Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 11 из 12«129101112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Галактика в огне (Сборник рассказов)
Галактика в огне
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:57 | Сообщение # 151



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Обопритесь на своё оружие, братья. Сейчас я поведу вас в «Мартио Импримис». Я говорю вам: уже к концу этого дня мы начнём войну!
***

«Мартио Импримис» был отличной древней песней, сложенной самим Лоргаром в те дни, когда Император ещё не отвернулся от Несущих Слово, а сам Де Хаан был лишь молодым новобранцем. Удивительные слова с почти забытым смыслом наполнили Де Хаана восхитительной, будоражащей энергией. Она бурлила в его крови даже сейчас.

Служба в Глубочайшей Часовне закончилась ещё час назад, но Несущим Слово передалась часть настроения капеллана, и в ангаре цитадели, где, отбрасывая тусклые отсветы, щёлкал разрядами телепортационный луч, десантники всё ещё тянули монотонный напев, разбирая оружие и руководя невольниками, оттаскивающими прочь ящики и инструменты.

- Дуксай! – главный механик похода, всё ещё слегка пошатывающийся после телепортации, обернулся на зов. Оставив перемещение украшенного нечистыми символами «секача» на помощников, он опустился на одно колено, склонив голову перед шагавшим через ангар Де Хааном.

- Это правда, почитаемый повелитель? Мне сказали, что ты увидел знамения, и что сама Варанта в наших руках. Во всех залах и покоях крепости они поют хвалу. Смотри! – старый десантник указал на башню ближайшего танка, на которой блестели брызги крови. – Они уже принесли жертвы над нашим снаряжением.

- Это правда, Дуксай, и наши братья на орбите возносят благодарения и почитания не зря. Лоргар придал нам сил и указал мне путь.

Дуксай собственноручно трудился над своими доспехами в течение нескольких столетий, создав великолепную конструкцию красного и золотого. Над ней также потрудился и Хаос: заклёпки и штифты на панцире превратились в глаза, жёлтые глаза с вертикальными прорезями зрачков, которые поначалу уставились на Де Хаана, а затем повернулись к вошедшему в ангар Миру. Де Хаан указал на «секачи»:

- Воздай хвалу, Мир! Видишь, во что мастерство брата Дуксая превратило их? Они были захвачены едва ли год назад, и уже украшены, освящены и готовы к службе! На них авангардные отряды Трайки двинутся к передовым позициям Варанты!

- «Лендрейдер» нашего почитаемого капеллана будет спущен следующим, - вставил Дуксай. – и транспорты готовятся спустить дредноуты и «носороги». Скоро мы будем готовы к выступлению.

- Будь благословен тьмой, брат, и благодарения нечистому величию Хаоса. Почитаемый, я обязан доложить.

- Ну? – Де Хаана начинало раздражать поведение Мира, его трусливая осторожность. Краем глаза он заметил, что Дуксай тоже обратил внимание на небрежность поздравления.

- Почитаемый, мы потеряли связь с патрулями на дальних рубежах района боевых действий. Я заставил адептов перенести коммуникаторы на внешние балконы, но всё равно возможности связаться с ними нет. «Рапторы», посланные для нанесения контрудара по тем районам, где наши войска попали в засаду, также не выходят на связь. Дивизион мотоциклистов, который должен был вернуться два часа назад, до сих пор не показывался. Психический туман сгустился, и варп-глаз Нессуна практически ослеп. Он говорит о присутствии чего-то, похожего на свет в тумане, но разглядеть толком ничего не может.

- Я приду в оперативный центр, Мир. Жди меня там. – его заместитель отступил, поклонился и ушёл.

- Что-то в атмосфере этого мира превращает моих воинов в слюнтяев, Дуксай. Они ноют об «осторожности» и об «укреплении обороны». Мир - хороший воин, но мне следовало сделать тебя своим заместителем на этой планете. Мне не хватает твоей свирепости рядом с собой.

Дуксай поклонился:

- Я польщён, почитаемый. Заместителем или нет, я с радостью буду сражаться рядом с Вами. Позвольте, я приведу в порядок оружие и встречу Вас в оперативном центре.

Де Хаан кивнул и, прежде чем уйти, постоял секунду, позволив пению десантников успокоить его натянутые нервы.
***

Когда Де Хаан вошёл в оперативный центр, Нессун стоял там неподвижно, склонив голову, варп-глаз его был мутным. Мир и Трайка меряли шагами комнату, практически бегая друг за другом по кругу. Было видно, что они повздорили. Де Хаан приказал докладывать.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:58 | Сообщение # 152



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Что-то приближается, почитаемый! – начал Мир. – Рабы встревожены, среди строительных команд были попытки мятежа! Эльдар знают что-то! Мы должны приготовиться защищаться!

- Мы должны приготовиться нападать! – раздался резкий голос Трайки. – Мы – Несущие Слово, а не Железные Воины! Мы не прячемся за стенами. Мы несём благословения Лоргара врагам, Его благословения ненависти, огня, крови и мучительной боли! – Трайка сжал отвратительно длинные пальцы левой руки, словно пытаясь разорвать напряжение, разлитое в воздухе.

Слушая их, Де Хаан заколебался. Впервые он ощутил какую-то борьбу, какое-то противоречие на краю мышления, которое он не мог понять до конца. Он не умел предсказывать точно, как Нессун, всё-таки он не был ясновидящим, но за десять тысяч лет пребывания в Глазу Ужаса он научился, как и все остальные, в самых грубых чертах предвидеть превратности судьбы. Что-то назревало. Он поднял кроциус, требуя тишины, – навершие приняло форму рычащей собачьей головы – и обратился к Нессуну:

- Говори, Нессун! Вглядись сквозь эти стены и поведай мне, что ты видишь?

- Почитаемый, я … я не уверен. Какие-то рисунки, смыкающееся… кольцо, стена… приближающаяся или падающая, я не могу сказать… мысли … силуэты, слабый… поток воздуха… - его голос становился всё прерывистей, и Де Хаан перебил его:

- В общем, понятно. Мир, Трайка: вы оба правы. Эльдар знают о нас. – он подавил смешок. – И они боятся нас. Хотели застать нас врасплох, а? Внезапный удар в самое сердце? Хотели сбить меня со следа? – и только теперь он расхохотался, чувствуя, как напряжение отпускает спину.

- Настал момент для вылазки, братья мои! Пусть «секачи» спустят к воротам. Трайка, собери отделения своих ветеранов! Мир, передай командованию флота быть готовыми к бомбардировке, когда мы…

И вот тогда первый заряд плазмы ударил в стену кафедрального собора с таким звуком, словно раскололись небеса. Оглушительный рёв замер среди огромной тучи поднявшейся пыли, раздался скрежет каменной кладки и вопли бешенства с верхних и нижних уровней. На мгновение Де Хаан замер, безмолвно уставившись прямо перед собой, а затем кинулся к балкону. Остальные бросились за ним. И всё, что теперь они могли сделать - это стоять и смотреть.

Враг заполонил всё видимое пространство. Обтекаемые реактивные мотоциклы эльдар, стрелой падая с неба, проносились вдоль стен собора, в вышине Де Хаан услышал гром звуковых ударов, это эскадрильи более крупных штурмовиков крест-накрест пересекли небо над их головами. Каждое неясное пятно на горизонте, с головокружительной скоростью увеличиваясь в размерах, приобретало хищные обтекаемые очертания гравитанка, который, бесшумно упав по дуге на землю, выплёвывал в город отряд пехоты, затем взлетал и, заложив вираж, исчезал снова. Очень быстро, казалось всего за несколько ударов сердца, крепость оказалась окружена морем наступающих «стражников», их ряды перемежались скользящими орудийными платформами или идущими словно в танце боевыми шагоходами. Воздух кишел от летательных аппаратов эльдар.

Атака чужаков стала встречать сопротивление. Со стен раздался гулкий грохот и треск выстрелов - Несущие Слово пустили в ход тяжёлое оружие, и строчки трассирующего огня потянулись к танцующим в воздухе пурпурно-золотым силуэтам. Не обращая внимания на тени над головой, Де Хаан навалился на край балкона, страстно желая увидеть дымные следы и огненные шары взрывов, но не успел даже моргнуть, как Мир и Трайка оттащили его от края.

- Почитаемый! С нами! Вы должны возглавить нас. Мы не можем здесь оставаться! – Де Хаан выругался и уже поднял кроциус на Мира, но тут первые лазерные лучи начали хлестать по балкону, высекая из камня и разбрасывая по стене за ними раскалённые брызги. Он мрачно кивнул и повёл их внутрь.

В заваленных обломками залах царили шум и неразбериха. Погонщики рабов орали и размахивали шипастыми кнутами, но их подопечные уже не поддавались приказам. Де Хаан понял, что кто-то преждевременно применил «озверин». Невольники метались взад и вперёд, вопили, размахивали дубинами и палили из пистолетов, наполняя каменные палаты тучей искр и рикошетов. Де Хаан проталкивался плечом сквозь толпу обнаженных, истекающих кровью берсеркеров, от его доспехов то и дело отскакивали пули.

- Ко мне! Они близко, мы встретим их здесь! Ко мне! – и Де Хаан затянул «Мартио Секундус». Со всех сторон Несущие Слово поворачивались и становились в строй позади него, через колышащееся море культистских голов к нему проталкивались тёмно-красные шлемы. К людским выкрикам начал примешиваться рёв и рычание: зверолюди тоже последовали за ним. Де Хаан зло оскалился под лицевым щитком: «Именем Лоргара, мы ещё посопротивляемся!»
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:58 | Сообщение # 153



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Добравшись до парадной лестницы, они обнаружили, что отсутствует целая секция стены, она просто исчезла, остались лишь гладкие каменные края, а на полу - воронка от выстрела «деформирующего» орудия. Потолок над ней уже начал скрипеть и сыпать вниз струйками пыли. Не обращая внимания на опасность, Де Хаан запел громче и бросился через воронку дальше по залу: ангар и телепортационный помост были близко.

И тут, стремительно снижаясь и проскакивая в бреши, пробитые орудием, появились эльдар. Воины Аспекта, в синих доспехах с торчащими из плеч трепещущими крыльями, пронзали из лазеров толкотню под собой, рассыпая гранаты словно лепестки.

- Сражайтесь! – взревел Де Хаан. Теперь, в бою, он затянул «Мартио Терциус» и, послав веер болтерных зарядов в эскадрилью, впечатал двух объятых дымом «ястребов» в стену. Кроциус, свернувшийся в голову одноглазого быка, изрыгал потоки плазмы красного цвета, которые зависали в воздухе, когда Де Хаан размахивал им: кроциус не обладал синим силовым полем имперских кроциусов вот уже восемь тысяч лет.

Оставшиеся «ястребы», изящно кувыркнувшись в воздухе, скользнули к разрушенной стене. Стрельба переместилась вслед за ними, как вдруг в рёве зверолюдей зазвучали панические нотки. Крутанувшись, Де Хаан увидел, что троих из них, бешено палящих и озирающихся по сторонам, окружил серебристый туман.

Все трое принялись словно вырываться из каких-то пут, дёргаться и странно менять очертания, а затем осели на каменный пол безобразной кучей ошмётков. Позади них два «варп-паука» втянули облака нитей обратно в стволы своего оружия. Выстрелы Де Хаана и Мира разнесли одного из них на куски. Второй отступил, взмахнув рукой, воздух потёк вокруг него словно вода, и он исчез.

Из ангара, через весь зал и вверх по широким ступеням, тяжело топая, взбежал Дуксай с зажатым в руках плазмаганом. Ангар, наполненный дымом, изнутри озаряли вспышки.

- Ангар потерян, повелитель. Мы открыли ворота, чтобы спустить танки по пандусу вниз, но эльдар оттеснили нас обратно своим непонятным оружием. Сейчас их тяжёлые танки обстреливают нас. Телепортационная платформа разрушена. Я прочитал «Мартио Квартус» над павшими, а мои братья окопались, чтобы не дать врагу прорваться сюда. Но мы не можем здесь больше оставаться.

Де Хаан едва не застонал вслух:

- Я не животное, чтобы погонять меня! Это моя крепость, и я собираюсь защищать её! – но его воинские инстинкты уже взяли верх, позволив лжи прозвучать из уст: он уже отступал обратно в лестнице, чтобы объединиться с последними десантниками и стаей зверолюдей, пробивавшихся ему навстречу. Минуту он смотрел на них, не дрогнув даже, когда «огненная призма» выстрелила сквозь ворота ангара и над их головами расцвёл ослепительный бело-жёлтый шар огня.

- Тогда - в Большой зал и Глубочайшую Часовню. Мы будем сдерживать их у входа до тех пор, пока наши браться не смогут приземлиться. А когда транспорты высадят все наши войска, ход битвы изменится очень быстро.

Они бросились вниз по лестнице. Сбоку, сквозь узкие прорези окон сверкнула яркая вспышка, каменная стена полыхнула огненно-красным и рухнула. Десантники, кто был рядом, метнулись прочь. Обтекаемый танк чужих, пробивший брешь, отвалил в сторону, и реактивные мотоциклы позади него, уже не «стражников», а дымчато-серые с зелёным и серебром – «сияющих копий», выпустили сквозь пробоину изысканное кружево лазерных лучей. Невольники с воплями попадали, а зверолюди принялись палить сквозь дыру наружу после того, как реактивные мотоциклы отвернули и исчезли из поля зрения.

Когда Несущие Слово были уже в часовне, полумрак пространства и эхо успокоили Де Хаана, привычные очертания варп-обелиска придали ему сил. Они рассредоточились по помещению, заняв позиции вдоль верхней галереи и на самом полу, не дожидаясь приказаний: в несколько секунд двери оказались под прицелом. Невольники и зверолюди сбилась стаей в центре помещения, тихо бормоча и сжимая оружие.

- Почитаемый, мы… мы зажаты со всех сторон. – голос Нессуна был глухим и хриплым от ярости. – Я чувствую их у ворот, они сражаются с нашими братьями и рабами. Но они ещё и над нами, пробивают верхние стены и спрыгивают с грависаней на балконы. И... и… почитаемый повелитель…
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:58 | Сообщение # 154



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Неожиданно в голосе Нессуна послышалась такая боль, что даже воины вокруг него обернулись:

- Наш десантный корабль. Наш оплот. Я вижу, как он сотрясается в космосе, почитаемый… он окружён врагами… их корабли уворачиваются от его орудий… наши братья готовились к высадке, щиты были отключены, чтобы не мешать телепортации. Эльдар раздирают его… дальше темнота…

Голос Нессуна затих, в часовне ненадолго воцарилась тишина. Де Хаан подумал было попробовать добраться до антенн сенсориумов в шпилях наверху, но затем отбросил бесполезную идею. Верхние уровни должно быть уже кишат эльдарской мразью, и к тому времени, когда они смогут пробиться туда, его корабль уже и вправду будет падать с небес.

Он обвёл взглядом окружающих:

- Значит, одни. Наедине со своей ненавистью. Я не хочу слышать ни слова о побеге. Они разобьются о нас, как волна об утёс!

- Лоргар с нами, Хаос внутри нас, проклятие вокруг нас и никто не устоит против нас!

Взгляд Де Хаана переходил с одного на другого, пока все они вторили благословению. Мир покачивал в руках болтер, по-видимому глубоко задумавшись. Дуксай стоял, высокомерно выпрямившись, с плазмаганом наготове. Трайка озирался, высматривая в остальных признаки слабости и поигрывая взрёвывающим цепным мечом. Де Хаан поднял кроциус и зашагал прочь из часовни, остальные двинулись за ним, и словно по команде, снаружи снова раздался грохот артиллерийского обстрела.
***

Так совпало, что когда Де Хаан со свитой вступил в развалины Большого зала с северной стороны, эльдар заняли южную. Взорвав стену и разнеся на куски бронзовые двери, они веером разбежались сквозь дождь обломков. Де Хаан бросился по лестнице вниз, в зал, позволив дыму и пыли смазать его очертания. По ближним к нему колоннам хлестнули выстрелы, его люди из-под арки входа открыли ответный огонь. Неподалёку ослепительно-белой вспышкой взорвалась плазменная граната, но она сослужила эльдар плохую службу: в тот самый момент, когда граната ослепила их, Несущие Слово начали собственную атаку, пробираясь и перепрыгивая через обломки. Рефлекторно стреляя на быстрые, словно насекомьи, движения впереди, Де Хаан выбивал с позиций «стражников» одного за другим даже раньше, чем осознавал куда стреляет. Мягкое треньканье «сюрикенок» утонуло в грохоте и свисте болтерных зарядов Несущих Слово.

Струя белой энергии полыхнула из-за плеча Де Хаана - Дуксай уложил ещё двух эльдар, но тут на позициях эльдар появились «зловещие мстители». Их более быстрая реакция и орлиная меткость не оставили Дуксаю никаких шансов. Вокруг него словно заблестел и замерцал сам воздух: мономолекуляры сюрикенов были слишком тонкими и быстрыми, чтобы их увидеть. Торс Дуксая разлетелся кусками, спина взорвалась фонтанами крови и керамита, глаза на броне подёрнулись поволокой. Он пошатнулся, Де Хаан, обогнув его, с яростью бросился в битву.

Где-то слева от него бухнула граната, доспехи хлестнуло осколками. Несущий Слово ощутил, как пластины брони, влажно обнимавшей тело, дёрнулись и скорчились от боли. Он воздел над головой кроциус, навершие в форме волчьей головы завыло от восторга и боли, и изрыгнуло густую струю красной плазмы. Плазма попала прямо в высокий шлем «мстителя», и тварь успела лишь дёрнуться, прежде чем светящийся алым туман выел до костей её плоть. Отдача болт-пистолета ударила Де Хаану в руку, и ещё двое эльдар опрокинулись назад и задёргались в конвульсиях. Прямо позади них, Трайка огромным прыжком перелетел через поваленную колонну и приземлился среди «жалящих скорпионов» в жёлтых доспехах. Их цепные мечи столкнулись, со скрежетом рассыпая искры. Среди нагромождений обломков Мир руководил остальными. Они вели плотный перекрёстный огонь, благодаря которому уже треть зала была усеяна трупами чужаков.

Де Хаан запел «Мартио Терциус» чистым, сильным голосом и застрелил ближайшего «скорпиона» в спину. Трайка захохотал и рубанул следующего, но это привлекло внимание «скорпиона» в тяжёлых замысловатых доспехах экзарха. Он скользнул вперёд и, затейливым движением крутанув многохвостый кристаллический кистень, нанёс Трайке сокрушительный удар сзади по плечам. Трайка ошеломлённо замер, и второй удар проломил ему шлем с такой силой, что во все стороны брызнули осколки керамита. Де Хааан проревел боевой клич-проклятие, и навершие его кроциуса превратилось в змею, которая принялась шипеть и делать жалящие выпады. Сделав два коротких шага вперёд, он резко нырнул, сделал обманное движение и выбил кистень из рук твари. Отскочив назад, «скорпион» попал в поле зрения Мира, и его, тут же изрешечённого снарядами, поглотила плазма, но к тому времени, когда Де Хаан убил последнего «скорпиона», зал уже снова кишел эльдар. Мир и Нессун были вынуждены отступить, ливень гранат и шелестящей паутины нитей отрезал их от Де Хаана, и тут выстрел «деформирующего» орудия обрушил потолок, впустив всю ярость небес.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:59 | Сообщение # 155



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И хотя Де Хаан всё ещё сражался, снова и снова стреляя и нанося удары, в глубине его души раздавался стон. Гнетущие, сводящие с ума мысли чужаков касались его разума, словно нити паутины в темноте, верхним краем зрения он улавливал пляшущие тени, когда в воздухе над ним кругами носились реактивные мотоциклы и «виперы». Воздух вокруг Де Хаана кипел от сюрикенов и энергетических разрядов. Он наносил удары направо и налево, но эльдар просто испарялись с его пути. Это было всё равно что ловить руками дым - удары кроциуса лишь высекали фонтаны раскалённых осколков из древних камней. И когда зал вновь опустел и стрельба утихла, ярость Де Хаана взяла верх над выдержкой и он издал долгий, нечеловеческий рёв.
***

Не было слышно ни голосов, ни даже стонов его спутников. Оглядываться не было смысла, Де Хаан и так знал, что в последней атаке полегли все. Мир и Нессун были мертвы, а позади он уже слышал грохот падающих камней – его цитадель начала рушиться. «Молитва Жертвоприношения» и «Мартио Квартос» не шли из онемевших губ, и он кивнул сам себе. С чего бы его ритуалам не разлететься в пыль вместе со всем остальным? Звезда Хаоса, вставленная в его розариус, стала тусклой, мёртвой. Он тупо посмотрел на неё, и в этот момент почувствовал, как что-то дёргает его разум.

Словно электрическое покалывание или далёкий стрёкот сверчков; как ощущение в воздухе перед грозой, или далёкий гул боевых машин. Изменённый варпом мозг Де Хаана гудел отзвуками какой-то силы неподалёку. Он вспомнил, как Нессун упоминал рисунок, который оставляет разум «видящих», когда они собираются вместе.

«Ты увидишь…»

Внезапно сорвавшись с места, он снова побежал. Никаких криков, лишь низкий стон в горле и путаница яростных эмоций, которые он не смог бы назвать, даже если попытался. Кровь тонкой струйкой стекала у него с губ, кроциус гудел и потрескивал. Ворота собора свисали, словно сломанные крылья. Пригнувшись, он проскочил под ними и замер на широких чёрных ступенях своей умирающей крепости.

«…сердце Варанты…»

Кроциус внезапно смолк, и Де Хаан взглянул на него в замешательстве. Навершие приняло форму человеческого лица, рот широко раскрыт, глаза распахнуты. Де Хаан узнал собственное лицо, ещё из тех времен, когда оно не было навсегда запечатано в шлеме.

«ПОВЕРНИСЬ, ДЕ ХААН. ПОВЕРНИСЬ И ПОСМОТРИ НА МЕНЯ.»

Он услышал не ушами, голос словно резонировал из воздуха через кости и мозг. Голос был размеренным, почти угрюмым, но его незатейливая сила едва не бросила Де Хаана на колени. Медленно он поднял голову.

«…и всё будет кончено.»

Огромная фигура, ростом более чем вдвое выше Де Хаана, неподвижно стояла с копьём в руке. Затем она шагнула вперёд, выйдя из окутывавшего её дыма на середину площади. Де Хаан следил, как кровь капала с её рук на землю, пачкая серые камни. Она стояла и разглядывала его, и в раскалённых добела провалах её зловещих глазниц не было ни ожидаемой ярости, ни бешенства, а лишь задумчивое терпение, которое пугало ещё больше.

Он шагнул вперёд. Вся его ярость угасла, словно задутая свеча: осталась лишь мучительная безысходность, вытеснившая из его разума всё остальное. Он подумал, как же давно «видящие» Варанты поняли, что он охотится за ними, как давно они начали взращивать его ненависть, как давно они начали строить для него эту ловушку? И ещё он подумал, а не смеялась ли над ним сейчас в своём «камне души» та «видящая», чьё пророчество он намеревался исполнить?

Он стоял в одиночестве на ступенях, воздух был неподвижен, слышно было лишь шипение исходившего от раскалённой металлической кожи жара и тихий плач оружия в гигантской руке.

Затем строки «Пентадикта» возникли в его памяти, строки, которыми Лоргар завершил своё завещание, когда смерть пришла за ним:

«Гордыня и неприкрытая ненависть, озлобленность и горькое забвение. Так пусть огромное драгоценное ожерелье Вселенной разлетится вдребезги!»

Он снова поднял глаза, мысли его внезапно стали ясными и спокойными. Он поднял кроциус, но приветствие осталось без ответа. Не важно. Он спустился по ступеням, вулканический взгляд не отрывался от него ни на секунду. Он пошёл быстрее, затем неторопливо побежал. Ребром ладони взвёл курок болт-пистолета. Он бежал, глаза непрерывно следили за ним.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 00:59 | Сообщение # 156



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Уже разогнавшись, грохоча сапогами, наконец-то обретя голос и вызывающе вопя, капеллан Де Хаан нёсся, словно демон, через поле своей последней битвы туда, где в ожидании его стоял, с дымящимся и пронзительно визжащим копьём в огромных руках, Сердце Варанты - Аватара Каела-Менша-Кайне.
Джоветт Симон - Честь аптекария
— Апотекарий! — протрещал голос в шлеме Корпа, потом его смыла волна помех. Корп остановился. Скрип, издаваемый сочленениями доспеха десантника, прекратился, словно броня, которую не чистили с момента высадки на Антиллис IV, была благодарна за минутную передышку. Скалистое нагорье, где разбили свой лагерь Мстящие Сыны, было устлано плотью, костями и керамитом.

Корп повертел головой, пытаясь поймать сигнал. Ветер поменял направление, принеся с собой мерзостные энергии, выпущенные на свободу воинами Хаоса, и теперь каждая передача нарушалась морем помех. Последняя передача отделения скаутов, сопровождавших Вторую Роту Мстящих Сынов на Антиллисе, полностью утонула в волне треска и помех. Вот уже тридцать часов о скаутах ничего не слышно. Каждый оставшийся в живых Десантник уже вознес молитву Императору за упокой их душ.

Хлопья бледно-серого пепла вихрем закружились вокруг возобновившего шаг апотекария. Останки населения Антиллиса забивались во все щели доспеха Десантников, и залепляли визор. Корп автоматически провел ладонью по глазным сенсорам, счищая прилипшую к ним мягкую, жирную грязь. Вокруг простиралась земля, покрытая грязью и пеплом. Присланные на помощь осажденному Имперскому Гарнизону, Мстящие Сыны неожиданно оказались заперты в каком-то демоническом сне, где метели из человеческого праха гоняли ветры, завывающие голосами поглощенных Хаосом душ.

— Апотекарий!

Сигнал, набрав силу, пробился сквозь шипение и треск помех. Корп повернулся, прекратив карабкаться по склону, и осмотрел низины. Затем он рефлекторно перезарядил болт-пистолет и активировал силовой кулак. В душе Корп желал подняться наверх, чтобы вместе со своим командиром встретить новый натиск противника. Но он был Апотекарием, и не разу за те годы, которые прошли с того момента, как Корп надел белый доспех, он не оставил ни одного раненого Десантника. Это было делом гордости. Делом чести.

— Мстящие Сыны! — Корп молился, чтобы его собственный сигнал пробился через эту бурю пепла и помех. Он переступил через последний труп, закованный в черную броню. Несмотря на схожесть с доспехом Сынов, по мерзостным знакам и символам, покрывавшим полночно-черную броню трупов, можно было понять, кому служили воины при жизни. Темным Богам Варпа. Хаосу.

Корп пнул стилизованный под череп шлем, и с мрачным удовлетворением посмотрел на показавшийся обрубок шеи. Среди валяющихся на земле тел и оружия Апотекарий заметил болтер и болт — пистолет. И тот, и другой были помечены символом его Ордена. И тот, и другой были разряжены.

— Апотекарий?

Слабый голос донесся из темной ниши в скале. Корп подавил желание мгновенно бросится в темноту, хорошо зная об уловках, с помощью которых слуги Варпа могли обмануть человеческий разум, и осторожно шагнул вперед.

Десантник лежал в глубине пробоины, накрытый чем-то, что Корп поначалу принял за густую тень. Потом он понял, что это другое тело. Грудная бронепластина Мстящего Сына была покорежена болтерным огнем, и пробита в нескольких местах. Кровь его многочисленных жертв, покрывавшая доспех, в темноте казалась черной. Одна рука Десантника была вывернута под неестественным углом. Другая до сих пор сжимала рукоять цепного меча, засевшего в груди его мертвого врага.

— Это я, Корп.

Пряча пистолет и отсоединяя силовой кулак, Апотекарий опустился на колени рядом с умирающим боевым братом. Умело и быстро он открыл замки, удерживающие покореженный шлем Десантника, и отложил его в сторону.

— Перей! — Корп посмотрел в лицо сержанту, прошедшему множество битв — Должно быть, ты прикончил батальон этих поганых демонов.

-А они прикончили меня, — проговорил Перей сквозь кашель, его обычно глубокий и сильный голос надломился. Он перевел взгляд куда-то вниз. Корп проследил за направлением его взгляда, затем оттащил тело последней жертвы сержанта.

Напитанный Варпом меч пронзил живот Перея, войдя в тело до рукояти, наверняка одновременно с последним ударом сержанта.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:00 | Сообщение # 157



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ноги отказали. Не чувствую. — прохрипел Перей — Мое служение Императору заканчивается здесь.

Пока Перей говорил, Корп снял свой шлем. Ритуал, который он собирался провести, не требовал этого, но Апотекарий считал, что так будет лучше.

— Человек рождается в одиночестве — нараспев произнес он, снимая бронированные перчатки. Ветер обдал холодом обнажившеюся кожу рук, мокрых от пота.

— И так же он умирает, — дрогнувшим голосом продолжал Перей. Корп начал открывать защелки брони сержанта.

— Служил ли ты Императору? — спросил Апотекарий, снимая грудную пластину, и обнажая пропитанную кровью робу.

— И я умру, служа Ему, – Перей вздрогнул от ледяного поцелуя ветра.

— Ты счастлив? — спросил Корп. Одним быстрым движением он разрезал робу острым скальпелем, который снял с перевязи на предплечье, и обнажил грудь сержанта.

— Я счастлив, — дал последний ответ Перей, и голос его сбился на шепот. — Работай быстро, Апотекарий. Скоро здесь будет больше этих шлюхиных детей. Они захотят отомстить за своих братьев

Лицо сержанта скривилось, горло напряглось, будто Перей пытался проглотить какой-то комок. Голова откинулась назад, и нижняя челюсть отвисла. По нижней губе побежала тонкая струйка крови.

Взяв голову сержанта за подбородок, Корп откинул ее назад еще больше, открывая все горло. Вот: небольшой бугорок под подбородком. Первая цель Корпа. Убрав обратно скальпель, Апотекарий взял другой, чье тончайшее лезвие предназначалось лишь для одного. Для извлечения прогеноидных желез Десантника.

— Я молюсь, чтобы когда они придут, я смог встретить их также, как ты, — сказал Корп уже ничего не слышащему сержанту. Он смотрел, как кусочек серого пепла падал на невидящий глаз Перея, и затем принялся за работу.

— Прогеноидные железы — будущие нашего Ордена! — лающий голос Апотекария Лора отразился от стен маленькой комнаты в центре Апотекариона. Запах лекарств витал в воздухе. Перед Лором, окруженные стеклянными сосудами и фарфоровыми мисочками с образцами, сидели пять Десантников, избранных для обучения священным ритуалам и обязанностям Апотекариев.

— Выживание Мстящих Сыновей, карающей десницы Императора, зависит от прогеноидных желез, — продолжал Лор — А выживание желез зависит от вас.

Лор стоял перед каталкой, которую ввез в комнатку сервитор, один из армии механически измененных безбожников, заполнявших коридоры Апотекариона, перевозящих раненных Десантников из палаты в палату, подготавливающих постели для новых пациентов, и отвозящих мертвых в Часовню Мучеников. Груз на каталке был накрыт серой тканью.

Глаза Корпа метались между землистым лицом инструктора и предметом, накрытым тканью. Ни он, ни его товарищи не сомневались в том, что они увидят под покрывалом. Они уже обучились всем аспектам военной медицины. Сейчас они узнают о последней, и самой важной обязанности Апотекария.

— Все люди умирают, — в неподвижном воздухе разносились слова Обряда Последнего Причастия, молитвы, которую Корп и его товарищи повторяли каждую ночь перед отходом ко сну — Но, и в смерти, Мстящий Сын несет в себе семя, благодаря которому продолжится крестовый поход Императора против полчищ Хаоса.

— Каждая железа вырастает из семени, взрощенного другой железой, пересаженной ранее, и это нерушимая цепь, что связывает всех Десантников Адептус Астартес, до самой смерти. И, после смерти Десантника, наступает черед Апотекария исполнить свой долг, извлечь железу и вернуть ее Ордену для сохранения будущего. Без этого мы исчезнем. Без этого крестовый поход Императора закончится. Без этого наступит царство Хаоса.

Лор откинул ткань, открыв обнаженное тело Мстящего Сына, чье отправление в Часовню Мучеников было отложено ради демонстрации. Взгляд Корпа на мгновение задержался на лице мертвеца. Будущий Апотекарий гадал, сколько битв прошел этот воин, в скольких боях одержал он верх. К тому времени, как молодой медик посмотрел на Лора, тот уже держал в руках скальпель, тоньше и длиннее тех инструментов, что видел Корп до этого. Учитель посмотрел на пятерых сидящих пред ним.

— Сейчас вы узнаете, что в действительности означает быть Апотекарием.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:00 | Сообщение # 158



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Слова давно умершего учителя всегда звучали в голове Корпа, когда он проводил Обряд Причастия. От воспоминаний о запахе лекарств защипало в горле, и глубоко в груди. Ветер, завывающий над скалами, не отбил сильного запаха консервантов, исходящего от стеклянных сосудов, которые Корп осторожно извлек из-под бедренных пластин доспеха. Каждая железа была помещена в собственный сосуд, горлышко сосуда затем было запечатано, а сам сосуд вернулся на место, под бронепластины.

Корп проверил крепления пластин, предназначенных для защиты бесценного груза. Железы уцелеют, даже если самого Корпа разорвет на части. Убрав скальпель на место, и надев перчатки, он уже собрался уходить. Но осталась еще одна вещь.

-Ты мученик по воле Императора, – нараспев произнес Корп литанию над вскрытым телом Перея. Апотекарий в последний раз взглянул на лицо сержанта, но оно уже полностью было покрыто пеплом.

— Ты останешься в памяти. Ты будешь отмщен.

— Апотекарий! — голос командира Селлия прорвался сквозь помехи.

— Апотекарий Корп докладывает, да восславится имя Его, – ответил он. Апотекарий шагал назад, к лагерю Десантников. Количество сосудов с железами, изъятыми из тел погибших Сынов, заставило его возвращаться назад, чтобы с помощью «Громового Ястреба» отправить железы в более безопасное место, на борт флагмана Ордена. Железы Перея заняли последние сосуды, и возвращаться надо было быстро.

— Приказ перегруппироваться был отдан час назад, — сказал Селлий — Где ты?

— Приближаюсь, господин, — Корп посмотрел наверх. Там, едва видимый за бурей из праха, возвышался замок, откуда говорил Селлий. Мысленно Апотекарий видел всех уцелевших Мстящих Сынов, собравшихся вокруг командира, и готовящихся к атаке, которая неизбежно последует за перегруппировкой. Стремясь присоединится к ним, желая прикоснутся к святому огню битвы, Корп ускорил шаг.

— Перей погиб. Требовалось Причастие, — продолжал Апотекарий — Ваш приказ не дошел до меня. Проклятые помехи…»

Словно в ответ на его слова, новая волна помех почти полностью поглотила ответ Селлия.

— … новое вторжение…

Корп стукнул перчаткой по шлему. Помехи усиливались. Но смысл слов Селлия дошел до Апотекария: Десантники Хаоса вновь высадились на Антиллис IV.

— Когнис мертв…

Железы, извлеченные из тела Ротного Либрария, были особенно ценны. Имплантированные подходящему человеку, они вернут Ордену мощного и опытного псайкера, умеющего читать Императорские Таро и способного предсказать появление демонов. Психический удар Хаоса по Антиллесу был достаточно силен, чтобы долгое и преданное служения Когниса Ордену закончилось.

Шипение и треск стихли, и Корп смог ответить.

— Я почти с вами, господин. Я извлеку железы Когниса и присоединюсь к вам…

— НЕТ! — резко прервал Корпа Селлий. Он говорил быстро, пытаясь успеть сказать все до следующей волны помех.

— Ты должен покинуть планету, забрав все извлеченные железы с собой. Если это окажется невозможным, ты должен их уничтожить. В том числе и свои собственные. Приказ ясен?

Мгновение Корп пытался осмыслить услышанное. Покинуть планету? Это недостойно Мстящих Сынов. Сражаться — да. Умереть — если необходимо. Но бежать?

— Апотекарий, прием, — прозвучал в шлеме голос Селлия — Ты получил последнее сообщение?

На конце каждого слова слышался треск. Помехи.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:00 | Сообщение # 159



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сообщение получено, командир, — Корп проталкивал слова сквозь онемевшие губы — Но не понято. Я могу сгрузить железы на базе. Ведь мы можем сражаться?

Корп посмотрел на замок, все еще безумно далекий.

— Ответ отрицательный, — шипение нарастало, заглушая голос капитана, — Последние слова Когниса были ясны… Оборона прорвана… окружены… Крайне важно… все имеющиеся железы… из рук противника… Крайне важно! Мы используем… Поцелуй Милосердия.

Поцелуй Милосердия — название, данное маленькому пистолету, висящему на поясе Корпа — и любого Апотекария. Им Корп облегчал страдания смертельно раненых, тем самым покупая время для извлечения желез. Сообщение Селлия было ясно.

Голос командира полностью растворился в вое и шипении, вызванном новым выбросом энергии Варпа. Мысленная картинка в мозгу Корпа сменилась — теперь десантники его Роты готовились к битве, обороняя осажденный форт от орд Хаоса.

— Сообщение получено и понято! — выкрикнул Корп, надеясь, что Селлий его услышит — Вы будете отмще…

Прежде чем он закончил слова Причастия, древнюю крепость вдалеке сотрясла серия мощных взрывов. Тонны камней и пыли взвились в воздух, по склону вниз обрушилась лавина из камней, поднимая тучи пепла и праха. Корп бросился на землю, спиной к обвалу, оберегая сосуды с железами.

Прошла вечность, прежде чем падающие камни перестали выбивать дробь по керамитовому панцирю Апотекария. Последние слова командира все еще звучали в его ушах, и Корп продолжал задаваться одним вопросом — как могла ситуация стать такой отчаянной, что целая Рота выбрала самоубийство? Почему так важно было уничтожить, или вывезти с планеты железы?

Когда последний камень лавины упал, Корп поднялся на ноги. Пепел осыпался с его наплечников, словно снег. Глядя на дымящиеся развалины замка, кучи камня, перемешанного с металлом, оставшимся от взорванных складов боеприпасов, он закончил ритуал. Никогда прежде он не произносил эти слова с такой яростью и исступленностью.

— Вы будете отмщены!

Следуя совету Тересия, Ротного Астропата, Селлий приказал «Громовым Ястребам» Мстящих Сынов совершить посадку в точке концентрации энергии Варпа. Не желая тратить время на преодоление обороны противника, капитан предпочел ударить противника в самое сердце. Но доклад, переданный Имперским Гарнизоном Антиллиса IV сразу после того, как корабль Ордена вышел из Варпа, дал понять, что подобные действия уже бессмысленны. Имперский Губернатор слишком долго медлил с вызовом подмоги. Было ли это проявлением нерешительности или преступной халатности — это уже не имело значения. Мстящим Сынам надо было прорываться в центр армии противника, или все было бы кончено.

Казалось, все уже было кончено. Корп мысленно проклинал выбор зоны высадки: до посадочной площадки оставалось еще несколько часов ходу. Обороняемые Имперскими Гвардейцами, «Громовые Ястребы» были единственным шансом Корпа выполнить последний приказ своего командира.

Повернувшись спиной к грудам камня, под которыми были погребены его товарищи, Корп шел по земле проклятой Хаосом планеты. Он шел мимо развороченных остовов «Химер», чьи гусеницы были разорваны в клочья. «Леман Русс», судя по всему, сопровождавший пехоту, лежал на боку, изломанный, словно игрушка. В броне зияли громадные пробоины, а экипаж превратился в кровавую кашу. Апотекарий прятался за обломками, опасаясь нарваться на арьергард армии Хаоса.

— Апотекарий!

Громкий крик прорвался сквозь помехи, и исчез так быстро, что Корп не мог сказать, слышал ли он вообще что-либо. Возможно, это всего лишь воспоминание о многих криках, слышанных им на полях битв. Корп содрогнулся, оглядев голые деревья, стоящие среди завывающей вьюги из пепла.

За деревьями Корп обнаружил обломки «Василиска», разорванного на части. Куски экипажа усеивали землю. Когда Апотекарий прошел мимо, снова раздался крик.

— Апотекарий!

— Просто эхо, — убеждал он себя, пытаясь унять постыдную дрожь, пробегавшую по телу. Просто крик раненого Десантника, отразившийся от пелены Варпа, окутывавшей планету. Вся Рота откликнулась на приказ капитана, и вернулась в крепость для перегруппировки. Все они погибли. Корп был последним оставшимся в живых.

— И у тебя есть приказ, — напомнил он себе, голос его прозвучал мертво и ровно. Он должен был быть с ними во время последней битвы. Последние сообщение Селлия было лишено смысла. Праведный гнев, с которым Апотекарий пообещал отомстить за погибших, исчез и сменился сомнениями и вопросами.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:00 | Сообщение # 160



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сомнения — зерна Хаоса, — произнес Корп афоризм из Книги Ордена, проходя под деревьями. Их ветви были черны и голы, Хаос не оставлял ничего живого. Массивные пни были вырваны из земли; пепел оседал на их оголившихся корнях.

— Вырви их во имя Императора, — продолжил Апотекарий. Если бы это было так просто.

Проходили часы, и каждый из них сжирал расстояние между Апотекарием и посадочной площадкой. Скалистый горный ландшафт сменился равнинами и клочками леса. Ночью, на горизонте, далеко впереди, Корп видел красное зарево, что могло означать только одно: силы Хаоса добрались до города. Горизонт осветили костры, на которых сгорали жители планеты, и прах их разносил ветер.

Посадочная площадка находилась в предместьях города. Если Гвардия сумела защитить их от армии Хаоса, Корп сможет выполнить приказ. Если же нет…

— Мы еще можем встретиться на страницах Книги Мучеников, Перей… — мрачно пробормотал Апотекарий, шагая вперед, шаг за шагом приближаясь к цели.

Вся ночь прошла в беспрестанном шаге, но Корп плохо это помнил. Вживляемый на ранних стадиях становления Десантником, Каталептический Узел позволял снизитьмозговую активность до минимума, при этом не останавливая деятельности физической. Воин погружался в состояние, подобное сну, при этом оставаясь настороже.

Корп полностью проснулся с первыми лучами солнца, видневшегося между развалинами зданий. Апотекарий достиг предместий города, и теперь шагал по шоссе, по прежнему направляясь к посадочной площадке. По пути он смотрел на то ,что раньше было индустриальной зоной, на развалины заводов и складов.

На ходу Корп пробормотал утреннюю молитву Мстящих Сынов:

— Если этот день — последний, я проведу его в служении Твоей воле, Император, Спаситель, Последняя Надежда Человечества.

Далеко, за многие световые года от планеты, на подобном собору корабле Ордена, служащего домом Мстящим Сынам, били колокола. Все Десантники на корабле собираются в Главной Часовне, и в один голос произносят слова молитвы:

— Ибо я орудие воли Твоей, плеть, терзающая врагов в руках Твоих. Я…

Голос, прозвучавший в шлеме Корпа, заставил его замолкнуть, не закончив молитву. Голос звучал громко и чисто, издавая боевой клич, который Апотекарий совсем не ожидал здесь услышать.

-Мстящие Сыны!

— Мстящие Сыны! — скаут Ваэль повел болтером из стороны в сторону, посылая пулю за пулей в Предателей, бросившихся на отряд Сынов из-за контейнеров с провизией, которые больше никогда не покину планету.

— Мстящие Сыны! — закричал справа от Ваэля брат Сальв, следом закричал Мар. Их болтеры швыряли смерть прямо в лицо слугам Варпа, разрывая головы, пробивая броню — но этого было недостаточно.

Противники, закованные в черную броню, казалось, не чувствовали боли ранений. Они безумно хохотали, и вопили «Кхорн! Кхорн!» даже когда очередной снаряд взрывался в их груди. Их было так много, они наседали и отталкивали друг друга, стремясь первыми попробовать на вкус плоть Десантников. Так много…

Что-то хлопнуло по спине Ваэля. Скаут Таллис, вместе со скаутами Оррисом и Флавом, были отброшены наступающими берсеркерами, и теперь скауты бились спиной к спине.

— За Императора! — закричал Ваэль. Сегодня они погибнут, но их враг будет знать, во имя кого они умерли.

— За Императора! — неожиданно пришел ответ, за секунду до того, как Ваэль услышал звук болт-пистолета, разряжаемого в противника с расстояния меньше длины руки. Выстрелы звучали вновь и вновь, сопровождаемые гудением работающего на полную мощность силового кулака. Взрывы грохота звучали каждый раз, когда кулак соприкасался с броней противников. Кровь брызнула на Ваэля, и он наконец увидел нежданного союзника, бившегося с берсеркерами в безумной ярости. Фигура несла на своей броне знаки Мстящих Сынов. Фигура в белом.

— За Императора!

Кровь Корпа пела. Он парировал силовым кулаком удар цепного меча, и тот разлетелся на части, столкнувшись с энергополем кулака. Корп приставил болт-пистолет к черной грудной пластине противника и дважды нажал на курок. Не прекращая смеяться, берсеркер с развороченной грудью упал. Переступив через тело, Апотекарий положил открытую ладонь силового кулака на затылок еще одного безумца. Тот был слишком занят попытками добраться до скаутов, и заметил Корпа слишком поздно. Тело в черных доспехах содрогнулось.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:01 | Сообщение # 161



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Возмездие! — выдохнул Корп, и сжал кулак.

Потеряв остатки разума в бою со скаутами, берсеркеры не смогли противостоять Корпу, который, словно ураган, ворвался в их ряды. Слишком увлекшись скаутами Ваэля, Предатели не сразу заметили закованного в белую броню гиганта: пока они разворачивались в его сторону и поднимали оружие, Корп использовал эти секунды, приставив пистолет к шлему одного из безумцев, и выстрелив.

Увидев это, Ваэль кинулся к ближайшему хаоситу — и чуть не лишился головы. Упав на одно колено, и избежав удара цепным мечом, он прицелился в колено берсеркера и спустил курок. Вскочив на ноги, скаут тремя выстрелами разнес череп упавшего врага.

— Вперед, Мстящие Сыны! — крикнул он — Мы еще можем победить!

Он обернулся, ища новую цель, и лицом к лицу столкнулся со своим спасителем. Ни сказав ни слова, тот шагнул мимо, спеша на помощь трем скаутам за спиной Ваэля, которых грозили опрокинуть воины Хаоса.

Прежде чем последовать за нежданным союзником, сержант скаутов кинул взгляд на поле боя. Там, где раньше скалились шлемы-черепа, теперь дымились лишь развороченные тела.

— Да славится Император! Он вновь спас нас! — выдохнул Ваэль, и поспешил присоединиться к кипящей рядом битве.

— Все? — голос Ваэля выдавал его потрясение, смешанное с недоверием и страхом. На лицах остальных скаутов было написано то же самое, пока Апотекарий рассказывал им о последних часах Второй Роты.

— Да, вся Вторая Рота, — Корп, сняв шлем, обрабатывал раненую руку Мара, пользуясь длинным шприцом для введения лечебных препаратов в окровавленную плоть. Генетически измененная кровь Десантников очень быстро сворачивалась, запечатывая рану, но оставался риск заражения. Требовался полный курс лечения и заклинаний.

— Теперь главным для нас является время, — сказал Корп, закончив перевязку Мара и надевая шлем — Это мир потерян. Мой долг — защитить железы. Будут и другие омерзительные ублюдки вроде этих, и они попытаются мне помешать. Мне понадобиться помощь.

— Мы готовы, — доложил Ваэль. Скауты внимательно слушали командира. Корп посмотрел на них и удовлетворенно кивнул. Их пяти выживших скаутов серьезное ранение получил лишь Мар.

— Тогда вперед, — сказал Апотекарий — Возьмите его оружие.

Он кивнул на тело, лежащее у одного из контейнеров. Удар топора почти разрубил Флавия пополам. Оррис взял его болт-пистолет и цепной меч, и пристегнул к поясу. Затем Корп указал сначала на Сальва, а затем на Таллиса:

— Ты идешь впереди. Ты прикрываешь тыл.

Как и ожидал Корп, ясные приказы подняли боевой дух скаутов. После смерти сержанта, изжаренного мельтой во время разведывательной миссии, отряд играл в кошки-мышки с врагом, мечась по полю боя в надежде найти Вторую Роту. Не зная, где они, не имея возможности связаться с братьями из-за странных помех, скауты остановились у этих складов с провизией, надеясь дождаться подкрепления, или хотя бы передохнуть, но, вместо этого, им пришлось вступить в бой.

— Вас послал сам Император, — сказал Корпу Ваэль — Мы бы стали пищей для демонов, если бы не вы.

— Император смотрит за всеми нами, — привычно ответил Корп. Кровь его еще пела в ушах, желание убивать, убивать без раздумий и жалости, без эмоций, все еще жило в нем — и, по правде говоря, он желал, чтобы оно никогда не ушло. Ярость битвы — Мстящее Сердце, как это прозвали еще сотни лет назад — была неотъемлемой частью любого Мстящего Сына. Воины Ордена в таком состоянии были практически непобедимы: их единственным желанием было сражаться, независимо от того, кто противостоял им. Их единственной целью было убийство.

Вот почему действия Селлия были непонятны Корпу. Будучи Апотекарием, он понимал, что следует сдерживать Сердце, дабы исполнять свой долг. Это было честью и милостью Императора. Но Селлий так обдуманно уничтожил сердца своей Роты…

Сомнения вернулись, когда ярость и желание сражаться утихли. Чтобы затушить эти чувства до конца, Корп обратился мыслями к своей новой роли командира скаутов. Но, глубоко в его груди, Мстящее Сердце продолжало биться.

— Какое-то движение, — доложил Ваэль, глядя в окулярис. Потом что-то подкрутил, и линзы выдвинулись вперед, улучшая обзор — Возможно, человек.

— Сомнительно, — сказал Корп. Вместе со скаутом он залег за грудой аэро-двигателей, около взлетного поля. Склады и ангары рядами стояли по обе стороны поля, многие здания были обезображены выстрелами тяжелых орудий и лазпушек. Поле было испещрено кратерами от взрывов, в которых догорали остатки военной и гражданской авиатехники. Когда Корп и остальные Сыны десантировались сюда, и машины, и здания были в полном порядке.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:01 | Сообщение # 162



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— А «Громовые Ястребы»? — спросил Апотекарий. Ваэль вновь настроил линзы.

— Плохо, — доложил скаут — Два полностью уничтожены. Остальные три получили сильные повреждения. Неизвестно, смогут ли они взлететь.

— Нам нужен только один, — ответил Корп, сам усомнившись в своих словах.

Внезапный звук выстрелов отвлек их от «Ястребов». Ваэль схватил окулярис и бросился за Корпом, уже бежавшим к ангарам.

Они увидели остальных скаутов, стоящих вокруг тел трех Имперских Гвардейцев, членов отряда, направленного на защиту «Ястребов». На телах были видны следы ранений, как новых, так и старых. Более того, кожа мертвецов была покрыта гнойниками и опухолями, что говорило только об одном.

— Некромантия — спокойно сказал Корп — Этот мир теперь полностью в руках Хаоса. Времени нет. Скоро даже живые не смогут сопротивляться Губительным Силам.

Словно в ответ на эти слова, один из мертвых гвардейцев пошевелился. Тело оперлось на уцелевшую руку, и уставилось на скаутов пустыми глазницами.

Пиломеч Таллиса разрубил голову бывшего гвардейца, словно перезревший плод. Мозг, почерневший, измененный чарами, поднявшими мертвое уже несколько часов тело, забрызгал землю. Мерзкий запах нечистот проник в ноздри десантников.

— Каждое разумное существо в округе уже знает, что мы здесь, — сказал Корп — Вперед, к ближайшему «Ястребу». Держитесь вместе, и будьте наготове.

Апотекарий повел скаутов к ангарам. Чем ближе они подходили, тем хуже казалась ситуация. Три уцелевших «Ястреба», стоящих на площадке, крайне нуждались в ремонтниках Адептус Механикус.

Слева прогремели выстрелы. Корп обернулся. Оррис разряжал болтер в очередного ожившего мертвеца.

— Выстрелов в голову недостаточно, — напомнил скаутам Апотекарий — Расчленение — единственный способ полностью избавится от них.

— Ясно, — ответил Оррис, и поднял над телом цепной меч. Выстрелы прозвучали у самых «Ястребов». Таллис и Мар уничтожили еще несколько мерзких созданий.

— Кто прошел летную подготовку? — спросил Апотекарий — Мне нужен кто-то, кто может проверить приборы.

— Сальв! — позвал Ваэль. Скаут явно взял на себя роль адъютанта Апотекария. Сальв подбежал, пригнувшись, чтобы не ударится о радары «Ястребов».

— Нам нужно знать, что из этого может взлететь, если это вообще возможно, — сказал ему Корп — Они выглядят грудой развалин, но я видал повреждения и похуже. Пока Сальв забирался в чрево ближайшего «Ястреба», Корп мысленно взмолился, чтобы его слова оказались правдой.

Изнутри корабля донеслись звуки боя. Корп и Ваэля обернулись, бросились к трапу, а затем пригнулись, чтобы полетевшие куски тел гвардейцев не задели их. Пиломеч взревел последний раз, и замолк.

— Надо бы проверить остальные «Ястребы», — крикнул Сальв из трюма. Прежде чем Корп успел отдать приказ, Ваэль уже был на полпути к трапу другого корабля.

«Хорошие солдаты», — подумал Апотекарий. В первый раз он осмелился поверить, что им удастся выбраться с этой обреченной планеты, и добраться до корабля Ордена, где скаутам внедрят геносемя, извлеченное из желез, которые нес Апотекарий. Возможно, эти воины станут основой новой Второй Роты. Если будет так, то они отстоят честь оставшихся на Антилиссе.

— Готово, — прокаркал голос Сальва в передатчике шлема. Сальв и Оррис провели последний час, разбираясь с двигателем и приборами «Ястреба», заменяя детали и читая молитвы из «Молитвенника Адептус Механикус», найденного в шкафчике на палубе корабля.

Корп стоял снаружи, прислушиваясь к шипению и стуку работающих деталей. После исследования трех «Ястребов», Сальв пришел к выводу, что только один из них сможет взлететь. Пока он и Оррис работали, остальные прочесывали взлетное поле, болтером и цепным мечом уничтожая мерзостное колдовство.

В рубке корабля Сальв посмотрел на иконки пульта управления. Несколько второстепенных систем были сломаны; другие — в том числе оружейные — светились красным, указывая на неполадки. Но это не помешает кораблю взлететь. Сальв нахмурился, поглядев на иконки двигательных систем. Они засветились зеленым — но лишь на мгновение.

Время шло. При помощи систем корабля Корп изучал взлетное поле. Чудом было то, что Десантники Хаоса и демоны еще не почуяли скаутов, и не пришли уничтожить их.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:01 | Сообщение # 163



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Бог-Машина с нами! — облегченно выдохнул Сальв, отвлекая Апотекария от размышлений. Еще одна серия хлопков и шипений, и главный люк корабля открылся. В проеме стоял улыбающийся скаут:

— С вашего позволения, Апотекарий, я перенесу оружейные системы с Ястреба Четыре…

— Не времени, — прервал его Корп — Начинайте предполетные ритуалы. Мы сидим здесь, словно мишени на стрельбище, уже слишком долго.

— Приказ ясен, — Сальв исчез внутри «Ястреба».

Корп поднялся по трапу следом за скаутом. Когда Сальв исчез в рубке, Корп подошел к небольшой нише в стене, как раз напротив Навигаторской карты. На дверце ниши был выбит знак Апотекариона. Сняв перчатки и шлем, Корп открыл замки на дверце, и почувствовал легкий поцелуй воздуха, когда начал заполняться вакуум внутри ниши. Дверца открылась, явив взору Апотекария ряды пустых сосудов. Через минуты, Корп наполнил их железами.

— Скоро, братья. Потерпите, — мысленно сказал Апотекарий скаутам Мстящих Сынов, таким же, как и те, с кем он был сейчас на Антиллисе. Они все ждали имплантации геносемени Ордена. Железы, что он собрал — и которые теперь покоились в хрустальных сосудах, надежно укрепленных в нише — гарантировали, что Императорский Крестовый Поход будет длиться и дальше.

Корп закрыл дверцу и включил отсос воздуха. Вскоре в нише вновь образуется вакуум. Апотекарий вернул на место бедренные бронепластины, прежде защищавшие бесценный груз. Когда Корп поместил последний сосуд в хранилище, у него с плеч словно гора свалилась. Хотя он совершал подобные действия на бесчисленных мирах, никогда еще долг Апотекария не был для него так тяжел. Никогда прежде исполнение долга не приносило ему подобного облегчения.

— Апотекарий! — Ваэль стоял у главного люка. Корп поспешил к нему, на ходу надевая перчатки и проверяя боезапас пистолета и заряд силового кулака.

— Докладывай, — скомандовал он скауту, и тут же рев болтеров и крики ярости дали ему все нужные ответы.

-Брат, враг нашел нас!

Позади взревели движки корабля. Следуя приказу Корпа, Сальв завершал предполетные ритуалы и проверку систем. Звук двигателей был не особенно чистым — перепады в громкости и тоне турбин перебивались кашляющими и стучащими звуками — но скаут был уверен, что «Ястреб» взлетит.

Корп и Ваэль отбежали от корабля, подгоняемые волной воздуха в спину — из-под двигателей «Ястреба» взвилась настоящая буря из пепла. Корп взял у скаута окулярис и изучал взлетное поле, пока скаут продолжал доклад:

— Мы вошли в огневой контакт с их передовыми частями во время разведки южного периметра аэродрома. Мы ударили быстро и сильно — не думаю, что они успели предупредить своих. Остальные отступили. У нас еще осталось несколько осколочных мин. Я приказал братьям заминировать южный периметр и отступать. Они уже должны возвращаться.

— Вон они, — указал Корп — И они не одни.

Сквозь линзы окуляриса Корп наблюдал, как тройка скаутов пробежала через полуразрушенные ворота. Огонь болтеров перемешивал землю позади них с прахом. Скаутов преследовала орда воинов, закованных в черную броню. Они выли, чую кровь, и выкрикивали имена своих поганых богов. По тому, как неуклюже бежал Таллис, Корп заключил, что скаут получил серьезное ранение ноги. Немного настроив окулярис, Корп попытался разглядеть нападающих поподробнее. И вздох ужаса вырвался у него из легких.

— Император, сохрани! — выдохнул Апотекарий, когда ужасная фигура Дредноута заполнила собой окуляры. Машина возвышалась над пехотой, словно башня. Броня ее была испещрена мерзкими знаками и украшена богохульными заклинаниями. К броне цепями были примотаны какие-то куклы.

Несмотря на отвращение, Корп увеличил изображение. Нет, не куклы. Трупы людей, некоторые еще были одеты в обрывки формы Имперской Гвардии; лица вздулись, внутренности висели лентами, животы вспороты, и кишки, словно гирлянды, были обмотаны вокруг шей. Последнее, неопровержимое доказательство того, что Антиллис пал.

— Поддержите их огнем! — рявкнул Корп, убираю от глаза окулярис. Он лихорадочно думал. Даже если поврежденный «Ястреб» взлетит, понадобиться время, чтобы он поднялся на такую высоту, где оружие Предателей его уже не достанет. Апотекарий старался не думать о дальнобойности орудий Дредноута. Они могут сбить «Ястреб» даже на дистанции, на которой его уже не достанут болтеры.

— Оружейные систем «Ястреба-4» еще функционируют, — сказал Корп Ваэлю — За работу.

Кивнув, скаут побежал к кораблю. Корп надел шлем. Закрепляя замки, он уже принял решение:

— Скаут Сальв, немедленный взлет. Как поняли? Взлетайте. Быстро!
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:02 | Сообщение # 164



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Апотекарий, пожалуйста, повторите! — донесся полный непонимания голос — Взлетать? Как же остальные? Как же вы? Я не могу…

— Мой долг исполнен. Будущее Второй Роты в твоих руках. Мы удержим их, пока ты уйдешь из зоны обстрела. Скажи нашим братьям, что мы несли святую месть Императора даже в пасти Ада. Ибо разве мы не Мстящие Сыны?

— Мстящие Сыны! — ответил Сальв твердо — Ваше имя навечно останется в Книге Мучеников, Апотекарий Корп!

Шум двигателей перерос в рев, когда «Ястреб» начал отрываться от земли.

— Мстящие Сыны! — раздалось в шлеме Апотекария одновременно с выстрелом лазпушки «Ястреба-4» в подбегающих противников. На бегу Корп увидел попадание: закованные в черную броню тела разлетались на части, и в строю противника образовалась брешь, которую тут же заполнили новые воины. Ваэль еще раз выстрелил, пробив в волне наступающих еще одну дыру. Позади Корпа выли двигатели взлетевшего «Ястреба». Его бесценный груз возвращался домой.

— Мстящие Сыны! — закричал Корп, кровь его пела в предвкушении битвы. Последний долг исполнен, он больше не был Апотекарием. Теперь он был просто воином. Воином, в чьей груди билось Мстящее Сердце.

Корп врезался в ряды врага, словно орудие самого Императора. Черные богохульники разлетались в стороны, огонь болтеров разбивал шлемы-черепа, броня взрывалась от ударов силового кулака, включенного на полную мощность. Рядом бились Таллис, Оррис и однорукий Мар, разрубая врагов на части цепными мечами, разрывая тела и броню болтерным огнем.

Первым пал Мар. Разрядив болтер, он потянулся за висящим на поясе цепным мечом. За те мгновения, которые ему понадобились для того, чтобы взять меч, вопящий берсерк снес скауту голову одним мощным ударом цепного топора. Таллис отплатил ему, срубив руку, держащую топор, точным ударом меча, а затем выпустив очередь в лицо. Но Мар уже был мертв, а на печаль не было времени. Таллис и Оррис встали рядом с Апотекарием, прорубаясь сквозь прислужников Темных Богов. Черное море сомкнулось за их спинами. Многие Предатели продолжали стрелять по «Громовому Ястребу» Сальва, хотя тот уже был на высоте нескольких сотен метров.

Корп и скауты не обращали на них внимания. Ваэль, все еще сидевший за орудиями, испепелил стрелявших. Корп отдал новый приказ, ведя скаутов в битву. Они знали свою цель: Дредноут.

Тот уже шел прямо на них, шаги его сотрясали землю. В одной клешневидной руке Дредноут сжимал булаву, размерами превосходящую человека; вторая рука был заменена спаренной лазпушкой, целящейся куда-то поверх голов Десантников. Корпу не было нужды оглядываться, чтобы узнать, во что целится враг. Перед Корпом лежал полумертвый, полностью обезумевший, покрытый корой расплавленного металла, когда-то бывшего его броней, Десантник Хаоса. Он попал под выстрел улетающего «Ястреба».

Отбрасывая в сторону очередного мертвеца, Корп поднял оружие и усилил силовой кулак до максимума. Переполненный энергией, кулак начал ритмично вспыхивать. Броня Апотекария затряслась, зубы его бешено заклацали, от энергии оружия начали вибрировать сами кости. Корпу казалось, что его голова сейчас взорвется.

Неожиданно полумертвый Предатель поднялся на ноги, и встал между Дредноутом и Апотекарием. Очередь из болтера прочертила линию по груди Корпа, заставив его отступить на несколько шагов, но керамит выдержал. Апотекарий бросился вперед и ударил противника силовым кулаком в грудь.

Если не считать сильного запаха озона и ошметков плоти и брони, разлетевшихся вокруг, можно было бы подумать, что Предателя никогда и не существовало. На мгновение кулак замолк. Корп боялся, что он разрядился, что план провалился в результате глупых действий Апотекария. Потом кулак снова загудел. Корп улыбнулся, и бросился к ноге Дредноута.

Лазерный луч пронзил пространство перед носом летящего «Ястреба», разминувшись с кораблем на какой-то дюйм. Машина затряслась, когда волна раскаленного воздуха ударила в нее. Пытаясь удержать корабль, Сальв прочитал короткую молитву Богу-Машине.

— Что бы ты не собирался сделать с этой проклятой штукой, Апотекарий, — пробурчал Сальв — сделай это быстрее.

Дредноут вновь прицелился. Корп знал, что во второй раз он не промахнется. Потрясая силовым кулаком, гудение которого человеческое ухо уже не могло услышать, Апотекарий проскользнул между лианами проводов, свисающих с Дредноута, и бросился к коленному механизму. Синие огоньки бегали по поверхности кулака.

На секунду Корп застыл, оглядев поле боя. Оррис кричал от боли, а снаряды болтеров окруживших его Предателей рвали броню и тело. Опустившись на одно колено, Апотекарий начал отсоединять кулак.
ТерминаторДата: Вторник, 01.01.2013, 01:02 | Сообщение # 165



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Оррис с развороченной грудью упал. Еще один сын Императора, за которого следует отомстить. Таллиса нигде не было видно; быть может, он тоже погиб? Корп заметил ,что орудия «Ястреба-4» умолкли. Неужели он последний живой Мстящий Сын, оставшийся на планете. Что ж, если так, то эти твари Хаоса запомнят его имя.

— Мстящие Сыны! — взревел он, бросившись на ближайшего врага. Цепной меч его был поднят, болтер изрыгал смерть.

Корп никогда не достиг своего врага. Силовой кулак взорвался, испаряя нижнюю часть Дредноута. Поврежденная машина упала на спину, лазпушка беспорядочно стреляла в небо. Ударная волна от взрыва смела Корпа и окружающих его Предателей, словно рука игрока сметает фигурки солдатиков со стола после игры. В ушах звенело, и Корп на мгновение потерял сознание.

Очнувшись, Апотекарий обнаружил ,что лежит на спине среди обломков Дредноута, а в небесах на ним исчезает след «Громового Ястреба», покинувшего планету.

Его ярость, его Мстящее Сердце, медленно остывало. Он ощущал странное спокойствие, порожденное чувством исполненного долга. Апотекарий попытался пошевелится, но не смог. Взрыв силового кулака что-то в нем сломал. Может быть, он умирает? Он подумал о сержанте Перее.

— Человек рождается в одиночестве, – прошептал Корп. Серый туман заволок его взор. Он знал ,что должен закончить Последнее Причастие, но усталость навалилась на него. Серый туман окружал его.

— Апотекарий!

Голос, который он слышал раньше, когда шел по земле Антиллиса. Тогда он подумал, что это эхо, отраженное Варпом. Теперь голос прозвучал очень чисто и очень близко. Голос не принадлежал никому из Второй Роты. Голос был неприятен.

Корп попытался повернуть голову, открыть глаза, посмотреть на того, кому принадлежал голос. Но голова не поворачивалась, глаза не открывались.

Серый туман уступи место темноте.

— Апотекарий?

Удивленный, Корп открыл глаза. Вместо неба Антиллиса он увидел потолок и стены, крайне походящие на стены Апотекариона. Если бы не отвратительные и ужасные образцы, стоящие на полках вдоль стены. Измененные органы, деформированные головы, изуродованные тела, в них не было ничего человеческого, все было мечено Варпом. В тенях, которые отбрасывали предметы, Корпу почудилось движение. Скосив глаза, Корп понял ,что не ошибся. Фигура, словно состоявшая из одних клешней и манипуляторов, выступила из-за громадной колбы, где в жидкости плавало громадное тело.

— Апотекарий!

Голос звучал удовлетворенно. Корп попытался повернуть голову, пошевелиться, но не смог. Он был обнажен, броня и роба сняты, а тело притянуто к столу цепями. Стол был наклонен так, что стоял почти вертикально.

— Конечно же, — сказал голос — вы желаете увидеть лицо вашего спасителя.

Фигура вступила в поле зрение Корпа. Роба из вулканизированной резины закрывала человека от шеи до пят. Одна рука, сжимавшая перчатки, выглядела нормально, другая же была странно изменена. В ней было слишком много суставов.

Проследив за направлением взгляда Апотекария, человек поднял левую руку и поднес ее к лицу Корпа. Пошевелил удлиненными пальцами, человек так не мог.

— Одно из первых моих изменений, — гордо сказала зловещая фигура — Позволяет делать операции более искусно.

Впервые Корп посмотрел собеседнику в лицо. Лицо без растительности, с тонкой кожей и впалыми щеками выглядело похожим на лицо Апотекария Лора. Но кожа прилегала к черепу слишком плотно, будто ее сняли, удалили слой жира под ней, и пришили обратно. Черные глаза смотрели прямо. Извращенный интеллект, возможно, даже гениальность, сквозили в этом взгляде.

— Долгое время прошло с тех пор, как я последний раз спасал чью-то жизнь, — продолжал незнакомец — Рад, что еще не забыл, как это делается.

Корп попытался что-то сказать, но в глотке пересохло. Корп сглотнул и попробовал еще раз:

— Кто… — проскрипел он
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Галактика в огне (Сборник рассказов)
Страница 11 из 12«129101112»
Поиск: