Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 11«127891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Не зная страха Дэн Абнетт (Ересь Хоруса)
Не зная страха Дэн Абнетт
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:54 | Сообщение # 121



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Гражданской войной?
- Гражданской войной, - отзывается Ксир, как будто гордится ею.
- Воитель Хорус обратился против Императора?
Ксир кивает.
- Новостям нужно время, чтобы дойти, - весело сообщает он. – Довольно скоро вы о ней услышите. Но только не вы. Никто из вас. Ни один из XIII-ого. Смиритесь с тем фактом, что вам осталось жить считанные часы.
- Если ты позволил взять себя в плен только ради того, чтобы получить возможность попытаться запугать нас, то ты глупец, - произносит приближающийся к ним Сулл.
- Я здесь не для того, чтобы запугивать, - говорит Ксир. – Я бы предпочел умереть, однако у меня, как у командира, есть долг. Долг предложить вам условия.
Сулл вытаскивает меч.
- Разреши мне заткнуть этого предателя, – произносит он.
- Подожди, – отвечает Вентан. Он смотрит на Несущего Слово. У Ксира насмешливое и самоуверенное выражение лица.
- Ему известно, что мы не причиним ему вреда, пока он в плену, Сулл, - говорит Вентан. – Он насмехался над нами из-за этого. Насмехался над нашими цивилизованными законами и принципами. Он смеется над нами потому, что у нас гуманистическая этика. Если это худшее, что он может сказать – пусть говорит.
Сулл издает рычание.
- В самом деле, Тей, - произносит Вентан, - он думает, что это оскорбление? Что у нас есть моральные стандарты, а у него нет?
Ксир смотрит Вентану в глаза.
- Твоя этическая установка достойна восхищения, капитан, - говорит он. – Не пойми меня неправильно. Мы, XVII-ый, восхищаемся вами. В благородных Ультрамаринах есть много того, чем следует восхищаться. Ваша решимость. Ваше чувство долга. И в особенности ваша верность. Не хочу, чтобы эти замечания показались фальшивыми. Я говорю искренне. То, что вы воплощаете и поддерживаете – проклятие для нас, и мы обратили против этого оружие. Мы не успокоимся, пока оно не будет мертво и сброшено. Но это не мешает нам постоянно восхищаться силой, с которой вы это защищаете.
Ксир переводит взгляд с Вентана на Сулла, а затем обратно.
- Вы были всем тем, чем мы не могли быть, - произносит он. – А затем нам открылась истина. Изначальная Истина. И мы поняли, что вы были всем тем, чем мы не должны быть.
- Его болтовня меня утомляет, - говорит Вентану Сулл.
- Вы – люди чести и разума, - продолжает Ксир. – Вы понимаете условия. Именно поэтому я воздержался от смерти, которую бы с радостью принял, и пошел на это унижение. Я пришел предложить вам условия.
- У тебя минута, чтобы их изложить, - произносит Вентан.
- Не сумев захватить дворец и уничтожить вас, - начинает Ксир, - я разочаровал своего полевого командира. Лептий Нумин был обозначен как основная цель. Понимаешь, о чем я, капитан? Одно лишь то, что вы победили мои силы, не помешает придти другим. К моменту моего пленения на Лептий вместе со своим воинством надвигался командующий Федрал Фелл. У него их в двадцать раз больше. И он не человек чести, капитан, не в том смысле, как вы понимаете этот принцип. Сдайтесь сейчас. Сдайтесь мне, и я поручусь в вашу пользу. Ты и твои силы здесь – ваши жизни будут сохранены.
- Чего ради? – спрашивает Сулл. – Жизнь, сохраненная на таких условиях – это не та жизнь, о которой я стал бы заботиться.
Ксир кивает.
- Понимаю. Я это предвидел. Между нами не может быть сближения. Мы слишком глубоко в крови.
- Тогда чего ты ожидал? – интересуется Вентан. – Что мы сдадимся тебе? Объединимся с тобой, с XVII-ым, с – если ты говоришь правду – Хорусом? Против Терры?
- Разумеется, нет, - отвечает Ксир. – Но я ждал. Что, быть может, вы хотя бы услышите нашу истину. Это не то, что ты думаешь, капитан. Она прекрасна. Ваше понимание галактики изменится. Сдвиг парадигмы. Вы будете удивляться, почему когда-то думали то, что думали. Будете гадать, как и почему в этом виделся смысл.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:54 | Сообщение # 122



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Ксир, - произносит Вентан. – Я выслушал твои условия и твое предложение. Я официально отвергаю и то, и другое.
- Но вы умрете, - говорит Ксир.
- Все умирают, - отвечает Вентан, отворачиваясь.
- Это будет плохая смерть, - окликает его Ксир. – В ней не будет славы. Это будет печальный и жалкий конец.
- Даже славная смерть печальна, - отзывается Вентан.
- Фелл покарает вас! Покарает невообразимыми способами! Он вобьет вашу плоть в землю!
- Не обращай внимания, – говорит Вентан Суллу.
- Так же, как мы поступили с вашим примархом! – выкрикивает Ксир. – Мы будем резать вас, пускать вам кровь и убивать, как резали и пускали кровь ему! В конце он просил о смерти. Молил о ней! Умолял нас, как трус! Он рыдал! Умолял нас прикончить его. Прекратить его муки! А мы рассмеялись и помочились на его сердце, зная, что он боится.
Вентан не в состоянии его остановить. Сулл движется, будто размытое пятно. Тело Ксира рассечено от левого бедра до горла одним вспарывающим ударом. Кончик меча Сулла вонзается в обратную сторону челюсти Ксира.
Из Несущего Слово бьет кровь. Он качается. Черная кровь льется из раны по ногам, по застрявшему клинку и по руке Сулла. Она струится изо рта Ксира. Рот полуоткрыт. Вентан видит тонкое стальное острие меча, которое торчит между двух нижних зубов.
Ксир смеется.
Он что-то бормочет, давясь кровью и заткнувшим ему рот мечом.
Вентан отталкивает Сулла в сторону и хватается за меч, чтобы выдернуть его и милосердно подарить быструю смерть.
- Ну наконец-то, - булькает Ксир. – Я все д-думал, ч-что же п-понадобится… Я знал, ч-что у одного из в-вас найдутся яйца.
Он начинает падать, заваливаясь на колени прежде, чем Вентан успевает вытащить меч. На сухой земле вокруг него образуется кровавая лужа, которая растекается во все стороны, словно лиловое зеркало. Четверо стражей-Ультрадесантников отступают в молчаливом неодобрении. Сулл не отводит глаз, проклиная себя за то, что дал волю злости.
Волю получает что-то еще.
Ксир хохочет. От смеха изо рта выталкиваются волны крови. Она густая. В ней комки. Обрывки ткани. Смех – бульканье, словно от забитого водостока.
Ксир разделяется по линии нанесенной мечом раны. Он раскалывается от бедра до горла. Затем череп тоже расходится по вертикали, будто раскрывающийся стручок гороха. Плоть рвется и раздирается, как волокнистая материя. Лишенный опоры меч падает на окровавленную землю.
Ксир стоит на коленях, раскрывшись выше пояса, словно кровавый цветок. Каким-то образом он все еще смеется.
А затем выворачивается наизнанку.
Вентан, Сулл и охранники отшатываются в смятении. Их забрызгивает кровью. Хребет Ксира растет, будто окаменевший древесный ствол, отращивая странные ветви, которые выглядят так, будто состоят из костей рук. Грудная клетка распахивается, как костяные крылья. Органы пульсируют и разрастаются, размазывая ткани и жилы по перестраивающемуся скелету.
Ксир становится сосудом. Что бы ни таилось внутри него, что бы ни прорастало сквозь него из варпа, оно гораздо крупнее, чем могла содержать в себе его физическая форма.
Растущие конечности становятся черными и чешуйчатыми. Обрастают щетиной и шипами. Вытягиваются, будто ноги гигантского паукообразного. Вырастающие из открытых ребер скорпионьи хвосты извиваются и бьются, словно кошмарная гирлянда. Жала блестят, как ножи.
У Ксира прорастает и медленно раскрывается новая голова, которая медленно поднимается вверх из наклоненного положения. Ротовые органы пощелкивают. Огромные многофасетчатые глаза моргают и радужно поблескивают. Из черепа прорастают рога, громадные прямые рога какого-то древнего эгейского демона-быка.
Ксир все еще смеется, но это больше не Ксир.
Воздух, словно буря жужжащего пепла, заполняют мясные мухи.
- Самус, - хохочет Ксир. – Самус здесь!
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:54 | Сообщение # 123



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


УШКУЛ//ТУ

«В Конечной Фазе любого сражения, или же в любой момент после осуществления Решительного Удара, необходимо признать поражение. Зачастую это является наиболее тяжелым уроком для воина. Об этом редко пишут, оно не ценится и не имеет определений. Вы должны понять, когда проиграли. Осознание этого состояния столь же важно, как и достижение победы. Когда, следуя каким-либо теоретическим критериям, вы сочли, что проиграли, то можете решать, какой наилучший практический итог можно получить. К примеру, вы можете выбрать отступление, сохраняя тем самым силы и военную технику, которые в противном случае будут потрачены впустую. Можете предпочесть сдаться, если продолжением вашей жизни, пусть даже и в плену, можно чего-либо достичь. Можете решить продлить последние усилия, нанося победителю как можно больше карающего ущерба, чтобы ослабить его для других противников. Можете выбрать смерть. То, как воин справляется с поражением, является более точным показателем его мужества, чем поведение при победе».
Жиллиман, «Примечания к Воинской Кодификации, 26.16.XXXV»

I

[отметка: 12.17.46]

- Кто такой… Самус? – спрашивает вокс-мастер. Затем он дергается и срывает гарнитуру с ушей.
- Докладывайте! – рявкает Гейдж.
- Внезапный и продолжительный перебой, - говорит вокс-мастер, ловко трудясь над консолью, чтобы восстановить соединение. – Похоже на помехи. Звучит, как крупное искажение штормового типа, как будто в области Лептия Нумина наступила плохая погода.
- Вы потеряли вокс-контакт? – спрашивает Гейдж.
- Вокс-связь с Лептием Нумином приостановлена, - сообщает вокс-мастер.
- Тем не менее, информационный канал все еще активен, - произносит магос на соседнем посту. – Информационная машина дворца все еще обрабатывает и передает данные.
-Восстановить связь, - говорит Гейдж вокс-мастеру.
Гейдж идет через зал к стратегиуму, где капитан корабля Гоммед и его офицеры изучают быстро создающийся тактический план. Это трехмерное гололитическое изображение Калта и окрестных областей космоса.
Оно сообщает горькие вести.
Практически все орбитальные станции погибли или настолько повреждены, что их понадобится разрушать и заменять, а не перестраивать. Формации флота XVII-ого бомбардируют южное полушарие Калта. Остальная часть флота создала себе открытую господствующую позицию на орбите.
Флот Ультрамара раздроблен. От его изначальной мощи осталось около пятой части. Уцелевшие корабли либо отступают на дальнюю сторону местной звезды, чтобы избежать атаки флота или безжалостного обстрела со стороны оружейно сети, либо же, как «Честь Макрагга», беспомощно дрейфуют в зоне высокой швартовки.
Не осталось почти ничего, при помощи чего можно воевать. С ними разделались. Все кончено. Несущим Слово осталось лишь подбить последние сражающиеся корабли флота XIII-ого
Похоже, что это не вызывает никаких сложностей у оружейной сети. Она уничтожила местный мир-кузницу, небольшую луну с наступательными возможностями, звездный форт возле точки Мандевилля, а также несколько линкоров.
- У нас есть сенсоры, - произносит капитан корабля, - и мощность нарастает. В течение пятнадцати минут я прогнозирую объем, достаточный для орудий или двигателя. Но не одновременно.
- А что со щитами? – интересуется Гейдж.
- Мне показалось, что орудия и двигатель обладают более высоким приоритетом.
Гейдж кивает. Теория логична. К флагману фактически пришвартованы три крейсера Несущих Слово. Оружейная сеть не станет стрелять по «Чести Макрагга», пока они настолько близко. Крейсеры не станут стрелять, поскольку до сих пор не сделали этого. Они подошли вплотную, чтобы начать действия по высадке.
Враг хочет получить флагман неповрежденным.
Гейдж видит схему. В какой-то момент он не мог понять, почему многие из уцелевших кораблей Ультрадесанта – это наиболее крупные и мощные линкоры. Ведь естественно, что противник, который контролирует оружейную сеть, в первую очередь стал бы сбивать самые серьезные угрозы.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:55 | Сообщение # 124



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Все сохранившиеся корабли беспомощны и дрейфуют, как «Честь Макрагга». Как только они избавятся от воздействия мусорного кода или электромагнитного импульса и начнут движение, или поднимут щиты, сеть уничтожит их.
Несущие Слово намереваются захватить нетронутыми как можно больше крупных боевых кораблей Легиона. Хотят усилить свой флот. Нарастить ударную мощь.
Они хотят повернуть корабли Ультрамаринов против Империума.
Что за чушь там вещал Лоргар в конце? Хорус обратился? Гражданская война? Он был безумен, к тому же, это был не Лоргар. Это была какая-то подделка ксеносов. Какой-то эффект прорыва эмпиреев.
Гейдж знает, что лжет самому себе. Сегодняшний день изменил вид галактики так, как не смогла бы предсказать даже самая дикая теория. Он надеется, что ему не предстоит жить, безропотно снося новый порядок.
Сколь бы долгим ни оказался остаток его жизни, он не допустит, чтобы корабли Ультрамара использовали против Империума.
Он оборачивается к Эмпиону.
- Твои отделения собраны?
- Да, - отзывается Эмпион.
- Готовность, - распоряжается Гейдж. – Отбить тех, кто идет на абордаж. Найдите их и выбейте с этого корабля.

[отметка: 12.20.59]

Олл Перссон велит им ждать.
Дым покрывает реку, пристани и доки. В устье горят два контейнеровоза, которые образуют в неподвижном тумане пляшущие желтые пушинки. Как будто весь мир обращается в газообразное состояние.
Он велит им ждать – Графту, Зибесу, двум солдатам и безмолвной девушке. Они укрываются в домике пилота, из которого видно место посадки. Они все вооружены, кроме Графта и девушки. Она так и не проронила ни слова и не посмотрела никому в глаза.
Олл закидывает на плечо ремень винтовки и находит тихое местечко в одном из складов. В былые дни он часто приезжал на Неридскую косу на рынки. Там всегда был свежий улов, несмотря даже на то, что причальные районы были в первую очередь промышленными. Вдоль пристаней и платформ, среди громоздких контейнеров, сновали сотни лодок.
Теперь все перемешалось. Несколько громадных морских волн вышвырнули лодки на улицы и разбили их о жилища и заводские постройки. Улицы залиты водой и по щиколотку покрыты завалами мусора и обломков. Вода и того хуже. Она похожа на бурое масло, и в ней плавают тела, тысячи тел. Они загромождают платформы, сбиваются под мостами и дорожками молов, собранные взявшими верх течениями, будто выброшенный за борт хлам.
Это место пахнет смертью. Затопленной смертью.
Олл садится и открывает свою старую сумку. Он извлекает несколько предметов, которые спас из спальни, и раскладывает их поверх старого ящика.
Маленькая жестянка, табачная жестянка для грубо порезанных листьев лхо. Он давным-давно не курит, однако это делали несколько его более старых версий. Он со щелчком открывает жестянку, чувствует оставшийся запах лхо и вытряхивает на ладонь тряпичный узелок. Разворачивает его.
В точности такие, какими он их и запомнил. Маленький серебряный компас и агатовый маятник. Ну, они кажутся серебряным и агатовым, и он никогда не поправлял тех, кто так говорил. Черный камень подвешен на очень тонкой серебряной цепочке. Прошли многие годы с тех пор, как он в последний раз пользовался этими предметами. Олл подозревает, что их могло быть больше ста, однако отполированная черная сфера на конце цепочки теплая.
Компас изготовлен в виде человеческого черепа, это прекрасный образчик художественной работы по металлу размером не крупнее большого пальца. Череп слегка вытянут, чуть больше стандартных человеческих пропорций, что наводит на мысль, что образцом для исполнения на самом деле послужил не человеческий череп. Коробочка черепа открывается по линии челюсти на точно спроектированных петлях так, что нёбо рта оказывается шкалой компаса. Отметки на ободке настолько мелкие и тонкие, что для того, чтобы прочесть их, потребовалась бы лупа часовых дел мастера. У Олла есть такая.
Когда он перемещает крохотный прибор, простая черно-золотая стрелка плавно поворачивается.
Он ставит его, сориентировав на север. Наблюдает, как подергивается стрелка.
Олл достает из сумки небольшой блокнот с застежкой и раскрывает его на пустой странице. Половина блокнота заполнена старыми записями от руки. Он извлекает стилус, открывает его и записывает дату и место.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:55 | Сообщение # 125



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


У него уходит несколько минут. Он подвешивает маятник над компасом на серебряной цепочке и позволяет ему раскачиваться. Он несколько раз повторяет процесс, занося в плотные столбцы углы и направления вращения вместе с подергиваниями стрелки компаса. Он высчитывает и записывает азимут. Затем пролистывает страницы блокнота назад, раскрывает сложенный желтый лист бумаги, вклеенный в заднюю часть обложки, и изучает таблицу. Ее написали на Терре двадцать две тысячи лет назад, это копия таблицы, составленной за двадцать две тысячи лет до того. В те дни его почерк выглядел заметно иначе. В таблице показана роза ветров сторон света. Это часть записанной тушью великой тайны. Олл размышляет о двух силах, которые столкнулись на Калте, и думает, что в одном обе они правы. В одном они сходятся. Слова – это сила, как минимум, некоторые из них. Информация – это победа.
- Фраскиада, - говорит он самому себе. Как он и подозревал, им понадобится лодка.
Он собирает вещи столь же аккуратно, как и разворачивал их, готовит ружье и отправляется на поиски остальных.
Бейл Рейн с сомнением глядит на ялик.
- Залезай быстрее, - говорит Олл.
Ялик – рыболовное суденышко на дюжину человек с небольшой крытой кабиной и длинным узким корпусом.
- Куда мы направляемся? – спрашивает Зибес.
- Отсюда, - отвечает Олл, загружая на борт несколько ящиков. – Далеко. Фраскиада.
- Что? – переспрашивает Зибес.
- На северо-северо-запад, - поправляется Олл.
- Зачем? – спрашивает Рейн.
- Мы должны идти туда. Помоги мне с ящиками.
Они погрузили кое-какую пищу в банках, завернутые в фольгу пайки, медицинские припасы и еще некоторые важные вещи, взятые из домика пилота. Кранк и Графт отошли по платформе, чтобы наполнить четыре больших пластековых бочки питьевой водой из портовых цистерн.
- Мы будем грести? – интересуется Рейн.
- Нет, тут есть мотор. Небольшая термоядерная установка. Однако она шумит, а временами нам понадобится вести себя тихо, так что мы берем и весла.
- Я не буду грести, - говорит Рейн.
- А я тебя и не прошу, парень. Для этого мы взяли Графта. Он не устает.
Этот мальчик, Рейн, начинает становиться суетливым. Олл это видит. Они все нервничают. Все, кроме Кэтт, которая просто сидит на швартовочной тумбе, глядя на тела в воде. На улицах выше по косе стрельба и шум танков. Танков и псов.
Вот только Олл знает, что это не псы.
- Иди и помоги своему другу с водой, - говорит Олл. Он забирается на борт, чтобы проверить электрику и запустить двигатель на холостых оборотах.
Рейн идет назад по платформе в сторону цистерн. Порывистый ветер гонит по пристани черный дым, заставляя его кашлять.
Он даже не думает о Нив. Вообще не думает.
И вдруг она просто оказывается там. Прямо перед ним, словно выступив из дыма.
Она улыбается. Она никогда не казалась ему настолько красивой.
- Я тебя искала, Бейл, - произносит она. – Я думала, что больше тебя не увижу.
Он не в силах говорить. Он идет к ней с распростертыми руками и слезами на глазах.
Возле цистерн Кранк поднимает голову. Он видит на мостках Рейна. Видит, что тот делает.
- Бейл! – кричит Кранк. – Бейл, нет! Нет!
Он бежит на помощь, но на его пути неожиданно оказываются люди. Люди на причале. Люди приближаются из дыма. Они грязные и крепкие, одеты в черное. Они худощавы, будто от недоедания. У них ружья, винтовки. У них ножи из черного стекла и грязного металла.
Винтовка Кранка прислонена к цистерне. Он пятится назад. У него нет шансов добраться до нее.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:55 | Сообщение # 126



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Братья ножа смеются над ним.
- Убить его, - обращается к Ушметар Каул Криол Фоуст.

[отметка: 12.39.22]

Загерметизировав доспехи, шестой истребительный отряд выходит из шлюзового порта номер 86. Во главе Тиель. Эмпион лично возложил на него эту ответственность, хотя среди собранных на борту корабля выживших было несколько капитанов, которые сочли бы такую обязанность за честь.
По «Чести Макрагга» движется сорок отрядов. Сорок истребительных команд, каждый численностью в тридцать человек. У них болтеры и оружие ближнего боя. Трое братьев в каждом отряде тащат магнитные мины.
Команда Тиеля выходит позади одного из основных позиционирующих двигателей левого борта. Это гигантская массивная громада, похожая на башню жилого блока. С каждой стороны установлены раструбы выпускной системы, из которых вышли бы купола для храмов приличного размера.
Над двигательным комплексом поднимается Калт: яркий восход планеты над проклятой башней. Калт похож на Старую Терру – зеленые массы суши и синие моря, затянутые белыми облаками.
Однако Тиель видит на нем смертельные раны. Часть сферы покрыта спиралью бурых, словно сажа, грозовых туч, а остальные места выглядят как помятости на кожуре плода. Атмосфера неимоверно обесцвечена. По ту сторону искривленной тени границы дня и ночи районы южного континента залиты сияющим оранжевым мерцанием, словно горячие угли на колосниковой решетке.
Магнитные захваты на подошвах удерживают его на поверхности корпуса. Продвигаясь вперед, он расширяет себе обзор. Он с необычайной отчетливостью видит окружающее Калт пространство. Видит, как орбитальные сооружения светятся от энергии пламени, пожираемые пожаром. Видит, что ближайший из естественных спутников планеты почернел и испещрен следами обстрела.
Ближе находятся корабли. Тысячи кораблей. Горящих кораблей. Дрейфующих, рассыпанных, ставших жертвами избиения, разбитых на куски и уничтоженных. Неторопливые рои обломков, безмолвные облака поблескивающего металлического мусора. В пустоте мерцают и вспыхивают лучи энергии.
Звездное небо, громадное бесконечное пространство галактики, безучастно и бесстрастно глядит на все это.
Свет звезд холоден. Он похож на резкий и ясный закат колоссальной яркости. Ничто не нарушает равнодушного сине-белого великолепия веридийского солнца. Все тени резко очерчены и глубоки. Вокруг него либо болезненно яркий свет, либо черная как смоль тень.
Все легионеры подготовлены к бою в условиях пустоты и при нулевой гравитации. Строго говоря, это ни то, ни другое. Флагман является источником ограниченного притяжения, а к корпусу корабля прилегает тонкая воздушная прослойка – атмосферная оболочка – которую поддерживают генераторы гравитационного поля, чтобы способствовать работе открытых пусковых ангаров и причальных боксов.
Впрочем, все же сложно различать верх и низ. Перед ними, словно горизонт улья, открывается ландшафт левого борта корабля. Это густое и сложное сооружение из труб и башен, вентиляционных шахт и арок, блоков и пилонов. Масштабы огромны. Истребительная команда перемещается гигантскими скачками от одной поверхности к другой, продвигаясь вниз по борту корабля, словно акробаты, которые движутся через городское пространство с крыши на крышу.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:56 | Сообщение # 127



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Пониженная гравитация увеличивает их силы. Один уверенный шаг превращается в десятиметровый прыжок. Несмотря на часы теории и тренировок, необходима секунда на овладение практикой. Слишком просто шагнуть слишком широко, оттолкнуться слишком сильно, улететь слишком далеко. У более широких пропастей, ущелий охлаждающих вентиляционных шахт левого борта и громадных каньонов межпалубных зубчатых стен, члены истребительной команды используют краткие импульсы тяги пустотных ранцев, пересекая адамантиевые рубежи и стальные разломы.
Крейсер Несущих Слово «Свободная Колхида», громадное багряное чудовище, пристыковался к задней левой части «Чести Макрагга», словно кровососущий паразит. Пространство между двумя кораблями абсолютно черно, свет звезды полностью заслонен.
Однако в черноте есть огни. Продвигаясь со своим отрядом, Тиель опознает искры и свечение режущего инструмента и пристегнутых прожекторов. Готовые к эвакуации команды Несущих Слово хирургически вскрывают корпус флагмана, чтобы атаковать крупные шлюзы и позволить штурмовым силам осуществить прямой переход.
Предполагается, что от других точек выхода должны прибыть четвертая и восьмая истребительные команды, чтобы объединить силы против этого вторжения, однако Тиель не видит никаких их следов. Сколько еще времени ему следует дать им? По мнению Тиеля, угроза абордажа слишком долго оставалась без ответа.
Он бросает взгляд на Антероса, своего заместителя.
И подает сигнал.
Они атакуют.
Они быстро несутся на пустотных ранцах вдоль широкого каньона ярко освещенного теплообменного канала, пролетая в неподвижной тени силового соединения размером с подвесной мост. За ними по корпусу следуют их крохотные тени.
Половина являющейся их целью группы стоит на самом корпусе флагмана. Другая половина – на боку причальной башни, перпендикулярно остальным. К пластинам корпуса применяют мелта-инструменты. Из открытых грузовых люков пристыкованного крейсера выдвигаются громоздкие режущие головки. Относительно Тиеля крейсер находится наверху, а выдвинутые резаки свисают с него, вгрызаясь в корпус флагмана. С режущих головок во мрак срываются струи раскаленных добела искр.
Тиель стреляет из болтера, и заряды уносятся прочь, оставляя за собой подрагивающие хвосты огня, словно из паяльной лампы. Звука нет. Они разрывают нагрудник Несущего Слово, который охранял выход теплообменника, однако смотрел не в ту сторону. Торс взрывается огненным шаром, разбрасывая осколки и шарики крови. От удара он содрогается и, переворачиваясь, заваливается назад. Тиель проносится мимо вертящегося трупа, снова стреляя. Третий выстрел проходит мимо цели, бесшумно оставляя на корпусе воронку. Четвертый попадает в лицо Несущему Слово, разворачивая того в фонтане искр и пламени. Из разбитого черепа вздувается кровь, которая колеблется и извивается в околопустотном пространстве.
Остальная часть истребительной команды открывает огонь. Они мчатся через район цели, словно группа «Молний» на бреющем полете, и Несущие Слово гибнут, когда болтерный обстрел молотит по ним и пробивает их насквозь. Тела падают и подскакивают. Некоторые распадаются на части, выпуская наружу облака кровавых бусин, которые колеблются, словно ртуть. Один из Несущих Слово получает попадание такой силы, что его тело улетает прочь на огромной скорости, уменьшаясь в размерах и оставляя флагман позади. Еще одного задевает взрывом, из-за которого его собственный пустотный ранец дает сбой, и он взмывает вверх на раздвоенном столбе пламени, жестко сталкиваясь с бронированным корпусом находящегося над ними крейсера.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:56 | Сообщение # 128



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Четверо Несущих Слово умирают, не разомкнув магнитные захваты на своих подошвах, и просто остаются стоять на корпусе, безвольно опустив руки, будто изваяния, или ушедшие на дно моря тела с привешенным к ногам грузом.
Окружающее пространство заполнено плывущими и кружащимися скоплениями крови. Они разбиваются о Тиеля, разлетаясь на более мелкие кровавые бусинки и разливаясь по его доспеху. На мгновение ему заливает визор, и он лишается обзора.
Он резко тормозит, отлетает назад и приземляется.
Он протирает визор как раз вовремя, чтобы увидеть, как к нему по корпусу скачками движется Несущий Слово. Они оба находятся на боку причальной башни и их «земля» находится под углом девяносто градусов к плоскости корабля. Движение Несущего Слово, которому способствует пониженная гравитация, кажется преувеличенным, почти что комичным. Он стреляет из своего оружия. Болт проносится мимо Тиеля. Тиель стреляет в ответ. Бесшумные стремительные заряды отрывают врагу правую ногу и разносят в клочья оба наплечника. Удары мгновенно и жестко меняют его курс, превращая прыжок вперед в жестокое падение назад и верчение. Он отлетает от ускорительной установки, отскочив под другим углом.
Тиель разворачивается. Он еле-еле уворачивается от силового топора, рассекающего тьму. Он убивает его владельца одиночным выстрелом, который отбрасывает фигуру назад, из тени на свет. Но там еще двое. Оба приближаются с режущими инструментами: шипящей от нагрева корпускулярной горелкой и силовым резаком. Несущие Слово движутся к нему большими медленными прыжками.
У Тиеля при себе электромагнитный дуэльный меч. Он извлекает его из ножен и вгоняет два болтерных заряда в грудь Несущему Слово с резаком, образуя массу пляшущих кровавых бусинок. А затем встречает приближающуюся полыхающую горелку.
Она в состоянии рассекать пустотные корпуса. И уж точно в состоянии рассечь его.
Тиель пользуется длиной и остротой меча для достижения максимального эффекта. Он разрубает обтекатель горелки и держащую ее руку. Из отсеченной руки льется кровь, а из разорванной горелки рвется жгучая энергия. Попав в сферу белого пламени, Несущий Слово силится отойти назад, он бьется, плавится, сгорает. Тиель рискует один раз сильно ударить врага ногой в грудь, чтобы сбить того. Слишком яркий, чтобы на него глядеть, гибнущий Несущий Слово переворачивается, улетая прочь. Выпущенная на свободу энергия добирается до силовой ячейки горелки и воспламеняет ее. По причальной башне, направленные корпусом, прокатываются ударная волна и свет – оба бесшумные. Огненный шар бьет в броню крейсера и струится вовне, выпуская свою ярость.
Тиеля толкает назад. Сенсоры его доспеха на секунду слепнут, выдавая ему всплеск помех и треска.
Он пытается прикрепиться к корпусу, заново пристыковаться.
Свечение от взрыва меркнет. Он быстро оценивает ход сражения. Насколько ему видно, он потерял двоих, однако силы Несущих Слово были разбиты. Повсюду вокруг него плавают изломанные тела, окруженные морем подрагивающих несимметричных кровавых капель. И при этом никаких признаков других истребительных команд.
Тиель перелетает к громоздким режущим головкам. Это огромные приспособления, каждое крупнее «Носорога», которые выдвинуты изнутри вражеского крейсера на гигантских суставчатых серворуках. Тиель подает сигнал Бормару – одному из тех, кого назначили нести магнитные мины. Они начинают прикреплять их к первой режущей головке. Тиель оставляет Бормара трудиться и взлетает с серворуки на управляющую платформу, которая установлена на середине пути наверх. Если он сможет втянуть механизм внутрь вражеского корабля…
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:56 | Сообщение # 129



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Словно дождь комет, вокруг него падает буря массореактивных зарядов. Некоторые попадают в плафторму и поручни, разрываясь яркими вспышками. Ливень огня колоссален. Там, где относительно него находится низ, гибнет полдюжины его людей. Рядом с телами в красной броне начинают плавать тела в синей. Все поблескивающие и подрагивающие кровавые бусины одного цвета.
Он смотрит «вверх».
Атака его истребительной команды не осталась незамеченной. Из открытых грузовых люков крейсера совершают выход основные силы Несущих Слово. Они появляются, стреляя. Их пустотные ранцы полыхают.
Тиель и его люди уступают в численности в восемь раз.

[отметка: 12.40.22]

Олл Перссон делает шаг с ялика на платформу. При нем его лазерная винтовка.
Резкое движение загрубевшего большого пальца правой руки отщелкивает предохранитель и приводит ружье в боевую готовность. Олл даже не смотрит на оружие. Он глядит прямо перед собой, вглубь платформы, на собравшиеся там фигуры. На лице мрачное выражение. От этого черты становятся жестче. Хмурясь, он щурится так, словно вышло солнце, и оно чересчур яркое.
Он не колеблется. Шаг, другой, затем он переходит на трусцу, а потом бежит, бежит прямо по платформе, вскидывая готовую винтовку к плечу, прижимая ее к щеке и целясь на бегу.
Первый выстрел. В брата ножа, в позвоночник между лопаток, как раз прежде, чем тот успевает ударить кричащего Кранка в шею. Второй и третий выстрелы. В брата ножа, в лицо, в человека, который прижимает Кранка к земле. Четвертый выстрел. В брата ножа, в нижнюю челюсть, когда он оборачивается, сбивает его в воду. Пятый, шестой и седьмой выстрелы. В двух братьев ножа, которые разворачиваются с винтовками, кучная тройка пробивает обоих насквозь.
Еще двое начинают палить в ответ вдоль посадочной площадки.
Восьмой выстрел. В одного из стрелков, ранит его. Девятый выстрел. Убивает его. Десятый выстрел. В другого стрелка, в верхнюю часть головы.
Одиннадцатый выстрел. Осечка. Магазин пуст. Сегодня он много стрелял. Вынимает его, продолжая бежать по платформе, с глухим звуком роняет пустую ячейку на мостки. Загоняет на место свежую.
Он добирается до них, он среди них. Ближний бой. Олл проводит блок и вгоняет приклад ружья в лицо. Траншейный стиль боя, как их учили столько лет тому назад в грязи снаружи… Верден? Эх, штык бы! Придется справляться голым дулом. Оно раскалывает лоб.
Пинок ногой вбок ломает лодыжку, еще один удар приклада дробит скулу. Он блокирует укол ножом при помощи винтовки, как дубинкой, отводя его в сторону. Снова стреляет. В упор. Сквозь грудину. Из спины брызжет кровь.
Темноту разрывают проходящие мимо лазеры. Он не уклоняется. Четверо братьев ножа карабкаются через перила на краю пристани, чтобы присоединиться к схватке. Добраться до него.
Олл разворачивается, лазерная винтовка у бедра, перевод на автоматический огонь. Одна очередь, дульная вспышка дергается, будто проблесковый маячок.
Позади хрустят кости. Олл резко оборачивается. В растекающейся луже крови лежит культист, которого он не заметил. Графт ударил его одной из подъемных конечностей.
- Спасибо, – произносит Олл.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:57 | Сообщение # 130



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Он собирался вам навредить, рядовой Перссон.
В такие моменты Олл жалеет, что не может научить старого рабочего сервитора стрелять.
В такие моменты…
Сколько раз он молился, чтобы никогда больше не было таких моментов? Печальная правда состоит в том, что есть лишь война. Всегда нужно сражаться на очередной войне. Олл это знает. Знает лучше, чем кто бы то ни было.
Быть может, это она. Быть может, Грамматикус на этот раз оказался прав. Быть может, это последняя война. Быть может, это будет последний бой.
Кранк пытается подняться. Он потрясен. Олл ищет Рейна. Он видит, как нечто утаскивает парня в тень.
- Оно его схватило, оно его схватило! – бормочет Кранк.
- Все в порядке, - говорит ему Олл, глядя не на него, а только на Рейна. – Хватай воду. Лезь в ялик. Мы отправляемся.
Может быть, мальчишка мертв. Может быть, просто упал в обморок. Теперь от лазгана не будет пользы. Та тварь, которая его схватила, вышла прямиком из варпа. Олл не знает, что видят Рейн и Кранк. Наверное, что-нибудь из иллюстрированного бестиария. Олл видит его, как оно есть. Грязная материя, сплавленная в человекоподобную форму, облаченная в наряд кошмара. Оно достаточно реально - достаточно реально, чтобы убить, - однако, тем не менее, не реально. Это всего лишь отражение в энергии этого мира чего-то из Имматериума. Чего-то голодного, возбужденного, которому не терпится нанести удар.
Если угодно, называйте это демоном. На самом деле, это излишне конкретное слово, однако, может быть, в нем содержится все, чем являются демоны.
Олл бросает взгляд вниз, на тела убитых им оборванных воинов в черном. Им было известно о варп-магии. Не много, но достаточно, чтобы возиться с ней. Достаточно, чтобы поверить, будто они нашли невыносимую истину. Достаточно, чтобы создать культ, религию. Достаточно, чтобы лишиться разума. Как эти идиоты – Несущие Слово. Все, связанное с варпом, губительно. Как только ты к нему прикасаешься, оно прилипает. От него сложно избавиться.
Черные ножи их братства. Ритуальные ножи. Атамы. Он поднимает один из них, ближайший, и загоняет ручку в ствол винтовки. На крайний случай сгодится импровизированный штык-затычка. Он довольно неплохо справлялся при Аустерлице.
Олл заклинивает его, затем делает шаг вперед и вгоняет черный клинок в существо, которое вцепилось в Рейна. Во все стороны бьет черный свет. Облако дыма, вонь тухлых яиц и гнилого мяса.
Демоническая тварь кричит, словно женщина, и умирает. Материя, из которой она состоит, распадается на черную слизь. Она полностью покрывает Рейна и мальчишка отключается. Но у него все еще есть пульс.
Олл озирается. Позади него, глядя на Рейна, стоит девочка Кэтт.
- Помоги мне его тащить, - произносит Олл.
Она ничего не отвечает, но берет Рейна за ноги. Появляется Зибес, в глазах которого ужас, и помогает ей.
Олл выдергивает из ружья то, что осталось от ножа, и швыряет его в грязную воду. Он касается символа, который находится возле его горла, и шепотом благодарит своего бога за избавление. В конечностях старого тела покалывает адреналин. Он ненавидит спешку, ее жжение. Он думал, что оставил эту чушь позади.
Он поворачивается к ялику. Стрельба привлечет внимание, однако по его подсчетам у них есть время отчалить и направиться по каналу.
Он видит брата ножа, которого свалил Графт. Командир, офицер, вожак стаи. Маджир. Лицо внизу. Повсюду кровь из раны в голове. Возле него на мостках лежит нож, еще один атам.
Но у предводителя он хорош. Мастерски сделан. Специально, чтобы отметить его власть и значимость. Эта вещь лучше, чем грубые ритуальные шипы, которыми вооружены остальные, если нечто столь искаженное и злое по своей природе вообще можно назвать хорошим.
Возможно, это не в точности то, что ищет Олл, но оно самое близкое из того, что он видел, и он будет глупцом, если оставит его.
Он подбирает нож, заворачивает его в тряпку и запихивает в набедренный подсумок.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:57 | Сообщение # 131



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Через три минуты двигатель ялика с грохотом оживает, и лодка выходит на темную воду, прочь от платформы.
Криол Фоуст резко приходит в себя. Он садится, оторвав лицо от плохладного и сырого настила. Повсюду кровь, он весь в крови. Он ощупывает пальцами скальп и находит участок черепа, который болит действительно ужасно и который не должен вот так вот двигаться.
Его несколько раз рвёт.
Он знает, что у него кое-что забрали, нечто крайне особенное и драгоценное, данное ему Аруном Ксеном. От этого зависело будущее Фоуста. Он нуждался в этом, чтобы обрести могущество и власть, о которых грезил.
Кто-то умрет за то, что взял это.
Нет, куда хуже, чем умрет.

[отметка: 12.41.11]

Приглушенные удары. Как будто у него заложены уши. Как будто все в тумане. Похоже на стук крови в висках.
Шум. Пронзительный скрипучий шум. Это вокс. Вокс в шлеме. Передача. Что там говорят?
Вентан пытается ответить. Рот оцепенел, не слушается. Он перевернут вверх ногами. Он чувствует запах крови. Своей.
Он силится слушать. Оно начинает становиться громче, громче, проходит сквозь глушащие его слои, словно звук через воду, пока не становится отчетливым, громким и понятным.
- Самус. Это единственное имя, которое ты услышишь. Оно означает конец и смерть. Самус. Меня зовут Самус. Самус повсюду вокруг тебя. Самус - человек рядом с тобой. Самус будет глодать твои кости. Оглянись! Самус здесь.
- Кто говорит? Кто это? – запинаясь, спрашивает Вентан. – Кто на канале? Назовитесь.
Он лежит на спине на земле, на склоне из щебня и перемолотого газона. Он в парке дворца Лептия Нумина.
Он поднимается. Рядом двое мертвых Ультрамаринов – один раздавлен, другой разорван пополам.
Вентан вспоминает. Вспоминает, как менялся Ксир.
Он озирается.
Демон огромен. У него неимоверно длинные тонкие и костистые руки, он перемещается на них, как летучая мышь на сложенных крыльях. Два рога на голове громадны.
Он атакует дворец. Раздирает фасады. Рушащиеся секции извергаются наружу огромными, насыщенными пылью потоками каменной кладки и гипса.
Перед ним отступает Армия и боевые братья, которые поливают его при помощи всего, что у них есть: болтеров, лазеров, плазмы, твердых снарядов. Выстрелы решетят и пробивают гротескную черную громаду твари, однако похоже, что та не ощущает нанесенные ей повреждения. Вентан слышит в ухе ее голос, бормочущий в воксе.
- Самус. Это означает конец и смерть. Самус. Меня зовут Самус. Самус будет глодать твои кости. Оглянись! Самус здесь.
Вентан видит Сулла. Сулл подобрал свой меч – тот меч, которй он использовал против Ксира. Вентан знает, просто знает, что Сулл пытается искупить то зло, которое выпустила на свободу его ошибка.
Сулл атакует демона, рубя его.
Вентан двигается вперед. Он переходит на бег.
- Сулл! – кричит он.
Сулл не слушает. Его покрывают брызги ихора, он врубается в протухшую плоть твари.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:57 | Сообщение # 132



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Похоже, что демон, наконец, замечает кобальтово-синюю фигурку, которая рубит основание его позвоночника.
И наступает на нее.
А затем продолжает движение, не обращая внимания на несущиеся в его плоть массреактивные снаряды. Рушится очередная часть фасада дворца.
Вентан добегает до Сулла. Тело того вдавлено в газон в испускающей пар выжженной ложбине, которая сочится слизью. Он пытается вытащить его. Сулл жив. Его защитил доспех, хотя у него есть раны от давления. Кости переломаны.
Вентан слышит треск и шум колес. Во дворцовый парк прорывается один из «Теневых мечей». Он пересек мост и обрушил привратные укрепления, чтобы попасть внутрь периметра. Он снес ворота, в попытках уничтожить которые Несущие Слово потеряли сотни людей.
Сверхтяжелый танк с грохотом движется через изуродованные газоны, сшибая некоторые из огневых точек Спарзи. Он наводит свое вулканоподобное орудие. Вентан слышит характерный стонущий вздох конденсаторов, накапливающих энергию для выстрела.
Выстрел беспощаден. Вспышка света. Жгучий луч. Он попадает в тело демона. Кажется, что ослепительно яркое сияние нарушается от мрака демона, затмеваемое им. От тела существа струится темный пар, но не видно никаких признаков повреждений.
Оно поворачивается к танку.
Вентан снова начинает бежать через изодранный газон, мимо тел убитых демоном людей, к стене дворца. У него есть теория. Это немного, однако это все, чем он располагает. Демон невосприимчив к повреждениям тела, но голова может быть уязвимой. Раны в мозг или череп могут замедлить его, или нарушить деятельность. Быть может, даже изгнать проклятую тварь.
Она поймала «Теневой меч». Сверхтяжелая машина пытается перезарядить пушку, но этот ее знаменитый медленный темп стрельбы…
Демон хватает танк за переднюю часть корпуса, сгибая фальшборта и отрывая защиту гусениц. Он толкает трехсоттонный танк назад, сдирая дерн, словно скатерть. Танк газует, выбрасывая султаны выхлопов и пытаясь ехать на рогатую тварь, гусеницы скользят и извиваются. Брызжет грязь. Разлетаются куски дерна. «Теневой меч» старается развернуться, чтобы нацелиться в демона в упор. Демон бьет по дулу массивного орудия, и установка вырывается и разворачивается, как подбородок от удара. Вентан слышит, как рвутся и взрываются внутренние приводы вращения и сцепления. Разболтанный и разбитый лафет орудия опадает, покачиваясь на могучем шасси, пушка шлепается набок.
Демон наколняется, принюхиваясь, и откусывает кусок от корпуса. А затем снова толкает танк, пуская его задом через узорчатую клумбу с фруктовыми деревьями, и расшибает его о стену с террасами.
Вентан разбегается по склону из щебня, прыгает, широко расставив руки, и приземляется на плоскую крышу садовой колоннады. Он бежит по ней, перескочив через обрушенную атакой демона секцию, и снова прыгает, на сей раз – на мраморный парапет крыши самого дворца. Он бежит по ней, на одном уровне с демоном, практически над ним. Тот приканчивает танк, словно гончая кролика.
Вентан видит заднюю часть его шеи – морщинистую и бледную, почти человеческую. Видит пучки и пряди омерзительных черных волос, которые покрывают ее, будто веревки. Видит затылок черепа, где пестрая кожа дрябло свисает позади узловатых шипов нелепых рогов.
Вентан ускоряется. Он тянется к мечу, но ножны пусты.
Все, что у него есть – ритуальный нож Ксира.
Он выдергивает его, сжимает обеими руками острием вниз и с разбегу спрыгивает с крыши, занеся руки над головой.

[отметка: 12.42.16]
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:58 | Сообщение # 133



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Деваться некуда. Несущие Слово потоком вырываются из грузовых трюмов, заполняя пространство огнем.
Тиель приседает и уворачивается, болты проносятся мимо него, оставляя бесшумные пламенные следы.
С его истребительной командой покончено. Миссия завершена. Перевес слишком велик.
- Отбой! – передает он по воксу и активирует пустотный ранец на полную тягу.
Жесткое ускорение поднимает его вверх по широкой дуге с загибом назад, стремительно унося прочь с поля боя. С ним поднимаются четверо, может быть, пятеро из его отряда. Зарид, последний из них, подбит обстрелом снизу, его кружащееся обмякшее тело уносится к звездам, подергиваясь и поворачивая, когда сопла ранца кашляют и дают сбои.
Их преследует огонь. Делая вираж, Тиель видит, как вспышки бесшумного света возникают на корпусе флагмана внизу и искрятся на бойницах и опорах.
Он приземляется, надеясь, что у него приличное укрытие. Нужно перезарядиться. Он пытается подсчитать величину рассеивания противника и углы, с которых тот будет приближаться. Он выкрикивает организующие распоряжения уцелевшим членам команды.
Как бы то ни было, Несущие Слово рядом. Двое появляются над верхушкой тепловентилятора, еще двое – из-за буфера обшивки. Он делает два выстрела. Что-то попадает ему в плечо.
Нет, это рука. Рука, которая тянет его назад.
Жиллиман отталкивает Тиеля в сторону и толкается в направлении Несущих Слово. Когда он находит сцепление, бронированные подошвы вгрызаются в обшивку корпуса. Он кажется громадным, словно титан. Не марсианская машина. Титан из мифов.
Его голова непокрыта. Невероятно. Плоть побелела от холода. Его рот распахивается в беззвучном крике, и он врезается в них.
Убивает первого. Он вдавливает голову легионера в грудь нижней частью кулака. В стороны брызжут колеблющиеся и сталкивающиеся друг с другом шарики крови. Тело медленно заваливается назад.
Жиллиман разворачивается, находит еще одного, пробивает торс легионера гигантским кулаком, и выдергивает его назад, вырывая позвоночник. Приближается третий, нетерпеливо жаждущий прославиться убийством примарха. Тиель разрывает его на части огнем перезаряженного болтера, держа оружие обеими руками и уперевшись ногами.
Мчится четвертый.
Жиллиман изгибается и сносит ему голову. Начисто. Голова и шлем, как единое целое, падают прочь, будто мяч, оставляя след из кровавых бусинок.
Начинается прикрывающий обстрел. Другой истребительный отряд, наконец, добрался до секции корпуса. Со всех сторон в каньоне теплообменника бушует яростная и бесшумная битва на болтерах. Пораженные тела, из которых сочатся текучие фигуры, кружась, улетают в ледяную тьму.
Тиель проводит триангуляцию своего местоположения. Он подает на мостик сигнал открыть шлюзовое отверстие номер 88.
Он смотрит на Жиллимана. Указывает на шлюз.
Примарх хочет сражаться. Тиель знает этот взгляд. Эту потребность. Жиллиман хочет продолжать драться. Вокруг него похожая на красные лепестки кровь, и он хочет, чтобы ее стало больше.
Как бы то ни было, время прекратить этот бой и начать тот, который имеет значение.

II

[отметка: 12.53.09]
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:58 | Сообщение # 134



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Эреб стоит в окружении демонов.
Он все еще на дальнем севере, на ныне проклятом плато Сатрик. Небо кроваво-красное, цвета доспехов его Легиона. На горизонте кольцо огня. Земля – груда тлеющих углей. Образующие ритуальный круг черные камни, взятые с мира-кладбища Истваан V, пульсируют горячей мощью. Завывает ветер. В его заунывных нотах, похожих на пение голосов, содержится истина. Изначальная Истина.
Истина Лоргара.
Истина слов, которые они несут.
Уцелевшие из Ценвар Каул уже давно отошли на безопасное расстояние, примерно на пятнадцать километров ниже по долине. Остались лишь воины Гал Ворбак под предводительством Зота, их непреклонные фигуры устояли на смертельном ветру и в неестественном огне.
Эреб утомлен, однако ликует. Почти что настало время второго восхода. Второго, еще более великого Ушкул Ту.
Он подает сигнал Эссемберу Зоту.
На обгоревших склонах и почерневших скалах вокруг Эреба скользят и тараторят потревоженные его движением демоны. Они нежатся в светоносном сиянии, поблескивая, сверкая и стрекоча. Некоторые из них вялы, прочим не терпится получить свободу.
Он успокаивает их тихими словами. Их фигуры тянутся вокруг него, насколько хватает глаз, будто колония ластоногих, греющихся на проклятом берегу. Они кружат вокруг друг друга, тела сплетаются, обнимаются, соединяются. Они корчатся и визжат, лают и шепчут, поднимая головы, чтобы обратить иномировые вопли в умирающее небо. Жужжат жирные мясные мухи, от которых чернеет грязный воздух. Рога и гривы раскачиваются в жутковатом ритме. Крылья летучих мышей раскидываются и трепещут. Суставчатые лапы шевелятся и трещат.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 12:59 | Сообщение # 135



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Эреб поет им. Ему известны их имена. Алголат. Сургофа. Этелелид. Мубоник. Балкарах. Уунн. Ярабаэль. Федробаэль. Н`Кари. Эпидемий. Сет Аш, воплощающий перемены. Орман. Перерожденный Тарик, тот-кто-теперь-Тормагеддон. Лацерат. Протаэль. Голгоф. Азмодех. И еще сто тысяч.
Только что вернулся Самус, который нырнул в круг, чтобы облечься новой плотью. Враг еще в силах сражаться, раз подобные Самусу возвращаются назад.
Этого не хватит. Это не пересилит того, что снисходит.
Реальность проминается. Эреб слышит, как она трещит и рвется, сгибаясь. Калт едва выдерживает такое сильное напряжение.
А затем, словно буря, прорвется разрушение.
Зот подносит варп-склянку.
Эреб настраивает ее, чтобы связаться со станцией «Зетсун Верид», с Кор Фаэроном.
Эреб осознает, что у него изо рта идет кровь. Он вытирает ее.
- Начинай, - произносит он.

[отметка: 12.59.45]

Сорот Чур наблюдает за лицом Кор Фаэрона, когда тот получает сообщение с поверхности. На нем ликование. Близится время.
Основная часть координат уже задана. После простого кивка Кор Фаэрона Чур раздает указания магосам у консолей управления. Вся планетарная оружейная сеть перенаправлена на новую одиночную цель.
Нетерпение Кор Фаэрона очевидно. Он играл с сетью, уничтожая линкоры, орбитальные сооружения и луны, однако забава быстро ему прискучила. Подлинная цель ждет.
Несущие Слово приобщены к звездам. Небесные солнца обладают для них глубоким смыслом. Слои организации их Легиона названы в честь солярных символов. Путем сверхчеловеческого усилия Эреб и Кор Фаэрон превратили всю планету Калт в солнечный храм – алтарь, на котором надлежит принести последнюю жертву.
Эреб истончил покров реальности и раскрыл оболочку, которая окружает Имматериум. Алтарь помазан.
Кор Фаэрон делает шаг вперед и возлагает левую руку на пульт управления.
Нажимает.
Оружейная сеть начинает стрелять. Концентрированной и когерентной энергией. Множеством ракет. Уничтожающими лучами. Боеголовками с антиматерией, окруженной тяжелыми металлами. Лучам и пучкам потребуется почти восемь минут, чтобы достичь цели. Твердым снарядам понадобится заметно больше. Но все они в свой черед нанесут удар и будут бить снова, снова и снова, пока продолжается безжалостная бомбардировка.
Цель – сине-белая звезда Виридийской системы.
Кор Фаэрон начинает убивать солнце.

[отметка: 13.10.05]

- Мы опасались, что вы погибли, - произносит Марий Гейдж.
Жиллиман только что вошел на вспомогательный мостик «Чести Макрагга» в сопровождении потрепанной истребительной команды.
- То, что меня не убивает, - отзывается Жиллиман, - не старается как следует.
Он вызывает у них улыбку. Ему это хорошо удается. Но все они видят произошедшую с ним перемену. Он никогда не был человеком, к которому можно ощущать симпатию. Он был слишком жестким, слишком целеустремленным, слишком суровым. Теперь он ранен. Ранен, как может быть ранено животное. Ранен таким образом, от которого животное становится опасным.
- Выброшен наружу без шлема, - говорит Жиллиман. – Помогла биология примарха, однако моим истинным спасением стала атмосферная оболочка.
- Что… - начинает Гейдж.
- Что это была за тварь? – заканчивает Жиллиман. Все пристально глядят и слушают.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Не зная страха Дэн Абнетт (Ересь Хоруса)
Страница 9 из 11«127891011»
Поиск: