Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 12«12789101112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Галактика в огне (Сборник рассказов)
Галактика в огне
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:46 | Сообщение # 121



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Веро засек движение слева и крутанулся, подхватив цепной топор убитого врага. Солдат перескочил через парапет, с ножом, зажатым меж прореженных зубов, так как он использовал одну руку, чтобы подтягиваться, взбираясь по бетонной стене. В другой руке враг сжимал массивный болт-пистолет. Человек был покрыт шрамами, его волосы были собраны в пучки по всей голове. Они смотрели друг на друга меньше одного удара сердца… потом Веро стиснул включатель на рукоятке оружия и цепной топор вгрызся в плоть. Человек вдохнул, а потом упал в грязь, заходясь в оглушительном крике, его рука была обрублена по плечо.

Неожиданно стены перед ними заполнили десятки воинов, перелезающих через парапет. Ошеломленный Веро отпрыгнул назад и огляделся в поисках соратников. Он увидел Велана, прижатого к земле смертельным шквалом лазерного огня, а Крейд и Обан швыряли осколочные гранаты, которые им подкидывал капитан Барток от подножия стены, составив человеческую цепочку разрушения.

А потом Веро сражался за свою жизнь, заваленный атакующими, сбитый с ног телами врагов. Он потерял своих товарищей за пару мгновений до того, как он, описав украденным цепным топором завывающую восьмерку перед ближайшим врагом, развалил его череп надвое. Он подобрал лазерный пистолет убитого Гвардейца, быстро проверив уровень заряда, расчистил себе жизненное пространство. Схватив Велана за плечо, Веро заорал, перекрывая грохот.

– Где Барток?

– Ушел! – прорычал Велан в ответ.

– Мертв?

– И не надейся! Бежим! – Велан был бледен. Судя по всему он был уверен в том, что его шестая высадка превращается в последнюю.

Веро оценил ситуацию.

– Отходим! – проорал он остальным. Они внезапно обернулись к нему, и Веро моментально стушевался, не зная, откуда взялся командный тон в его голосе. Они начали отступать, укрываясь за разрушенными стенами. Вражеские снаряды проносились у них над головами в сторону города, их визг заставлял людей содрогаться. Когда Крейд швырнул последнюю гранату, Веро схватил его за плечо.

– Поторапливайся! – закричал он, оттаскивая человека прочь, – отходим, за мной!

Они так и сделали, неожиданно оказавшись в окружении бегущих Гвардейцев, прячущихся в зданиях, горящие выстрелы лазеров вспарывали темноту за их спинами. Веро потерял из вида Крейда, увлеченный общим потоком и молча молился, чтобы тот уцелел. Рядом раздался грохот, это споткнулся Обан, кажется, его ноги просто подкосились.

– Велан, помоги! – закричал Веро, опускаясь на пропитанную кровью землю. Верзила Велан схватил Обана за руку и помог Веро тащить его к ближайшему разрушенному зданию. Может быть, они все были обречены, и после того как этот разгром завершится, их некому будет хоронить. Но Обан был товарищем по оружию, кроме того, у него была рация, а у них не было никаких шансов выбраться из этой передряги без связи с командованием.

Они проникли в дом через обгорелый дверной проход, который вел на какой-то склад. Кипящий пластик падал с потолка смертоносными каплями. Велан и Веро опустили Обана и осели у стены, задыхаясь от страха и усталости.

Веро провел рукой по волосам, а Велан встал на колени и осматривал Обана. Когда Велан поднялся, на его руках была кровь, бородатое лицо было мрачным.

– Ну, что с ним? – тревожно спросил Веро.

– Он еще жив, но не думаю, что он долго протянет. Обе ноги раздроблены, кровотечение слишком сильное, чтобы я мог остановить его. Удивляюсь, как он еще не умер.

Велан озирался, в его глазах была паника.

– Проклятье, что нам делать?

Веро потряс головой. Он приподнял рацию Обана, но дешевая штамповка была разбита и посечена осколками. Он разочарованно отбросил ее, и устало сел на груду мусора. Рев снарядов все еще гремел в его ушах. Он потер грязные глаза, чувствуя резкую боль, когда в них попала едкая сажа, стертая им с лица. Фляга с водой, брошенная сбежавшим солдатом, лежала присыпанная мусором. Веро осторожно принюхался к содержимому, а потом выпил солоноватую воду из фляги. Он попытался вспомнить, что пришло ему в голову, когда он убил вражеского солдата, но безуспешно. Он проклят.

Он прекрасно помнил все, что происходило с ним после высадки, но до этого – ничего. Он закрыл глаза и попытался воспроизвести все события с момента прибытия, в поисках подсказки, к тому, кем он был и зачем он здесь.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:47 | Сообщение # 122



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Перед его мысленным взором возникла гусеничная машина, двигающаяся к ним. Это спасение или враг? Он не мог сказать, видение было размыто. Он чувствовал, будто что-то происходит за пределами его восприятия.

– Что с тобой? – Велан выглядел встревоженным. – Ты что-то слышишь? Что происходит?

В углу комнаты, Обан застонал, кровь заструилась изо рта и носа, но Веро ничего не замечал. Он слышал карканье ворона. Он видел лицо, плывущее у него перед глазами.

Серые седые волосы, надменные глаза аристократа, какая то военная форма, медали. Он помнил, как быстро к нему вернулась сила после приземления, несмотря на бессилие на корабле. Он помнил, как обращался с оружием, его инстинктивный бой на стенах. Он помнил твердость костяшек на руках и подрагивание пальцев. А дальше ничего. Мысли исчезли, он видел лишь разрушенное здание, в котором они укрывались и Велана, склонившегося над Обаном.

– Велан – сказал он слабым умоляющим голосом. – Со мной что-то происходит.
***

– Лорд-губернатор, ситуация становится слишком опасной. На мгновение я будто увидел что-то, но теперь я не вижу никакого другого завершения наших планов, кроме уничтожения. Мы должны бежать как можно скорее.

– Но повстанцы уже близки к цели, разве мы можем потерпеть неудачу? Все ведь идет именно так как мы планировали? Что может случиться?

– Повелитель, даже в психической тьме я обычно могу видеть хоть что-нибудь, отблеск грядущего. Теперь я не вижу ничего! – Розарий говорил надрывно. – Я действительно не могу увидеть опасности, что подстерегают нас, именно поэтому я так боюсь. Мое второе зрение никогда еще не было столь слепым. Варианты будущего клубятся перед моим взором, но есть какая-то туча, будто чернила в воде. Сбивает с толку, закрывает все. Если бы я предвидел наш рок, я бы, по крайней мере, смог придумать, как избежать его. Но я ничего не вижу.

– Тогда мы укроемся в бункере. Там будет безопаснее. Возможно, я совершил ошибку, вернувшись в город, но я хотел посмотреть на его падение.

Розарий покачал головой в ответ на эгоцентричное заявление повелителя. Нажав на кнопку на пустом столе губернатора, он заговорил в комм-передатчик.

– Сержант, подготовьте персональную машину губернатора. Мы будем через пять минут – когда они ушли, Розарий не в первый раз задумался об ограниченности своих психических способностей, которые не предупредили его о неприятностях связанных со службой в качестве личного советника Торлина.

Оставив распахнутыми двойные изукрашенные двери, они с шумом спустились по огромной лестнице, не доверяя лифту. Освещение мигало, генераторы пытались обеспечить питание силовых щитов, защищавших резиденцию губернатора.

Под дворцом стоял Леман Расс, окрашенный в цвета губернатора. Бронированный персональный транспорт изрыгал черный дым, из-за чего Розарий с трудом дышал. Торлин молился, чтобы его неспособие в качестве губернатора не распространялась на его транспорт, и чтобы механики увеличили бортовую броню, как он того требовал. Его телохранители, тридцать солдат, которых он лично отбирал и в чьей верности не сомневался, вытянулись по стойке смирно, когда он появился. Он коротко кивнул им, небрежно отдав воинское приветствие. Пока губернатор и Розарий залезали в Расс и пристегивались к сиденьям, телохранители разместились в двух Рино. Водитель запер за ними люк. Розарию показалось, будто над ним закрыли крышку гроба.

Водитель выжал газ, и они сорвались с места так, что голова губернатора Торлина едва не слетела с плеч.

– Ради всего святого! Осторожнее! Я хочу выбраться отсюда живым – прорычал он водителю.

Расс и эскорт из Рино медленно двигались по горящему городу, часто тормозя и маневрируя меж разрушенных зданий и по усеянным воронками дорогам. Снаружи все было залито жутковатым светом от сигнальных ракет, выпущенных наводчиками, но звуки перестрелок затихли. Губернатор не знал хорошо это или плохо. Даже сквозь фильтры боевой машины он чувствовал дым полыхающих зданий, вонь едких химикалий, плавящегося пластика, а также смрад обугленной плоти идущий от костров торжествующих повстанцев. Город был пустынен, жители давно сбежали. Торлин вполуха прислушивался к переговорам с конвоем, которые были слышны в комм-передатчике, и задумчиво играл желваками. Розарий вжался в сиденье, почти утонув в своей мантии.

– Ярость-один, снайперы на ноль ноль. Как понял, прием.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:47 | Сообщение # 123



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Ярость-два, вижу их.

Послышались звуки рикошета пуль о броню Рино, а затем ответный рев болтеров.

– Снайперы уничтожены.

– Ярость-база, мы в пути, ожидаемое время прибытия через тринадцать минут. Конец связи.

– Вас понял, ждем вашего прибытия. Держите нас в курсе. Конец связи.

Внезапно Розарий вытянулся в кресле, его глаза казались безумными от страха.

– Повелитель! – завопил он. – Я вижу пламя! Пламя с небес!

Голос с ведущей Рино закричал:

– Нас атакуют! Нас ата-

Взрыв заглушил остатки фразы.
***

Взрыв потряс разрушенное здание, где укрывались двое выживших, с потолка посыпались большие куски штукатурки. Веро подобрался к разрушенному окну, пригнув голову, чтобы не попасть на прицел снайперу. Осмотрев разбитый бульвар, он увидел дымящийся остов гусеничной боевой машины, в моторном отсеке полыхал огонь. Недалеко от нее, другая такая же машина была полностью завалена обломками здания, в которое угодили снаряды. Между ними на боку лежал боевой танк, задрав один трак в небо. Его катки все еще вращались, гусеница была сорвана. Мощная лазерная пушка танка была погнута и выведена из строя, ствол было уже не восстановить. По ходовому шасси танка пробегали искры. Черная маслянистая жидкость вытекала из под разбитой брони.

– Прикрой меня! – крикнул он оцепеневшему Велану. Выпрыгнув из окна, Веро побежал по открытой местности. Снайперы, находившиеся в соседнем квартале, открыли огонь, лазеры выбивали куски камня за его спиной. Над Веро вспыхивали ответные выстрелы Велана.

Он ухватился за вращающийся каток и использовал его движение, чтобы перепрыгнуть через разбитый танк. Он уперся ботинками во влажную землю, и обнажил нож, вбив острие в щель между броней и входным люком. Веро навалился на лезвие, молясь, чтобы оно не сломалось, но адамантиновое острие было прочным. Металл застонал, люк распахнулся, из проема в ночной воздух вырвались клубы горячего воздуха. Щурясь от копоти, он вгляделся в исковерканную кабину.

Водитель лежал на приборной панели, но Веро сразу увидел, что ему не помочь: его грудь была пробита. Стрелок тихо стонал, но кровь, которая пузырилась, и текла у него изо рта, была ярко-алой, артериальной. Он не протянет и пары минут.

В темноте перед собой Веро увидел человека, придавленного к полу металлической стойкой, оторванной от бронированной стены боевой машины. Он пригляделся. Седые волосы, аристократические глаза, медали на груди. Веро видел этого человека прежде.

Внезапно воспоминания взорвались в его голове будто сердце сверхновой звезды.
***

Он сидел в конце длинного одра, в зале из ослепительно отполированного мрамора. Перед ним человек в темной мантии читал огромную, оплетенную кожей книгу. Их окружали древние гудящие машины, на их тусклых зеленых дисплеях мерцали изображения. Он услышал мягкий шорох кожаных туфель о полированный камень. Техножрецы аккуратно передвигались через нефы вдоль рядов древних машин, настраивая, считывая данные, и декламируя молитвы.

Гудения стало громче. Мягкие руки легли на его плечи, потянув его вниз, и он лег на теплую мягкую скамью. Над ним был большой монитор, на котором он видел лицо человека в мантии. Его лицо было не молодым, но без морщин. Человек заговорил, и его спокойный и взвешенный голос, минуя его уши, проникал, казалось, сразу в мозг.

– Аверий, ассасин Каллидус, расслабься. Успокойся и расслабься.

Ему тщательно объяснили всю процедуру.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:47 | Сообщение # 124



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Уверяю тебя, это довольно просто. Сознание человека делится на две части. Первая содержит память, твою личность, твои собственные мысли. Другая часть отвечает за твои основные функции, за знание оружия, проникновения, ядов, всего того, что делает тебя ассасином, а также твои животные инстинкты, за выработку адреналина, за инстинкт выживания. Все что мы хотим сделать, это временно затереть первую часть, что позволит тебе преодолеть постоянную психическую защиту, которой окружает себя параноидальный Губернатор Торлин. Ты не будешь помнить кто ты такой, в чем твоя задача, так что его санкционированный псайкер не будет знать о тебе, до тех пор, пока не станет слишком поздно. Ты Аверий, а на эту миссию твое оперативное имя будет Веро.

Гудящий от энергии шлем надвинулся на его голову, закрыв глаза. Он видел лица, битвы, насилие, залпы орудий, а затем лицо человека с седыми волосами, глазами полными амбиций и неприкрытой жажды власти. Его цель: Губернатор Торлин. Сцены из его собственной жизни, прошедшие устранения, смертельные муки, проносились перед его глазами, отматываясь назад, а потом было только тьма.

Следующее что он помнил, была металлическая комета, падающая на поверхность, свои руки скованные спереди. Теперь все встало на свои места. Он был Аверием, ассасином Каллидус – и он нашел свою цель.

Недалеко от губернатора находился запуганный старик, одетый в темную мантию, который смотрел на него. Он что-то тихо бормотал себе под нос. Аверий повернулся, чтобы лучше слышать его.

– Ты… ты ворон? – прохрипел псайкер. – Почему я не видел тебя? Почему я не смог прочитать твой разум? Почему не смог предсказать твоего пришествия.

Кровь капала у него из носа, дыхание было отрывистым. Асассин поднял кулак.

– Умолкни, псайкер. – прошипел он, и его руки оборвали вопросы старика.

Аверий сильно потянул Торлина, не обращая внимания на его стоны, когда железо, придавившее его к полу, прорезало его плоть. Асассин вынул губернатора из боевой машины, и потащил к зданию. Он почувствовал волну жара, когда вытекающее топливо встретилось с одной из искр, и танк взорвался шаром кипящего металла и пластика.
***

Велан ждал его возвращения в разрушенном здании, прикрывая отход Веро из разбитого окна.

– Веро, кто это? – спросил он, когда ассасин скользнул в их временное укрытие и грубо швырнул добычу на пол. Когда ответа не последовало, Велан схватил Веро за руку и развернул его к себе.

– Веро, что происходит? – спросил Велан, но ассасин лишь безучастно смотрел на него. Все предыдущие знания о товарищах были стерты полной информацией о его задании.

– Ты мне мешаешь – просто произнес он. Аверий почти лениво взмахнул рукой, и Велан пролетев, по воздуху, без сознания рухнул на землю. Ассасин бесстрастно посмотрел на распростертое тело товарища, на лице которого застыло выражение изумления.

Пальцы асассина начали болезненно дергаться. Он встревожено посмотрел на кончики пальцев. Внезапно его пронзила боль, казалось, все его нутро поднималось и содрогалось. Аверий чувствовал, как полиморфин бежит по кровеносной системе, и как тело скручивается, будто пытаясь сбросить кожу. Он ощутил, как становится выше ростом, шире. Ассасин почувствовал покалывание в кончиках пальцев, когда идеально заточенные стальные иглы выскользнули из подкожных ножен, бритвенно-острые и блестящие от яда. Наконец то он был завершен: инструменты его ремесла, его вороний коготь, скрытый, чтобы предотвратить разоблачение до того, как он найдет свою жертву.

Губернатор хрипел, лежа у его ног. Асассин подобрал бутылку с водой из груды мусора на полу. Поддерживая голову человека, он позволил сделать ему глоток воды. Аверию нужно было, чтобы его жертва могла отвечать своему обвинителю.

– Мой лорд – ассасин начал так, как делал это всегда – Я прибыл по срочному приказу Оффицио Ассасинорум.

Губернатор начал, наконец, полностью осознавать ситуацию: его взгляд сосредоточился, а затем глаза расширились от ужаса. Его голос был диким и исступленным.

– Ворон – прохрипел он.

Голос был диким, безумным.

Аверий слегка хлестнул человека по пепельно-серой щеке.

– Очнитесь. Сосредоточьтесь. Я прибыл, чтобы принести вам прощение Императора.

– Что ты имеешь в виду? Я ничего не сделал, мне не нужно прощение! – возмутился Торлин.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:48 | Сообщение # 125



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ассасин не обратил внимания на эти слова.

– Я прибыл, чтобы принести справедливость на эту планету. За вами наблюдали. Вы думали, что прихвостень-телепат сможет защитить вас от правосудия. Он знал ваши мысли, и это знание сияло подобно маяку для Адептус Астра Телепатика. Неужели вы думаете, что совершенное вами предательство можно утаить?

Губернатор от страха начал терять над собой контроль. Ассасин чувствовал, как начинает выступать пот на побледневшем лбу человека. Он знал, что губернатор уже мертвец. Но раскаяние может, по крайней мере, принести чистую смерть. Искупление будет скорым. Ассасин вдавил пальцы в виски губернатора и сосредоточился.

– Вы думали вдохновить этих повстанцев, позволить им уничтожить силы Императора, размещенные на вашем мирке, – Аверий с трудом скрывал презрение в голосе. – Затем, после их победы, вы думали, что сможете возглавить их. Вашим желанием было повести армию на завоевание галактики, чтобы основать свою собственную империю.

Губернатор уставился в глаза ассасина, и он мог видеть пламя своего предательства. Его воображение унеслось в далекие пространства космоса. Сознание Торлина заполнило непоколебимое видение: его Император и бывший повелитель восседал на Вечном Троне Терры. Его сердце терзала боль, когда ассасин вынудил губернатора признать предательство.

– Но почему вас не уничтожили сразу и вместе с повстанцами? – продолжал Аверий. – Смерть это легкая участь. Любой может умереть – и неисчислимые тысячи умирают каждый день на множестве тысяч миров. Как человеческое существо, вы ничто. Мы могли обрушить на вас удар из космоса, стереть с лица земли ваш дворец, уничтожить вас в одно мгновение. Вы бы даже не узнали, отчего умерли. Но как еретик вы никогда не ускользнете от нашего внимания, а любой еретик умерший нераскаявшимся есть неудача истинной веры. Я здесь чтобы выслушать ваше раскаяние.

В глазах ассасина Торлин видел, как Император простирает к нему свою руку, видел, как рука становится все больше и больше, угрожает поглотить его. Потом она начинает усыхать и превращается в коготь, коготь ворона, а потом рассыпается прахом.

– Вы совершили самый тяжкий грех против Импертора, и я послан им как судия и палач. Вы умрете, но перед смертью вы должны покаяться в ваших преступлениях.

Губернатор заплакал, хлынули крупные слезы.

– Я раскаиваюсь! Я раскаиваюсь! – рыдал он.

Потом его голос превратился в шепот:

– Прости меня.

Ассасин размял пальцы, ощущая, как острые иглы наполняются ядами из помпы, вживленной в плоть его руки. Он повернулся к малодушному губернатору.

– Торлин, Имперский Губернатор Мира Тадемы, вы совершили грех против Императора. Я принимаю ваше раскаяние и дарую вам милосердие Императора.

Аверий удерживал голову губернатора одной рукой, баюкая ее словно ребенка, а пальцы второй руки он возложил на лицо Торлина. Иглы пронзили мягкую плоть глаз, прокалывая нервы и ткани, выплеснули смертельный яд в мозг человека. Спустя какое-то время, рука, удерживающая человека, раскрылась, и Губернатор Торлин безжизненно рухнул на пол.

Прощен.

Ассасин погладил татуировку штрафника на своем предплечье. Буквы превратились в таинственные руны. Он знал, что эти руны отправят сигнал через Варп в храм Каллидус. Имперские подкрепления, которые стояли в резерве глубоко в космосе, ожидая завершения его важной миссии, будут посланы в бой. Космические Десантники Белых Шрамов начнут высадку на планету. Его задание окончено, и он может вернуться с отчетом.

Надавив большим пальцем на лоб губернатора, он активировал био-имплантат, вживленный в руку. Аверий ощутил короткую вспышку жара, словно провел рукой сквозь огонь свечи. Когда ассасин убрал палец, на холодной коже человека стилизованной птицей чернела выжженная метка.

Ворон.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:48 | Сообщение # 126



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Абнетт Дэн - Чума

Враг несёт заразу всей Вселенной.

Но если мы не победим болезнь здесь,

то какой смысл нести нашу борьбу к звёздам?

Апотекарий Ингейн, Трактат об Имперской медицине.

I

Я верю, что память - величайший дар для человечества. При помощи памяти мы можем накапливать, хранить и передавать любые знания во благо человечества и к вящей славе нашего Бога-Императора, пусть Его Золотой Трон стоит вечно!

Как учат нас проповеди Тора: забыть ошибку - значит потерпеть поражение ещё раз. Сможет ли великий лидер спланировать кампанию без знания предыдущих побед и поражений? Смогут ли солдаты понять его приказы и добиться победы без этого дара? Сможет ли Экклезиархия нести миротворческую миссию во Вселенную, если люди не будут способны удержать в памяти её учение? Учёные, клерки, историки и летописцы - кто они, как не инструменты памяти?

И что есть забытие, как не отторжение памяти, гибель бесценного знания и забвение?

Всю свою жизнь, служа Его Высочайшему Величеству Императору Терры, я веду войну с забвением. Я прилагаю все силы, чтобы найти и вновь обрести забытое, вернув его под охрану памяти. Я тот, кто рыщет в потёмках, озаряет светом тени, переворачивает давно забытые страницы, задаёт вопросы, давно потерявшие свою значимость, вечно охотится за ответами, которые могли бы остаться невысказанными. Я - воспоминатель, открывающий утерянные тайны молчаливой Вселенной и возвращающий их под надёжное крыло памяти, где они могут вновь послужить на благо нашей судьбе под холодными звёздами.

Моя основная дисциплина - Материя Медика, моей первой профессией была медицина человека. Наши достижения в области познания собственных жизненных процессов обширны и достойны восхищения, но ещё большие знания о своей биологии, способах её защиты, восстановления и улучшения никогда не будут лишними. Выживать в раздираемой войнами галактике - вот тяжкая доля человечества, и там, где идёт война, процветает и её свита - ранение и смерть. Каждое продвижение фронта продвигает и медицину, если можно так выразиться. И там, где войска отступают и уничтожаются, там же забываются и пропадают достижения медицины. Я пытаюсь восстановить эти потери.

С подобными намерениями я прибыл, в свои неполные сорок восемь лет, на Симбал Иота в поисках Эбхо. Для полноты картины позвольте добавить: шёл третий год Геновингской кампании в Сегментум Обскурус, и почти девять звёздных месяцев минуло после первой вспышки оспы Ульрена среди легионов Гвардии, расквартированных на Геновингии. Считается, что кровавая оспа Ульрена названа по имени первой её жертвы - флаг-сержанта Густава Ульрена. Пятнадцатый Мордианский, если мне не изменяет память. А я горжусь твёрдостью своей памяти.

Если Вы изучали Имперскую историю, а также Материю Медика, Вы должны помнить оспу Ульрена. Разъедающая тело и дух смертельная болезнь, разрушающая человека изнутри, загрязняющая обменные жидкости организма и истощающая костный мозг, покрывающая кожу жертвы отвратительными волдырями и бубонами. Период между заражением и смертью редко превышает четыре дня. На поздних стадиях внутренние органы разрушаются, кровь сворачивается и проступает через поры кожи, жертва впадает в глубокий бред. Кое-кто предполагает, что на этой стадии даже самая душа жертвы подвергается разложению. Почти в каждом случае смерть неминуема.

Вспышка болезни возникла на Геновингии неожиданно, и уже через месяц Медики Регименталис фиксировали по двадцать смертей в день. Не было найдено ни одного средства или способа лечения, чтобы хотя бы замедлить течение болезни. Не была выявлена природа заболевания. И что хуже всего, несмотря на усиленные меры карантина и санитарной обработки, не было найдено способа остановить повсеместное распространение болезни. Не было обнаружено никаких переносчиков эпидемии и путей её распространения.

Как живой человек заболевает и слабеет, так и силы Имперской Гвардии в целом начали истощаться и слабеть, когда самых лучших из них стала уносить эпидемия. Через два месяца в штабе главнокомандующего Рингольда уже сомневались в жизнеспособности всей кампании в целом. К третьему месяцу, оспа Ульрена вспыхнула также на Геновингии Минор, Лорхесе и Адаманаксере Дельта (на первый взгляд опять сверхъестественно и самопроизвольно, так как процесс распространения оставался неизвестным). Четыре раздельных центра заражения, расположенных вдоль линии наступления Имперских сил в секторе. К этому моменту заражение распространилось на гражданское население Геновингии, и Администратум издал Декларацию о Пандемии. Говорили, что небо над городами этого некогда могучего мира стало черным от трупных мух, а зловоние биологического загрязнения пропитало каждый клочок планеты.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:49 | Сообщение # 127



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В то время я занимал бюрократический пост на Лорхесе и был включён в экстренную группу, брошенную на поиски решения проблемы. Это был изнуряющий труд. Я лично безвылазно провёл в архиве, не видя дневного света, больше недели, просматривая систематические запросы этого обширного и пыльного сосредоточия информации. Первым, кто обратил наше внимание на Пироди и Пытку, оказался мой друг и коллега, Администратор Медика Ленид Ваммель. Он проделал впечатляющую работу, совершил настоящий подвиг изучения, использования перекрёстных ссылок и запоминания. У Ваммеля всегда была хорошая память.

Следуя указаниям Верховного Администратора Медика Юнаса Мейкера, более шестидесяти процентов состава нашей группы было выделено исключительно на дальнейшие поиски данных о Пироди. Также были разосланы запросы в архивы других миров Геновингии. Ваммель и я, обрабатывая поступающие данные, всё больше и больше уверялись, что мы вступили на правильный путь и движемся в верном направлении.

Уцелевшие записи о событиях Пытки на Пироди подтвердили наши предположения, хотя и были весьма скупы. Всё-таки, это произошло тридцать четыре года назад. Выживших было немного, но мы смогли отследить сто девяносто одного кандидата из тех, кто, возможно, был ещё жив. Они были разбросаны космическими ветрами по всему свету.

Просмотрев наши находки, Верховный Администратор Мейкер санкционировал личный сбор воспоминаний, положение было уже очень серьёзным, и сорок из нас, все в звании высшего администратора и старше, немедленно отправились в путь. Ваммель, упокой его душу, отправился на Гандийскую Сатурналию, прибыл туда в разгар гражданской войны, где и был убит. Нашёл ли он человека, которого искал, мне не известно. Память в этом месте немилостива.

А я... я отправился на Симбал Иота.
II

Симбал Иота – жаркое, богатое зеленью место, по большей части покрытое океаном глубокого розовато-лилового цвета (вследствие разрастания водорослей, как я понимаю). Вдоль экватора планету охватывает широкий пояс островов, покрытых тропическими лесами.

Я совершил посадку на плоской вершине потухшего вулкана, склоны которого были облеплены, как ракушками, сооружениями Улья Симбалополис, откуда был доставлен на тримаран, который и вёз меня в течение пяти дней вдоль цепочки островов к Святому Бастиану.

Я проклинал медлительность судна, хотя, по правде говоря, оно скользило по розовому морю на скорости более чем в тридцать узлов, и несколько раз пытался вызвать орнитоптер или какой-ибудь другой воздушный транспорт. Но симбальцы - морской народ и не полагаются на путешествия по воздуху.

Стояла жара, и я проводил всё своё время на нижней палубе, читая информ-планшеты. Солнце и морской ветер Симбала жгли мою кожу, привыкшую годами ощущать лишь свет библиотечных ламп. Поэтому, выходя на палубу, я каждый раз надевал поверх администраторского облачения широкополую соломенную шляпу, которая беспрестанно веселила моего сервитора Калибана.

На пятое утро над лиловыми водами океана возник остров Святого Бастиана - коническое жерло потухшего вулкана, облачённое в зелень джунглей. Над нашими головами закружилась стая бирюзовых морских птиц. Но, даже переплыв залив на электрокатере, перевёзшем меня с тримарана на берег, я не заметил каких-либо признаков жилья. Густое покрывало леса спускалось к самому берегу, оставляя по краю лишь тонкую полоску белого пляжа.

Катер вошёл в небольшую бухту с древней каменной пристанью, выступающей из-под деревьев подобно недостроенному мосту. Калибан, жужжа бионическими конечностями, перенёс на пристань багаж и помог перебраться мне. Там я и остался стоять, потея в своём облачении, опираясь на посох - знак моей официальной принадлежности, и отгоняя жуков, кружащих во влажной духоте бухты.

Меня никто не встречал, хотя по дороге я несколько раз отправлял воксом предупреждение о своём прибытии. Я оглянулся на сурового симбальца, управлявшего катером, но тот, похоже, сам ничего не знал. Калибан прошаркал к входу на пристань и обратил моё внимание на позеленевший от времени и морских брызг медный колокол, висевший на крюке, вбитом в столб пирса.

- Звони, - приказал я. Он осторожно стукнул своими обезьяньими пальцами по металлическому куполу колокола, затем нервно оглянулся на меня, пощёлкивая фокусировкой оптических имплантантов, расположенных под низким лбом.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:49 | Сообщение # 128



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Некоторое время спустя, появились две сестры Экклезиархии, одетые в безупречные белые одежды, такие же жёсткие и накрахмаленные, как и двурогие апостольники на их головах. Похоже, моё появление вызвало у них какое-то весёлое удивление, но они безмолвно пригласили меня следовать за ними.

Я ступал на шаг позади них, Калибан с багажом следовал за мной.

Мы шли по грязной тропинке сквозь разросшиеся джунгли, вскоре перешедшие в настоящий тропический лес. Копья солнечного света пронзали сплетённые кроны деревьев, влажный воздух был полон пения экзотических птиц и суеты насекомых.

Неожиданный поворот тропы открыл нам приют Святого Отшельника Бастиана. Величественное строение из камня, возведённое с простотой, характерной для раннего Империума; древние арки контрфорсов и мрачные стены почти скрывала зелень плюща и лианы. Я успел разглядеть основное здание в пять этажей, рядом - часовню, которая, похоже, была здесь самым старым сооружением, какие-то пристройки, кухни и отгороженный стеной сад. Вычурный железный вход венчала обветрившаяся статуя Возлюбленного нашего Бога-Императора, сокрушающего Врага.

Аккуратная дорожка вела от тронутых ржавчиной ворот через подстриженную лужайку, тут и там утыканную могильными камнями и обелисками. Провожаемый взглядами каменных ангелов и резных изображений Адептус Астартес, мимо которых проходил, я последовал за сестрами к главному входу.

Мимоходом я заметил, что окна двух верхних этажей забраны крепкими металлическими решётками.

Оставив Калибана с пожитками на улице, я вошёл внутрь вслед за сёстрами. Основной атриум приюта показался мне тёмным и безумно тихим оазисом из мрамора; известняковые колонны терялись в сумраке высокого свода. Неожиданно я натолкнулся взглядом на стену алтаря под разноцветным окном, на которой был изображён чудесный триптих, перед которым я тут же склонился в молитве. Триптих, шириной в размах рук человека, изображал три сцены из бытия святого. Слева, он отшельником скитался по пустыне, отвергая демонов воды и огня, справа - являл чудо над искалеченными душами. На центральном изображении, окружённый сиянием, скорбящий Император держал на руках истерзанное тело святого, облачённое в синие одежды. Девять болтерных ран чётко выделялись на мертвенно-бледном теле мученика.

Восстав от молитвы, я обнаружил, что сёстры исчезли. Подсознание ощутило где-то неподалёку мысленное пение психического хора. Неподвижный воздух вздрогнул. Позади меня возникла фигура высокого, похожего на статую человека. Его белые крахмальные одежды резко контрастировали с чёрной кожей. Он рассматривал меня с таким же весёлым удивлением, что и сёстры до этого.

Сообразив, что на мне всё ещё надета эта дурацкая соломенная шляпа, я торопливо сдёрнул её, бросил на спинку скамьи и достал удостоверительную пикт-пластину, вручённую мне Верховным Мейкером перед отъездом с Лорхеса.

- Я - Баптрис, - представился он тихим и добрым голосом. - Добро пожаловать в приют Святого.

- Высший Администратор Медика Лемуаль Сарк, - ответил я. - Моя священная должность - воспоминатель, настоящее место работы - Лорхес, Основное скопление Геновингия 4577 десятичное, в штате вспомогательного канцелярского архива кампании.

- Добро пожаловать, Лемуаль, - сказал он. - Воспоминатель. Вот так да. Таких у нас ещё не было.

Тогда я не совсем понял, что он имел в виду, но сейчас, когда я оглядываюсь в прошлое, память об этом небольшом недоразумении всё ещё вызывает у меня досаду. Я спросил:

- Вы ждали меня? Я отправлял воксом предупреждение о своём прибытии.

- У нас в приюте нет вокс-передатчика, - ответил Баптрис. - Внешний мир нас не касается. Наши заботы направлены на то, что находится внутри... внутри этого здания, внутри нас самих. Но не волнуйтесь. Вы желанный гость. Мы приветствуем всех, кто приходит сюда. Нет нужды предупреждать о своём прибытии.

Я вежливо улыбнулся столь загадочному ответу и постучал пальцами по посоху. Я-то рассчитывал, что к моему приезду всё будет готово, и я смогу приступить к работе немедленно. Неторопливый уклад жизни на Симбал Иота опять тормозил меня.

- Поспешим, брат Баптрис. Я хотел бы приступить к делу немедленно.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:49 | Сообщение # 129



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он кивнул:

- Разумеется. Почти каждый прибывший на Святой Бастиан горит желанием приступить к делу немедленно. Позвольте мне сопроводить Вас и предложить пищу и место для купания.

- Давайте сразу отправимся к Эбхо. Как можно скорее.

Он остановился в недоумении:

- Эбхо?

- К полковнику Феджи Эбхо, последнее место службы - 23-й полк Ламмарских Улан. Прошу вас, скажите, что он всё ещё здесь! Что он ещё жив!

- Он... жив, - Баптрис замолчал и впервые внимательно посмотрел на мою пикт-пластину. Нечто вроде понимания появилось на его добродушном лице.

- Примите мои извинения, Высший Сарк. Я неверно истолковал цель Вашего прибытия. Теперь я вижу, что Вы - действующий воспоминатель, присланный сюда с официальным визитом.

- Конечно! - резко ответил я. - Кем ещё я могу быть?

- Просителем, пришедшим сюда в поисках утешения. Пациентом. Каждый, кто прибывает на пристань и звонит в колокол, ищет нашей помощи. Других посетителей у нас не бывает.

- Пациентом? - недоумевающе спросил я.

- Разве Вы не знаете, куда Вы прибыли? - спросил он. - Это приют Святого Бастиана, дом для умалишённых.
III

Сумасшедший дом! Такое начало миссии не предвещало ничего хорошего. Согласно моим данным, приют Святого Бастиана служил домом для святого ордена, дававшего пристанище и утешение тем отважным воинам легионов Императора, чьи тяжелые ранения и увечья не позволяли продолжать военную службу. Я знал, что здесь принимают людей, сломленных морально и физически, со всех зон боевых действий сектора. Но я понятия не имел, что повреждения, по которым они специализируются – это повреждения ума и рассудка! Это была больница для душевнобольных, для тех, кто добровольно пришёл к её воротам в надежде обрести избавление.

И что хуже всего - Баптрис и сёстры приняли меня за такого просителя. Эта проклятая соломенная шляпа выдала меня за сумасшедшего, никого иного они, собственно, и не ждали! Мне ещё повезло, что меня без лишних церемоний не засунули в смирительную рубашку и не заперли под замок.

Поразмыслив, я пришёл к выводу, что должен был догадаться и сам. Бастиан, которому был посвящён приют, был сумасшедшим, обрётшим здравый рассудок в любви к Императору, и который, в последствии, чудесным образом исцелял душевные болезни.

Баптрис дёрнул за шнур, призывая служителей, Калибана с багажом проводили внутрь. Оставив нас одних, Баптрис удалился, чтобы произвести необходимые приготовления. Пока мы жидали, в зал вошёл седовласый человек. Вместо левой руки у него была культя, покрытая сеткой старых шрамов. Он был полностью обнажён, если не считать пустой потрёпанной патронной ленты, перетягивавшей грудь. Слегка подрагивая головой, человек окинул нас бессмысленным взглядом, потом двинулся дальше и исчез из виду.

Где-то в отдалении слышались рыдания и чей-то голос, настойчиво повторявший что-то снова и снова. Сгорбленный Калибан, опираясь костяшками пальцев в плиты пола рядом со мной, оглянулся с тревогой, и мне пришлось ободряюще положить руку ему на широкое, волосатое плечо.

Вокруг нас задвигались какие-то фигуры, и вскоре мы оказались в обществе нескольких измождённых священников с тонзурами на головах и в чёрных длинных одеяниях Экклезиархии, а также группы безмолвных сестёр в снежно-белых одеждах и рогатых капюшонах. Сёстры, оставаясь в тени, выстроились по сторонам атриума и молча уствились на нас. Один из священников тихо зачитывал что-то с длинного свитка, который разворачивал из обитой железом шкатулки мальчик. Другой священник записывал что-то пером в небольшую книжицу. Третий раскачивал бронзовое кадило, распространяя сухой и резкий запах благовоний.

Снова появился Баптрис:

- Братья, поприветствуйте Высшего Администратора Сарка, прибывшего к нам с официальным визитом. Относитесь к нему с любезностью и оказывайте полное содействие.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:50 | Сообщение # 130



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- В чём состоит причина Вашего визита? - спросил старый священник с книжицей, подняв на меня пытливый взгляд. В его переносицу были встроены полукруглые увеличительные линзы, зёрна чёток обвивали морщинистую шею подобно цветочному венку победителя.

- Сбор воспоминаний, - ответил я.

- Касательно чего? - продолжал выпытывать он.

- Брат Ярдон - наш архивариус, Высший Сарк. Вы должны простить его настойчивость, - я кивнул Баптрису и улыбнулся престарелому Ярдону. Однако ответной улыбки не дождался.

- Вижу, что мы с вами родственные души, брат Ярдон. Мы оба посвятили себя служению памяти.

Тот слегка пожал плечами.

- Я здесь, чтобы побеседовать с одним из ваших... пациентов. Возможно, он обладает некоторыми фактами, которые могут спасти миллионы жизней в скоплении Геновингия.

Ярдон закрыл свою книжицу и уставился на меня, ожидая продолжения. Верховный Мейкер приказал мне как можно меньше распространяться о пандемии; вести о подобном бедствии могут вызвать волнения. Но я понимал, что мне придётся сказать им больше.

- Главнокомандующий Рингольд возглавляет крупную военную экспедицию в скоплении Геновингия. Болезнь, называемая оспой Ульрена, поразила наши войска. Исследования показали, что она похожа на чуму, известную как Пытка, опустошившую мир Пироди около тридцати лет назад. Один из переживших эпидемию находится здесь. Любые подробности о случившемся, которые он сможет поведать мне, могут оказаться полезными в поисках лекарства.

- Насколько всё серьёзно там, на Геновингии? - спросил священник с кадилом.

- Пока удаётся сдерживать, - соврал я.

Ярдон фыркнул:

- Конечно, удаётся сдерживать. Потому-то высший администратор и проделал такой путь сюда. Ты задаёшь совершенно глупые вопросы, брат Жирод.

Заговорил ещё один священник. Сгорбленный и полуслепой, он был самым старым из них, его морщинистая голова была усеяна старческими пятнами. На плече, вцепившись в одежду тонкими механическими лапками, сидел слуховой рожок.

- Меня беспокоит то, что расспросы и нарушения режима могут встревожить приют. Я не желаю, чтобы проживающих здесь что-либо беспокоило.

- Твоё замечание принято, брат Ниро, - сказал Баптрис. - Я уверен, что Высший Сарк будет благоразумен.

- Вне всяких сомнений, - заверил их я.

Было уже далеко за полдень, когда Баптрис наконец-то повёл меня наверх, в самое сердце приюта. Калибан следовал за нами, нагруженный несколькими ящиками из моего багажа. Сёстры, похожие на привидения в двурогих капюшонах, наблюдали за нами из каждой арки и тени.

Лестница привела нас в большой зал на четвёртом этаже. Воздух здесь был спёртым. Десятки пациентов бродили там и тут, но ни один из них даже не взглянул на нас. Некоторые были одеты в выцветшие, бесформенные халаты, другие всё ещё носили старые, изношенные комбинезоны или обмундирование Имперской Гвардии. Все знаки различия, нашивки и эмблемы были срезаны; ремней и шнурков также не наблюдалось. У окна двое сосредоточенно играли на старой жестяной доске в регицид. Другие, сидя прямо на дощатом полу, играли в кости. Кто-то невнятно бормотал, разговаривая сам с собой, кто-то застыл, глядя в пространство бессмысленным взглядом.

- Они... безопасны? - шепотом спросил я Баптриса.

- Мы предоставляем самым спокойным свободу в передвижении и использовании этого общего зала. Само собой, их лечение находится под тщательным наблюдением. Все, кто находится здесь - "безопасны", как и все те, кто прибыл к нам по доброй воле. Конечно, есть здесь и такие, кто скрывается от каких-то событий, сделавших для них обычную жизнь невозможной.

Это не добавило мне спокойствия.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:50 | Сообщение # 131



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Пройдя в дальний конец общего зала, мы вошли в длинный коридор, по обеим сторонам которого располагались камеры. Двери некоторых были заперты снаружи на засов. Некоторые были закрыты решётками. На всех дверях имелись задвижки смотровых окошек. Везде ощущался запах дезинфицирующего средства и нечистот.

Мы прошли мимо запертой двери, в которую кто-то (или что-то) тихо стучал изнутри. Из-за другой двери слышалось пение.

Некоторые двери были открыты. Я увидел двух служителей, моющих губкой древнего старика, привязанного к металлической койке тканевыми ремнями. Старик жалобно плакал. В другой палате, дверь которой была открыта, но внешняя решётка крепко заперта, мы увидели огромного, мускулистого человека, сидящего на стуле и глядящего сквозь решётку. Его тело было покрыто вытатуированными эмблемами полка, девизами, количеством убитых. Глаза светились маниакальным огнём. Из нижней челюсти торчали имплантированные клыки какого-то хищника, настолько длинные, что заходили за верхнюю губу.

Когда мы поравнялись с камерой, он бросился к решётке и попытался достать нас сквозь прутья огромной рукой. Из горла его слышалось сдавленное рычание.

- Успокойся, Иок! - приказал Баптрис.

Дверь, бывшая целью нашего путешествия, была следующей за камерой Иока. Она была открыта, сестра и служитель поджидали нас. Внутреннее пространство камеры скрывала полная темнота. Баптрис коротко переговорил со служителем и сестрой, затем повернулся ко мне:

- Эбхо упирался, но сестра всё же смогла его убедить, что поговорить с Вами будет правильнее. Внутрь Вам входить нельзя. Пожалуйста, присядьте у двери.

Служитель принёс табурет, и я уселся у дверного проёма, подобрав длинные полы своего облачения. Калибан тут же раскрыл ящики и установил механического летописца на треноге.

Я вперил взгляд в темноту комнаты, пытаясь разглядеть внутреннее убранство, но не смог ничего увидеть.

- Почему внутри так темно?

- Эбхо, помимо всего прочего, страдает светобоязнью. Он требует полной темноты, - пожал плечами Баптрис.

Я хмуро кивнул и прочистил горло.

- Милостью Бога-Императора Терры я прибыл сюда по Его священному заданию. Моё имя - Лемуаль Сарк, Высший Администратор Медика, приписанный к Администратуму Лорхеса.

Я взглянул на летописца. Тот негромко застрекотал и выдвинул начало пергаментного свитка, который, как я надеялся, вскоре станет длинным и заполненным записями.

- Я разыскиваю Феджи Эбхо, бывшего полковника Двадцать Третьего полка Ламмарских Улан.

Тишина.

- Полковник Эбхо?

Голос, тонкий как лезвие ножа и холодный как труп, прошептал из тьмы комнаты:

- Он - это я. Что Вам нужно?

Я подался вперёд:

- Я хочу поговорить с Вами о Пироди. О Пытке, которую Вы пережили.

- Мне нечего сказать. Я не буду ничего вспоминать.

- Ну же, полковник. Я уверен, вы вспомните, если постараетесь.

- Вы не поняли. Я не сказал "не могу". Я сказал "не буду".

- Вы уверены?

- Да. Я отказываюсь.

Я вытер губы и понял, что язык у меня пересох.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:50 | Сообщение # 132



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Почему, полковник?

- Из-за Пироди я здесь. Тридцать четыре года я стараюсь всё забыть. И не хочу возвращаться к этому снова.

Баптрис глянул на меня и бессильно развёл руками. Похоже, он намекал, что всё кончено и мне следует сдаться.

- На Геновингии люди умирают от болезни, которую мы называем оспой Ульрена. Эта болезнь носит все признаки Пытки. Всё, что вы сможете мне рассказать, может спасти жизнь людей.

- Я не смог тогда. Пятьдесят девять тысяч человек умерло на Пироди. Я не смог спасти их тогда, хотя старался изо всех сил. Почему сейчас будет по-другому?

Я посмотрел в сторону невидимого собеседника:

- Я не знаю. Но считаю, что стоит попробовать.

Долгое молчание. Летописец стрекотал вхолостую. Калибан кашлянул, и машина записала этот звук легким перестуком клавиш.

- Сколько?

- Прошу прощения, полковник. О чём вы?

- Сколько людей умирает?

Я глубоко вздохнул:

- Когда я отбыл с Лорхеса, там было девятьсот умерших и ещё полторы тысячи заболевших. На Геновингии Минор – шестьсот умерших и вдвое больше больных. На Адаманаксере Дельта - двести, но там всё только началось. На самой Геновингии... два с половиной миллиона.

Раздался потрясённый вздох Баптриса. Мне оставалось надеяться, что он будет держать язык за зубами.

- Полковник?

Тишина.

- Полковник, прошу Вас...

Холодный, скрипучий голос раздался вновь, ещё резче, чем раньше:

- Пироди была пустынным миром...
IV

Пироди была пустынным миром. Мы не хотели туда идти. Но Враг, захватив восточный континент, разрушил города-ульи, и северные города оказались под угрозой.

Главнокомандующий Гетус отправил нас - сорок тысяч Ламмарских Улан, почти весь личный состав Ламмарских воинских формирований, двадцать тысяч Фанчовских танкистов с их машинами и полную роту Астартес, серо-красных Обрекающих Орлов.

Место, куда мы прибыли, называлось Пироди Полярный. Бог знает насколько древнее. Циклопические башни и колонны зелёного мрамора, высеченные в древние времена руками, которые я не уверен, что были человеческими. Была какая-то странность в геометрии этого места, как будто все углы выглядели неправильно.

Было чертовски холодно. Нас защищала зимняя униформа – белые плотные стёганые шинели с меховыми капюшонами, но холод проникал в оружие, истощая батареи лазганов, а чёртовы Фанчовские танки вечно отказывались заводиться. И был день. Всё время был день. Ночей не было - не то время года. Мы были слишком далеко к северу. Самым тёмным временем суток были короткие сумерки, когда одно из двух солнц ненадолго садилось, и небо окрашивалось в цвет розовой плоти. И снова начинался день.

Два месяца мы то сражались, то нет. В основном это были артиллерийские дуэли на большом растоянии, лишь перемалывавшие ледовые поля в пыль. Из-за бесконечного дневного света спать не мог никто. Я знал двух солдат, выдавивших себе глаза. Один из них был ламмарцем, что не добавляет мне гордости. Второй был с Фанчо.

Потом пришли они. Чёрные точки среди ледовых полей, тысячи точек, с развевающимися штандартами, настолько мерзкими, что...

Неважно. Мы были не в том состоянии, чтобы сражаться. Доведённые до безумия светом и бессонницей, ослабленные странной геометрией места, которое защищали, мы стали лёгкой добычей. Войска Хаоса разгромили нас и загнали обратно в город. Гражданские, численностью примерно в два миллиона, были даже хуже, чем бесполезны. Слабые, вялые существа, лишенные интересов и аппетита. Когда пришёл их час, они просто сдались.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:51 | Сообщение # 133



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Осада длилась пять месяцев, несмотря на шесть попыток Обрекающих Орлов прорвать окружение. Господи, как они были страшны! Гиганты, перед каждым боем с лязгом скрещивающие свои болтеры, орущие на врага, убивающие пятьдесят там, где мы убивали одного.

Но это всё равно, что воевать с приливом. Даже со всей их мощью, их было всего шестьдесят.

Мы требовали подкреплений. Гетус обещал их нам, но сам уже давно был на борту своего военного корабля, прячась за флотским охранением на случай, если что-то пойдёт не так.

Первым, кто на моих глазах пал жертвой Пытки, был капитан моего семнадцатого взвода. Однажды он просто свалился с лихорадкой. Мы поместили его в инфирмиум Пироди Полярного, которым заправлял Субъюнктус Валис, апотекарий роты Обрекающих Орлов. Час спустя капитан был мёртв. Его кожа была покрыта пузырями и язвами. Глаза вытекли. Он попытался убить Валиса фрагментом железной койки, которую вырвал из настенных креплений. А потом он просто истёк кровью.

Знаете, как это? Его тело истекало кровью через каждое отверстие, через каждую пору. Когда всё закончилось, от капитана осталась только пустая оболочка.

Через день после его смерти заболели сразу шестьдесят человек. Ещё через день - двести. Ещё через день - тысяча. Большинство умирали через два часа. Другие умирали медленно... несколько дней, покрытые язвами, агонизирующие в страшных мучениях.

Люди, которых я знал всю жизнь, превращались в покрытые волдырями мешки костей прямо на моих глазах. Будь ты проклят, Сарк, за то, что заставил меня вспомнить это!

На седьмой день болезнь добралась и до людей Фанчо. На девятый - до гражданского населения. Валис вводил всевозможные карантины, но бесполезно. Он работал без перерыва весь бесконечный день напролёт, пытаясь найти лекарство, стараясь обуздать беспощадную болезнь.

На десятый день заболел один из Обрекающих Орлов. В муках Пытки, выплёскивая кровь сквозь прорези визора, он убил двух своих товарищей и девятнадцать моих солдат. Болезнь преодолела даже печати чистоты Астартес.

Я пришёл к Валису в надежде на добрые вести. Он организовал лабораторию в инфирмиуме; образцы крови и срезы тканей бурлили в перегонных кубах и отстаивались в склянках с растворами. Он заверил меня, что Пытка может быть остановлена. Объяснил, как это необычно для эпидемии - распространяться в таком холодном климате, где нет тепла для инкубации и процесса разложения. И ещё Валис считал, что болезнь не развивается при свете. Поэтому он приказал развесить фонари в каждом закоулке города, чтобы нигде не оставалось темноты.

Не оставалось темноты. Там, где её не было от природы. Был изгнан даже полумрак глухих помещений. Всё сияло. Возможно, теперь Вы сможете понять, почему я не выношу света и сижу в темноте.

Зловоние сгнившей крови было страшным. Валис делал всё, что мог, но мы продолжали умирать. Через двадцать один день я потерял тридцать семь процентов моего полка. Фанчо вымерли практически полностью. Двенадцать тысяч пиродианцев умирали или уже были мертвы. Девятнадцать Обрекающих Орлов пали жертвой болезни.

Вот Вам факты, если они нужны: чума выживает в климате, который должен был бы убить её; она не передаётся обычными путями; она не поддаётся никаким попыткам сдерживать или контролировать её распространение, несмотря на все меры усиленного карантина и санитарную обработку заражённых мест огнемётами; она имеет очень высокую вероятность заражения, даже печати чистоты Астартес не являются для неё преградой; её жертвы умирают в страшных мучениях.

А потом один из Обрекающих Орлов расшифровал мерзкие надписи на одном из штандартов Хаоса, развевавшихся снаружи у стен.

Там было…

Там было одно слово. Одно грязное слово. Одно проклятое, мерзкое слово, забыть которое я пытаюсь всю свою жизнь.
V

Я вытянул шею в темный проём двери:

- Слово? Какое слово, полковник?
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:51 | Сообщение # 134



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


С сильнейшим отвращением он произнес его. Это было даже не слово. Отвратительное бульканье, почти целиком состоящее из согласных. Имя, символ самого демона-чумы, одно из девяносто семи Богохульств, Которые Нельзя Облекать В Слова. При его звуках я свалился с табурета, тошнота скрутила мне внутренности. Калибан пронзительно заверещал. Сестра упала в обморок, служитель бежал. Баптрис сделал несколько шагов прочь от двери, развернулся и его театрально вырвало.

Температура в коридоре упала на пятнадцать градусов.

Дрожа, я пытался поставить перевёрнутый табурет и поднять летописца, сбитого служителем. В том месте, где машина напечатала это слово, пергамент начал тлеть.

Крики и стоны из разных палат эхом заметались по залу.

А затем вырвался Иок.

За соседней дверью, вжав испещрённую шрамами голову в прутья решётки, он слышал каждое слово. И теперь дверь решётки выскочила из креплений и грохнулась на пол коридора. Огромный обезумевший бывший гвардеец продрался наружу и развернулся в нашу сторону.

Я уверен, он убил бы меня, я был потрясен, от резкого падения ноги мои отказали. Но Калибан, благослови его храброе сердце, преградил Иоку путь. Мой верный сервитор поднялся на короткие задние конечности, предупреждающе подняв усиленные бионикой передние. От кривых ступней до вытянутых пальцев рук Калибан достигал трёх метров в высоту. Он ощерил стальные клыки и пронзительно заверещал.

Брызжа слюной из клыкастого рта, Иок одним мощным ударом отбросил Калибана в сторону. Сервитор оставил на стене внушительную выбоину.

Иок двинулся на меня.

Я дотянулся до своего официального посоха, крутанул его и утопил скрытую под набалдашником кнопку.

С конца посоха раздался треск электрических разрядов. Иок задёргался в конвульсиях и упал. Судорожно извиваясь, он валялся на дощатом полу и непроизвольно испражнялся. Баптрис уже был на ногах. Звучала тревога, и служители торопливо сбегались в коридор, неся смирительные рубашки и шест с петлёй.

Я поднялся на ноги и оглянулся на тёмный проём.

- Полковник Эбхо?

Дверь с треском захлопнулась.
VI

Брат Баптрис ясно дал понять, что сегодня, несмотря на мои протесты, никаких допросов больше не будет. Служители сопроводили меня в гостевую келью на третьем этаже. Белёные стены, чистая обстановка, жёсткая деревянная кровать и небольшой столик-скрипториум. Решётчатое окно выходило на кладбище и джунгли позади него.

В сильном волнении я мерил комнату шагами из угла в угол, пока Калибан распаковывал мои вещи. Я был так близок к цели, уже потихоньку начав вытягивать сопротивляющегося Эбхо наружу. Лишь чтобы оказаться лишённым возможности продолжить как раз в тот момент, когда стали открываться по-настоящему тёмные секреты!

Я замер у окна. Ослепительное красное солнце погружалось в лиловый океан, отбрасывая на густые джунгли чёрные изломанные тени. Морские птицы кружились над бухтой в лучах умирающего солнца. На тёмно-синем краю неба появились первые звёзды.

Успокоившись, я понял, что каким бы не был мой внутренний беспорядок, беспорядок в самом приюте был гораздо сильнее.

Стоя у окна, я слышал многочисленные вопли, рыдания, крики, хлопанье дверей, топот ног, звон ключей. Богохульство, произнесённое Эбхо, взбаламутило хрупкие умы обитателей этого сумасшедшего дома подобно раскалённому докрасна железу, опущенному в холодную воду. Теперь, чтобы успокоить пациентов, требовались огромные усилия.

Я присел ненадолго к скриториуму, просматривая записи, Калибан дремал на скамье у двери. Эбхо много упоминал о Субъюнктусе Валисе, апотекарии Обрекающих Орлов. Я просмотрел копии старых свидетельств с Пироди, привезённые с собой, но имя Валиса нашлось только в списках личного состава. Выжил ли он? Ответ мог дать только прямой запрос в цитадель Ордена Обрекающих Орлов, но это могло занять месяцы.

Замкнутость Астартес, а иногда и откровенное нежелание сотрудничать с Администратумом, были печально известны. В лучшем случае, запрос повлёк бы за собой вереницу формальностей, рутинных затягиваний и согласований. Но, даже не смотря на это, я всё же собирался оповестить моих собратьев на Лорхесе о вероятной зацепке. Будь проклят Святой Бастиан, здесь ведь нет вокс-передатчика! Я даже не могу переслать сообщение в Астропатический анклав Симбалополиса, чтобы они отправили его за пределы этого мира.

Сестра принесла поднос с ужином. Как только я закончил трапезу, а Калибан зажёг светильники, в келью вошли Ниро и Ярдон.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:51 | Сообщение # 135



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Братья?

Ярдон, уставившись на меня сквозь полукруглые линзы, перешёл сразу к делу:

- Собрание братства приюта решило, что Вы должны покинуть нас. Завтра. Последующие обращения будут отвергнуты. Наше судно отвезёт Вас в рыбачий порт на острове Мос. Оттуда Вы сможете добраться до Симбалополиса.

- Вы расстраиваете меня, Ярдон. Я не хочу уезжать. Моя работа ещё не завершена.

- Вы уже сделали достаточно! - огрызнулся он.

- Приют никогда прежде не был так потревожен, - негромко проговорил Ниро. - Произошло несколько стычек. Два служителя ранены. Три пациента попытались покончить с собой. Годы работы погублены за несколько минут.

Я склонил голову:

- Сожалею о причинённом беспокойстве, но...

- Никаких но! - рявкнул Ярдон.

- Мне очень жаль, Высший Сарк, - произнёс Ниро. - Но это не обсуждается.

На узкой койке спалось плохо. Я без конца прокручивал в памяти подробности разговора с Эбхо. Несомненно, случившееся серьёзно потрясло и травмировало его. Но было что-то ещё. За всем, что он рассказал мне, я чувствовал какой-то секрет, какую-то скрытую в глубине его памяти тайну.

Они не смогут так просто отделаться от меня. Слишком много жизней поставлено на кон.

Калибан крепко спал, когда я тихо покинул келью. По тёмной лестнице на четвёртый этаж пришлось пробираться на ощупь. В воздухе чувствовалось беспокойство. Проходя мимо запертых камер, я слышал стоны спящих и бормотание страдавших бессонницей.

Время от времени приходилось нырять в тень, пропуская служителей с фонарями, совершавших дежурный обход. Дорога до блока, где содержался Эбхо, заняла почти три четверти часа. Мимо запертой на засов двери Иока я прокрался с особой осторожностью.

Смотровое окошко распахнулось от моего прикосновения.

- Эбхо? Полковник Эбхо? - негромко позвал я в темноту.

- Кто это? - отозвался неприветливый голос.

- Это Сарк. Мы не закончили.

- Уходите.

- Я не уйду, пока Вы не расскажете мне всё до конца.

- Уходите.

Я лихорадочно поразмыслил, и необходимость прибавила мне жестокости:

- У меня в руках фонарь, Эбхо. С мощной лампой. Хотите, посвечу вам через окошко?

Когда он заговорил снова, голос его был полон ужаса. Да простит мне Император этот шантаж.

- Чего Вам ещё? - спросил он. - Пытка распространялась. Мы умирали тысячами. Мне жаль всех этих людей на Геновингии, но я не смогу им помочь.

- Вы так и не рассказали, чем всё закончилось.

- Разве Вы не читали отчёты?

Я оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, что мы в блоке всё ещё одни.

- Читал. Они довольно... туманны. Там сказано, что главнокомандующий Гатус приказал сжечь противника с орбиты, а затем отправил в Пироди Полярный корабли к вам на выручку. Отчёты потрясают количеством жертв эпидемии. Пятьдесят девять тысяч умерших. Потери среди гражданского населения никто даже не подсчитывал. Также там говорится, что к моменту прибытия спасательных кораблей, Пытка уже была ликвидирована. Эвакуировано четыреста человек. Согласно записям, из них до сегодняшнего дня дожили сто девяносто один.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Галактика в огне (Сборник рассказов)
Страница 9 из 12«12789101112»
Поиск: