Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 11«1267891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Серые Рыцари
Бен Каунтер. Серые Рыцари
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:08 | Сообщение # 106



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Келканнис Эвиссер, при жизни ставший святым, творил чудеса, носившие его имя. Не одно десятилетие он провел в странствиях и посетил чуть ли не все миры Шлейфа. Куда бы он ни приходил, повсюду в его честь возводились часовни и храмы. И Замок Памяти был выстроен на том месте, где он впервые высадился на Фарфаллене. Говорят, что как только он ступил с трапа своего челнока, на всей планете распустились цветы. Эвиссер благословил темные башни Вулканис Ультора и подземные геотермические кузницы Магнос Омикрона, поля Виктрикс Соноры, полные рыбы океаны Солшена XIX и все звезды, сиявшие над Шлейфом.
Благодаря святому Эвиссеру захолустный район космоса превратился в густонаселенную и процветающую систему миров. Паломники приходили и приносили с собой богатства. В благодарность святому Эвиссеру именитые граждане ставили монументы. Они забыли заветы Экклезиархии о сдержанности и скромности и возводили в честь святого Эвиссера храмы с золотыми куполами, украшенные драгоценными камнями статуи, музеи с бесчисленными произведениями искусства.
Святой был рожден на Шлейфе с целью показать, что Император смотрит на каждого — бедного и богатого, могущественного и ничтожного. На тех, кто помогает Его церкви, и тех, кто прозябает в трущобах ульев и кузниц.
И пока живет Шлейф Эвиссера, сам Эвиссер не может умереть.

Аларик в сердцах захлопнул книгу. Серевик проводил капитана Серых Рыцарей в запертый подвал под замком. Там, на полу, в кажущемся беспорядке были разбросаны книги и свитки. Но Серевик точно знал, что написано в каждом из них. Он выбрал для Аларика только самые важные — истинную и подтвержденную фактами историю святого Эвиссера.
И когда мифы и панегирики были отброшены, исторических фактов оказалось совсем немного. Все, что нашел Аларик, это краткая схема жизни святого. Никаких деталей. Ни описания семьи Эвиссера, ни его сподвижников, ни даже указания на его внешность. Конечно, невозможно было написать полную историю Империума: события далекого прошлого всегда излагались в интерпретации рассказчиков, если они вообще сохранялись. Но здесь было что-то другое. Почему тогда замок Памяти требовал от своих архивистов хранить тайну святого Эвиссера?
Аларик был почти один в сумрачном помещении. Испуганный послушник, назначенный для помощи в поисках книг, ждал у двери. Хоть замок и подвергся осаде, традиции помощи одного слуги Императора другому свято сохранялись. Генхайн и брат Ондурин, все еще с огнеметом наготове, ждали за дверью. Воины отделений Аларика и Генхайна образовали защитный кордон вокруг зала. Аларик был уверен, что слышал, как под полом скребутся дикари, копающие туннель. Через некоторое время они наверняка ворвутся внутрь замка.
— Правосудор Генхайн, — позвал Аларик. Генхайн вошел, оставив Ондурина снаружи. — Что ты об этом думаешь?
Генхайн подошел к столу, за которым сидел Аларик, и взглянул на исписанные страницы. Это были выдержки из поверхностной истории Шлейфа. Серевик утверждал, что описание святого Эвиссера и несколько документов, подтверждающих некоторые из его чудес, и есть основная часть той информации, которую Экклезиархия сохраняет в секрете.
— Не так уж и много, — заметил Генхайн, проглядев содержимое страниц.
— Но это все, что у нас имеется.
— Возможно, в этом и есть суть.
Аларик ненадолго задумался. Что ему было известно? Жил человек по имени Эвиссер, утверждавший, что черпает вдохновение в словах Императора, и он был провозглашен святым. Вот и все.
Конечно, в этом и есть суть.
Аларик вскочил, схватил со стола книгу и кинулся из зала, помедлив только рядом с послушником, дрожавшим возле двери:
— Где Серевик?
Парень боязливо показал рукой. Аларик бросился в указанном направлении и вышел в длинную низкую галерею. Все ее стены и потолок были закрыты вырванными из книг страницами, пришпиленными к деревянным панелям либо наклеенными прямо на камни. Это было похоже на старое лоскутное одеяло.
Серевик стоял в центре и смотрел на тысячи слов — как будто в окно на пейзажи Фарфаллена в пору его процветания.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:08 | Сообщение # 107



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Святого Эвиссера никогда не было, — прямо заявил Аларик, швырнув книгу к ногам Серевика. — Экклезиархия никогда не провозглашала его вознесение. Он был объявлен святым людьми, и Экклезиархия смирилась с этим, — но он был простым смертным.
Из главного архивиста словно выпустили воздух. Теперь Серевик уже не казался таким представительным, как прежде. Он печально покачал головой:
— От этого человека произошло столько хорошего. Хранить этот секрет было позором. — Он посмотрел на Аларика, и Серый Рыцарь подумал, что Серевик вот-вот заплачет. — Вы можете себе представить, какой вред был бы нанесен Шлейфу в случае разоблачения Эвиссера кардиналами? Возникли бы ужасные раздоры. Ненависть обратилась бы не на врагов, а на верных слуг Императора.
— Но он творил чудеса, — сказал Аларик. — Эвиссер выковал могучий Шлейф из захолустного района космоса. Он должен был стать первым кандидатом на канонизацию. Что могло ей помешать? Что обнаружили кардиналы?
— Тогда стало слишком поздно, — продолжал Серевик. Знание слишком долго хранилось в его голове, словно в запечатанной бутылке. Теперь он должен был совершить грех разоблачения и выплеснуть всю информацию. — Эвиссер был святым для всех людей уже несколько десятилетий. Священный Синод рассмотрел вопрос о причислении его к лику святых. И принял решение, что слишком поздно что-то менять. Люди обращались к Эвиссеру в молитвах. Нельзя искоренить такую веру, особенно если она превращает Шлейф в единое целое.
Аларик понимал, что Гаргатулот не просто выбрал Шлейф. Весьма вероятно, что Тысячеликий Принц сам его и создал.
— Итак, кардиналы были вынуждены позволить поклонение Эвиссеру — до тех пор, пока Шлейф не пришел в упадок, а сам Эвиссер не оказался забыт. Но почему он так и не стал святым? — спросил капитан. — Что они отыскали в его жизни?
Серевик с трудом подавил рыдания. Снаружи через стены донеслись песнопения дикарей, готовых начать очередную атаку.
— Все это...— почти шепотом произнес Серевик, — все сгорит...
Аларик схватил его за горло и поднял вдоль стены галереи, пока голова архивиста не стукнулась в потолок. Стоило капитану захотеть, и рука в латной рукавице сломала бы шею Серевику.
Тот заставил себя посмотреть Аларику в глаза:
— Его... его родной мир. На нем лежало пятно. Если бы... кардиналы проигнорировали этот факт, а потом он обнаружился, могли бы возникнуть еще более ужасные распри... Эвиссер — предатель, священная война, еще одна эпидемия неверия...
Аларик отпустил Серевика, и тот бесформенной кучей рухнул на пол.
— Вас выдало то, что все это не было записано, — сказал Аларик, пнув ногой книгу в сторону Серевика. — Ни родного мира, ни места захоронения. Ни канонизации. И все из-за того, что Экклезиархии было известно пятно на биографии Эвиссера. Им могли овладеть темные силы. И кардиналы были правы. Но решили, что лучше позволить ему пустить корни в Имперских мирах, чем признать свое бессилие справиться с новым проповедником. Где он родился? Где был похоронен?
Серевик захныкал.
— Говори! Или все сейчас сгорит, и ты сгоришь вместе с книгами.
Серевик закрыл голову руками. Он был сломлен. Со времен послушничества его учили хранить священную тайну Шлейфа, помнить и оберегать ее во имя Императора. Теперь ему ничего не осталось. Совсем ничего. И даже зная, что, независимо от его слов, книги все равно сгорят, архивист сдался.
— Он родился на Софано Секундосе, — прошептал Серевик. — А похоронили его на Вулканис Ульторе.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:09 | Сообщение # 108



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


15
ВУЛКАНИС ФАУСТУС


Уже через три дня после неудавшейся казни Валинова Конклав Энцелада отправил на Шлейф корабль с посланием. Он вез слишком секретную информацию, чтобы доверить ее астропатам. Имперские организации на Шлейфе могли быть связаны с восставшими повсюду культами. Раньше случалось, что впавшие в ересь астропаты служили каналами утечки важных сведений. Единственным выходом в такой ситуации был посланник.
Сообщение было весьма простым. В нем говорилось о возможности появления Валинова в пределах Шлейфа, а сам он признавался настолько опасным, что даже разговор представлял угрозу заражения ересью. Единственной применимой к нему мерой признавалось уничтожение.
Послание было доверено дознавателю дю Граэ — высококлассному пилоту и доверенному агенту лорд-инквизитора Коатеца. Для пущей надежности ей вживили под кожу особые стимуляторы мозга, которые позволяли хранить сообщение в голове, не рискуя выдать его при любых психических воздействиях.
Дю Граэ была тем самым пилотом истребителя, который бросил «Штормовую молнию» в небо Армагеддона, обеспечив перевес в сражении с хитроумными летательными приспособлениями зеленокожих. Корабль, на котором она летела теперь, был почти таким же маневренным, как истребитель. Черное блестящее стреловидное судно — самое малое и быстроходное из всех способных преодолеть варп кораблей, которое смогли отыскать в Ордо Маллеус за короткий срок. Оно пронзало варп, словно нож, а экипаж состоял только из Дю Граэ и навигатора.
Сначала корабль легко преодолевал имматериум, но спустя три дня внезапно поднялся варп-шторм. Мощная вспышка черного безумия широким полумесяцем охватила Солнечный Сегмент от Ранны до В-Рана. Менее маневренное судно давно было бы уничтожено, но дю Граэ, вслепую управляя кораблем, пока навигатор подсказывал приемлемые течения варпа, продолжала вести узкое судно сквозь бурлящие заносы ненависти по направлению к Шлейфу.
Но это требовало дополнительного времени. Слишком много времени. Если Валинов получит столь большую фору, они едва ли успеют его остановить.
Без помощи астропатов дю Граэ не могла ни доложить об осложнениях на Энцеладе, ни связаться со Шлейфом. Ей оставалось лишь уповать на Императора и надеяться, что подготовка Врага затянется еще на несколько часов, а ее корабль полетит быстрее.
Дю Граэ выскользнула из варпа точно на краю системы Вулканис, и рубку тотчас залил живой свет красной звезды. В первую очередь надлежало предупредить кардинала и губернатора, находившихся на Вулканис Ульторе. Следующим пунктом была штаб-квартира Инквизиции на Трепитосе.
Даже со стороны было понятно, что положение на Шлейфе ухудшилось. В системе находились корабли военного флота Империума — без сомнения направленные сюда из-за возросшей активности культов. Старый боевой крейсер класса «Марс», оставшийся с тех пор, когда истребители являлись самым предпочтительным оружием, служил базой для патрулей истребителей-бомбардировщиков, ведущих охоту на вражеские корабли. Крейсер класса «Лунный» под названием «Священное пламя» и три конвойных корабля класса «Меч» эскадрильи «Очищение» держались непосредственно на орбите Вулканис Ультора.
Без помощи астропатов дю Граэ не могла связаться с кораблями, не подходя к ним вплотную. Но ее терзали сомнения. А вдруг поблизости появились корабли сил Хаоса, которым ничего не стоило справиться с ее легковооруженным судном, если они его обнаружат? Она решила держаться подальше от приближавшегося Вулканис Ультора, пока не получит информацию из разговоров между экипажами находящихся поблизости кораблей.
Дю Граэ решила отлететь в сторону. Она направила корабль на орбиту Вулканис Фаустуса — ближайшей к звезде, обожженной и бесплодной планеты. Обрывки перехваченных разговоров свидетельствовали о скором и неизбежном конфликте. Вероятно, силы Хаоса на Шлейфе возросли до критической массы, и все ожидали начала полномасштабных военных действий. Экипажи работали без перерывов, стараясь подготовить к сражениям старые суда. Не хватало артиллерийских орудий. Департамент снабжения не мог обеспечить истребители достаточным количеством топлива.
Из тени Вулканис Фаустуса появился гордый силуэт слегка обветшавшего ветерана под названием «Беспощадный». Близость звезды затрудняла связь, так что авианосец выпустил три истребителя, которые подошли ближе. Как только они оказались на подходящей дистанции, они сканировали корабль дю Граэ и передали короткое сообщение о том, что в системе Вулканис небезопасно. Истребители «Беспощадного» предложили эскортировать дю Граэ до космопорта над столицей Вулканис Ультора.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:10 | Сообщение # 109



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Дю Граэ поблагодарила командира эскадрильи и выключила двигатели, давая возможность истребителям подойти вплотную и отбуксировать корабль. И в то время, когда она беспомощно болталась на орбите, капитан «Беспощадного» отдал приказ: «Огонь!» Истребители выпустили все имеющиеся у них ракеты, превратив корабль дю Граэ в быстро расплывающееся облако плазмы. Вместе с пилотом погибло и сообщение о том, что человек, называющий себя инквизитором Валиновым, — на самом деле служитель Хаоса.

Голик Рен-Сар Валинов наблюдал, как корабль посланца вспыхнул мерцающим треугольником. Голубые прямоугольники истребителей «Беспощадного» покружили еще пару минут, увертываясь от разлетающихся обломков. Огромный орбитальный командный пульт, установленный в занятом Валиновым помещении, был настроен на отображение пространства вокруг Вулканис Фаустус. Как убедился Валинов, истребители вскоре скрылись за скалой, чтобы присоединиться к несущему кораблю на другой стороне планеты. Ради того, чтобы обеспечить Валинову полную свободу действий, Рекоба был вынужден вышвырнуть двух прихлебателей из числа аристократов и отдать ему целый уровень улья. Теперь Валинов сидел в окружении множества регистраторов, пикт-панелей, голографических экранов и орбитального командного пульта, чтобы быть в курсе всего, что творится в системе.
— Уничтожение подтверждено, — послышался обезличенный воксом голос командира эскадрильи.
— Отличная охота, эскадрилья «Тэта», — последовал ответ капитана.
Громадный голубой прямоугольник «Беспощадного» показался из-за необитаемой планеты и стал разгоняться для короткого перехода на орбиту Вулканис Ультора. Три истребителя следовали за ним, словно щенки за матерью.
Из-за двери донесся шум, и в комнате, шурша пышным парадным одеянием, появился кардинал Рекоба.
— Инквизитор! — воскликнул Рекоба. — Я только что услышал. Это был самозванец?
— Хорошо, что мы вовремя его обнаружили и успели сбить, — сказал Валинов. — Если бы мне не доложили, эти гости сумели бы прорваться прямо сюда. У Врага множество хитроумных способов нам навредить. И одному Императору известно, что бы произошло, если б они прорвались.
Рекоба беспокойно сглотнул.
— Это посланец Темных Сил?
Валинов кивнул:
— Я убедился в этом, как только истребители просканировали корабль. Уверен, это был колдун. Хорошо, что они быстро его уничтожили: в противном случае все экипажи могли бы пострадать.
Рекоба покачал головой:
— Значит, они были совсем близко. Благодарение Вечноживущему, что их смогли остановить. Вот уж поистине, да защитит нас Трон...
— Да защитит нас Трон, ваше священство, — смиренно откликнулся Валинов.
Они и впрямь подобрались очень близко. Валинов мысленно прикинул, кого могли послать с сообщением. Вероятно, кого-то из лучших. Возможно, самого Никcoca: он ведь едва выжил после Мимаса и наверняка жаждал принять участие в уничтожении бежавшего узника. Хотя нет... Скорее всего, это был кто-то из лорд-инквизиторов Энцелада. Они должны были взять дело в свои руки, чтобы исправить допущенные ошибки. Вероятно, этот клоун Коатец, проповедующий массовые убийства, послал на смерть одного из своих лучших пилотов. Валинов позволил себе слегка улыбнуться: таких крестоносцев, как Коатец, легче всего использовать в своих целях. Конечно, они должны были послать корабль с сообщением. И Валинов не мог не воспользоваться этим обстоятельством, чтобы умножить страхи защитников Шлейфа.
Похоже, вся Галактика знает свою партию в грандиозном танце Хаоса и смиренно повинуется его музыке. А что может быть приятнее для Повелителя Перемен, как не цепи рабства его врагов, выкованные их собственными руками?
— Должен ли я приказать капитанам усилить патрулирование? — спросил Рекоба. — Нам обещали доставить еще дюжину истребителей с Магнос Омикрона, и мы сумеем переправить их на дальнюю орбиту, на наблюдательные станции...
Валинов поднял руку.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:10 | Сообщение # 110



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Нет. Переведите капитанов на ближнюю орбиту. Но и дополнительные истребители тоже. Остальной части Шлейфа придется выдержать собственную битву. Вулканис Ультор — краеугольный камень системы. Он должен выстоять во что бы то ни стало. Отгородитесь от остального мира стальной стеной, кардинал. В скором будущем нам потребуются для обороны все имеющиеся силы.
— Конечно, инквизитор, — почти покорно ответил Рекоба.
Валинов с удовольствием послушал, как кардинал передает распоряжения помощникам.
Прежде чем выключить экран, Голик Рен-Сар Валинов еще раз взглянул в космос. Пустое место там, где недавно находился корабль-посланец, означало гибель последней надежды Шлейфа.

Канонесса Людмилла осмотрела в магнокуляр место будущей битвы. Ее боевые сестры, солдаты Экклезиархии занимали позиции в бункерах и окопах, окружавших перерабатывающий химический завод на берегу озера Рапакс.
Слева протянулись позиции балурианской тяжелой пехоты — хорошо вооруженных и умелых воинов. Они, как верила канонесса, не должны дрогнуть под натиском врагов и оставить ее сестер без прикрытия. Справа простиралось само озеро Рапакс — огромная впадина, наполненная такой загрязненной отходами жидкостью, что язык не поворачивался назвать ее водой.
Людмилла командовала обороной крайнего правого фланга; ей помогали сотни боевых сестер. Многие считали сестер Адепта Сороритас самыми грозными войсками Империума после космодесантников. Защищенные силовыми доспехами, вооруженные тяжелыми болтерными ружьями, сестры были способны отбросить ураганным огнем орды Хаоса.
За пределами столичного улья простирались голые изрезанные равнины, носящие синеватые шрамы столетних загрязнений. Земля была иссушена и разбита до такой степени, что превратилась в растрескавшуюся каменистую пустыню и дюны пепла. Вдали из сумрака поднимались предгорья, образующие подступы к гораздо меньшему Улью Верданус. Позади Людмиллы располагалась гордость Вулканис Ультора — столица, Центральный Улей, место заседаний правительства планеты, системы и всего Шлейфа.
Битва могла бы закончиться в несколько мгновений, если бы стоящий на пустыре рядом с Ульем «Ординатус» мог засечь приземляющихся врагов и в режиме самонаведения послать на их головы залпы прицельного огня. Но Людмилла знала, что этого не произойдет. Во главе атакующих пойдут космодесантники Хаоса, Предательские Легионы, которые смогут воспользоваться своей скоростью и мощью. Эти воины окажутся перед защитниками еще до того, как кто-то узнает об их приземлении. Сражение будет разыграно не на равнине, а здесь — на расстоянии вытянутой руки. Атака врагов должна захлебнуться в рядах защитников.
Людмилла окинула взглядом укрепления, построенные в небывало короткие сроки силами привлеченных к обороне городских бригад чернорабочих. Плоский массивный пластобетонный корпус завода подходил к самому берегу озера. Людмилла разместила на его крыше несколько карательных отделений для поддержки передовой линии тяжелыми болтерами и орудиями мультимелта. Два ракетных танка «Экзорцист» охраняли ворота завода, и в резерве позади бетонных сооружений оставалось еще несколько отделений Сестер Битвы. Они не смогут войти в помещение завода из-за находящихся там летучих химикатов. Впрочем, до этого дойти не должно.
Вокруг завода петляли длинные линии окопов, ощетинившихся колючей проволокой. Перед окопами, на случай танковой атаки, были разбросаны бетонные блоки. Их можно было сдвинуть, чтобы организовать контратаку и подставить врага под перекрестный огонь карательных отделений и противотанковых групп балурианцев. Сестры из окопов первой линии имели возможность отступить в бункеры, стоящие позади них в неглубоких воронках. Эти убежища были сброшены вниз с кораблей низкой орбиты, где и были изготовлены, как только началась подготовка к сражению.
Атакующим, чтобы прорвать линию обороны, надо пройти несколько рядов окопов и бункеров. Но в таком случае их встретит огнем оставленный в резерве большой отряд балурианской пехоты, да и сестры, выйдя из бункеров, нанесут противнику удар с тыла.
Таков был план. Но Людмилла, как и все остальные, знала, что планы существуют лишь до тех пор, пока не прозвучит первый выстрел. И все же — чтобы преодолеть такую защиту, как эта, требуется по-настоящему массированная атака. Этот участок, охраняемый решительно настроенными сестрами, — один из самых укрепленных в системе. Он почти так же непреодолим, как и отравленные токсинами воды озера Рапакс.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:10 | Сообщение # 111



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Людмилла посмотрела в сторону балурианцев. Пехотинцы выстроились для отрядной комиссарской проверки. Комиссар в черной форме обладал властью наказать каждого — солдата или офицера — при малейшем подозрении, что тот пренебрегает долгом перед Императором. Людмилла даже слышала его голос, когда он отрывисто читал короткие наставления каждому проверяемому отделению. Комиссар предупреждал, что враг уже близко. Он попытается не только уничтожить тела воинов, но и завладеть их мыслями. И любой, чья вера не выдержит испытания, должен быть рад, если получит пулю от своих товарищей. Это война за души, а не просто политический конфликт.
Людмилла закрыла магнокуляр и по короткому трапу спустилась в командирский бункер. Две целестианки из ее личного элитного отделения стояли по обе стороны от двери по стойке «смирно». Старшая сестра Лакрима поджидала канонессу, чтобы посоветоваться.
— Канонесса, — склонив голову, обратилась к ней Лакрима. — Серафимы заняли свои позиции.
В отделении серафимов, которым командовала Лакрима, служили искусные в рукопашном бою сестры. Они шли в бой с прыжковыми ранцами, чтобы сразу оказаться в гуще битвы. В их задачу входили быстрые контратаки в том случае, если противник преодолеет первый ряд окопов.
— Я хочу, чтобы первой линии уделялось наибольшее внимание, — сказала канонесса. — Балурианцы нам помогут, но враги постараются использовать каждую брешь.
— Конечно. Мои сестры — те, кто находится рядом с балурианцами, — говорят, что солдаты нервничают.
— Это понятно. Не забудь, на том участке тебе надлежит запевать боевые гимны. Балурианцы должны услышать наш пример.
— И еще, канонесса... Могу я говорить откровенно?
— Продолжай.
— Речь инквизитора Валинова пробудила некоторые сомнения среди солдат и, как мне кажется, среди сестер тоже. Прежде никому из нас не приходилось встречаться в бою с Предательскими Легионами. Школа Прародительницы учила нас, что их не существует.
— Молись, чтобы ее слова скорее стали правдой! — Людмилла на мгновение задумалась. — И если кто-то из балурианцев начнет задавать вопросы — пусть молится вместе с нами. Если они дрогнут, мы погибнем.
— Я поняла.
— И, сестра...
— Канонесса?
— Легионы космических десантников пали из-за того, что Враг сумел воспользоваться их гордыней и невежеством. Мы не повторим их грехов. Не позволяй Врагу сломить твой дух еще до начала битвы.
Лакрима отдала честь, вышла из бункера и направилась к своим боевым сестрам. Людмилла проводила ее взглядом: высокая, крепкая женщина казалась еще массивнее из-за силовых доспехов и прыжкового ранца, висящего за спиной. На черных рукавах, надетых поверх блестящих красных доспехов, виднелась кровоточащая роза, символ ордена. В давние времена, еще до Ереси Хоруса, космодесантники, для похвалы своей мощью, украшали доспехи устрашающими метками, но боевые сестры не позволяли себе такой вульгарности.
Одна из сестер штаба, ведающая обеспечением связи, поднялась из подземного уровня бункера.
— Канонесса, с нами связался штаб кардинала Рекобы. Инквизитор Валинов хочет лично посетить наш участок обороны.
— Передай, что это для нас большая честь, — ответила Людмилла. — Я надеюсь, что укрепления отвечают его требованиям.
Сестра торопливо вернулась к пульту, чтобы передать сообщение.
Людмилла считала Валинова прирожденным лидером. Он взял в свои руки командование обороной, даже не приложив к этому никаких усилий. С тех пор как он сказал о реальности угрозы со стороны Предательских Легионов, военные жадно ловили каждое его слово. Людмилла подозревала, что и ее сестры тоже. Людмилла была бойцом, а не политиком, но даже она восхищалась той быстротой, с которой Валинов взял под контроль это гигантское дело.
Валинов — не просто отличный руководитель обороны. Он посланник одной из самых могущественных сил Империума. Сестрам чаще доводилось работать с Ордо Еретикус, а не с Ордо Маллеус, но Валинов сам раскрыл свою принадлежность к Маллеус. Его участие подтверждало демоническую природу угрозы, нависшей над Вулканис Ультором.
Предательские легионы и демоны. Немного найдется в Империуме сил, способных им противостоять. Людмилла понимала желание Валинова проинспектировать участок обороны сестер: это не политическая показуха, а настоящая озабоченность. В надежде найти точку для удара, смять всю оборону и прорваться в улей, демоны ударят именно здесь — на самом краю линии. Сестрам придется держаться.
И они будут держаться.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:11 | Сообщение # 112



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Рубикон» оставил Замок Памяти в огне. Арии скоро пророют туннель в нижние уровни замка. Когда они это сделают, защитники погибнут вместе со своими книгами. Серевик, скрываясь в объятом пламенем подземелье, вероятно, будет одним из последних. Аларик знал это и все же покинул Фарфаллен: капитан не мог рисковать ни единым Серым Рыцарем, чтобы помочь защитникам в заведомо проигранном сражении. Он был лидером, а лидер не имеет права разбрасываться жизнями своих людей, когда нет надежды на успех.
На капитанском мостике «Рубикона» стояла полная тишина, если не считать монотонного гула двигателей и стрекотания корабельных регистраторов. Координаты были загружены; через несколько мгновений должен начаться короткий варп-прыжок. Чтобы добраться до системы Вулканис, потребуется лишь несколько часов. Навигатор Маллеус хорошо знал свое дело и мог переместить корабль как можно ближе к цели.
Аларик со своего командирского кресла наблюдал за спокойной подготовкой к прыжку. Затем раздалось шипение пневматических дверей, и в рубку вошел правосудор Санторо:
— Брат-капитан? Я запросил у экипажа всю информацию о Вулканис Ультор.
— И?
— Ничего такого, чего не было бы нам известно. Густонаселенный мир, контролируемый Экклезиархией, под номинальным управлением губернатора. Мы посмотрели местоположение объекта, обозначенного Серевиком. Озеро Рапакс находится почти на окраине столичного улья. Непохоже, чтобы там что-то было.
— Но мы уверены в обратном. Мы получили координаты посадки?
— В этом-то и состоит проблема. Астропаты говорят, что никто из них не получал ответного сообщения.
— Карантин?
— Возможно.
На Вулканис Ульторе еретические культы развили наибольшую активность. Телепатический карантин выглядел вполне логичной мерой.
— Однако для нас это неутешительное известие, — заключил Аларик. — Придется лететь без приглашения. На всякий случай объяви боевую готовность: если Вулканис Ультор пошел по пути Фарфаллена, нас может ожидать негостеприимный прием.
— Ясно. Пойду проинструктирую людей.
Аларик спустился с командирского помоста и встал на одном уровне с Санторо. Как всегда, правосудора выдавало выражение лица.
— Правосудор, я знаю, что ты разочарован из-за невозможности принять бой, — сказал Аларик. — Гаргатулот может обратить твои чувства против нас.
— Брат-капитан, Враг не найдет во мне оружия.
— Я знаю, но он попытается найти. Это сражение будет происходить не на наших условиях.
— Так было всегда. И для Мандулиса, и для нас.
— Постарайся объяснить это своим людям.
Санторо отдал честь и покинул рубку. Аларик понимал, что правосудор еще не совсем доверял ему как лидеру. И грандмастера едва ли присвоили бы Аларику звание брата-капитана. Только безумие Лигейи заставило его принять командование. Гаргатулот будет самой строгой проверкой его способностей. Независимо от того, что произойдет дальше, Аларик узнает, достаточно ли крепок его стержень веры.
Но эта битва, безусловно, касается не только его самого. Она определит судьбу миллиардов имперских подданных, которым грозит участь страшнее смерти, если темная звезда Гаргатулота вновь поднимется на небосклоне.
— Навигатор готов к варп-прыжку, — произнес один из членов экипажа навигационной команды.
— Машинное отделение готово, — донесся по воксу рапорт механиков из самой глубины «Рубикона».
Одна за другой все команды доложили о готовности. Корабль был на пороге варп-прыжка.
— Начинайте прыжок,— приказал Аларик, и «Рубикон» ринулся в варп.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:11 | Сообщение # 113



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Космическая оборона, воздвигнутая вокруг Вулканис Ультора, стала самой мощной из всех, что знала когда-либо эта система и Шлейф Святого Эвиссера. Корабль «Беспощадный» был довольно стар, но испытан в боях; несколько его палуб заполняли бомбардировщики «Звездные ястребы» и торпедные катера «Мстители». Всеми судами управляли закаленные в битвах пилоты, ожидающие скорой отправки в Око Ужаса.
«Святое пламя» был новым и прочным кораблем. Его команда, гордившаяся быстротой судна, могла массированными бортовыми залпами превратить огромные участки космоса в заполненную шрапнелью убийственную зону. Эскадрилья «Очищение», состоящая из трех кораблей прикрытия класса «Меч», была совсем недавно образована, и краска на кораблях сверкала как в тот день, когда они сошли со стапелей Гидрапура.
Два боевых корабля и три корабля прикрытия с легкостью охватывали все пространство вокруг планеты.
Их сенсорные датчики улавливали сигналы всех крупных населенных пунктов и непрерывно принимали информацию от внешних систем наблюдения. В системе Вулканис были приостановлены все торговые перевозки, и любой движущийся предмет воспринимался как вражеская угроза.
Приказы инквизитора Валинова были предельно ясными. Враг приближается. Все остальное вторично. Лучший способ уничтожить противника — это перехватить корабли на высокой орбите, где из-за полной нагрузки они будут наиболее уязвимы.
Капитану «Беспощадного» Гракино было приятно сознавать преимущество засады. Гракино происходил из старинного офицерского семейства Ластраты. Аналитический ум прирожденного воина капитан оценил десятки сражений. Новомодные тактические доктрины утверждали, что бортовые залпы — это лучшее оружие, но Гракино был уверен в другом. Истребители и бомбардировщики, волна за волной, могут достичь результатов, недоступных ни одному большому кораблю. В надвигающейся битве они будут быстры и опасны, словно рой разъяренных крылатых хищников.
Гракино ждал, сидя на позолоченном капитанском троне в рубке старого гордого корабля. Капитанская рубка была отделана с такой пышностью, что напоминала скорее бальный зал во дворце родного мира капитана, чем командный пост военного судна. Гракино ждал в спокойной уверенности, что Вулканис Ультор теперь — самое безопасное место во всем Шлейфе.
Почти весь экипаж «Святого пламени» состоял из выпускников военно-морской академии на Гидрапуре. Все они фанатично верили в превосходство артиллерии и дисциплины при сражениях с любыми врагами.
Капитаном корабля был Принкос Гурвелайн, произнесший прощальную речь в академии девять лет назад. Он считался лучшим выпускником за последнее десятилетие.
Гурвелайн приучил офицерский корпус «Святого пламени» анализировать любую ситуацию и слаженно работать над принятием решений, применяя строгие доктрины академии. Истребители «Беспощадного», безусловно, принесут большую пользу в качестве отвлекающего фактора, но решающую победу обеспечит артиллерия «Святого пламени».
Капитан «Святого пламени» состоял в отдаленном родстве с вице-адмиралом, который комплектовал эскадрилью «Очищение». В частых личных переговорах с капитанами кораблей прикрытия было решено, что все четыре судна будут действовать слаженно. Мощный огонь бортовых орудий «Святого пламени» и корабли прикрытия, сгоняющие противника в зону обстрела, — при таких условиях никто не посмеет приблизиться к Вулканис Ультору без того, чтобы не попасть под шквал снарядов.
Принкос Гурвелайн, как подобает настоящему капитану, не сомневался, что учтены все вероятности. Капитанский мостик «Святого пламени» был отделан скромными деревянными панелями и тканью, повторяя интерьеры старинных лекционных залов академии. И сам корабль был как бы продолжением академии, хранилищем самых ценных знаний всего военно-морского флота. Приближенные офицеры Гурвелайна энергично работали над огромными пергаментными картами системы. Склоняясь над столами с линейками и компасами, они отдавали приказы механикам в машинное отделение и артиллеристам на палубы; управлялись с не умолкавшими ни на минуту устройствами связи.
И в этот момент пришло экстренное сообщение с системы внешнего наблюдения. В систему Вулканис только что вошел неизвестный корабль — возможно, в полной боевой готовности. По всем признакам в нем распознали боевой крейсер космодесантников, но его скоростные качества и внешнее оформление не соответствовали образцам.
На «Беспощадном» и на «Святом пламени» сообщение было получено одновременно. И капитаны обоих кораблей нашли единственное объяснение. Как и предупреждал инквизитор Валинов, прибыли Предательские Легионы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:12 | Сообщение # 114



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


16
«СВЯТОЕ ПЛАМЯ»


— Тревога! — закричал кто-то из навигационной команды, завидев злобные красные огоньки, возникшие на широком экране капитанского мостика.
— Связисты, что у вас? — спросил Аларик. Член экипажа из отделения связистов поднял голову.
— Мы послали сигнал оповещения на Вулканис Ультор, но ответа не поступило.
Аларик сжал поручни пульта. Какая-то бессмыслица. Они вошли в систему Вулканис меньше часа назад, и внезапно, даже без запроса опознавательных сигналов с «Рубикона», боевой авианосец несется на них во весь опор и запускает звено вооруженных истребителей-бомбардировщиков.
— Архив, приказываю определить класс и назначение этого корабля и всех других, находящихся в системе. Кто-то предупредил их о нашем появлении и представил нас врагами.
Остальные правосудоры прислушивались к разговору через вокс-каналы.
— Неужели флотилия системы попала в руки Врага? — спросил Танкред.
— Не знаю, — ответил Аларик.
Но такую возможность он не отрицал. Если Гаргатулот сумел овладеть умами всех экипажей флотилии, это объясняло их враждебность. Но по последним данным, Вулканис Ультор сохранял прочные позиции и его защитники сплотились вокруг кардинала Рекобы. Если ересью заразилась целая система, это должно было произойти с невообразимой скоростью.
— Скорее всего, это дезинформация, — заключил Аларик. — Если они считают, что нас послал Гаргатулот, значит, будут атаковать при первой же возможности. Никакие наши заверения не помогут.
Кто из граждан Империума слышал о Серых Рыцарях? Весьма немногие. Даже если командиры кораблей и заметили наружные знаки «Рубикона», смогут ли они их распознать?
Аларик понял, что Гаргатулот воспользовался секретным положением Инквизиции, чтобы обратить его в свою пользу. Овладел Хаос умами экипажей атакующих кораблей или нет — «Рубикону» ничего не остается, как пробиваться через их заслон.
— Сколько времени у нас осталось? — спросил Аларик.
Тревожные сигналы уже разнеслись по кораблю, и на капитанском мостике стало шумно. Команды «Рубикона» отправляли подручных с распоряжениями в разные части корабля.
— Менее двадцати минут, — последовал ответ команды навигаторов. — Затем первая волна сможет нанести удар.
— Примените все имеющиеся меры защиты. Задействуйте отражатели, артиллерию — все, что есть. Прорвемся мимо них в верхние слои атмосферы. Мы здесь не для того, чтобы с ними драться: надо беречь силы для Вулканис Ультора.
Послышались отрывистые команды артиллеристов. Несколько мужчин и женщин экипажа Маллеус бегом бросились из рубки на артиллерийские палубы, где предстояло зарядить и подготовить к стрельбе торпеды и осколочные снаряды. Торпеды с короткими взрывателями образуют достаточную массу осколков, чтобы в ней утонула основная часть снарядов противника, хотя при этом «Рубикону» может не хватить боеприпасов для встречи с другими кораблями.
— Всем правосудорам отправляться на пусковую палубу. Я беру «Громовой ястреб». Танкред, ты полетишь со мной. Генхайн и Сантаро, вам придется спускаться в десантных капсулах. Надо успеть погрузиться до тех пор, пока нас не настигли истребители.
Командиры отделений подтвердили получение приказа. Они уже были наготове: Серым Рыцарям, для того чтобы выполнить распоряжение Аларика, потребуется всего несколько минут. Ему самому надо поспешить.
Аларик включил вокс-канал, общий для всего экипажа:
— Команда «Рубикона», ваша цель ясна. Вам необходимо ввести корабль в верхние слои атмосферы Вулканис Ультора и осуществить запуск десанта. Все остальное вторично. Это касается сохранения корабля и ваших собственных жизней. Пожертвуйте «Рубиконом». Пожертвуйте собой. Я знаю, что Ордо Маллеус готовил вас к этому. Но ни один человек не может знать, готов ли он к смерти, пока не столкнется с ней лицом к лицу. Император верит, что вы исполните долг. Я тоже верю вам. Команда управления, занимайте капитанскую рубку, используйте любые способы, но подведите корабль как можно ближе к этой планете. Вам не обязательно знать, что поставлено на карту. Достаточно того, что я прошу вас это сделать. Идите за Императором, и Он будет с вами.
На некоторое время установилась тишина. Члены экипажа — люди со стертыми мыслями и строгой психической установкой. Они не могли отреагировать иначе даже на столь эмоциональное обращение.
Красные огоньки на экране становились все ближе, и капитанская рубка вновь заполнилась шумом энергичной деятельности.

ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:12 | Сообщение # 115



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик спустился с командирского возвышения. Офицер из команды навигаторов быстро отсалютовал ему и заступил на место капитана. Аларик успел увидеть, как один посыльный был отправлен в машинное отделение — убедиться в готовности двигателей к маневрам. Команда артиллеристов занялась подсчетом боеприпасов, необходимых для отражения первой волны снарядов. Офицеры-навигаторы отмечали положение остальных кораблей в системе — трех судов прикрытия и крейсера. Эти корабли дрейфовали, выжидая своей очереди для нанесения удара.
Архивисты, среди которых было несколько ученых с портативными банками памяти, встроенными в мозг, опознали в ближайшем корабле «Беспощадный» — ветерана порта Мо времен Готической войны. Это неплохо. «Беспощадный» стар, а значит, тихоходен. «Рубикон» сможет проскользнуть мимо него и его артиллерии. А потом, на грани космоса и атмосферы Вулканис Ультора, начнется настоящее сражение.
Аларик редко обращал внимание на экипаж «Рубикона». Капитана Серых Рыцарей устраивала надежная и почти невидимая работа членов корабельной команды. Некоторые из них были выведены для того, чтобы оставаться незаметными, — в ходе отбора наиболее восприимчивых к психическим установкам особей.
Команда «Рубикона» могла самостоятельно провести корабль сквозь огонь. Выполнить приказ и не задуматься о неизбежной гибели. Обеспечить продвижение корабля, дать Серым Рыцарям возможность высадиться на поверхность планеты.
Теперь Аларик был им не нужен. Он выскочил из капитанской рубки, чтобы присоединиться к боевым братьям, а экипаж остался выполнять свою работу.

Капитан Гракино наблюдал с капитанского мостика «Беспощадного», как огоньки истребителей движутся к кораблю Хаоса. Подумать только, они даже попытались выдать себя за имперцев и спрашивали разрешения приземлиться на Вулканис Ультор! Инквизитор Валинов предвидел каждый их шаг. Но, если они считают старый корабль вроде «Беспощадного» легкой добычей, они жестоко ошибаются.
— Команда истребителей! Я хочу, чтобы вперед выдвинулись торпедные катера. Отведите назад «Звездные ястребы» и штурмкатера. Сначала надо их обработать огнем.
— Есть, капитан! — откликнулся жизнерадостный голос из команды истребителей. Она состояла из нескольких десятков офицеров, многие из которых родились на корабле за долгое время его службы.
Экипаж «Беспощадного» завершал подготовку к сражению. Активность на капитанском мостике все возрастала. Команды медиков разворачивали передвижные пункты помощи в машинном отделении и на артиллерийских палубах. Бригады заправщиков беспокойно ожидали на палубах возвращения первой волны истребителей и бомбардировщиков, чтобы пополнить их топливные и боевые запасы.
— Красиво, не правда ли? — сияя гордостью, воскликнул Гракино. — Чертовски красиво!
Он повернул дородное тело в кресле и открыл панель в подлокотнике трона, чтобы вытащить бутылку превосходного искрящегося цирозианского вина. Сковырнув пробку пухлым большим пальцем, он, салютуя, поднял бутылку.
— За войну! — закричал Гракино.
Несколько членов команды капитанского мостика с энтузиазмом откликнулись на этот тост. Штаб истребителей не прекращал отдавать последние приказы к атаке.
Едва прозвучали первые команды «Огонь!», капитан Гракино сделал большой глоток, чтобы отметить начало сражения.
Вино ему понравилось.

Первый залп торпед был встречен ответным огнем «Рубикона». Снаряды с короткими запалами, пущенные с боевого крейсера космодесантников, взорвались шквалом обломков. В черноте космоса раскрылись яркие цветы, оставив после себя мерцающую завесу серебристых металлических фрагментов.
Атакующие первой волны — около тридцати машин — выпустили торпеды и заложили крутой вираж, чтобы избежать обстрела оборонительных орудий «Рубикона». Большинство торпед взорвалось в стене обломков. Яркие вспышки разрывных зарядов беззвучно пронеслись в темноте, оставив после себя расходящиеся волны в завесе осколков, словно брошенные в воду камни. Несколько торпед прорвалось через заграждение и вызвало на корпусе боевого крейсера черные сполохи: броня корабля поглощала энергию взрывов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:13 | Сообщение # 116



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Произошли первые разрушения. Пока аварийные команды «Рубикона» пытались восстановить мощность заградительных щитов, приблизились остальные волны атакующих. Теперь это были «Звездные ястребы» — истребители-бомбардировщики, легко преодолевшие зону металлических осколков. Несколько машин было уничтожено фрагментами торпед, попавшими в двигатели, но большая часть одолела преграду. Пилоты были заслуженными ветеранами и не раз сталкивались с подобными препятствиями. Сверкающая завеса до поры скрывала их от «Рубикона». «Звездные ястребы» налетели на крейсер внезапно, готовясь нанести удар. Они вошли в длинный бреющий вираж и стали обстреливать корпус крейсера из установленных на носу турболазеров.
На оружейных палубах и в артиллерийских отсеках боевого корабля погибли первые люди.

Аларик слышал выстрелы второй волны атакующих и цепочку глухих взрывов по всей протяженности корпуса «Рубикона». Вместе со своим и Танкреда отделениями он уже пристегнулся ремнями в единственном оставшемся у Серых Рыцарей «Грозовом ястребе».
После погребения Краэ в подземелье Титана у Танкреда остались трое терминаторов. Сам Танкред шел в сражение со своим мечом Немезиды, Локат и Голвен держали в руках алебарды, а Карлин нес с собой тяжелый огнемет. Все десантники-терминаторы во многом были похожи на Танкреда — не знающие сомнений воины, всегда готовые к атаке. Они жили ради воплощения замыслов Императора и умело пользовались оружием Немезиды и массивными доспехами.
Карлин регулярно посещал семинарские занятия у капеллана, и его пылкая вера как нельзя лучше соответствовала освященному пламени, которым он уничтожал врагов. Локат обладал почти такой же силой, как сам Танкред. Его алебарда Немезиды была священной реликвией, подаренной братом-капитаном, с которым он воевал, будучи еще новичком. Гловен искуснее всех владел приемами боя с алебардой, а Крест Терминатора он заслужил на борту покинутого людьми космического корабля, где истребил культ похитителей геносемени.
Аларик принес на «Громовой ястреб» меч Мандулиса, держа его под мышкой.
— Это тебе, правосудор, — сказал он и вручил оружие Танкреду.
Танкред принял меч и удивленно взглянул на Аларика:
— Брат-капитан, не думаю, чтобы я заслужил...
— Танкред! Из всех нас ты лучший воин. Тебя смог победить только брат-капитан Стерн. Сверкающую Молнию можно доверить только тебе. Ты владеешь мечом лучше любого Серого Рыцаря.
Танкред отложил свой меч Немезиды в сторону и поднял клинок Мандулиса. Это громадное оружие необычайно подходило великану-терминатору. Меч был изготовлен в расчете скорее на силу, чем на мастерство, а Танкред в бою проявлял в равной мере и то и другое. В его руке меч держался так же твердо и ровно, как, вероятно, в руке самого грандмастера Мандулиса тысячелетие назад.
Внутренность кабины «Громового ястреба» осветилась сиянием меча. В отражении на клинке Танкред казался еще массивнее, еще смуглее и сильнее, словно в блестящем металле обнажилась душа правосудора.
— Значит, Гаргатулот был изгнан этим мечом,— словно самому себе задумчиво произнес Танкред. — Я могу в это поверить.
Он повернул меч, проверяя его балансировку, убедился, что кромка остра как бритва, а поверхность лезвия безукоризненно чиста. Оружие казалось продолжением Танкреда, словно он был рожден с этим мечом в руке. Для Аларика это была священная реликвия, а для Танкреда — оружие, направляемое волей Императора.
Наверху раздалось еще несколько глухих ударов разрывных снарядов — да так близко, точно они угодили в корпус над самой пусковой палубой. В глубине корабля послышался вторичный взрыв. Аларик ощутил вибрацию корпуса. Это значило, что двигатели «Рубикона» перед маневром заработали на полную мощность.
— Моли Императора, чтобы у тебя осталась возможность воспользоваться этим оружием, — сказал Аларик, прислушиваясь к пронзительно высокому гулу разбитых заградительных щитов корпуса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:13 | Сообщение # 117



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Двигатели «Рубикона» придали кораблю мощное ускорение в тот момент, когда снаряды атакующих судов выбивали из его корпуса рубиновые искры. Боевой крейсер, используя свою мобильность, внезапно рванулся вперед — сквозь облако осколков собственных торпед, навстречу несущимся истребителям. При виде стремительно надвигающегося корабля многие пилоты были вынуждены нарушить строй: теперь снаряды попадали только в крепкую броню носовой части «Рубикона».
Крейсер не сбавлял хода. Выстрелы по его бортам прекратились. Те истребители, что развернулись для повторного захода, попали под мощный обстрел корабельных орудий, которым теперь не мешала завеса обломков. Более семидесяти машин было уничтожено или повреждено. Их опытные пилоты либо погибли, либо оказались выброшенными в бездну почти без надежды на спасение. От попаданий снарядов «Рубикона» боезапас истребителей взрывался прямо на борту, разнося корабли с экипажами в пыль.
Огромный серебристый конус «Рубикона», несмотря ни на что, мчался сквозь космос. Атака была скомкана.
Запас артиллерийских снарядов боевого крейсера почти истощился, его корпус в нескольких местах полыхал огнем. «Мстители» и «Звездные ястребы» сделали свое дело, но они не смогли остановить «Рубикон».
Оставив множество машин кружиться в реактивных струях двигателей, преследуемый эскадрильей штурмкатеров и залпами летящих перед ними торпед, крейсер на полной скорости несся к Вулканис Ультору.

Капитан Гракино, сидя на мостике «Безжалостного», слышал, как захлебывается атака его истребителей. Хриплые вопли из взорвавшихся огнем кабин. Треск помех и цепочки последовательных взрывов боезапасов. Треск разбитых силовых передач. Отчаяние и смерть.
Команда операторов, направляющая действия истребителей, не раз вслушивалась в отголоски удаленной гибели. И капитану Гракино приходилось терять тысячи человеческих жизней в космических сражениях, но до сих пор эти звуки вызывали отчаяние.
— Навигация! — вскричал Гракино, перекрывая возрастающий грохот в рубке. — Почему мы до сих пор стоим на месте? Куда они направляются?
— Летят к планете, сэр! — донесся ответ из толпы навигаторов, где десятки молодых офицеров бились над картами и компасами, а регистраторы дымились от интенсивных вычислений.
Гракино разразился громким, торжествующим смехом:
— Тогда мы их опередим и уничтожим бортовым залпом! Им не удастся от нас удрать! — Капитан хлопнул ладонью по подлокотнику своего трона. — Артиллерия! Доложить обстановку!
Офицер-артиллерист — военный в седьмом поколении, с отцом которого Гракино разыгрывал сражения сразу на трех досках, — проворно поднялся с места:
— Орудия полностью перезаряжены, капитан. При такой скорости я могу гарантировать три полных залпа в носовую часть корабля.
— А если мы развернемся, чтобы ударить в тыл?
Офицер-артиллерист ненадолго задумался.
— Два хороших половинных залпа по корме, — сказал он наконец.
— У меня есть бутылка сухого амасека, которая старше меня. Дай мне три половинных залпа по их корме, и бутылка твоя. Слышал?
— Да, капитан!
«Безжалостный» не относился к классу оснащенных артиллерией судов, но вопреки желанию Гракино, как он сам признавал, после Готической войны на авианосце было установлено несколько орудий. Они могли, в случае необходимости, поднять огненный ураган, сквозь который не прорваться чужому крейсеру. Трех полных залпов в носовую часть, а затем трех половинных в корму — из перезаряженных орудий, да еще почти в упор — должно с избытком хватить, для того чтобы разгромить любой корабль. А потом останется только собрать уцелевшие истребители и бомбить боевой крейсер, пока он не развалится на части.
Гракино подумал, что должен позволить и эскадрилье «Очищения» принять участие в уничтожении противника. Таков был обычай вежливости, принятый среди капитанов.
А эти выскочки со «Святого пламени» пусть сами о себе позаботятся!
— Навигаторы, немедленно начинайте разворот! — приказал Гракино.
Двигатели медленно повернули старый потрескивающий корабль, выводя его наперерез боевому крейсеру. «Безжалостный» легонько вздрогнул.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:13 | Сообщение # 118



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тактический голографический дисплей уменьшил сектор обзора, и рассеянные в бездне истребители пропали из виду. Теперь на экране остались только две мерцающие метки — яркий голубой символ, обозначавший положение «Беспощадного», и красный треугольник боевого крейсера сил Хаоса. Он истекал горящим топливом, терял металлические обломки, но упорно продвигался к планете Вулканис Ультор.

Аларик едва успел пристегнуться ремнями, как вдруг по всему «Рубикону» завыли тревожные сигналы.
— Опасность столкновения, — пробормотал капитан самому себе, слушая нарастающий рев двигателей.

«Беспощадный», для определения цели, начал с нескольких одиночных выстрелов. Снаряды пронеслись мимо приближающегося носа «Рубикона». Сержанты-артиллеристы внесли поправки, офицеры из капитанской рубки одобрили изменения в прицелах, и после этого все орудия «Беспощадного» выпустили залп.
Корабль с полностью заряженными щитами и способными на ответный огонь орудиями выдержал бы этот шквал и ответил на него. Но у боевого крейсера осталось в исправности всего несколько щитов, и ответных выстрелов не последовало. «Беспощадный», ничем не рискуя, посылал залп за залпом в носовую часть корабля врагов. Массивный бронированный нос боевого крейсера, закрытый несколькими слоями адамантина, пронизанный освященными оберегами, был сперва смят, а затем и пробит снарядами мощных орудий. Целые пластины брони, сорванные взрывами, закружились в темноте космоса.
Прогремели вторичные разрывы, и из трещин брони вырвались струи пламени. Последний колоссальный взрыв целиком снес носовой отсек, закрыв мощным выбросом огня всю переднюю часть «Рубикона». Космос быстро поглотил пламя, и на месте носовой части крейсера остались только развороченные обломки обгоревшего металла.
Корабль не уменьшил скорости, но после разрушения множества систем опасно вильнул в сторону. Во многих помещениях и переходах возникали пожары; переборки, не выдерживая давления, лопались и разлетались в мелкие щепки. Капитанский мостик сотрясался от взрывов, и, если бы он был расположен на несколько метров ближе к носу, рубку могло бы разорвать.
Тысячи Маллеус из состава команды погибли, сожженные заживо или выброшенные в открытый космос. Из разбитой носовой части вылетали секции брони, груды обломков и исковерканные замерзшие тела.

От сотрясения «Рубикона» и «Громовой ястреб» сильно качнуло. Раздался стук корпуса о крепления.
— Кто-нибудь пострадал? — спросил по воксу Аларик.
— Никто, — ответил Генхайн, ожидавший вместе со своими воинами в десантной капсуле рядом с «Громовым ястребом».
— И у нас никто, — добавил Санторо.
Аларик окинул взглядом воинов своего отделения: его десантники не пострадали. Для того чтобы ранить кого-то из терминаторов Танкреда, такого удара также было недостаточно.
Аларик включил канал капитанской рубки:
— Что это было?
— Взрывами уничтожена носовая часть, — раздался ответ, едва слышный из-за повреждения множества сетей.
— А рубка?
— Минимальные разрушения. Навигаторы корректируют курс. Расчетное время вхождения в атмосферу — двадцать две минуты.
По голосу отвечавшего члена экипажа и по шуму, стоявшему в рубке, Аларик понял, что не он один считал этот промежуток времени слишком большим.

«Рубикон» проскочил ниже «Беспощадного» и настолько близко, что обломки металлическим дождем застучали по днищу старого корабля.
На правом борту, по сравнению с левым, было гораздо меньше артиллеристов. Не все орудия успели перезарядить, но и они внесли свою лепту. Едва «Рубикон» вышел из мертвой зоны обстрела под брюхом «Беспощадного», корабль накренился, чтобы дать возможность лучше прицелиться, и орудия выбросили все имеющиеся снаряды в кормовую часть боевого крейсера.
От светящегося града снарядов раз за разом прерывались мощные струи выхлопных газов. Вместо них из разбитых двигателей на многие километры протянулись ленты перегретого пара. Один из плазменных реакторов раскололся, и в холодный космос извивающейся лентой потекла кипящая плазма. При вторичном взрыве образовалась пробоина в корпусе на четыре палубы в глубину. Обнажился командный центр, управляющий моторным отделением. Ведущие офицеры-механики с изумлением увидели над собой вместо потолка зияющую бездну; воздух мгновенно улетучился, лишив их возможности дышать, кровь замерзла в венах.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:14 | Сообщение # 119



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Над отверстием медленно проплыл «Беспощадный», продолжая поливать «Рубикон» огнем своих орудий. Связь между машинным отделением и рубкой «Рубикона» оборвалась. После этого корабль летел вслепую.
Орудия по правому борту «Беспощадного» израсходовали весь боезапас. «Рубикон» с разбитой носовой частью, с сильно поврежденной кормой прошел под кораблем, истекая воздухом, плазмой, рассыпая оплавленные обломки. Но он еще не погиб. Позже, в архивах флотилии на Япете будет записано, что крейсер был способен двигаться.
Несмотря на то, что оставшиеся плазменные реакторы гудели от перегрузок, «Рубикон» продолжал отвесно падать на бледный диск Вулканис Ультора.

Капитан Гракино, подняв голову, увидел перед собой офицера-артиллериста в тщательно отутюженной форме с сияющими пуговицами.
— Орудиям правого борта не хватило всего нескольких выстрелов на четвертый половинный залп, — доложил офицер.
«Молодой нахальный щеголь», — подумал Гракино, вынимая из подлокотника капитанского трона бутылку амасека.
Не отводя взгляда от офицера, он отбил горлышко бутылки о металлический подлокотник и опрокинул все содержимое себе в глотку, обильно поливая вином подбородок и грудь. Когда бутылка опустела, он с размаху швырнул ее на пол рубки.
Еретики они или нет, но эти мерзавцы знали, как построить проклятый корабль.

Капитан Принкос Гурвелайн, сидя за одним из многих регистраторов в корабельной рубке «Святого пламени», наблюдал, как «Рубикон», теряя обломки, прорывается сквозь завесу огня бортовых батарей «Беспощадного». «Беспощадный» никогда не мог похвастаться своей артиллерией, но он открыл стрельбу по приближающемуся врагу почти в упор из всех имеющихся орудий. Тот факт, что вражеское судно все еще двигалось, свидетельствовал о его необыкновенной прочности.
Гурвелайна нельзя было назвать капитаном старого образца. Его слово не было законом на корабле: эту привилегию он оставил офицеру безопасности Лорну и корабельному комиссару Гравику. Пока офицеры усердно выполняли долг, необходимости в железной руке не возникало. Гурвелайн же был скорее организатором офицерского корпуса «Святого пламени». Теперь в академии учили именно этому — работе в команде, ответственности и смирению.
Гигантский голопроектор создал в воздухе рубки образ вражеского крейсера со смятой кормой и потоками плазмы, текущими из разбитого реактора. Затем в сектор обзора датчиков «Святого пламени», следивших за движущимся объектом, попал «Беспощадный». Силуэт корабля проплыл по потолку рубки. Вражеский боевой крейсер продолжал двигаться прямо на Вулканис Ультор. Он не предпринимал никаких маневров и неуклонно направлялся к поверхности планеты.
— Доложите мне о повреждениях этого корабля, — сказал Гурвелайн.
Один из нескольких десятков офицеров инженерного состава взял вокс-передатчик:
— Капитан, у нас нет описания этого судна. Это боевой крейсер космодесантников, и его спецификаций нет в нашей базе данных.
— Выскажите свои предположения.
— Обширные повреждения носовой части, безусловные разрушения второстепенных систем. Возможно, задеты командные структуры. Один плазменный реактор пробит, мощность двигателей упала до семидесяти процентов. Потери в личном составе от тридцати до пятидесяти процентов.
— Артиллерия и аналитики! — резко оборвал его Гурвелайн. — Если сравняться с ним в скорости и накрыть несколькими последовательными залпами бортовых орудий, какова вероятность уничтожения корабля?
Возникла долгая пауза: артиллеристы и математики подсчитывали все факторы.
— Восемьдесят процентов, — последовал ответ.
— Отлично! Связисты, передайте в эскадрилью «Очищения» приказ занять позицию на высокой орбите на тот случай, если враг прорвется. Всем остальным: я хочу, чтобы мы развернулись параллельным курсом и были готовы открыть огонь через семь минут. После того как все это закончится, я пожму руку капитану Гракино за первичную обработку, которую они для нас провели. Всем подразделениям: выполняйте свой долг!
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 20:14 | Сообщение # 120



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


По приказу Гурвелайна офицерский корпус «Святого пламени», насчитывавший более сотни человек, мгновенно включился в работу. Отделанный деревянными панелями капитанский мостик завибрировал от бурной активности. Навигаторы прокладывали векторы курсов кораблей. Артиллеристы и механики устремились на оружейные палубы, чтобы подготовить к стрельбе огромные орудия. В машинном отделении расставлялись аварийные команды: ведь даже поврежденные орудия вражеского крейсера, при удачном стечении обстоятельств, могли разгромить жизненно важные системы «Святого пламени».
Военный корабль представлял собой прекрасное зрелище: все механизмы и все члены экипажа преследовали общую цель и были связаны общими обязанностями. От рабочих машинного отделения до командного состава во главе с самим Гурвелайном — весь экипаж «Святого пламени» объединился в общем порыве.
Если бы во всем Империуме был такой же порядок, как на «Святом пламени», Враг навеки был бы изгнан обратно в бездну. Но в данный момент Гурвелайна удовлетворило бы и превращение одного боевого крейсера космодесантников в пылающие обломки.

Сквозь разрывы в грязных тучах Валинов видел в небе белые искры стрельбы, обрушенной «Святым пламенем» на «Рубикон». Ему была известна колоссальная огневая мощь «Святого пламени». Если Валинов затронул верные струны, если все нити сойдутся вместе, как им и положено, то конец близок!
Голик Рен-Сар Валинов ехал в наземном каре с открытым верхом мимо окраинных нищенских поселений, окружавших западную кромку Центрального Улья. Впереди иссохшую землю прорезали бесконечные траншеи, окаймленные колючей проволокой, прерываемые большими пластобетонными бункерами. Даже на значительном расстоянии от тыловых сооружений Валинов видел спешащих на позиции людей. Он слышал сигнальные свистки и передаваемые по воксу оповещения о боевой тревоге. Рекоба все-таки сумел организовать сплоченную оборону, а по цепи командиров уже распространилось известие о появлении врагов в пределах системы. Все знали, что противники, как и предполагал Валинов, направились сразу к Вулканис Ультору и Центральному Улью.
Наземный кар, которым управлял офицер-связист из тяжелой балурианской пехоты, обогнул тыловой склад со стеллажами лазружей, готовых к отправке в любой сектор обороны, где возникнет нехватка оружия. Валинов встал с заднего сиденья и присмотрелся к багровым вспышкам взрывов, говорящих об ожесточенном обстреле.
Последняя из культистов Лигейи сидела рядом с ним, и ее всегда напряженные мускулы время от времени слегка подергивались. Валинов позаботился, чтобы спрятать культиста на время, пока он занимался делами в особняке Рекобы. Женщина выглядела зловеще и могла свести на нет все его старания заручиться доверием кардинала. Сейчас, за пределами города, ему больше не надо было ее скрывать. Валинов должен выглядеть настоящим воином, и присутствие культиста смерти без слов напомнит окружающим о нависшей угрозе.
Офицер повернул кар на север, и Валинов увидел, что они едут вдоль участка, занятого балурианскими пехотинцами. Тяжелая пехота Балура славилась жесткой дисциплиной. Эта черта воинов, наряду с панцирными доспехами и лазружьями, приспособленными для мощной стрельбы на близком расстоянии, представляла для Валинова особую ценность. Балурианцы сделают то, что им будет приказано,— даже если им, всем до одного, придется погибнуть.
Пехотные офицеры громко отдавали приказы, расставляя отряды по позициям. Все участки обороны простреливались перекрестным огнем. Контратакующие подразделения заняли места в укрытиях, тяжелые орудия нацелили стволы на мертвую равнину. Полковой комиссар обходил строй с болт-пистолетом в руке, но Валинов знал, что дисциплинированные войска подчинятся и слову. Разве что в самом конце битвы понадобятся угрозы, но тогда это уже не будет иметь никакого значения.
Наземный кар проехал дальше на север, к химическому заводу, стоящему на белом от отходов берегу озера Рапакс. В сумрачном освещении, сменившем утреннее солнце Вулканис Ультора, заблестели ярко-красные доспехи сестер Ордена Кровавой Розы. На крыше завода Валинов заметил сестер из отделения возмездия, вооруженных тяжелыми болтерами. Воины отделения серафимов, выделяющиеся прыжковыми ранцами на спинах, стояли на коленях перед старшими сестрами. Это подразделение готовилось к контратакам в том случае, если противник прорвет линию обороны.
Канонесса Людмилла привела с собой более двух сотен боевых сестер. Валинов, намереваясь осмотреть их позиции, хотел лично поблагодарить ее и еще раз предупредить о свойствах врагов. Он намеревался сказать, что у их предводителя должно быть могущественное демоническое оружие. Его необходимо захватить и передать Инквизиции для уничтожения. Людмилла наверняка ему поверит, поскольку яркие вспышки стрельбы на высокой орбите подтверждали правоту Валинова.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Серые Рыцари
Страница 8 из 11«1267891011»
Поиск: