Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 11«1234561011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Серые Рыцари
Бен Каунтер. Серые Рыцари
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:17 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В Империуме было множество подобных планет: большая их часть находилась на окраинах населенных участков космоса или была разбросана по зоне Мутных Звезд. Но немало заброшенных миров находилось и в окружении развитых систем. Официальная политика Империума провозглашала необходимость «цивилизации» таких миров и их заселения. Но даже в лучшие времена средства Империума постоянно отвлекались на бесконечные войны и восстания в других местах. А времена очень редко бывали лучшими...
Согласно просочившимся на Шлейф донесениям миссионариев, мир Софано Секундоса был почти неспособен воспринимать новые технологии и передовые идеи. Руководство Экклезиархии сочло за лучшее не рисковать населением планеты и не стало предоставлять людям лазганы из опасений, что они перестреляют друг друга. Поэтому Сверхкороль правил своими феодалами бессменно весь период, который был отражен в донесениях. Он не знал об Империуме ничего, кроме двух вещей: что личность миссионария священна и неприкосновенна и что с неба, в случае появления ереси, прольется огненный дождь.
Представители Миссионарии сочли веру местного населения достаточно твердой, если не считать некоторого недопонимания, неизбежного везде, где народные верования соприкасаются с официальной религией Империума. Не было никаких сведений о том, что Экклезиархии доводилось подавлять здесь какие-то восстания или возникшие культы.
Инквизитору Лигейе предстояло стать первым человеком извне, который появился на планете за все это время, — если не считать миссионариев и, возможно, любопытствующих богачей, желающих посмотреть, как выживают люди в подобных местах.
Все эти сведения Аларик прочел в электронном блокноте, ожидая на капитанском мостике «Рубикона», пока челнок Лигейи не выйдет с орбиты и не начнет спуск. Пытаясь понять, для чего Гаргатулоту понадобилось высунуть нос из варпа именно в этом мире, Аларик рассеянно постукивал блокнотом по перилам ограждения вокруг капитанского помоста.
Принц-демон и раньше, до изгнания, влиял на деятельность культов в феодальных и слаборазвитых мирах — и Корион IX тоже считался захолустьем. Но была ли у Гаргатулота особая причина так поступать, или это очередная уловка? Аларик знал, что Тысячеликий Принц не стал бы наводить Серых Рыцарей на свой след, оставляя на Виктрикс Соноре безобразную статую. Но может быть, на планете внизу есть какие-то улики и Лигейе удастся их отыскать. Многое будет зависеть от ее отношений с нынешним Сверхкоролем по имени Рашемха Отважный и с действующим миссионарием — мужественным проповедником Полонием.
Все стены просторного помещения капитанского мостика украшали тщательно отполированные металлические панели с затейливыми гирляндами орнамента. Они образовывали прекрасную раму для гигантского экрана, встроенного в наклонный потолок. Вдоль стен стояли пульты управления, и за каждым находился мрачный и молчаливый член экипажа. Ордо Еретикус содержал собственный флот и почти полностью обеспечивал Серых Рыцарей экипажами судов. Каждый член команды имел сложный психотриггер, внедренный в мозг во время сна. Это устройство по команде Серых Рыцарей могло стереть все высшие функции мозга. Таким образом в случае воздействия Хаоса на команду корабля она мигом могла быть превращена в сборище слюнявых идиотов. Бесполезных, но и неспособных испортить корабельное имущество.
Экипаж знал об этом. Вероятно, потому все его члены были вечно хмурыми и невосприимчивыми к юмору. Они не разговаривали и даже не здоровались с Серыми Рыцарями. Кроме того, на всех кораблях каждые несколько лет проводилась смена экипажа. Сам «Рубикон» — значительно улучшенный вариант ударного крейсера, ведомый этой мрачной командой, легко справлялся с немалым грузом и расстоянием.
На огромном потолочном экране возникло изображение поверхности Софано Секундоса, наполовину освещенной солнцем. Большая часть территории казалась серо-коричневыми глыбами земли, поднимавшимися из темно-синего океана. Лишь у самого экватора один цветущий континент — всплеск зелени на сером однообразном фоне — указывал на присутствие жизни. Где-то в центре этого оазиса находился Хаджишейм — главный город Софано Секундоса, названный по имени легендарного древнего Сверхкороля. Там были дворец нынешнего правителя и храм, построенный вокруг первой миссии Крусьена. Туда направлялась инквизитор Лигейя.
Аларик хотел бы тоже оказаться внизу. И пускай он не слышал от своих воинов ничего похожего на жалобы, — он знал, что и они предпочли бы знать, где находится противник, и получить шанс сразиться. Это лучше, чем ждать на орбите, пока Лигейя проводит непонятную политику, на которую у Серых Рыцарей не было времени. Особенно сильно переживал Танкред. Старый боевой конь в гуще сражения чувствовал себя как дома, но каждую минуту ожидания считал непростительным пренебрежением долгом.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:18 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик и сам томился от нетерпения. Так было всякий раз, когда силы Хаоса опережали Имперскую разведку и вынуждали Серых Рыцарей ждать, пока они допустят промах. Как хороший правосудор и главный офицер этой миссии, Аларик не мог не понимать, насколько подобные переживания могут ослабить инстинкты воинов. Серые Рыцари были главной вооруженной силой Империума, но это не означало, что они не могут ослабить бдительность.
Аларик надеялся, что сумеет поддержать боевой дух воинов до тех пор, пока не придется сразиться с Гаргатулотом. Он верил, что Лигейя все же приведет их к нему.
— Седьмой уровень, — раздался монотонный голос одного из членов команды, стоящего за пультом управления. — Контроль атмосферы в действии.
— Снижаемся, — отозвался пилот челнока, прорвавшись через треск помех.
Челнок Лигейи вошел в атмосферную оболочку Софано Секундоса.
— Пожелай мне удачи, правосудор! — звонко воскликнула Лигейя, воспользовавшись воксом капитанской рубки.
— Тебе это не требуется, инквизитор, — ответил Аларик. — Просто отыщи, что они там прячут.
На экране мелькнула оранжевая полоса входящего в атмосферу челнока, затем судно исчезло из виду.
Теперь настала очередь Лигейи при помощи слов сделать то, на что неспособно оружие Серых Рыцарей.
Первым впечатлением инквизитора Лигейи от Софано Секундоса был вкус теплого, слегка влажного воздуха, заполнившего кабину, едва задний борт челнока медленно опустился. Воздух был слегка пряным и пыльным; и еще пахло лесами, покрывавшими весь континент. Внутрь челнока ворвался яркий желтоватый свет, сильно отличавшийся от холодных резких люмосфер «Рубикона» и слабого освещения архива Трепитоса.
Лигейя надеялась, что перемена климата пойдет на пользу ее здоровью. Она страдала головной болью и воспалением суставов; по ночам инквизитора мучили кошмары, в которых ее пытались схватить невидимые лапы. Она никогда прежде не тратила столько сил, как это было в архиве Трепитоса. Отыскивая информацию о деревянной скульптуре и ее возможном пути в Шлейфе, Лигейя дошла до грани истощения. Пришлось вспомнить, что она уже не та молодая женщина, какой была раньше.
— Тайци, — обратилась она к командиру культистов смерти, окружавших свою госпожу немым угрожающим кольцом. — Следуйте за мной.
Культисты смерти отстегнули ремни безопасности и приготовились выйти. Ксианг, обманчиво хрупкая молодая женщина, чья культовая маска позволяла видеть только пару глаз необычного разреза, взяла простой черный чемоданчик. В нем хранились вещи Лигейи.
Оставив на борту челнока команду Еретикус, Лигейя легко спустилась по трапу и огляделась. Челнок, по совету миссионария Полония, приземлился на большой круглой площади. Отсюда начиналась самая длинная улица Хаджишейма, ведущая ко дворцу Сверхкороля.
Перед инквизитором стояли здания Хаджишейма, выстроенные из светлого камня, с крышами из мраморной черепицы, ослепительно блестевшей в лучах яркого солнца. Дорога была вымощена светло-серыми, похожими на гранитные плитами. Стены домов были увешаны разноцветными знаменами, вывесками и занавесями. Надписи на уличных табличках и в витринах магазинов были выполнены на языке, в алфавите которого использовались аккуратные петли и завитки.
На этой улице и была подготовлена встреча. Лигейя заранее дала знать Полонию о своем визите, чтобы Сверхкороль мог приветствовать ее как высокопоставленного сановника.
Рашемха не разочаровал инквизитора. Вдоль всей улицы тянулись шеренги солдат в начищенных доспехах поверх ярко-красных мундиров, с копьями и щитами, на которых красовался двойной полумесяц — знак действующего Сверхкороля. За их спинами поглазеть на приезд гостьи собрались тысячи гомонящих мужчин, женщин и детей: слухи о посланце с неба распространились быстро, хотя, вероятно, и вопреки желанию Полония. Лигейя заметила у жителей Софано Секундоса странное сочетание смуглой кожи и светлых волос. Вкупе с принятой здесь яркой одеждой это придавало им весьма экзотический вид.
Улица между рядами солдат упиралась в королевский дворец — массивное сооружение из светлого камня, стоявшее на возвышении в центре города и украшенное многоцветными знаменами и стягами.
Из дворца показалась почетная стража. Сотня всадников личной кавалерии Сверхкороля, в сверкающих от яркого света полированных латах, с лентами на копьях, рысью приближалась к Лигейе. Всадники подъехали ближе, и Лигейя заметила, что большая часть воинов ехала не на конях, а на таррах. Согласно отрывистым сведениям о Софано Секундосе, эти странные горбатые животные с темной, шершавой и чешуйчатой шкурой могли бесстрашно нестись в самые яростные атаки.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:18 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Передняя шеренга офицеров, чей ранг подтверждали золотые шнуры на доспехах, скакала на более привычных глазу лошадях с Терры. Это было знаком престижа.
Из строя галопом вырвался вперед одинокий всадник. Лигейя ощутила, как напряглись ее культисты смерти, готовые в любой момент схватить рукояти мечей или метательных кинжалов. Одним движением пальца инквизитор остановила охранников. Вместо копья в руках всадника виднелся длинный изогнутый рог.
Герольд резко остановился в нескольких шагах от Лигейи и, поднеся рог к губам, издал долгий, пронзительный и скрипучий звук. По этому сигналу все воины Сверхкороля остановились.
— В девятнадцатый год правления Сверхкороля Рашемхи, — выкрикнул герольд на низком готике, приправленном местным акцентом, — его Сверхвеличество объявил, что его дом — это дом представителя небесных царств! Что его солдаты — это ее солдаты, что его народ — это и ее народ. Он восхваляет гостью и обязуется ее защищать. Во имя Императора и давно ушедших королей! Так повелел Сверхкороль!
Последовал еще один протяжный сигнал, и герольд вернулся в ряды отряда. Воины, подъехав медленной рысью, окружили Лигейю, чтобы сопровождать ее ко дворцу. Вперед на тарре выехал один из сопровождающих и предложил ей сесть на лошадь с Терры. Лигейя кивнула в знак благодарности и села в седло боком, как это принято у благородных дам. В юности ей приходилось раз или два садиться на лошадь, но она сочла нелишним предоставить сопровождающему держать поводья по пути во дворец.
Культисты смерти быстрым шагом двинулись параллельно эскорту. Им не надо было переходить на бег, чтобы держаться наравне с отрядом, скачущим быстрой рысью. Лигейя посмотрела на людей, стоявших вдоль улицы за спинами солдат, и поняла, что культисты смерти привлекли больше внимания, чем она сама. Скорее всего, на Софано Секундосе никогда не видели ничего подобного: полдюжины прекрасно натренированных мужчин и женщин в облегающих черных комбинезонах, неся на себе по три-четыре единицы оружия, двигались с такой ловкостью и грацией, что трудно было поверить в их принадлежность к человеческому роду. Их зловещие, почти безликие маски только усиливали впечатление; казалось, что под ними не может быть человеческих лиц.
Сверхкороль Рашемха встретил Лигейю в воротах дворцового комплекса — среди широких ухоженных газонов, цветочных клумб и экзотических деревьев, окружавших ослепительно белые стены. Рашемха оказался настоящим гигантом с ореховой кожей, снежного цвета волосами и бородой. Он был облачен в длинное разноцветное шелковое одеяние. Позади него стояла небольшая армия придворных и советников. Они как будто соревновались друг с другом в яркости и вычурности одежды, но все же уступали своему королю.
Немного в стороне от них стояла небольшая делегация скромно одетых молодых мужчин и женщин, представлявших миссию Полония.
Лигейя подъехала к королю и спешилась. Сверхкороль с тщательно отрепетированной улыбкой шагнул вперед и схватил руку Лигейи обеими своими лапищами.
— Наш народ — ваш народ, — пророкотал он мягким басом. — Приветствую вас.
Лигейя улыбнулась в ответ. От Сверхкороля сильно пахло какими-то специями.
— От имени Империума приветствую вас, ваше Сверхвеличество, — сказала инквизитор. — Я рада, что вы с такой готовностью согласились со мной встретиться. У меня срочное дело к миссионарию Полонию.
— Конечно. Но давайте войдем во дворец, Лигейя из далекого мира. Не могу допустить, чтобы небесные царства сочли Сверхкороля негостеприимным.
Вся делегация прошла по парку ко дворцу. Лигейе бросилась в глаза сероватая бледность представителей миссии. Инквизитор решила, что из-за многочасовых молитв под крышей храма эти люди почти не видели солнца. Все они носили простые балахоны из некрашеной ткани — вероятно, с целью продемонстрировать свое смирение перед Императором. Как они удивились бы, увидев экстравагантных экклезиархов, отправляющих службы в храмах столичных миров Империума!
— Наши земли богаты и плодородны, — рокотал Сверхкороль, заглушая поддакивания своих придворных. — Наш народ обожает своего короля и преклоняется перед духами давно умерших предшественников. Мы преуспеваем и почитаем вашего Императора...
Лигейя почти не слушала. Она уже знала, что центр Хаджишейма производит благоприятное впечатление, но остальная часть города — так же как и остальная часть государства Сверхкороля — погрязла в бедности и невежестве. Местечковые царьки и бароны не могут управлять своими людьми надлежащим образом.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:18 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Хвастовство Сверхкороля было менее интересно Лигейе, чем сам дворец. Внутри, вне досягаемости беспощадного солнца, обширные залы сохраняли прохладу. Мозаика разноцветного мрамора на полах изображала картины из жизни прошлых Сверхкоролей Софано Секундоса. Каждую колонну венчал двуглавый имперский орел, а религиозные тексты на высоком готике соседствовали с молитвами усопшим правителям. Между колонн собирались стайки придворных. Они глазели на Сверхкороля и его свиту и периодически аплодировали восхвалениям своего мира.
Лигейе потребовалось всего несколько минут, чтобы понять, насколько уязвим Софано Секундос. Сверхкороль удерживал баронов в подчинении только силой своей личности. Его войско составляли несколько сотен кавалерии на таррах, а этого было недостаточно, чтобы править даже одним континентом, не говоря уж обо всей планете. Стихийное восстание могло повергнуть страну в хаос, и Лигейя знала, что такие случаи уже были в прошлом. Личное обаяние и молчаливое согласие придворных — вот в чем была сила Рашемхи. Но в этом была и его слабость. Человечество уже проходило этим путем, и Век Раздора показал, насколько опасно правление, не опирающееся на силу и бдительность.
Полоний поджидал инквизитора в боковой часовне, отделанной мрамором, в изобилии уставленной курильницами с ладаном,— это было типично для Империума. Лигейя принесла извинения Сверхкоролю и обещала присоединиться к нему вечером, за праздничным ужином. В сопровождении культистов смерти она отправилась в часовню. Король вместе с придворными продолжал путь к центру дворца — залу аудиенций. Рашемху Отважного ждал нелегкий труд по сплочению населения планеты.
Полоний был очень стар и давно согнулся под тяжестью лет. Длинное одеяние полностью скрывало немощное тело, и в клубах тлеющего ладана миссионарий двигался медленно, словно призрак. Голову покрывал плотный капюшон, на шее висел золотой орел — казалось, будто священник сгибается под его весом.
Лигейя жестом приказала культистам смерти отойти. Полония она застала в окружении многочисленных свитков и книг, лежащих на каменном полу и на передних скамьях.
— Миссионарий, — обратилась к нему Лигейя, — я представляю Императорскую Инквизицию, и мне необходима ваша помощь.
Полоний улыбнулся, и видимая нижняя половина его лица неприятно сморщилась.
— Инквизитор Лигейя, надеюсь, Сверхкороль оказал вам подобающие почести?
— Он постарался произвести на меня впечатление. Но мне гораздо важнее выслушать вас.
Лигейя прошла вглубь часовни и села на переднюю скамью, плотно сдвинув книги.
— Как вы можете убедиться, — заговорил Полоний, указывая морщинистой рукой на разложенные бумаги, — я готовился к вашему визиту. Ордо Маллеус может прислать ко мне своего представителя только по одной причине. Вы считаете, что я недостаточно хорошо подготавливаю мысли местных жителей к отражению неизбежной атаки Врага.
— Я здесь не для того, чтобы вас в чем-то обвинять, — спокойно ответила Лигейя, взяла первую попавшуюся книгу и повертела ее в руках. — Я пришла ради своих исследований. Кто-то или что-то на Софано Секундосе связан с близким по времени возрождением очень могущественного демона.
Полоний поднял голову, и Лигейя впервые увидела его глаза — большие и светлые, словно глаза морского существа.
— Демоны?! — воскликнул миссионарий. — Сохрани нас Трон!
— У инквизиторов, наблюдающих за Шлейфом, слишком мало информации о Софано Секундосе. Потому мне остается надеяться только на вас. — Лигейя говорила довольно быстро и в то же время изучала обложку взятой книги. Она оказалась старинной и очень тяжелой, с искусно сделанными медными застежками. — Я ищу любые признаки деятельности культов в этом мире.
Полоний покачал головой:
— Здешние люди преданы своей вере. Есть несколько противников Имперского культа, но это всего лишь сектанты, поклоняющиеся своим предкам. Я не обнаружил среди них ни малейших следов Врага, в противном случае тотчас сообщил бы кардиналам. Конечно, есть еще дикие племена, обитающие в лесах. С ними даже Сверхкороль ничего не может поделать, но это бандиты, а не фанатики.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:19 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Лигейя щелкнула пальцами, и Ксианг проворно приблизилась, держа в руке чемоданчик Лигейи. Ксианг притронулась к замкам и откинула крышку. Инквизитор вынула отвратительную фигуру с Виктрикс Соноры.
— Что вы можете рассказать мне об этом?
Полоний, шаркнув, шагнул вперед и внимательно рассмотрел скульптуру. Лигейя отметила, что от миссионария пахнет ладаном и химикатами, точно его древнее тело напичкано консервантами, предохраняющими от разрушения.
— Ужасная вещица. Мне кажется, давным-давно, когда поклонение святому Эвиссеру было в расцвете, такие предметы коллекционировали вырождающиеся аристократы. Торговцы покупали их у лесных людей. Но это было очень давно. Сегодня искусство на планете вызывает любопытство, и ничего больше.
— Когда в последний раз вывозились такие скульптуры?
Полоний пожал плечами:
— Пятьдесят лет назад... Семьдесят?.. У Сверхкороля есть советник-историк, он может точнее сказать, когда это было. Сам я считаю эти языческие поделки омерзительными. И упоминал о них в своих проповедях.
Полоний выпрямился, и Лигейя с радостью спрятала скульптуру, поскольку чувствовала, как та извивается в ее руках.
— В этом мире много проблем, — продолжал Полоний, — но среди них нет угрозы нашествия Врага. Люди бедны и невежественны, земля не слишком плодородна, но здесь нет признаков разложения. Я читал проповеди везде: от Хаджишейма до Каллианского Потока, что на северном побережье. Все грехи здесь только от человеческих пороков.
— Я рада это слышать,— сказала Лигейя.— Но мое расследование ничуть не продвинулось.
— Жаль, что я не в силах помочь. Имперской инквизиции придется поискать еретиков и призраков где-нибудь в другом месте.
Лигейе показалось, что Полоний улыбнулся, но она не была уверена в этом.
— Что ж, значит, мне здесь больше нечего делать.— Лигейя встала и расправила длинные юбки. — На всякий случай я попытаюсь что-нибудь узнать у Сверхкороля и его советников. Хотя и сомневаюсь, что им известно то, чего не знаете вы. А вы много читаете, — добавила она, поднимая книгу, которую рассматривала. — Я давно уже не видела «Стенаний» Мирмандоса.
— Мне оставил ее предшественник, — сказал Полоний. — Я всегда считал Мирмандоса недалеким. Его притчи слишком просты, чтобы использовать их в моих службах.
— А кардиналы на Терре провозгласили его обязательным для изучения в семинарии, — заметила Лигейя. — Они были бы разочарованы, услышав о вашем неодобрении.
— Ну, кардиналы имеют право не соглашаться со старым неотесанным миссионарием, — ответил Полоний.
— «Стенания»,— тихо произнесла Лигейя,— были утрачены двенадцать веков назад. Ни один член Экклезиархии, даже кардиналы, если они не прожили так долго, не имеют копий.
Культисты смерти с мечами и метательными лезвиями в руках подошли ближе. Рука Лигейи лежала на обложке фолианта. Исходящая от книги информация свидетельствовала, что это тот самый том, который всеми источниками, включая Трепитос, считался утерянным.
— Я не верю, что ты — Полоний, — продолжала Лигейя. — Властью, данной мне Священной Инквизицией Императора, я требую, чтобы ты подвергся духовному испытанию. Ты пройдешь все стадии дознания, и каждое произнесенное тобой слово, ради твоей жизни и души, должно быть правдой. — В голосе Лигейи зазвенел ледяной холод.
Культисты смерти так напрягли мускулы, что инквизитору казалось, она слышит их гудение.
— Глупая девчонка, — бросил миссионарий. — Глупая, упрямая и слабая девчонка!
Под его клобуком что-то вспыхнуло; глаза внезапно полыхнули фиолетовым огнем и осветили лицо — такое древнее и пустое, что едва ли хоть один человек мог естественным путем прожить столько лет, сколько отражало оно.
Воздух сгустился, и миссионарий Крусьен, обнаруживший себя впервые за целое тысячелетие, вспыхнул колдовским пламенем.

Спустя несколько секунд на «Рубиконе» пропала всякая связь с поверхностью Софано Секундоса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:19 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


7
СОФАНО СЕКУНДУС


— Ничего нет, — произнес офицер в шлеме связиста. — Мы потеряли все. Сигналы жизни, маячок челнока — абсолютно все. Глухо.
Аларик спрыгнул вниз с возвышения перед пультом:
— Почему?
— Я не зна...
— Смотри на экран! — перебил правосудор.
Картина поверхности Софано Секундоса исчезла с монитора, уступив место мешанине помех. Связист в рубке, находящейся в углублении капитанского мостика, без конца переключал настройки окружавших его мониторов и регистраторов. Он отчаянно пытался уловить хоть какой-то отчетливый сигнал с поверхности. Но на всех каналах слышался только треск, словно от искр короткого замыкания.
— Танкред, Генхайн, сажайте свои отделения в «Громовой ястреб» и отправляйтесь, как только получите координаты посадки, — распорядился Аларик. — Санторо, подожди меня, я узнаю все, что смогу, и тотчас буду у вас.
— Проблемы, правосудор? — отрывисто спросил Танкред.
— Сплошные проблемы, — ответил Аларик, вглядываясь в экран.
Появилось изображение пригорода Хаджишейма, расположенного над глубокой лощиной с крутыми склонами, поросшими густым лесом. Там, где должен был быть центр Хаджишейма, неистово клубились пурпурно-черные разводы помех.
— Они подавляют связь? — спросил правосудор.
— Если так, мы никогда не видели таких помех, — откликнулся кто-то из рубки связистов.
Аларик немного помедлил, вглядываясь в неспокойное пятно на поверхности Софано Секундоса.
— Зато они повидали такого достаточно,— произнес Аларик. — Это колдовство.
Даже с орбиты он ощущал, как щупальца магии холодным дождем стучатся в его закрытую броней душу.
Ни для ритуального очищения души, ни для обрядов над оружием, обязательных для каждого Серого Рыцаря накануне битвы, времени не оставалось. Лигейя внизу. Если она и жива еще, то скоро может погибнуть. Серые Рыцари — ее единственная надежда на спасение.
— Навигатор, в кабину! — крикнул Аларик, выбежав из капитанской рубки. — Выводи корабль на пусковую позицию. Полет-контроль! Когда я добегу до пусковой палубы, у меня должен быть курс на поверхность!
По пути к ангару «Громовых ястребов» Аларик торопливо бормотал Семь Молитв Нетерпимости. Где-то внизу взревели мощные двигатели «Рубикона»; сервиторы и члены экипажа пробежали по палубам навстречу правосудору. Корабль резко вздрогнул, поворачиваясь пусковыми люками к поверхности Софано Секундоса.
— ...И наполни мою душу праведным гневом и укрепи мою руку...
— Астропаты доложили о странных явлениях в варпе, — донесся по воксу голос из капитанской рубки. — Они говорят, что слышат вопль.
Аларик, сокращая путь в пусковой ангар, проломил ударом плеча переборку. Два из трех «Грозовых ястребов» были загружены и заправлены для полета. Колесные сервиторы отсоединили шланги, по которым заливался прометий. Корабль с отделениями Танкреда и Генхайна был полностью готов к запуску; у второго, ожидавшего Санторо и Аларика, был опущен задний борт. Воины его отделения поджидали командира.
— ...и направь мою руку, благослови оружие, пусть твоя ярость станет моей яростью и через меня испепелит плоть Великого Врага...
— Мы получили сообщение! — раздался голос связиста,
— Лигейя?
— Тайци.
— Уже хорошо. Что он сказал?
— Только набор координат. Но это определенно он.
— Где?
— Лощина рядом с городом, как раз на краю пятна помех.
— Значит, там мы и приземлимся, — решил Аларик. Он взбежал по сходням в пассажирский отсек «Грозового ястреба», где его молчаливыми кивками ветретили знакомые лица воинов. Все надели шлемы и пристегнули ремни.
— Навигаторы, курс проложен?
— Да. И программа посадки уже загружена.
Задний борт позади Аларика плавно поднялся на место.
— Тогда открывайте шлюз и запускайте корабль! — распорядился Аларик.
Начался предстартовый отсчет. В отсек ворвался пронзительный гул двигателей, усиливавшийся по мере запуска всех систем «Громового ястреба». Двери ангара автоматически захлопнулись, вызвав гулкий рев выходящего воздуха, «Громовой ястреб» рванулся вперед, и его пассажиров придавило к спинкам сидений. Аларик выглянул в иллюминатор боевого корабля, с ревом покидавшего «Рубикон». Корма ударного крейсера быстро отдалялась. Освещенный полумесяц Софано Секундоса — пустынный и серый, кроме одного ярко-зеленого пятна с черной кляксой посредине — возник перед обзорным окном.
Аларик чувствовал темную и насмехающуюся магию. Но Серые Рыцари всю жизнь тренировались ради борьбы с ней.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:20 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Внизу, под темнеющим небом, проносились леса. Погруженные в тень долины были похожи на реки чернил, и, будто сломанные зубы, торчали отдаленные вершины голых скал у самого горизонта. Двигатели «Громового ястреба» взвыли еще громче, стараясь преодолеть нарастающую силу притяжения и удержать падающий корабль.
«Громовой ястреб» приближался к заданной цели, внизу уже чернела узкая долина. Из-за сильнейших помех датчики корабля почти не действовали, так что пилоты Маллеус вели судно на свой страх и риск. Мимо иллюминатора пронеслись темные травянистые склоны, «Громовой ястреб» описал широкую дугу и выпустил шасси. Они с сильным толчком уперлись в землю, и главные двигатели смолкли.
Долина оказалась глубокой и темной. По обеим ее сторонам сплошной массой зелени стоял густой сумрачный лес. Дно долины покрывали колючая трава и кустарники. Вдали виднелся темный и плотный купол колдовства. Небо над головой приобрело такой же оттенок, что и колдовство, — черный, с багровыми разводами и серебряной пылью звезд.
Открылся задний борт, и стало видно, что шасси «Громового ястреба», прежде чем остановиться, прорыли в плотной почве две глубокие борозды.
— Выходим! — скомандовал Аларик.
Через несколько секунд отделения Санторо и Аларика были на земле с оружием наготове. Едва Аларик коснулся ногами почвы, он ощутил эхо явления, о котором предупреждали астропаты, — возбуждение в варпе, проявление активности где-то на границе реального мира.
Авточувства Аларика быстро преодолели сумрак. Темная, густо переплетенная растительность Софано Секундоса цеплялась за склоны долины, постепенно переходя в непроходимый лес на краю обрыва.
— Танкред? — окликнул Аларик своего друга по общему каналу вокса.
— Мы спускаемся. Вы нашли его?
— Нет. Начинаем поиски.
«Громовой ястреб» Танкреда появился над долиной, осыпал небо голубыми искрами реактивных двигателей и приземлился рядом с Алариком. Задний борт с громыханием опустился, и воины Танкреда высыпали наружу, не дожидаясь, пока утихнут двигатели. Массивные фигуры в доспехах терминаторов с глухим стуком попрыгали на влажную траву.
— Что-то нашел, — внезапно раздался в воксе голос брата Марла, одного из десантников Санторо. — Я думаю, это он.
Санторо жестом позвал своих воинов к тому месту, где находился Марл.
— Отделение, прикрыть тыл! — приказал Аларик, и его братья развернулись, охраняя периметр.
— Точно,— передал по воксу Санторо.— Это один из ее охранников.
— Тайци?
— Трудно сказать.
— Оставаться на месте, — бросил Аларик своему отделению и поспешил к Санторо, перед которым на земле распростерлась темная фигура.
Это определенно был один из культистов смерти Лигейи — в черном облегающем костюме, теперь порванном и испачканном. Маска упала с головы, и Аларик осознал, что впервые видит лицо одного из охранников Лигейи.
Он узнал и меч Тайци, все еще зажатый в руке; если у культистов и был лидер, кроме Лигейи, то это был именно Тайци. И если она хотела послать кого-то, чтобы передать Серым Рыцарям координаты для безопасного приземления, Лигейя выбрала бы его.
Аларик опустился на колени рядом с Тайци. Он еще дышал, но был жестоко ранен. Вся кожа покрылась ссадинами и порезами. Одна нога явно сломана, а грудь так разбита, что Аларик изумился способности культиста делать хоть небольшие вдохи. Приятное худощавое лицо хранило следы ударов; гладкие черные волосы слиплись от крови, а челюсть свернута на сторону. Осколки зубов вместе с потеками крови прилипли к подбородку.
— Он жив, — объявил Аларик. — Ты можешь говорить?
Веки Тайци поднялись. Но под ними не было глаз.
Из глазниц Тайци жирными розовыми червями высунулись два щупальца и стали омерзительно извиваться, приоткрывая на концах алчные пасти. Лицо Тайци лопнуло в нескольких местах, и на костях обнаружились целые гнезда червей, пожиравших голову культиста смерти и оставлявших после себя пузырящуюся массу.
— Микрос! — крикнул Санторо.
Вперед выступил воин из его отделения, несущий огнемет.
Аларик отшатнулся, и Микрос тотчас окатил извивающиеся клубки мощным потоком освященного пламени. Насыщенный аромат ладана смешался с запахом горящей плоти, и вскоре тело исчезло.
— Это были... — заговорил Санторо.
— Танкред, Генхайн! — крикнул в вокс Аларик, видя, что оба отделения уже вышли из корабля. — Тайци манипулировали. Они ее схватили. Дайте мне...
Танкред увидел их первым, и Аларик понял: что-то случилось, раз весь отряд поднял оружие в направлении верхней кромки склона долины. Лес над склоном ощетинился копьями, словно сами деревья шагнули навстречу Серым Рыцарям. Внезапно в сгустившемся сумраке блеснуло оружие, показались знамена и яркие одежды баронов Сверхкороля. Звон металла и ржание тарров смешались с шумом холодного ветра в ветвях деревьев.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:20 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик посмотрел на противоположный склон. Там тоже были люди, возможно, многие тысячи воинов. Они ждали Серых Рыцарей. Существо в голове Тайци завладело им и заставило заманить Серых Рыцарей в ловушку.
— Солдаты с неба! — раздался голос герольда из рядов солдат Сверхкороля. — Наш Император питает отвращение к еретикам, которые охотятся за душами Его людей. Духи давно умерших королей плюют на язычников, осквернивших земли Сверхкороля. Император, Повелитель Перемен и Тысячеликий Принц проклинают ваши сердца. Ваша смерть — жизнь для нас.
— Сомкнуть ряды, — скомандовал по воксу Аларик, и Серые Рыцари плотным кольцом окружили оба «Громовых ястреба». Затем правосудор обратился к своему отделению: — Они сейчас будут атаковать. Вьен, Клостус — вы впереди, со мной. Ликкос, ты с отрядом Глайвана в центре. Очистите ваши души и укрепите веру.
Наверху взревел боевой рог, и командиры армии отдали последние приказы на языке своих давно умерших королей. Черная масса, ощетинившаяся копьями, и кавалерия на таррах одновременно двинулись вперед, заполнив долину оглушительным шумом. Аларик видел, как жилистые, узловатые ноги тарров быстро несут их вперед. Сверкают доспехи сидящих на них рыцарей, развеваются разноцветные знамена дюжины баронов...
Правосудор Генхайн из середины Серых Рыцарей прокричал приказ, и болтеры ответили огнем. Каждый Серый Рыцарь посылал в надвигающуюся массу белые полосы снарядов, взорвавшихся кровью врагов.
Тарры валились на землю, сбрасывая седоков. Тела солдат превращались в бесформенные куски плоти и реки крови. Но следующие шеренги перешагивали через погибших и упрямо двигались вперед, устилая своими телами пространство вокруг Серых Рыцарей. Задние ряды кавалеристов неслись на десантников Аларика, перескакивая через мертвых сограждан. Атака разгоралась, и воздух наполнился знакомым запахом смерти.
И вот прорвался первый из них. Аларик успел рассмотреть сжатые зубы под забралом, украшенные цветными полосами доспехи поверх яркой развевающейся одежды, смуглую кожу и белые волосы. Лезвием алебарды Немезиды правосудор отбил нацеленное в голову копье и ударил кулаком другой руки в оскаленные зубы тарра, несущего всадника. Рука пробила массивную челюсть, и тогда Аларик нажал пусковую кнопку штурмболтера, встроенного в латную рукавицу. Снаряд разорвал животное на части.
Всадника Аларик наколол на острие алебарды и, не стряхивая тело, разрубил второго, идущего следом противника. Рядом с Алариком брат Вьен снес голову тарра, вскочил на его труп и, размахивая своей алебардой, словно палицей, расшвыривал людей в стороны. Холварн встал у плеча Аларика и проткнул мечом еще одного всадника. В бой вступил Дворн: его молот на фланге описывал широкие дуги, оставляя за собой мешанину разбитых тел.
Аларик скорее почувствовал, чем услышал, что атакующие столкнулись с отделением Танкреда. Он увидел летящего по воздуху тарра, явно брошенного кем-то из братьев терминаторов. Затем донесся голос Санторо, выкрикивающий Молитву Стойкости. Лязг мечей подсказал Аларику, что воины Санторо уже вступили в бой с пешими фехтовальщиками.
Под ударами снарядов и клинков Серых Рыцарей наступающие солдаты превращались в окровавленные лохмотья. Основную массу армии Сверхкороля составляла пехота, вооруженная мечами и копьями, и эти отряды упрямо двигались вперед. Вот так можно было победить Серых Рыцарей — задавить массой. Заманить в ловушку между двумя людскими потоками, где со временем могут подвести даже лучшие доспехи, а заряды болтеров рано или поздно закончатся. Тогда сотни рук прижмут их руки к земле, сотни тел повиснут на ногах... И все братья погибнут.
Аларик взглянул в сторону «Громовых ястребов»; машины были облеплены людьми, которые пытались открыть заглушки и разбить окна. В одной кабине что-то мелькнуло: пилоты Маллеус, вероятно, сражались с теми, кто сумел проникнуть внутрь. Они будут биться насмерть, но все равно не устоят. И «Громовые ястребы» будут разрушены.
Толпы людей продолжали напирать. Лезвия мечей уже доставали до Аларика, лязгая по его доспехам. Перед ним встала стена стали, а за ней — целое море пылающих ненавистью лиц. Один из врагов уклонился от молота Дворна и ринулся на десантника, заставив его отступить на шаг назад. За ним бросилась целая дюжина, стараясь повалить воина на землю. Клостус рассек одного из противников от шеи до пояса и отбросил второго, но люди продолжали прорываться в образовавшуюся брешь, бесстрашно и фанатично.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:20 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Танкред! Надо прорываться, их слишком много! — крикнул Аларик в вокс.
Он оглянулся на Санторо: воин возвышался над морем солдат и размеренно гвоздил их по головам палицей Немезиды. Со стороны отделения Генхайна доносилась болтерная стрельба. Псипушка Ликкоса посылала в задние ряды сверкающие снаряды, но врагов было слишком много, чтобы даже заметить эти потери.
Аларик понимал, что Танкред был единственной надеждой Серых Рыцарей.
— Братья! — вскричал Танкред. — За справедливость! За чистоту! Будьте сильны в своей ненависти и неустрашимости!
— За справедливость! — откликнулись его люди.
Аларик ощутил слабый гул в той части мозга, что отвечала за психическую устойчивость и помогала выдержать тренировки Серых Рыцарей.
— В страданиях! И в славе! — продолжал Танкред, разрубая мечом Немезиды одновременно двоих врагов.
А шум в голове все нарастал, превращаясь в оглушительный хор; вокруг отделения Танкреда уже заплясали белые молнии.
И вот, словно разрыв бомбы, словно метеор, колоссальный взрыв света ворвался в толпу перед Танкредом. Сила удара потрясла всю армию Сверхкороля. В ослепительной вспышке Аларик видел, как плоть испаряется с костей, как распадаются на части тарры, как пространство освобождается от врагов: они взлетают в воздух и падают на головы товарищей в задних шеренгах.
Инквизиторы Ордо Маллеус называли это явление холокостом, но оно было гораздо сложнее. На такой шаг были способны лишь Серые Рыцари с самой устойчивой психикой, да и те не могли действовать в одиночку. Требовалась помощь целого отделения, руководимого псайкером. И тогда ненависть к Врагу, накопленная за долгие годы тренировок и молитв, преобразовывалась в физическое явление огромной разрушительной силы.
Впереди Танкреда образовалось свободное пространство выжженной добела земли.
Командир отделения терминаторов с ревом рванулся в образовавшуюся брешь. Отделение Генхайна ринулось за ним, осыпая противников болтерным огнем. Сверкало оружие Немезиды, болтеры гремели без передышки. Терминаторы Танкреда теснили врагов и прорывались сквозь толпы фехтовальщиков Софано.
Аларик и Санторо следовали за ними по телам убитых воинами Танкреда, уничтожая каждого, кто оказался поблизости. Ряды нападавших смешались, солдаты бросали оружие и карабкались вверх по склонам, и Танкред поднимался за ними. Все больше и больше солдат противника отступали, и сражение превратилось в беспорядочное бегство. Офицеры и бароны на таррах и лошадях орали на своих людей, призывая продолжать бой, но знамена предводителей уже поникли.
Вот так можно было победить целую армию. Показать, на что способны Серые Рыцари, и дать понять каждому, что он будет следующей жертвой, если останется в строю.
Аларик проверил руны, передаваемые авточувствами прямо на сетчатку глаз. Руна Дворна мигала — значит, он был ранен.
— Есть потери? — спросил он по воксу.
— Каанос мертв, — прямо ответил Санторо. — Микрос несет его тело.
Аларик ощутил ярость. Мало того, что Софано Секундос обманом заманил Серых Рыцарей, теперь он еще и забрал жизнь десантника. Аларик хорошо знал его. Каанос был копией Санторо — спокойным, благочестивым и преданным воином. Теперь он уже не прочтет ни одной молитвы.
И самым тяжким грехом было бы оставить тело Серого Рыцаря на поле боя. Геносемя, которое регулировало обмен веществ Кааноса, и его дополнительные органы будут изъяты из тела и переправлены на Титан. Апотекарии имплантируют их в организм новичка, только начинающего путь Серого Рыцаря.
Но это произойдет лишь в том случае, если кто-то из них сумеет выбраться с Софано Секундоса.
— Мы укроемся на границе леса и будем продолжать двигаться, — передал по воксу Аларик. — Они пошлют за нами погоню. — Затем он переключился на частоту отделения: — Дворн?
— Рука сломана, — откликнулся Дворн.
Это было лучшее, что мог услышать Аларик. Обмен веществ космодесантника поможет быстро вылечить сломанную кость, но до тех пор Дворн не сможет сражаться в полную силу.
Внизу, в армии Сверхкороля, царила сумятица. Аристократы пытались организовать перепуганную толпу и послать погоню за Серыми Рыцарями, но приказы не исполнялись. В рядах воинов разгоралась паника. Танкред уже вошел в лес, и его люди одиночными выстрелами убивали всех, кто отваживался их преследовать.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:21 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик посмотрел вниз и увидел оранжевое пламя над двигателями обоих «Громовых ястребов». Люди Сверхкороля — то ли по наитию, а скорее, по чьему-то приказу — перерезали топливные шланги и зажгли прометий. Если Серым Рыцарям и суждено покинуть Софано Секундос, то только не на этих боевых кораблях.

В полночь, в самой гуще леса они похоронили Кааноса. Правосудор Санторо, сняв с него доспехи, вырезал из горла орган геносемени. Затем брата Кааноса опустили в наскоро вырытую могилу.
Санторо произнес короткую речь о долге, самопожертвовании и героической гибели на виду у Императора. То же самое мог сказать и сам Каанос.
Аларик, слушая неизменные слова, произносимые на всех погребениях и проповедях, вдруг осознал, почему Лигейя поручила руководство именно ему. Он мог мыслить за пределами ограничений, связывающих большинство Серых Рыцарей. В то же время он был достаточно силен, чтобы помнить о самых важных вещах — стойкости к влиянию Врага, целеустремленности в битве, вере в силу, данную Императором, когда нет другой надежды на победу.
Санторо не мог стать лидером. Его убеждения были тверды, но и ум стал негибким, закостенелым. То же самое относилось и к Генхайну с Танкредом, какими бы отличными воинами они ни были. Они — прекрасные солдаты, способные сдерживать натиск тьмы. Но вести их вперед должен такой, как Аларик. Если замыслы Врага заставят его приспосабливаться, он сможет изменить правила, определяющие их жизнь.
Вот почему Дурендин так верил в него. Это свойство, не замеченное даже грандмастерами, рассмотрела в нем и Лигейя.
Но Аларик не слишком радовался своим способностям. Намного легче было бы просто слушаться приказов и сражаться. Командование Серыми Рыцарями требовало многих качеств, которых он у себя не находил. Ему придется многому научиться, пройти через тяжелые испытания и доказать, что он достоин.
Санторо закончил обряд. Боевые братья забросали землей неглубокую могилу. Аларик занес в электронный планшет координаты захоронения. При первой возможности дознаватели Ордо Маллеус смогут вернуться и забрать тело Кааноса для захоронения в катакомбах Титана. Они заберут также доспехи и оружие десантника, сложенное у его ног.
Теперь же боеприпасы Кааноса разделили между собой воины отделения Санторо. Аларик понимал, что, если они будут долго оставаться на планете без поддержки, им может не хватить снарядов.
Прежде чем отправляться в путь, Аларик послал на «Рубикон» секретное сообщение. Правосудор известил команду Ордо Маллеус о том, что «Грозовые ястребы» уничтожены войсками Сверхкороля, и о том, что спустить на поверхность планеты челноки пока невозможно. Он приказал команде не принимать сообщений ни от кого, кроме него, даже от инквизитора Лигейи, и пообещал известить их, если ситуация изменится.
В ответ он получил краткое закодированное подтверждение.
Правосудор Генхайн отошел от могилы Кааноса.
— Правосудор? — окликнул он Аларика, блеснув в лунном свете своим бионическим глазом. — Куда теперь?
— Куда же еще? — воскликнул Аларик, пряча свой планшет и обнажая оружие Немезиды. — На Хаджишейм.

Дворец Сверхкороля представлял собой огромный лабиринт, спускавшийся глубоко под землю. Просторные сводчатые залы сменялись длинными низкими галереями с белокаменными лестницами, многочисленными комнатами и узкими переходами. Повсюду на каменных стенах были выбиты священные тексты. Чем глубже вниз, тем чаще имперские молитвы заменялись нечестивыми цитатами, где воспевалась хвала службе жителей Софано Повелителю Перемен и его многоликому слуге, которым мог быть только Гаргатулот. В спертом воздухе пахло обгоревшей плотью. Фонари погасли, и целые уровни лабиринта были погружены во мрак. Злобные голоса людей доносились со всех сторон, и все это место казалось каменной клеткой для загнанной добычи.
Этой добычей была инквизитор Лигейя. Пятеро из ее культистов смерти были еще живы — Тайци пожертвовал собой, чтобы они смогли спуститься с первого этажа под землю, — но здесь их преследовали десятки людей. Лигейя слышала молитвы и проклятия, солдатские песни, отрывистые приказы, лязг железа по камню, свист обнажаемых мечей.
— Ксианг, Шан, идите вперед. Придется спуститься еще глубже.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:21 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Лигейя торопливо шла по длинному низкому коридору с двумя рядами статуй. Лицо каждой фигуры было словно разъедено кислотой. Два культиста смерти длинными грациозными прыжками устремились вперед и, словно призраки, исчезли за поворотом. Остальные плотнее окружили госпожу — Лигейя даже ощутила запах искусственных гормонов, циркулировавших теперь по их венам.
Культисты смерти были обязаны до самой смерти служить Лигейе. Их предназначением было убийство. Сам культ был странным ответвлением имперской церкви, сумевшим ускользнуть от внимания Экклезиархии. Культ проповедовал смерть врагов в качестве жертвоприношения Императору. Культисты смерти предлагали свою помощь любому, кто служил Императору, а поскольку Лигейя однажды освободила культ от демона-паразита, затесавшегося в организацию, ей были навечно предоставлены шестеро лучших членов в качестве охранников. Каждый из них имел комплект искусственных сухожилий и нейроактивируемый инжектор гормонов. Каждый перенес хирургическую операцию усиления мускулов и изменения пищеварительной системы, что позволяло им жить за счет крови, пролитой их жертвами.
Теперь их осталось пятеро. И Лигейя знала, что даже ее культисты смерти не в силах противостоять слишком многочисленной армии Сверхкороля. В конце концов, ее загонят в угол и убьют. Ей ничего не оставалось делать, как только сражаться до конца и смириться с неизбежностью.
Позади Лигейи из-за угла появились отблески факелов.
— Ло! Гао! — позвала она, но двое культистов уже бежали по коридору, не дожидаясь команды.
Гао подпрыгнул, оттолкнулся ногой от головы ближайшей статуи и перевернулся в воздухе. Сверкнуло лезвие, и голова первого преследователя, завернувшего за угол, слетела с плеч. Ло двигалась, пригнувшись к самому полу, и два ее кинжала снизу вверх вонзились в живот второго нападавшего. Оба противника были солдатами личной гвардии Сверхкороля — теми, что в почетном карауле на таррах провожали ее ко дворцу. У каждого в шлеме было прорезано по дюжине глазных отверстий, а их мечи походили на белую кость.
Едва тела успели упасть на пол, за стеной, на грани реальности и варпа раздался пронзительный вопль. Лигейя вытянула вперед руку и позволила значению настенной надписи впитаться в мозг. Где-то позади остался незамеченный барьер, и теперь она направлялась в такое место, где спокойно могли разгуливать создания «Императора» — Повелитель Перемен и Тысячеликий Принц. Таким образом, жители Софано Секундоса поклонялись ужасному смешению религии Империума и Хаоса. Лигейя ощутила, что стены реальности становятся все тоньше.
Она повернула за угол. Сидящий на корточках Шан показал, что путь пока безопасен.
— Здесь очень сильна власть Врага, — сказала Лигейя культистам смерти, когда Гао и Ло догнали всю группу. — Это его территория, я чувствую. Здесь может быть недостаточно вашей силы. Я не думаю, что мы останемся в живых, так что лучше скажу сейчас: вы отлично служили мне, братья и сестры.
Культисты смерти ничего не ответили: они никогда не разговаривали. Но Лигейя знала, что они ее поняли.
Внезапно в стену ударился ливень стрел, и Гао проворно отскочил в сторону. Затем раздались крики; Лигейя позволила смыслу проникнуть в мозг и ощутила ненависть и азарт погони.
Лигейя побежала. Она услышала, что и впереди звенит оружие, но к тому времени, когда достигла следующего перекрестка, Ксианг, держа в руках окровавленные кинжалы, уже выпрямилась над четырьмя обезглавленными телами.
— Они приближаются?
Ксианг кивнула. Лигейя быстро перевела взгляд на тела. У одного было три руки, а свалившийся шлем открыл третий глаз в середине лба — широко раскрытый, налитый кровью. Мутанты. Прикосновение Хаоса сказалось даже на личной гвардии Сверхкороля. Одному Императору известно, насколько глубоко пал сам Рашемха Отважный.
Лигейя физически ощущала, как ненависть сочится из стен, пола и потолка. Атакующие с воплем бросились вперед. Лигейя увидела извивающиеся щупальца и ужасающе разросшиеся челюсти, сверкающие зубами. Масса людей бросилась на них сразу с трех сторон.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:21 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ксианг взбежала по стене до самого потолка, и, прежде чем она спрыгнула на пол, двое нападавших упали с перерезанными шеями. Ло бросилась в атаку, врезалась в толпу людей. Она неистово вращала кинжалами, отсекая руки и вспарывая животы. Но трое врагов перескочили через Ло и ринулись навстречу Лигейе. Инквизитор, вытянув вперед руку, активизировала нейрорецептор в большом аметистовом перстне. Оружие на пальце, стоившее больше, чем весь дворец ее отца, пронзило иссиня-белым копьем лазера горло ближайшего противника и остановило атаку. Ксихо тем временем проскользнул мимо Лигейи и успел убить еще двоих, пока те не опомнились.
Лигейя почувствовала колдовство раньше, чем был нанесен удар. Низкий рев, почти на границе слышимости, возник в голове и стал нарастать до непереносимого крещендо. А затем по коридору пронеслась черная молния. Тьма наполнила все помещение, но сильные, как клещи, руки схватили Лигейю сзади и бросили поперек коридора, так что она сильно ударилась о стену. Затем свет вернулся, и инквизитор увидела, что ее спас Гао, культист смерти. Но его самого взрыв психической энергии разорвал на части. Кровь Гао брызнула на Лигейю, обжигая ей глаза.
Обгоревшие куски тела Гао с глухим стуком шлепнулись на пол. Лигейя вытерла с лица капли крови и сквозь слезы увидела колдуна, обнаженного до пояса и в килте из десятков разноцветных лоскутов. Сухощавый торс был отмечен глубоко вырезанными символами Переменчивого Бога. Из ран текла кровь темно-синего цвета. Вокруг его рук плясали языки черного пламени. Колдун бросил новый заряд, на этот раз в сторону Ксианг, которая одна сдерживала натиск шестерых фехтовальщиков. Ксианг успела отпрыгнуть в сторону, но сила взрыва подбросила ее к потолку.
С каждым взрывом голоса варпа становились все сильнее. Лигейя поняла, что они оказались совсем близко к главному очагу разложения, разъедающего Софано Секундос.
Ксианг и Шан подхватили Лигейю и понесли по дымному коридору, прочь от колдуна и солдат армии Сверхкороля.
Лигейя пыталась прочесть информацию, накопленную в камнях, и представить себе сложный план нижних уровней дворца. Она увидела вокруг себя путаницу коридоров и комнат, ощутила, как они расходятся от темного пятна в самом центре.
— Сюда, — промолвила она, указав рукой на круто сворачивающий проход.
Ло и Ксихо побежали вперед, а Ксианг и Шан, не замедляя бега, продолжали нести ее через клубящуюся тьму и мерцание черных огней.
Впереди показалась большая деревянная дверь, выкрашенная в темно-красный цвет. Ксихо ударил ногой: дерево треснуло. Навстречу хлынули красноватый свет и нечеловеческие вопли.
Лигейю внесли внутрь. Воздух в комнате казался теплым, как кровь, каменный пол слегка вибрировал. Помещение было многоугольным, но Лигейя не могла сосчитать количество углов. Всякий раз, когда она смотрела в какую-то сторону, углы начинали двигаться перед глазами. Комната увеличивалась или уменьшалась, меняла форму, и размеры ускользали от глаз инквизитора.
Стены закрывали полотнища, исписанные на текучем наречии Софано Секундоса, но буквы извивались, словно черви. По углам комнаты были сложены кипы книг и свитков, а в центре от неглубокой закопченной ямы пахло сгоревшими специями и плотью. Повсюду виднелись символы Хаоса — восьмиконечная звезда и темная комета повелителя перемен, — но они ускользали от взгляда Лигейи, как будто боялись, что их прочтут. Стены пульсировали энергией, и от них струился кроваво-красный свет.
В комнате было три двери. Та, в которую они вошли, уже разлетелась в щепки. Меч Ксихо сверкал в воздухе, отсекая тянущиеся к Лигейе руки вместе с оружием. Остальные две двери распахнулись, и в одну хлынул поток солдат Сверхкороля. В том, кому подчинялась армия, сомнений больше не оставалось: на каждом из воинов лежала печать мутации. Повсюду мелькали когтистые лапы, клешни, как у насекомых; из груди таращились фасетчатые глаза, на животах кричали рты. Кое-кто уже бросил оружие, чтобы сражаться клешнями и шипами.
В другую дверь вошел колдун. Лигейя чувствовала, как он силен. Черный огонь, покрывавший всю верхнюю половину тела, попросту прожег толстое дерево. Сквозь пылающую кожу был виден скелет, светящийся зарядом энергии. Все тело было усыпано десятками глаз, сверкавших драгоценными жемчужинами.
— Не прикасайтесь к нему! — крикнула Лигейя, стараясь превозмочь шум в голове.
Она знала, что губительным может стать одно присутствие колдуна. Культисты с их незащищенными душами погибнут, едва дотронувшись до него. Лигейя не могла двигаться и убивать так быстро, как они, но душа псайкера, обученного в Ордо Маллеус, обладала большей силой, чем их тела.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:22 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Шан кружил вдоль стен, и метательные лезвия летели из его рук, словно пули, врезаясь в шеи и животы врагов. Ксианг была окружена и одна держалась против дюжины солдат. Пара кинжалов сверкала перед ней, вспарывая тела мутантов, выбрасывая наружу липкие жгуты внутренностей. Ксихо и Ло держались рядом с Лигейей, отбивая мечами каждую попытку подойти ближе, но противников было слишком много, и чудовищные воины подступали все ближе.
Колдун шагнул в воздух. Комната — вернее, храм — мгновенно растянулась вокруг него, и он стал подниматься ввысь, выбрасывая пучки черных молний. Лигейя ощутила, что в голове вновь нарастает шум. Для нее и культистов смерти комната оставалась слишком маленькой, чтобы укрыться от колдовского заряда. Психогенная мощь испепелит всех, кто находился в храме.
Она почти мертва. Она не выдержит сражения против такой силы. В ее власти распознавать значения, а не разрушать. Но значение самого храма, разложение, ненависть...
Лигейя открыла мысли, и в ее мозг хлынул могучий поток ненависти, копившейся на страницах книг и в настенных молитвах. Поток страданий и смерти исторгли сами камни под ее ногами. Сила потока была такова, что подняла Лигейю в воздух, и инквизитор ощущала, что ее переполняет энергия. Никогда раньше — ни в Ордо Еретикус, ни среди Маллеус — Лигейя не думала, насколько сильной может быть ненависть. Как будто живое существо вселилось в ее тело; оно рвалось наружу, обретало форму и было слишком горячим и злобным, чтобы его удержать.
Тысячеликий Принц восстанет. Повелитель Перемен пройдет по тропе, вырезанной Гаргатулотом среди звезд. Хаос — вот естественное состояние всех вещей, и немощное сопротивление слепцов рассеется под натиском этого прилива. Тзинч будет править, и не останется других законов, кроме Хаоса.
Лигейя сконцентрировала все эти мысли и образы в тугой комок ненависти в нижней части живота, собирая каждое слово и каждый звук. Потом с пронзительным воплем вырвала комок из себя и швырнула в окружающий мир.
Раскаленный добела вихрь ненависти сорвался с ее губ и врезался в грудь колдуна. Энергия переполнила его тело: оно взорвалось ослепительным пламенем, черными молниями, градом обугленных костей и каменно-твердых глаз. Пламя ураганом пронеслось по храму; культисты смерти взлетели в воздух перед волной ненависти. Она окутала солдат Сверхкороля и испарила плоть на их костях.
Книги и свитки остались нетронутыми. Ненависть была настолько сконцентрированной, что затронула только живых существ. Только врагов. Наконец ураган затих, и Лигейя поняла, насколько она измучена. Ее тело содрогнулось и рухнуло вниз, но один из культистов вовремя подскочил и поймал ее, прежде чем Лигейя ударилась о твердый каменный пол.
Она задыхалась. Никогда раньше Лигейя не ощущала в себе такой колоссальной силы. Она и не подозревала, что эмоции могут обладать таким могуществом. Еретикус не пытались раскрыть все ее возможности, а пришедшие на смену Маллеус заботились лишь о том, чтобы ее воля могла устоять против Врага.
Шан помог Лигейе встать на ноги. Культист смерти слегка наклонил голову: это означало вопрос. Что теперь? Куда идти?
Лигейя огляделась вокруг. Почерневшие кости солдат Сверхкороля вперемежку с книгами валялись вдоль стен. Не слышно было больше ни приказов, ни топота ног по каменному полу. Она испепелила всех, кто был послан за ней в погоню.
— Мы возвращаемся наверх, — сказала Лигейя.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:22 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


8
МИССИЯ


Атака Серых Рыцарей началась перед самым рассветом. Буря, бушевавшая над городом, образовала черный купол. Он начинался за городскими стенами и закруглялся наверху покрывалом густых, почти непроницаемых для солнечного света туч, сверкавших молниями. Купол сделал невозможной любую связь: как электронную, так и экстрасенсорную. Но человек мог пройти сквозь преграду и достичь кромки лесов, начинавшихся сразу за высокими стенами города. Городские стены были деревянными, на каменном фундаменте и с каменными сторожевыми башнями. Сверхкороль перевел город на военное положение. Личная гвардия Рашемхи оставалась во дворце, гоняясь за Лигейей и ее культистами смерти. Вся остальная часть регулярной армии Хаджишейма собралась у городских стен. Тысячные отряды патрулировали укрепления и охраняли ворота, ведущие во внутренние дворы, которые простреливались лучниками и метателями дротиков.
С внешней стороны за стенами лежал нижний город, плотно застроенный тесными лачугами. Там человека можно было безуспешно разыскивать не одну неделю. Зато верхний город, прилегающий к дворцу Сверхкороля и величественному храму миссии из черного мрамора, был просторным. Захватчикам грозил обстрел лучников, притаившихся на крышах.
Однако Сверхкоролю до сих пор приходилось отражать атаки лишь непокорных баронов и лесных разбойников. Он и не подозревал о существовании таких воинов, как космодесантники.
Возглавляло атаку отделение Генхайна. Его воины руками крушили деревянные сооружения и, словно крыс, давили скрывавшихся там солдат. Терминаторы Танкреда проломились сквозь крепостную стену и оказались в верхнем городе. Аларик и Санторо следовали за ними сквозь брешь и болтерным огнем уничтожали всех, кто пытался их остановить.
Танкред двигался без остановок. Под ударами его терминаторских сапог непрочные глиняные кирпичи стен превращались в пыль. По мере продвижения воинов вглубь города горожане в ужасе разбегались с дороги. Аларик и Санторо сдерживали всякие попытки контратаковать.
Солдаты армии Сверхкороля не были такими фанатиками, как дворцовая гвардия; кроме того, они сами запутались в тех самых улицах, которые должны были стать ловушкой для захватчиков. Когда воины увидели чудовищ в броне, восьми футов ростом, громивших стены города, словно фарфоровый сервиз, большая часть войска разбежалась. Те, кто осмелился принять бой, погибали под пулями и клинками Немезиды воинов Аларика и Санторо.
На крышах верхнего города поспешно собирались отряды лучников, в то время как аристократы прятались в подвалах тех же зданий. Солдаты посылали в захватчиков залп за залпом, но стрелы отскакивали от доспехов. С крыш старого города потекли потоки горящего масла, но чужеземцы продолжали двигаться, словно вовсе не ощущали боли.
Вихрь болтерной стрельбы смел лучников с крыш. Но к тому времени, как Серые Рыцари добрались до широкой улицы, ведущей к королевскому дворцу, на них вновь обрушился черный ливень стрел. Из городских конюшен выгнали тарров и стегали до тех пор, пока животные в панике не бросились навстречу нападавшим. Но клинки Серых Рыцарей разрубали зверей на части.
Воины Танкреда ударами ног разбросали поспешно возведенные баррикады, прорвали строй копьеносцев, перегородивших улицу, и, не сбавляя шага, двинулись вперед. Отделение Генхайна, занявшее место в арьергарде, забрасывало болтерным огнем фехтовальщиков и копьеносцев, пытавшихся напасть сзади, пока у рыцарей не закончились заряды. Генхайну пришлось просить боеприпасы у Аларика и Санторо.
В сражение втягивалось все больше и больше людей. Бароны, желающие заслужить расположение Сверхкороля, спешно перебрасывали свои отряды в верхний город, объединяли их в огромные беспорядочные толпы и, словно стада скота, гнали под пули Генхайна. Десятки людей были задавлены насмерть или покалечены во время попытки бежать. Лучники, сумевшие выжить под обстрелом болтеров, в ужасе разбегались при виде резни, учиненной внизу над их товарищами.
Последняя сотня гвардейцев Сверхкороля собралась у главного входа во дворец. Мутанты были готовы встретить Серых Рыцарей когтями и клыками. Над их головами развевалось знамя Повелителя Перемен. Сам Сверхкороль вышел вперед, чтобы сразиться с пришельцами из космоса. Слуги приготовились обрушить на Серых Рыцарей крышу дворца, если захватчикам удастся прорвать оборону.
ТерминаторДата: Воскресенье, 30.12.2012, 11:22 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но космодесантники не стали атаковать дворец. Танкред, минуя укрепления, повел рыцарей через притаившуюся в тени виллу барона. Пока он разбивал каменные стены и крушил обстановку из черного дерева, Аларик и Санторо отбивали яростные атаки людей Сверхкороля.
Серые Рыцари прошли сквозь бреши в стенах, и перед ними встала конечная цель. Аларик приказал воинам пробиваться к наиболее вероятному источнику тьмы, окутавшей Софано Секундос, — к храму миссии Крусьена, первого миссионария Софано Секундоса.

Танкред сокрушил высокие черные двери главного входа в храм. Твердое дерево раскололось под ударами латных рукавиц. Командир отделения терминаторов был весь покрыт пылью разбитой кирпичной кладки. После столкновения с твердыми мраморными стенами доспехи слегка помялись, но это не замедлило шагов гиганта. Его терминаторы ринулись в пробитую брешь; массивные сапоги доспехов крушили каменные ступени лестницы.
— Генхайн, прикрой нас! — передал по воксу Аларик. — Санторо, за мной!
Он повел воинов своего и Санторо отделений вслед за Танкредом. Из находящегося поблизости дворца летели тучи стрел; им отвечал огонь штурмболтеров отделения Генхайна. Командир отделения возмездия взял на себя сражение с армией Хаджишейма, находившейся за пределами храма миссии. Остальным Серым Рыцарям предстояло разобраться с теми, кого они обнаружат внутри.
Аларик вслед за Танкредом шагнул в разбитые двери миссии. Правосудора окутал тяжелый спертый воздух, пахнущий ладаном и сгоревшей плотью. Из центра храма далеким ураганом доносился низкий глухой рокот.
Авточувства Аларика мгновенно отреагировали на темноту и расширили зрачки, но все равно видимость оказалась не больше, чем во время песчаной бури. Он мог рассмотреть только неясные силуэты идущих впереди терминаторов да расплывчатые вспышки, отмечавшие выстрелы внутри храма. Вокс-канал был забит сплошными помехами.
— Санторо, прикрывай нас! — крикнул Аларик, прежде чем ринуться в темноту вслед за Танкредом.
Словно беспорядочный перезвон колоколов, раздались ужасные диссонирующие крики демонов, едва не пробившие защиту слуха. На миг Аларику показалось, что он может потерять сознание. А затем он увидел поднимавшиеся с мраморного пола розовые и голубые языки пламени, очень яркие в темном помещении. Длинными изогнутыми пальцами они быстро окружали отделение Танкреда.
Внезапно прямо из пола вверх вылетела молния, словно прожектор, осветив потолок храма. Аларик заметил, что потолок был неимоверно высоким. Размеры миссии ужасным образом исказились: она стала слишком большой, чтобы уместиться в пределах всего здания. Это место находилось уже за пределами реальности: оно было пропитано силами варпа и приобретало свойства имматериума.
Потолок превратился в некое подобие далекого неба, а с разошедшихся стен выступили уродливые мерцающие каменные звезды. Могло показаться, что Серые Рыцари угодили внутрь живота огромного каменного существа; все помещение изгибалось и качалось, как будто от дыхания. Молния затрещала где-то далеко вверху, и стены застонали в ответ.
Через освещенный пол наверх полезли демоны — длиннорукие, светящиеся, изрыгающие огонь существа. Аларик ринулся вперед, надеясь разорвать кольцо демонов, окруживших Танкреда.
Почуяв священные обереги, встроенные в доспехи Серых Рыцарей, демоны злобно взвыли. Танкред обезглавил одного из них, и шарики светящейся крови полетели не вниз, а к далекому потолку. Перед Алариком мелькали картины нереальных схваток в темноте, прорезаемой столбами бившего из-под пола света. Он видел, как правосудор Танкред разит демонов, брат Локат отсекает тянущиеся к нему руки с черными пальцами, брат Карлин наводит свой огнемет на выскакивающих из-под ног чудовищ и струя пламени бьет вниз, пока не начинает казаться, будто рыцарь стоит на вулкане.
Аларик размахнулся, резко опустил оружие и почувствовал, как плоть демона разрывается под ударом алебарды. Рядом раздался треск — это подбежавший Дворн опустил молот Немезиды на другого истошно вопящего демона. Аларик видел, что Танкред по-прежнему окружен. Серые Рыцари умели бороться с демонами; у космодесантников было самое лучшее оружие, но враги возникали, словно волны прилива. Так же было на Виктрикс Соноре; так же — и на Корионе IX тысячу лет назад.
Грохот битвы прорезали визгливые крики, и сверху на воинов Танкреда устремились летающие существа с острыми как лезвия крыльями. Аларик подпрыгнул и сбил одного из крикунов — так, что тот закувыркался в воздухе, разбрызгивая светящуюся кровь. Вдруг правосудор заметил, что один из летающих демонов умудрился поймать выпущенный в него заряд. Ударом крыла тварь обезглавила брата Краэ — одного из старейших боевых братьев Танкреда. Тело Краэ в терминаторских доспехах рухнуло на пол и стало опускаться еще ниже в открывшуюся под ним черноту.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Серые Рыцари
Страница 4 из 11«1234561011»
Поиск: