно недооценивать Яника. Специализация Эхиона возлагает на него основную ответственность за систему, однако он предоставит безопасность Арвасу Янику.

Собравшиеся легионеры изучали прокручивающиеся записи о службе командующего.

— Узнай миссию и узнаешь человека, — наставительно сказал Омегон. — А он лично возглавлял множество из них. Как вы можете видеть, это всегда была история легионера, которому было предназначено судьбой стать капитаном: несколько наград от предшествующих командующих офицеров, включая Тиаса Герцога и Винга Неритона; похвалы за новаторство и твердость под огнем. Ветеранский крест. Уроборон. Победы при Игнатории и Пять-Двадцать девять. Несколько не повезло с К`ниб на Селаторе Секундус, однако разве так было не со всеми нами, и еще потерял троих легионеров в ходе искоренения Абоминиплекса Ториума — что неудивительно, учитывая то, скольких солдат лишился лорд Мортарион. И все же это служебные записи о безжалостно эффективном и изобретательном командующем. Записи, которыми Легион по праву гордится. Почти что жаль, что нам, скорее всего, придется их испортить.

— Но при этом только три гарнизонных службы, — указал Исидор, проведя пальцем по стеклянистой поверхности. — Подводный «пункт остановки» — что бы это ни было — на океаническом мире Бифос…
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:00 | Сообщение # 82



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Тактический аванпост «Эпсилон/Локо», замаскированный под гигаконтейнер, регулярно двигавшийся между грузоподъемниками над Исстваном IV, — вставил Сетебос.

— И прослушивающий пост третьего класса в разрушенных Садах Птолемея на Прандиуме, — продолжил Исидор.

— Ни одна из них не была скомпрометирована, — напомнил Омегон. — журналы безопасности «Теней» подтверждают, что он организовал для находящихся в его распоряжении солдат Гено комбинацию караульных точек и чередующихся патрулей. Впрочем, он не станет полагаться только на это, и у него будет условная стратегия для собственных легионеров на случай прорыва периметра — если ситуация выйдет из-под контроля, он не будет полагаться на союзников или оперативников. Со своими отделениями он предпочитает отходы, тактические подрывы, зачистку прометием, подходы со всех сторон, минирование коротких путей с переборками и отключения энергии.

— Как только Яник узнает, что базу атакуют, — продолжил Сетебос, — скорее всего, его легионеры будут готовы блокировать ее и сдерживать силы проникновения в несущественных секциях.

— Да, — согласился примарх. — Он запрет нас в западню и пошлет за поддержкой Легиона. Организованный протокол.

— Вероятно, наше крыло перехвата на телепатической станции Белис-Акварии, — предположил Исидор.

— «Фи», а возможно, даже «Гамма», — добавил Аркан. — Оба корабля недалеко.

— В любом случае мы должны ударить по астропатическому хору в часовне и всему, что находится в ангаре на поверхности, — сказал Омегон, — прежде, чем Яник осуществит блокаду. Как бы то ни было, есть хорошие новости. Записи демонстрируют большой упор на стратегическую симуляцию и статистические подсчеты, выполняемые когитаторами базы. У нас есть и то, и другое.

— Что говорят числа? — поинтересовался Исидор.

— Что нападение на базу «Тени» будет в большой степени тщетным. Впрочем, тут не учитывается подробное предварительное знание базы, знакомство с тактикой Альфа Легиона и обладание самими данными о симуляции.

— То есть, что неудивительно, Яник никогда не рассматривал вариант проникновения своего же Легиона, — произнес Сетебос, подняв бровь. — Вы переосмыслили планы, повелитель?

— Да, — ответил Омегон. — «Тени» не отличаются от любой другой цели. Применяется стандартная тактика Легиона. Вероятность успеха возрастает при множественных подходах и направлениях атаки. Мы должны напасть на гарнизон Яника со всех сторон — занять наших братьев, пока мы завершаем операцию.

— Если позволите, сэр, — произнес Исидор. — Вероятно, что существуют оперативные элементы, которые командующий Яник не внес в журналы. Определенно скрыл от оперативного персонала, вроде эмпир-мастера, и, возможно, даже от собственных легионеров. Он из Альфа Легиона, повелитель. У него будут поджидающие нас сюрпризы. Что-то такое, чего мы не предвидели.

— Разумеется, — согласился примарх, задумчиво кивая головой.

Оператус Пять-Гидра: Истекшее время?2/004.89//ТПС База «Тени»

— Сержант Сетебос сообщает о сильном сопротивлении на спальном уровне, — повторил Волион сообщение из своего вокс-канала. — Тарквисс погиб.

Омегон уже собирался ответить, но приказ застрял у него в горле.

Что-то было не так. Что-то не на месте.

Пока примарх шагал по коридору пениториума к центру вместе с Ксалмагунди и Волионом, его внимание было сосредоточено на силах скитариев, которые загораживали им выход. Однако когда они миновали боковой проход, стало ясно, что они не одни в коридоре — он на кратчайшее мгновение заметил движение и тусклый блеск керамита.

Казалось, что время замедлилось. Мрак подземелья осветили дульные вспышки. По всему коридору, словно гром, разносился грохот огня болтеров.

— Огонь на подавление! — скомандовал Омегон, хватая Ксалмагунди и выдергивая ее из-под перекрестного обстрела. Волион ответил уничтожающим градом из своего болтера, направив его в боковой проход — Альфа легионеры приближались, используя в качестве укрытия выемки дверных проемов камер.

Высунувшись понизу, примарх срезал трех ближайших легионеров и снова исчез за углом. Почти сразу же возобновился подавляющий огонь Волиона, который дал Омегону драгоценные мгновения для размышления. Он настроил канал вокса.

— Сержант, — окликнул он. — Доложить!
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:00 | Сообщение # 83



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В воксе он слышал непрерывное рявканье обоюдного огня болтеров.

— Нас обошли на спальном уровне, сэр, — признался Сетебос. — Несем потери. Выходы блокированы. — На мгновение сержанта заглушил его же пистолет. — На этом уровне нет спален. Схемы ввели нас в заблуждение. Мы пришли прямиком в перестрелку.

Омегон почувствовал, как губы непроизвольно кривятся в оскале.

Также на схемах базы не было потайного входа в пси-пениториум в фальшивой камере на краю бокового коридора. Предположительно, чтобы проще отбить уровень в случае прорыва защиты, легионеры гарнизона воспользовались потайным ходом, отвечая на первоначальные запросы Урсина Эхиона о подкреплении в центре пениториума. И вот теперь засада, которую Омегон спланировал для вызванных легионеров, оказалась контрзасадой — вместе с ощущением злости и разочарования примарх не мог не почувствовать укола гордости за тактическое мастерство Яника.

Разрывные болты рвали стены и пол вокруг Омегона и Ксалмагунди. Заполнявшие центр силы скитариев начали пробиваться по основному коридору, наудачу производя вперед выстрелы из боевых конечностей. Примарху снова пришлось вытаскивать хрупкого псайкера с пути неприятностей, прикрыв ее своей керамитовой громадой.

— Перезаряжаюсь! — крикнул Волион. Вместо того, чтобы прикрыть его огнем из болт-пистолета, Омегон отстегнул с пояса пару гранат и метнул их в боковой проход.

Сдвоенный взрыв сотряс коридор, убив наповал еще двух легионеров из гарнизона и выбросив еще нескольких из-за укрытия прямо на смертоносную линию огня Волиона.

Так не могло продолжаться. Космодесантники приближались к узлу с одной стороны, часовые-скитарии — с другой, и единственным местом для отступления была открытая камера Ксалмагунди, однако Омегон не собирался возвращаться в иссушающий душу мрак. Он бился с собственным Легионом — сюрпризов следовало ожидать. Впрочем, настало время вернуть себе преимущество.

— Ксалмагунди, — выкрикнул он, выпуская шквал болтов. — Пора погреметь клетками!

Псайкер поняла.

Наклонив голову и прикрыв большие черные глаза, Ксалмагунди сконцентрировалась на непосредственном окружении. К грохоту стрельбы добавился новый звук: визг сминаемого металла, разлетающихся замков и искривляющихся петель.

Толстая дверь возле узла вылетела из усиленной рамы и с неудержимой сокрушительной силой ударила в противоположную стену. За ней последовала другая, а затем еще одна. Это было так, как будто в камерах вдоль прохода последовательно нарастало давление, которое достигало взрывного пика, срывая со стен покрытие пси-защиты. Гремящая сила прокладывала себе путь по пениториуму, выдирая двери камер по обе стороны коридора, и наступающие силы остановились. Дверные проемы, предоставлявшие им необходимое укрытие, теперь стали похожи на ужасающие западни под давлением.

Удары давили легионеров гарнизона о стены, или же сшибали тех с ног. Те, кому повезло оказаться между дверей, оказались застигнуты на открытом месте, и еще больше их пало под возобновившимся огнем Омегона и Волиона.

Последняя дверь камеры врезалась в стену, и они двинулись через бойню, переступая закованные в доспехи тела раздавленных легионеров. Волион и примарх ударами ног отбрасывали оружие переживших телекинетический натиск братьев за пределы досягаемости и со смертоносной точностью вгоняли клинки в разбитые шлемы.

В камерах зашевелились узники.

Во мраке разорванных дверных проемов разносились отголоски нарастающего безумия страдальцев. Ведьмовские отродья шипели, хихикали, всхлипывали и разговаривали сами с собой на темных наречиях. Они знали, что свободны, но казалось, что внезапная воля вызывает у них подозрения.

Омегон увидел, как из предполагаемой безопасности теней возникают истощенные мужчины, женщины и мутанты. Нырнув в единственную камеру, дверь которой была открыта, а не исчезла, он чуть не затоптал блуждающую маленькую девочку с гротескно большим черепом и затуманенными глазами.

— Идем! — поторопила его Ксалмагунди, указывая примарху мимо ребенка-ведьмы в открытую камеру. Сперва Омегон решил, что она собирается обнять дитя из какого-то материнского инстинкта или солидарности мутантов, но вместо этого Ксалмагунди отшвырнула ту, захлопнула дверь камеры и прижалась спиной к иссушающему черному металлу.

Волион активировал прожекторы доспеха и направился к лестнице с сетчатым ограждением, которая проходила через пол и потолок фальшивой камеры. Примарх раздраженно покачал головой — было похоже, что шахта проходит через все уровни базы «Тени», отсутствуя на изначальной схеме. Проникнуть было бы гораздо легче, зная об этом, подумал он.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:00 | Сообщение # 84



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Волион поднял болтер вверх по лестнице и начал подниматься, а они услышали за дверью камеры звуки стрельбы. Часовые-скитарии явно пробивались к брошенному узлу и стреляли по появляющимся колдунам. Впрочем, вскоре звук оружия техностражи сменился тревожащим визгом аномальных псайкеров, которые выпускали на нападающих свою ярость и мириады талантов.

Омегон даже представить не мог, что делали ведьмовские отродья. Их ужасное возмездие могло проявиться в различных формах. Он был уверен, что прямо за дверью происходит нечто особенно омерзительное. Оно звучало так, как будто кости ломались… или вытягивались.

— Сержант, ты еще здесь? — окликнул Омегон по воксу, пока они с Ксалмагунди карабкались за Волионом.

Ответ Сетебоса затрещал через грохот боя на том конце.

— Слушаю вас.

— Состояние, сержант?

— У нас погиб еще один легионер, мой повелитель, — доложил Сетебос. — Яник внес в схему неправильные сведения. Тут не было спальни, только засада Легиона. — Голос сержанта вновь пропал. — Крайт использовал последнюю из своих мелта-бомб, чтобы пробиться через стены в ассимуларум и трапезную. Уровень заполняют войска гарнизона. Яник бросает против нас все, что у него есть.

Омегон мрачно слушал сообщение сержанта. Арвас Яник более чем подходил для задачи обезопасить базу. Командующий скрывал информацию даже от ближайших союзников. Он построил фальшивые тактические цели и организовал противодействующие засады и мешки, чтобы остановить любые попытки захватить базу «Тени».

Впрочем, игра еще не была закончена. Примарх не разыграл свой козырь.

— Сержант, — ответил Омегон по прерывающейся вокс-связи. — Я понимаю твои трудности. Пусть тебя успокоит, что мы тоже столкнулись с некоторыми. Тебе предписывается любыми необходимыми способами выводить свое отделение и возвращаться к шахте подъемника. Может быть, командующий Яник и бросил против нас все, что у него есть. Как бы то ни было, мы только начали.

— Да, мой повелитель. — с хладнокровной уверенностью отозвался Сетебос.

— И, сержант — скажи Крайту, что пора активировать детонаторы.

— Принято. По крайней мере, это его порадует.

Пока они карабкались, Омегон ощутил в ступеньках лестницы серию глубоких сотрясений. За пределами шахты он слышал звуки опустошения, которое они устроили по всей базе: космодесантники были заняты отчаянными перестрелками, используя базу в качестве огромной тактической тренировочной площадки — Альфа легионер против Альфа легионера. По коридорам и лестницам отдавались шаги Гено Семь-Шестьдесят, которые укрепляли караулы и создавали опорные точки. Ведьмовские отродья вышли из камер и прорывались через пениториум, используя против надзирателей из Механикума весь объем своих опустошительных сил.

Содрогалась сама надстройка базы.

Он переключил частоты вокса.

— Эмпир-мастер…

— Мой повелитель, хвала Омниссии, — откликнулся на канале Авгурам. — Вы должны мне помочь. Меня обнаружили.

— Не тебя одного, Волькерн, — холодно ответил Омегон.

— Семь-Шестьдесят пытаются получить доступ в центр безопасности, — пролепетал Авгурам.

— Ты в безопасности?

— Пока что. Я вижу по поступающим пиктам, что они подтаскивают оборудование для резки переборки.

— Слушай меня внимательно, Авгурам, — произнес Омегон.

— Я в ловушке в…

— Мастер! — взревел примарх. — Мы продвигаемся к тебе. Мне нужно, чтобы ты сохранял концентрацию.

— Да, повелитель, — несчастным голосом отозвался Авгурам.

— Перенацель все сторожевые орудия на спальный уровень, чтобы поддержать отделение «Сигма», — велел Омегон.

— Я не знаю, смогу ли сделать это отсюда, — сказал Авгурам, в голос которого вновь заползала паника. — Боюсь, что они блокировали некоторые…

— Ты найдешь способ, эмпир-мастер, — заверил Омегон, карабкаясь по лестнице.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:01 | Сообщение # 85



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сообщения из тюремного узла превышают пределы.

— И я хочу, чтобы этот хаос распространился. Свяжись со стратегархом Мандроклидасом и старшим трибуном скитариев, сообщи им, что ведьмовские отродья сбежали из заточения и использовали свои силы, чтобы поработить Альфа Легион.

— Они в это не поверят.

— Авгурам, — произнес Омегон, в голосе которого появился адамантий. — Ты заставишь их поверить. Пребывающий в неведении мало чему не поверит о неестественном. Сыграй на их предубеждении и страхе. Кроме того, база в опасности, а Легионес Астартес скомпрометированы. Ты старший оперативник. Разумеется, командиры свяжутся друг с другом для проверки. Скитарии независимо доложат о прорыве защиты. Стратегарх Мандроклидас сообщит о враждебных Альфа легионерах.

— Да, мой повелитель, — Омегон практически слышал, как разум мастера прорабатывает возможности.

— Сделай это, Авгурам. Мы очень скоро будем с тобой. Омегон вышел.

Наверху Волион без предупреждения перестал карабкаться.

— В чем дело? — спросил примарх.

— Этаж операций высокого уровня, — сказал легионер. — Центр безопасности, командование базы и астропатическая часовня.

— Если схеме можно верить, — предостерег Омегон.

Повернув штурвал на стене шахты, примарх открыл вентиляционный люк и выглянул через него. Коридор, куда тот выходил, был пуст.

— Легионер, двигайся по этой лестнице прямо до наземного ангара. Миссия продолжается согласно плану. Необходимо, чтобы ни один легионер не покинул «Тени 9-50», чтобы сообщить о нашем вторжении. Ликвидируй часовых ангара и обеспечь огневое прикрытие для Ксалмагунди — она может использовать свой дар против «Грозовых птиц», челноков и лихтеров Механикума, — он повернулся к псайкеру. — Ксалмагунди, я серьезно. Действуй наверняка. Я хочу обнаружить только обломки, когда поднимусь туда.

— Можешь на это рассчитывать, — заверила она.

Омегон сверился с хронометром.

— Как скоро ты сможешь начать работать со скоростью и траекторией?

— Как только смогу увидеть, чем я манипулирую и куда оно движется, — напомнила псайкер.

— Когда ты там окажешься, и то и другое будет трудно пропустить, — сказал примарх.

— Я тебе уже говорила, что никогда не имела дела ни с чем такого размера.

— Я в тебя верю, Ксалмагунди, — произнес Омегон.- А теперь идите, вы оба. Время работает против нас.

— А вы, мой повелитель? — спросил Волион.

— Мне остается часовня.

— За это отвечал Вермес.

— Да, отвечал, — отозвался Омегон.

— Позвольте вас сопровождать, мой повелитель, — настаивал легионер.

Примарх выбрался через проем.

— Нет. Отведи Ксалмагунди на поверхность. Только она в состоянии завершить миссию. Легионер, ты получил приказ.

Закрывая люк под взглядом бесстрастной оптики космодесантника и подземных глаз Ксалмагунди, примарх скользнул обратно внутрь базы «Тени».

Оператус Пять-Гидра: Истекшее время?1/-214.12//ХХИ Ударный крейсер ХХ Легиона «Ипсилон».

— Итак, Ксалмагунди разрушает ангар, а клинок Вермеса заставляет умолкнуть хор астропатов, — подытожил сержант Сетебос.

Омегон кивнул.

— База «Тени» должна исчезнуть, словно свет задутой свечи. Мы не можем рисковать, оставляя выживших. Не можем рисковать, давая кораблю сбежать с базы. Не можем рисковать, позволяя передать астротелепатические сообщения о нашей операции.

— Если повезет, гарнизон не узнает, о чем сообщать, — заметил Аркан, — и они уж точно дважды подумают, прежде чем доложить, что на базу напал их же собственный Легион.

— Можем на это надеяться, — сказал примарх.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:01 | Сообщение # 86



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Предполагая, что мы сможем проникнуть на базу и сбить с толку гарнизон, — произнес Исидор через призрачное мерцание гололитического дисплея, — как мы фактически уничтожим базу?

— Подрывы, — немедленно вызвался Крайт. — Чисто. Просто.

— Или можно перегрузить магнареакторы генераторума, — предложил Тарквисс. — Это достаточно хорошо сработало на «Карнассиале».

— Или же можно не запутывать гарнизон, — произнес Волион, — а поочередно перерезать им глотки и спокойно уничтожить базу в свободное время.

— Думаю, вы недооцениваете то, с чем имеете дело, — внезапно заговорил Авгурам, его голос доносился из микровокса металлическим эхом.

— Поясни, — прошипел Сетебос.

Эмпир-мастер поглядел на Омегона, который медленно кивнул.

— Вы говорите о подрывах и перегрузках, — продолжил Авгурам. — Это не рокритовый бункер и не склад боеприпасов. Пилонная система — это колоссальный артефакт, спроектированный древними ксеносами, построенный по точным спецификациям с использованием материалов, свойства которых мы начинаем понимать только теперь…

— Ради чего была построена эта мерзость? — прервал его Исидор.

Омегон подстроил фокус гололитического дисплея. Отодвинувшись, перед отделением «Сигма» появилось призрачное изображение астероида, которое примарх повернул вокруг нестройной оси. Скала была покрыта отметинами, и на одном краю господствовал глубокий хорошо обозначенный кратер — результат некоего древнего столкновения, из которого «Тени 9-50» вышли победителем. Приблизившись, Омегон показал генераторы фазового поля, сооруженные по кругу впадины, и блеск энергетического барьера, отсекавшего пространство внутри кратера от пустоты. В стене кратера был вырыт наземный ангар, а над скалистым реголитом дна возвышались малые защитные сооружения.

Они были сконцентрированы вокруг колоссальной протяженности пилонной системы.

Та напоминала огромную иглу или обелиск, тянущиеся к звездам, но чернее самой пустоты. Широкое основание отвратительной конструкции было покрыто лесами, однако длинная коническая вершина пронзала сохраняющее окружающую среду поле и выходила из кратера, словно растущая из параболической спутниковой тарелки антенна.

— Представьте себе на секунду, что хоть что-нибудь понимаете в эмпирической имметеорологии, — продолжал эмпир-мастер. — Мы считаем варп реальностью, которая отличается от нашей и целиком состоит из грубой энергии. Неизмеримый океан. Могущественный. Непредсказуемый. Смертоносный. — Авгурам бросил взгляд на ряд одинаковых лиц. — Но также и полезный. Человечество стремилось бросить вызов опасностям варпа, чтобы построить империю и начать крестовый поход по завоеванию галактики.

— Ты напоминаешь нам об истории, частью которой мы являемся, — предостерег Бракс.

— Крестовый поход начат, и Империум удерживается целым благодаря обещанию коммуникации и сотрудничества. Наши мысли и корабли пересекают бурное царство. Когда варп поражают штормы, имметеорология становится нестабильной — разрушительной и преграждающей. Астротелепатическая связь и навигация становятся невозможными.

— Переходи к сути.

— В обычной метеорологической системе, — продолжил Авгурам, — такой, как атмосферная погодная система, есть области высокого и низкого давления. Штормы образуются как реакция на критическую разницу в давлении этих областей.

— И? — поторопил Чармиан, не поддающийся нарастающему волнению мастера.

— Имметеорология варпа не отличается. Непостижимая работа пилонной системы создает в варпе область беспрецедентного спокойствия. Радиус астропатического сообщения расширяется.

— Однако это образует штормовые фронты и имметеорологические возмущения в регионах за ее пределами, — произнес Исидор.

— Именно! — практически взвизгнул Авгурам. — Незапланированное последствие работы технологии ксеносов. Гораздо более полезное, чем что-либо из того, чем обладают прочие Легионы.

— Последствие, которым Альфарий воспользовался для достижения целей Магистра Войны, — сообщил собравшимся Омегон. — Построив технологию в Октисской системе и зарядив ее нематериальными энергиями, высосанными из рабского запаса псайкеров Механикума, мы сумели накрыть пограничные регионы нарушением коммуникации. Дракони, Тиамат, Чондакс и проливы Скеллис-Тревелья. Мы не только заперли Легион Белых Шрамов в системе Чондакса, как обещал Гору Альфарий, но и удержали Джагатай-Хана в неведении. Он слеп к зверствам гражданской войны и глух к приказам Дорна о возвращении. Без Шрамов и Великого Хана на стороне Императора победа Магистра Войны будет гарантирована.

По группе побежало перешептывание. Омегон выждал секунду и продолжил.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:02 | Сообщение # 87



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Лоялисты также лишились подкреплений от Шипов Реньо, Дев-щитоносиц Парфенарий Седьмого Вскармливания и Узуранских Сабельщиков: семьдесят две тысячи бойцов, все задержаны на Дракони. Еще во время перехода по Скеллис-Тревелье потеряны и, предположительно, уничтожены манипула «Тета-Йота» Легио Кибернетика и легион титанов Легио Гигантес.

— Действительно могучее оружие, мой повелитель, — произнес Исидор.

— В таком случае вы видите, что этой технологии нельзя позволить попасть в руки врага, — продолжал Омегон. — Поэтому-то она должна быть уничтожена со всем своим могуществом. Полностью.

— Сейсмические заряды и суперкритические магнареакторы не могут обеспечить ту степень надежности, которая нам нужна, — добавил Авгурам. — Похоже, что сам материал, из которого построена пилонная система — если оставаться в определенных категориях — создает сопутствующее имматериальное присутствие. Мои расчеты показывают, что ковровая орбитальная бомбардировка может дать необходимое покрытие, однако даже при наличии в вашем распоряжении «Беты», или одного из кораблей Механикума, «Тени 9-50» просто распадутся на части и распространят по всей системе сохраняемые свидетельства существования пилонной системы.

— Должен быть способ, — сказал Сетебос, и несколько легионеров отделения «Сигма» согласно кивнули.

— Он есть, — сообщил им примарх. — Нам нужно уничтожить весь астероид.

— Мне казалось, мы только что сочли это неразумным, — нахмурился Исидор.

— Демиурги инерционно передвигают эти астероиды между конвейерными станциями, — сказал Омегон, — но если к скале на середине пути будет приложена иная сила, небольшое отклонение вскоре приведет к большой разнице. Особенно если можно увеличить скорость астероида.

Примарх и Альфа легионеры одновременно повернули головы, чтобы посмотреть на дремлющего псайкера.

— Достаточную силу, чтобы изменить траекторию скалы и направить ее — базу, пилонную систему и все остальное — в ближайшую звезду.

Слишком оцепеневшая из-за ошейника пси-приглушения, чтобы возражать, Ксалмагунди одарила их всех ленивым циничным взглядом сквозь призрачное изображение астероида.

— Я никогда… не манипулировала… ничем… такого размера… раньше, — пробормотала она.

— В таком случае истинные масштабы твоих сил никогда не проходили испытания, однако я впечатлен тем, что слышал. И то была работа против гравитации и атмосферного трения.

— Какова стратегия выхода? — спросил Омегона Сетебос.

— Да, — согласился Вермес. — Повернуть астероид к 66-Зете Октисса не кажется изящным решением проблемы, но оно означает, что нам нужна тщательно расписанная эвакуация.

— «Ипсилон» будет размещен сразу за пределами досягаемости сенсоров, — произнес примарх. — Я назначил руководить нашей эвакуацией лично капитана Ранко. Как только наша миссия осуществится, он отправится с лучшими из Лернейского отделения и заберет нас с поверхности «Теней» на «Громовом ястребе» «Химерика».

Исидор кивнул и оглянулся на сержанта. Они оба казались удовлетворенными.

Омегон сверился с хронометром и встал. Собравшиеся Альфа легионеры и оперативники сделали то же самое, гололит замерцал и исчез.

— Нужно произвести приготовления, и на них мало времени, — сказал примарх. — Перед отправкой позвольте сказать вот что: я понимаю борьбу в ваших сердцах, когда одно бьется во имя долга, а другое обливается кровью за братьев по Легиону, которые будут принесены в жертву. Но это гражданская война. Время смуты и обновленной верности. У нас много голов, но мы действуем, словно одна — единый Легион с единой волей. Мы — союз похожих и сходно мыслящих. Мы не потерпим предательства. Не позволим распасться нашему согласию. Не пострадаем от недальновидности братских Легионов и привычки большого Империума отводить глаза. Мы — Альфа Легион и мы смотрим вдаль.

Собравшиеся легионеры отсалютовали, грохнув кулаками по столу.

— Впрочем ожидается, что, будучи Альфа Легионом, вы думаете о себе. Если кто-либо здесь и сейчас желает избавиться от ответственности, если он понимает, что в этих уникальнейших обстоятельствах не в силах начать дело гидры, если предпочитает не быть точилом, на котором заостряется Легион, то он не понесет наказания или осуждения. Он может уйти, зная, что хранить его брата будут другие, а он может переждать эту миссию на «Ипсилоне» и затем вернуться к своим обязанностям.

Омегон взглянул на ряд одинаковых лиц, выискивая семена сомнения или опасения. В ледяных глазах он видел лишь хладнокровную решимость.

— Братья. Гидра Доминатус.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:02 | Сообщение # 88



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Гидра Доминатус, — отозвался Сетебос, за которым последовало остальное отделение.

— И пусть же наши враги видят упавший плод, который греется и манит в лучах дневного солнца, — произнес примарх. — И пусть мы будем змеей, притаившейся внизу и готовой нанести удар.

Оператус Пять-Гидра: Истекшее время?2/005.17//ТЕН База «Тени»

Омегон, словно призрак, двигался сквозь разворачивающуюся катастрофу. Он скользил незамеченным, держа перед собой болт-пистолет, и в то же время сжимая сбоку боевой нож, похожий на крючковатый коготь.

Коридоры, секции и лестницы базы купались в кровавом свете предупреждающих ламп и вертящихся мигалок, которые добавляли интерьеру базы тошнотворной янтарной срочности. Движения примарха были быстрыми, а шаги — легкими, они терялись в настойчивом вое сирен. Это означало, что те, кому не повезло оказаться у него на пути, не слышали, как Омегон проламывал черепа, ломал шеи и рассекал глотки, приближаясь к ним.

Впереди него, возле арсенала, из-за угла вышло трехчетвертное отделение солдат Спартоцида. Они прижимали к груди лазерные карабины и бежали, за ними трепетали блеклые плащи. Субалтрикс Гено прижимал к боку украшенного плюмажем шлема вокс-модуль, пытаясь добиться ясности на заполненных стрельбой каналах. Увидев Омегона в доспехе Легиона, группа замедлилась и навела на него широкие дула коротких пушек. Они явно слышали в равной степени невероятные сообщения о проникших на базу агентах Альфа Легиона и об одержимых варпом легионерах гарнизона, которые впали в бешенство на уровне пениториума.

Ему было необходимо думать быстро. Направив болт-пистолет в прилегающий пустой коридор, Омегон несколько раз вдавил спуск, опустошая магазин в какую-то невидимую цель. Затем примарх изобразил тревогу и лихорадочно начал перезаряжаться.

— Сюда! — взревел он колеблющемуся Спартоциду.

В большей степени среагировав рефлекторно, чем оценив ситуацию со стратегической точки зрения, субалтрикс и его люди поспешили вперед, держа наготове карабины. Они вырвались из-за угла стыка и открыли огонь, рассекая пустой мрак по ту сторону, выискивая врага, но ничего не видя из-за размытых вспышек собственного оружия.

Омегон дал им сделать еще несколько шагов, прежде чем начал двигаться. Подняв заново заряженный пистолет, он пробил в затылках зияющие отверстия. Даже когда отделение начало падать вокруг, субалтрикс призывал солдат продолжать стрелять, ошибочно полагая, что на них все еще нападают из коридора.

Покинув место бойни, Омегон добрался до толстых дверей шахты подъемника — через металл ему была слышна перестрелка. Всадив острие боевого клинка между кромок и повернув его, он сумел разжать двери и поднять сетчатые ворота наверх. Омегон вгляделся в нижнюю часть шахты, а затем в мрачные высоты.

Помимо какофонии сражения на множестве уровней, самым отчетливым звуком, поднимающимся из глубин базы, было навязчивое безумие освобожденных ведьмовских отродий, которые визжали и завывали во тьме. Они устраивали ад по всей базе, и без разбора давали выход своей ярости и противоестественным силам на часовых-скитариев, генных Спартоцидов и силы Легиона. Несколькими уровнями ниже через двери подъемника внезапно вырвалось направленное духовное пламя, которое осветило темноту и швырнуло в противоположную стену шахты легионера гарнизона. Омегон понаблюдал, как тот падал, корчась в призрачном огне, а затем пробил крышу кабины лифта.

Примарх ощутил через свои перчатки дрожь. Подойдя к каменной стене коридора, он приложил к скале бок шлема. Из надстройки базы несколько раз донесся скрежещущий рокот.

У него кончалось время.

Зарядив в болт-пистолет последний магазин, примарх вновь двинулся в разрывающий уши мрак лабиринта базы.

Часовня была маленьким блоком, отрезанным от остальной части оперативного уровня переборками и несколькими темными арками. На каждой был изображен символ Адептус Астра Телепатика — одинокое око, которое глядело на скользившего мимо Омегона.

Просунув дуло пистолета через шторы из зеленого бархата, примарх обнаружил астропатов в святилище. На полированном полу зала были разбросаны пластинки таро.

Они стояли перед ним на коленях. Все мужчины. Все в капюшонах. Все напуганы. Они моляще смотрели на него жуткими пустыми глазницами. Сперва это смутило Омегона, пока он не понял — взглянув на брошенные пластинки — что они уже видели то, что случится дальше. Они склонили головы и откинули капюшоны.

Омегон был не из тех, кто продлевает страдания, если только это не служит цели. Он приступил к тому, что было необходимо: поднося болт-пистолет к затылкам астропатов, он поочередно прикончил их, быстро и эффективно.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:03 | Сообщение # 89



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Повернувшись, чтобы уйти сквозь забрызганный кровью бархат, Омегон остановился. Тут было три астропата, а от помещения отходило четыре малых святилища. Лишь в одной из комнат были задернуты шторы.

Бросившись вперед, он отбросил шторы в сторону и оказался лицом к лицу со старшим хористом — худым и пожилым астропатом, стоявшей у кафедры. Пол вокруг нее был из полированного металла, на котором были вырезаны гексаграмматические обереги и печати безопасности. Она сжимала толстый посох с изображением всевидящего ока и бормотала кодирующие формулы астротелекоммуникации.

— Прекрати! — прорычал ей Омегон, поднимая пистолет.

Внезапно повсюду возникли толстые и закованные в тяжелую броню руки.

Из укрытия при входе в малое святилище выскочили двое легионеров гарнизона. Они потянулись к пистолету примарха, отбросив его вбок, пока оружие выплевывало три заряда, которые чуть-чуть не задели астропата-посредника и разнесли кафедру. Еще два легионера налетели на него сзади, и борющаяся толпа врезалась в стену святилища. Еще один выстрел попал в отделку, и пистолет выпал из руки.

— Помните, — прорезался сквозь шум буйства свистящий голос офицера. — Он нужен мне живым.

Это было все, что требовалось услышать Омегону. Дотянувшись до висящих на поясах убранных в ножны боевых клинков легионеров, Омегон крутанулся и вонзил первый нож в шею его владельца. Он знал о существовании слабого места между оправой ворота и замками шлема — знал, поскольку его собственный доспех Альфа Легиона имел такую же уязвимость. Он ткнул еще двоих нападавших вторым клинком и пробил глазную линзу последнего.

На секунду стряхнув раненых космодесантников, примарх метнул вертящийся нож через малое святилище. Увесистый клинок ударил в край капюшона астропата, и хористка ударилась о кафедру, а затем рухнула на расписанный заговорами пол.

Заглушив ее сообщение, Омегон бросился вместе с нападавшими на другую стену, сталкивая группу легионеров в силовой броне друг с другом. Вогнав локтевое сочленение в лицевой щиток и ударив кулаком другого, Омегон получил удар наплечником в живот. Врезавшись в дальнюю стену и разбив отделку, он раз за разом яростно вскинул колено, проминая керамит воина. Оттолкнув того, Омегон приготовился — на него бросился с кулаками очередной легионер, и они оба растворились в изящном мелькании полу-парируемых ударов и мощных контратак.

Когда легионер рванулся вперед, Омегон отступил вбок. Позволив космодесантнику продолжить движение по инерции, примарх обхватил перчатками бока и низ ранца. Он нажал на замки и сорвал приспособление с доспеха легионера, а затем поверг того грузом на пол.

Он обернулся как раз вовремя, чтобы отбить в сторону приближающийся боевой нож — его держал легионер, которого Омегон ударил первым. Ворот и нагрудник космодесантника были скользкими от крови в том месте, откуда он выдернул клинок. Омегон ударил ранцем по шлему легионера, а затем ткнул им в кабели на животе другого, заставив того согнуться пополам.

Неуклюжая свалка продолжалась, малое святилище звенело от столкновений брони. Трещали и сокращались пучки волокон. Под сверхчеловеческими ударами прогибался керамит. Примарх двигался от противника к противнику, оценивая смертоносность приближающихся атак и отвечая со всей смертоносностью, какую мог позволить сам, пока его не вынуждали заняться следующим.

Окровавленный нож вернулся. Клинок наносил режущие и колющие удары, и примарх схватил его владельца за запястье и перчатку, пытаясь вырвать оружие назад. Омегон рванул атакующую руку вверх к потолку и развернулся под ней, слыша, как трещат замки и щелкают кабели. Одним плавным движением он вывернул руку легионера, сломав ее, а затем с хрустом позвонков вогнал того шлемом в обшивку стены. Омегон вытащил боевой нож из хватки сломанной руки космодесантника и взял себе.

Сжав его, словно кинжал, Омегон резко описал клинком дугу и всадил острие ножа через неповрежденную оптику наполовину ослепшего воина тому в мозг. Примарх вновь выдернул оружие с тошнотворным скрипом терзаемого керамита и позволил космодесантнику упасть на пол.

На ногах оставался лишь один из четверых противников — легионер нанес удар перчаткой сверху вниз и вышиб скользкий клинок из руки примарха. Омегон оттолкнул его в обшивку стены и раз за разом стал бить керамитовыми костяшками, каждый экономный удар быстро и пневматически следовал за предыдущим.

Лицевой щиток хрустнул. Оптика треснула.

Перчатки легионера вновь потянулись к Омегону, но примарх снова отбил их и схватил ошеломленного воина за края разбитого шлема. Он нажал на герметичные запоры и сорвал его с головы космодесантника.
ТерминаторДата: Четверг, 03.01.2013, 22:03 | Сообщение # 90



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Примарх посмотрел на медную кожу и суровые синие глаза, которые походили на его собственные. Это не помешало ему схватить шлем за трубки и снова и снова обрушивать плюмаж с крепежными штифтами на незащищенное лицо легионера, пока тот не рухнул на металлический пол.

С усилием поднявшись на ноги, он встал спиной к занавешенному дверному проему.

— Командующий Яник, полагаю, — пробормотал он между вдохами и обернулся, продолжая держать в руке окровавленный шлем. — Должен похвалить тебя за…

Болтер Яника рявкнул. Омегон ощутил, как массореактивные заряды врезаются в броню и детонируют внутри его плоти. Вспыхнула раскаленная добела боль, хотя сверхчеловеческое тело и силилось ей сопротивляться.

У Омегона подкосились ноги.

Уронив искореженный шлем легионера, он оступился и ударился спиной в стену. Ранец скользнул по обшивке, примарх осел на металлический пол, и его кровь начала заполнять вырезанные гексаграммы.

Он увидел Арваса Яника, который стоял над ним в дверном проеме малого святилища, среди штор из зеленого бархата. Лицо командующего было напряженной маской жестоких намерений, шлем был пристегнут магнитами к поясу.

— Что ты говорил? — произнес командующий, рискнув сделать шаг вперед.

Омегон потянулся к своей броне и обнаружил три широких неровных пробоины в нижней части нагрудника. Он исследовал каждое отверстие кончиком пальца и изучил расположение каждой из ран. В край пупка. Выше бедра. Омегон кивнул самому себе. Ни одна не задела позвоночник. Он знал, что тело вошло в режим перенагрузки, различные органы, супрагормоны и организованные процессы взаимодействовали, снижая серьезность ран.

Оперевшись перчатками и подошвами на пол, Омегон немного протолкнул ранец вверх по стене. Он ощущал отчетливый гул надстройки. Нечто большее, чем далекое землетрясение.

— Что ты говорил? — повторил Яник.

— Предупредительные выстрелы? — поинтересовался Омегон.

Командующий кивнул.

По ту сторону забрала Омегон закашлялся кровью.

— Я говорил, что тебе следует похвалить за первоклассную безопасность и контрмеры, осуществляемые на этой базе.

— Не хвали меня, — предостерегающе ощерился Яник. — Будь они и в самом деле первоклассны, тебя бы тут не было.

— Я тебя понимаю, — произнес Омегон, — но все же самыми примечательными были засады здесь и на спальном уровне. Ты знал, что мы попытаемся заглушить часовню — первоочередную цель — и даже оставил на схемах фальшивую спальню. Очень умно.

— Довольно, — сказал Арвас Яник. — Сними шлем. Ты назовешь себя и свои замыслы касательно этой базы. Раскроешь, как узнал о ее местонахождении. Выдашь свой истинный Легион и сообщишь имя командира, которому хватило глупости отправить тебя сюда на самоубийственное задание.

— Звучит так, будто ты в этом уверен, командующий, — с мрачным юмором пробормотал Омегон.

— Сейчас. Позже. Неважно, — посулил Яник. — Мы известны терпением и своими методами убеждения. Мои легионеры прочешут базу в поисках улик, мое начальство выследит твоих покровителей по следу, который вы, несомненно, оставили, придя сюда. Тем временем я прикажу своему апотекарию разделить тебя на части, кусок за куском — начав с ног и поднимаясь вверх — забирая органы один за другим, пока ты не почувствуешь, что готов добровольно поделиться информацией, которую я хочу знать.

— Думаю, ты не поверишь, что я офицер Альфа Легиона, а эта база проходит инспекцию? — спросил Омегон.

— Нет, — с ухмылкой отозвался Яник.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Примархи (Ересь Хоруса)
Страница 6 из 7«124567»
Поиск: