Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 10«1278910»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Галактика в огне (Ересь Хоруса)
Бен Каунтер. Галактика в огне
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:02 | Сообщение # 121



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Нет, мой господин. Пока они пытались это сделать, командир «Эйзенштейна» предпринял аварийный прыжок в варп. Но корабль очень сильно поврежден, и я не думаю, что ему удастся пережить параллельный перенос.

— А если удастся, то все мои планы подвергнутся существенной корректировке.

— Варп — темная бездна, Воитель. Вряд ли это...

— Не будь таким самоуверенным, Малогарст, — предостерег его Воитель. — Фаза на Истваане V зависит от нашего успеха здесь, а если «Эйзенштейн» донесет вести о наших действиях на Терру, все может провалиться.

— Воитель, возможно, если бы мы вывели войска из Хорала и блокировали планету, мы могли бы с уверенностью приступить к фазе Истваана V, как и планировалось.

— Я — Воитель, и я не отступаю с поля боя! — крикнул Хорус. — В сражениях на поверхности мы преследуем особые цели, которых ты не в состоянии постичь.

Воспоминания Хоруса были нарушены звонком, поступившим из коммуникационного устройства, вмонтированного в подлокотник трона.

— Воитель.

Установленная под полом голографическая матрица проецировала изображение на большую квадратную панель, висящую над входом в храм. После звонка на ней проступило изображение лорда-командира Эйдолона, очевидно пребывавшего в настоящий момент в командном «Лэнд Рейдере». Кроме треска помех на линии были слышны и отдаленные взрывы.

— Воитель, — заговорил Эйдолон, — я получил известие, которое вам будет интересно услышать.

— Говори! — приказал Хорус. — И лучше, чтобы известие было приятным.

— Могу заранее вас в этом заверить, мой господин.

— Тогда не тяни, Эйдолон, — поторопил его Хорус. — Рассказывай!

— У нас есть союзник внутри дворца.

— Союзник? Кто?

— Люций.



Тяжелее всего было после битвы.

Воины Астартес привыкли к напряжению перед грядущей атакой, к грохоту и боли самого сражения. Но Локен всегда тяжело переносил время, наступавшее после битв, когда видел их результаты. Он не испытывал ни горя, ни отчаяния, как смертные люди, но так же, как они, чувствовал вину и печаль.

Последняя атака Ангрона была самой яростной из всех, и сам примарх, возглавив отряд, пробивался сквозь руины дворца к баррикадам защитников. Тысячи перемазанных кровью Пожирателей Миров шли за примархом, и многие из них остались лежать там, где упали.

Когда-то это место было частью дворцового комплекса, прекрасным садом с беседками, декоративными прудами и крышей, сквозь которую просвечивало солнце. Теперь все обратилось в оплавленные руины: крыша рухнула, и от былого великолепия осталась только случайно уцелевшая резная опора декоративного мостика.

Большая часть тел Пожирателей Миров лежала у передней баррикады — груды из металлических конструкций и камней, наваленной Лунными Волками. Ангрон атаковал их в полную силу, и Торгаддон оставил укрепление после того, как многие Пожиратели Миров сложили головы ради этой кучи мусора. Тарик отвел своих Астартес к баррикадам у входа в центральный зал дворца. Уловка сработала, и Пожиратели Миров слишком растянули строй, когда устремились на позицию, обороняемую Локеном. Многие из них погибли под обстрелом тяжелых орудий, и к тому моменту, когда Локен обнажил меч, Пожиратели Миров уже почти закончили битву — и победа была не на их стороне.

Вместе с убитыми Пожирателями Миров остались лежать и Лунные Волки — воины, которых Локен знал и уважал долгие годы. И хотя грохот битвы давно затих, ему казалось, что он еще слышит рев цепных мечей, вгрызающихся в доспехи, и болтерные залпы, раскалывающие воздух.

— Это была тяжелая битва, Гарвель, — раздался рядом с ним чей-то голос. — Но мы справились.

Оглянувшись, Локен увидел Саула Тарвица, вышедшего из центрального зала дворца. При виде своего друга и боевого брата Локен улыбнулся. Этот воин прошел долгий путь от рядового офицера, каким он был на Убийце, до командира уцелевших после предательства Воителя Детей Императора.

— Ангрон еще вернется, — сказал Локен.

— Но их атака провалилась, — заметил Тарвиц.

— Им нет необходимости напрягаться, Саул, — сказал Локен. — Хорус будет уничтожать нас одного за другим, а потом Ангрон или Эйдолон просто опрокинут оставшихся.

— И не забывай о Сынах Хоруса, Легионе Воителя, — напомнил Тарвиц.

Локен пожал плечами:

— Пока в них нет особой необходимости. Эйдолон жаждет славы, а Пожиратели Миров жаждут крови. Воитель с легким сердцем предоставит им выматывать у нас силы, а потом нанесет решающий удар.

— Теперь все изменилось, — сказал Тарвиц.

— Что ты имеешь в виду?
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:02 | Сообщение # 122



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я только что получил весточку от Люция, — пояснил Тарвиц. — Он сказал, что его связисты только что перехватили донесение Сынов Хоруса. Кое-кто из твоих старых друзей направляется с «Духа мщения» на поверхность, чтобы возглавить Легион.

Локен, внезапно заинтересовавшись, отвернулся от поля битвы.

— Кто?

— Эзекиль Абаддон и Хорус Аксиманд, — ответил Тарвиц. — По всей видимости, они обрушат на город ярость самого Воителя. Я думаю, очень скоро Сыны Хоруса будут подчиняться их приказам.

Абаддон и Аксиманд, предатели, люди, которыми Локен так долго восхищался, душа Морниваля. Они оба стояли по правую руку Хоруса, и возможные варианты грядущих событий вихрем пронеслись в голове Локена. Без последних морнивальцев душа Легиона погибнет. Лишившись главных вдохновителей, он просто развалится.

— Саул, ты уверен? — тревожно спросил Локен.

— Настолько, насколько это возможно, но Люций, как мне показалось, был очень взволнован новостями.

— А в перехваченном донесении не говорилось, где они собираются произвести высадку? — спросил Локен.

— Говорилось, — улыбнулся Тарвиц. — У базилики сразу за дворцом. Это большое здание со шпилем в виде трезубца.

— Я должен найти Тарика.

— Он вместе с Випусом помогает Ваддону управиться с ранеными.

— Спасибо, что сообщил мне эти новости, Саул, — с жестокой усмешкой сказал Локен. — Теперь все изменится.



Люций перегнулся через иссеченный осколками подоконник и осмотрел одно из многих полей сражений вокруг руин дворца. Тела, болтеры и цепные мечи лежали на расколотых плитах.

Ускользнуть из дворца не представляло труда. Куда опаснее были снайперы из разведывательного отделения, расставленные командирами Воителя на противоположной стороне. Несколько раз Люций замечал движение в развалинах домов и тогда скрывался в воронках или за грудами трупов.

Пробираться крадучись, в пыли и темноте, казалось ему унизительным занятием, но окружающие его звуки и запахи войны действовали возбуждающе. Люций осторожно шагнул во двор. Лежащие здесь тела были обезглавлены, разрублены или изувечены в рукопашной схватке.

Зрелище было довольно жестоким, но ему нравилось представлять, насколько яркой была их смерть.

— Никакого изящества, — пробормотал он себе.

Внезапно из тени появилась фигура в пурпурно-золотых доспехах. За первым воином возник еще десяток солдат, и Люций улыбнулся, узнав лорда-командира Эйдолона.

— Лорд-командир, — произнес Люций. — Для меня большая радость снова стоять перед вами.

— К черту твои льстивые речи! — бросил Эйдолон. — Ты дважды предатель!

— Может быть, — сказал Люций, присаживаясь на упавшую колонну из черного мрамора. — Но я здесь, чтобы дать вам то, что вы хотите.

— Ха! — ухмыльнулся Эйдолон. — Что ты можешь нам дать, предатель?

— Победу, — ответил Люций.

— Победу?! — расхохотался Эйдолон. — Ты думаешь, нам нужна твоя помощь, чтобы победить? Мы зажали вас в тиски! Один за другим, смерть за смертью, и победа будет нашей!

— И скольких воинов вы лишитесь, прежде чем она станет вашей? — поинтересовался Люций. — Сколько еще избранных воинов Фулгрима вы хотите бросить в бой, которого вообще не должно было быть? Вы можете покончить с этим прямо сейчас и сохранить жизнь своих Астартес для настоящего сражения! Когда Императору станет известно о предательстве Воителя и он пришлет свои Легионы, вам понадобится каждый боевой брат. Вам это понятно не хуже, чем мне.

— И какова же цена твоей неоценимой помощи? — с сарказмом спросил Эйдолон.

— Все очень просто, — сказал Люций. — Я хочу снова быть в Легионе.

Эйдолон рассмеялся ему в лицо, и Люций ощутил, как песня смерти болезненным толчком пронзила его тело. Но он заставил убийственную музыку отступить.

— Ты серьезно, Люций? — насмешливо спросил Эйдолон. — Почему ты думаешь, что мы захотим принять тебя обратно?
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:03 | Сообщение # 123



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Эйдолон, вам необходимы такие, как я. Я хочу быть частью Легиона, это соответствует моему мастерству и амбициям. Я не собираюсь оставаться капитаном до конца своей жизни, как этот проклятый Тарвиц. Я встану рядом с Фулгримом — там мое место.

— Тарвиц? — переспросил Эйдолон. — Он еще жив?

— Жив, — кивнул Люций, — хотя я с радостью убил бы его для вас. Вся слава этих сражений должна принадлежать мне, но он командует нами, словно является одним из избранных!

Люция снова захлестнула обида, и он дал волю своему неудовольствию:

— Когда-то он с радостью терялся среди солдат и оставлял славу более достойным воинам, но в этих сражениях он раскрыл свои амбиции. Говоря по правде, я здесь только из-за него.

— Ты просишь об огромном доверии, Люций, — сказал Эйдолон.

— Да, но подумайте, что я обещаю взамен: Тарвица и дворец.

— Мы и так все это получим.

— Лорд-командир, наш Легион славится своей гордостью, но мы никогда не посылали своих братьев на смерть, чтобы доказать свое преимущество.

— Мы всегда следуем приказам Воителя,— с опаской произнес Эйдолон.

— Верно, — кивнул Люций. — Но что вы скажете, если я позволю вам одержать настолько неожиданную победу, что она будет вашей, и только вашей. Пожирателям Миров и Сынам Хоруса останется только тащиться в хвосте.

Люций увидел, что заинтересовал Эйдолона, и старательно спрятал усмешку. Теперь ему оставалось только дожать командира.

— Говори, — приказал Эйдолон.



— Гарви, я иду с тобой, — сказал Неро Випус, входя в единственный зал дворца, оставшийся относительно целым после всех сражений.

Когда-то здесь был зрительный зал со сценой и рядами позолоченных кресел, где элита Хорала слушала музыку мироздания, но теперь зал был темным и заброшенным.

Локен, оторвавшись от боевой медитации, увидел перед собой Випуса.

— Я знал, что ты захочешь пойти, но эта проблема касается только нас с Тариком.

— Только вас одних? — переспросил Випус. — Это безумие. Эзекиль и Маленький Хорус — лучшие воины, когда-либо служившие в Легионе. Вы не можете идти против них только вдвоем.

Локен по-дружески обнял его за плечи.

— С нами или без нас с Тариком, дворец рано или поздно падет. Саул Тарвиц совершил немыслимый подвиг, сохранив наши жизни до сих пор, но, в конце концов, дворец все равно будет захвачен.

— Тогда какой смысл рисковать своими жизнями, гоняясь за Эзекилем и Маленьким Хорусом? — спросил Випус.

— Неро, на Истваане III мы преследуем лишь одну цель: препятствовать Воителю. Если нам удастся убить последних морнивальцев, планам Воителя будет нанесен ущерб. Все остальное не имеет значения.

— Но ты говорил, что мы должны задержать здесь предателей до тех пор, пока Император не пришлет нам на подмогу другие Легионы. Разве теперь это не так? Мы остались одни?

Локен покачал головой и взял свой меч, стоявший у стены.

— Я не знаю, Неро. Возможно, Император пришлет Легионы, чтобы нас спасти, а может, и не пришлет. Я не собираюсь идти в бой, ведомый лишь слепой надеждой. Я должен сам принимать решения.

— Вот и я собираюсь поступить так же, — сказал Випус. — И защитить своих друзей.

— Нет, ты нужен здесь, — возразил Локен. — Твой долг — оставаться с остальными воинами. Чем дольше вы задержите изменников, тем больше надежды, что Император призовет Хоруса к ответу. Наш бой — это дело морнивальцев, Неро. Ты понимаешь меня?

— Честно говоря, нет, — сказал Неро. — Но я сделаю так, как ты просишь, и останусь здесь.

Локен улыбнулся:

— И не горюй по мне раньше времени, Неро. Тарик и я еще можем победить.

— Лучше бы так и было, — ответил Випус. — Вы нужны Лунным Волкам.

Слова Неро тронули Локена, и он обнял своего самого старого друга. Он очень хотел бы пообещать ему, что вернется после этой миссии живым, что надежда еще не пропала.

— Гарвель, — раздался знакомый голос от входной двери.

Локен и Неро разомкнули братские объятия и, обернувшись, в тусклом свете зала увидели Саула Тарвица.

— Саул, — произнес Локен.

— Пора, — сказал Тарвиц. — Мы готовы к отвлекающему маневру, о котором ты просил.

Локен кивнул и улыбнулся обоим храбрым воинам. С этими людьми он прошел через ад и готов снова хоть сто раз разделить опасность. Честь, которую они оказывали ему своей дружбой, наполнила его гордостью.

— Капитан Локен, — официально обратился к нему Тарвиц. — Может случиться так, что мы больше не увидимся.

— Я так не думаю, — ответил Локен. — В этом деле слишком много всяких «если».

— Тогда я желаю тебе полного хода, Гарвель.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:03 | Сообщение # 124



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Полного хода, — повторил Локен и протянул Тарвицу руку. — За Императора.

— За Императора, — отозвался Тарвиц.

Покончив с прощанием, Локен покинул зал, оставляя Тарвица и Випуса готовить оборону к очередным атакам.

Согласно уцелевшим тактическим планам, базилика Макарана стояла к северу от их позиции, и Локен направился к тому пункту, который он счел наилучшим для выхода из дворца. Там он встретил ожидавшего его Торгаддона.

— Ты видел Випуса? — спросил Торгаддон.

— Видел, — кивнул Локен. — Он хотел пойти с нами.

Торгаддон покачал головой:

— Это дело морнивальцев.

— Я ему так и сказал.

Оба воина, снова осознав огромную трудность предстоящей попытки, одновременно вздохнули.

— Ты готов? — спросил Локен.

— Нет, — ответил Торгаддон. — А ты?

— Нет.

Торгаддон, уже сворачивая в выходящий из дворца тоннель, усмехнулся.

— Разве мы не пара? — сказал он.

К добру или к худу, но им предстояла финальная битва на Истваане III.



— И ты осмелился вернуться после такого провала? — взревел Хорус, и капитанский мостик «Духа мщения» содрогнулся от ярости, прозвеневшей в его голосе.

При виде величественной фигуры стоящего перед ним примарха, при мысли о грандиозной неудаче лицо Воителя исказилось от гнева.

— Ты хоть понимаешь, что я здесь пытаюсь сделать?! — свирепствовал Хорус. — Задуманное мной предприятие охватит всю Галактику, но, если с самого начала допускать подобные просчеты, Император нас сломит!

Но ярость брата, казалось, не задевает Фулгрима, и черты его лица оставались абсолютно безмятежными, что полностью соответствовало характеру примарха Детей Императора. Несмотря на то, что он совсем недавно прибыл на борт своего флагманского корабля «Гордость Императора», Фулгрим выглядел таким же великолепным, как и всегда.

Его изящные пурпурные с золотом доспехи были подлинным произведением искусства. Поверх них висело множество драгоценных украшений, а развевающаяся накидка, отороченная мехом, подчеркивала статную фигуру. Уже не в первый раз Хорус подумал, что его брат скорее похож на распутника или вольнодумца, чем на воина. Длинные белые волосы Фулгрима были зачесаны назад в замысловатой прическе из косичек, а на бледных щеках виднелись следы, очень похожие на первичную татуировку.

— Феррус Манус — упрямый дурак и не желает слушать никаких доводов, — сказал Фулгрим. — Даже упоминание о клятве механикумов не могло...

— Ты обещал, что сможешь его убедить! Железные Руки необходимы для моего плана! Я начал операцию на Истваане III, полагаясь на твои заверения, что он к нам присоединится. А теперь оказывается, что у нас появился еще один враг, с которым придется разбираться. Фулгрим, из-за твоей неудачи погибнут многие Астартес.

— И что же мне надо было сделать, Воитель? — улыбнулся Фулгрим, удивив Хоруса неизвестно откуда взявшейся насмешливостью. — Его воля оказалась сильнее, чем я ожидал.

— Или ты просто переоценил свои собственные возможности.

— Воитель, ты хотел, чтобы я убил нашего брата?! — воскликнул Фулгрим.

— Может, и хотел бы, — непреклонно ответил Хорус. — Это было бы лучше, чем отпускать его и позволить разрушить наши планы. Сейчас он может добраться до Императора или до одного из примархов и принести их на наши головы, пока мы не успели подготовиться.

— Тогда, если ты закончил, я, пожалуй, вернусь к своему Легиону, — сказал Фулгрим и повернулся, чтобы уйти.

Оскорбительный тон Фулгрима еще больше разозлил Воителя.

— Нет, ты никуда не пойдешь. У меня есть еще одно задание для тебя. Я посылаю тебя на Истваан V. После всего, что произошло, Император может отреагировать быстрее, чем мы ожидали, и к этому надо подготовиться. Возьми с собой отряд Детей Императора и приготовь крепости чужаков для заключительной стадии истваанской операции.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:03 | Сообщение # 125



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Фулгрим недовольно поморщился:

— Ты поручаешь мне роль не многим выше, чем кастеляну, словно я обычная домохозяйка, готовящая замок к твоему высокому визиту. Почему не послать Пертурабо? Ему это занятие больше подходит.

— Пертурабо предназначена другая роль, — сказал Хорус. — Он уже сейчас готовится разорить свой родной мир по моей воле. Скоро мы еще услышим о нашем жестоком брате, можешь в этом не сомневаться.

— Тогда поручи это Мортариону. Его чумазые пехотинцы будут рады возможности запачкать ради тебя руки! — бросил Фулгрим. — Мой Легион был избран Императором, когда он еще был достоин нашей службы. Я один из его славнейших героев и правая рука нового Крестового Похода Это... предательство тех основных принципов, ради которых я встал на твою сторону, Хорус!

— Предательство? — угрожающе спокойным голосом спросил Хорус. — Сильно сказано, Фулгрим! Предательство — это действия нашего Императора, когда он отверг Галактику ради притязаний на божественность и оставил завоевания Крестового Похода в руках писцов и чиновников. И ты осмеливаешься бросить такое слово мне в лицо, да еще на мостике моего собственного корабля?

Фулгрим отступил на шаг, его гнев испарился, но глаза сверкали от вызванного противостоянием возбуждения.

— Возможно, я должен это сделать, Хорус. Кто-то должен говорить тебе горькую правду, раз твой драгоценный Морниваль прекратил свое существование.

— А этот меч, — сказал Воитель, указывая на сверкающее ядом оружие, висевшее на поясе Фулгрима. — Я отдал его в знак полного к тебе доверия, Фулгрим. Только нам с тобой известно о скрытой в нем мощи. Это оружие чуть не убило меня, и все же я его отдал. Неужели ты думаешь, я подарил бы тебе такой меч, если бы не верил в тебя?

— Нет, Воитель, — ответил Фулгрим.

— И правильно. Часть моего плана, относящаяся к Истваану V, наиболее уязвима, — продолжал Хорус, разжигая самое опасное пламя характера Фулгрима. — Это даже опаснее сражений, которые идут внизу. Я не могу доверить ее подготовку никому другому. Брат мой, ты должен отправиться на Истваан V. Слишком многое будет зависеть от твоей работы.

Наступил долгий опасный момент, когда между Хорусом и примархом Детей Императора воздух буквально потрескивал от напряженности.

Но затем Фулгрим рассмеялся и заговорил:

— А теперь ты мне льстишь, в надежде, что мое эго заставит подчиниться твоим приказам.

— Ну и как, сработало? — спросил Хорус, прогоняя остатки напряжения.

— Да, — признал Фулгрим. — Ладно, воля Воителя должна быть выполнена. Я отправлюсь на Истваан V.

— Эйдолон продолжит руководить твоими воинами, пока не воссоединится с тобой на Истваане V, — сказал Хорус, и Фулгрим согласно кивнул.

— А теперь оставь меня, Фулгрим, — добавил Хорус. — Тебе предстоит большая работа.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:04 | Сообщение # 126



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


16

ВНУТРЕННИЙ ВРАГ

ВОСЬМЕРИЧНАЯ ТРОПА

ЧЕСТЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ВОССТАНОВЛЕНА



Апотекарий Ваддон боролся за жизнь Касто. Сняв с воина нагрудную пластину доспеха, он обнаружил ужасную рану — болтерный снаряд разворотил грудную клетку, лоскуты кожи и обрывки мускулов разошлись в стороны, словно лепестки кровавого цветка.

— Зажимы на рану! — скомандовал Ваддон, щелкая по кнопке на перчатке управления нартециумом.

Перед ним появился лоток со шприцами и скальпелями, а брат Матридон, Астартес из Легиона Детей Императора, лишившийся одной руки в предыдущих схватках, старался зажать самые крупные сосуды. Касто метался под его руками, стискивая зубы от боли, способной убить кого угодно, только не Астартес.

Ваддон выбрал шприц и воткнул иглу в шею Касто. Ампула быстро опустела, и введенные стимуляторы помогли сердцу Касто гнать кровь к поврежденным органам. Касто вздрогнул, едва не согнув иглу.

— Держи его крепче! — приказал Ваддон.

— Да, — раздался голос за его спиной. — Держи крепче. Тогда будет легче его убить.

Ваддон резко обернулся и увидел Астартес в доспехах лорда-командира Детей Императора. В руках воин держал огромный молот, сверкающий смертоносными искрами энергетического поля. Позади него Ваддон увидел еще десяток Детей Императора в пурпурно-золотых доспехах, сверкающих свежей полировкой и смазкой.

В то же мгновение апотекарий понял, что перед ним не его соратники, и ощутил холод в груди при мысли, что борьба окончена.

— Кто вы? — спросил он, уже зная, каким будет ответ.

— Я твоя смерть, предатель! — воскликнул Эйдолон.

Он резко опустил молот и одним ударом сокрушил череп апотекария.



Сотни Детей Императора хлынули с восточной стороны во дворец, заливая все огнем и кровью. В первую очередь им попались раненые, и Эйдолон лично добивал тех, кто лежал в ожидании помощи Ваддона. Уничтожая верных Императору Астартес, он ощущал исключительное удовольствие.

Защитники с ужасом увидели, что их фланг каким-то образом остался открытым, а противники все прибывают. В следующее мгновение началась последняя битва. Верные Астартес развернулись от укреплений и устремились навстречу Детям Императора. Штурмовые прыжковые ранцы перебросили их через развалины прямо в гущу воинов Эйдолона. Наводчики тяжелых орудий и разведчики-снайперы с высоких позиций обрушивали на врага мощные залпы.

В самом сердце бывшего Дворца Регента разгорелась битва, в которой не было ни направления, ни строя. Каждый Астартес стал сам себе армией, все правила были отброшены, и воины сражались в окружении врагов. Реактивные мотоциклы Детей Императора с неистовым визгом описывали замысловатые петли вокруг дворца, обстреливая сражавшихся внутри Астартес.

Дредноуты могучими клешнями выламывали огромные глыбы из баррикад, на которых так недавно гибли атакующие Пожиратели Миров, и швыряли их в защитников.

Воцарился содом. Бал правили безумие, ужас и разрушение, и Эйдолон находился в самом центре этой свистопляски. В этой братоубийственной резне он размахивал боевым молотом, убивая всякого, кто оказывался поблизости.



Светлые волосы и самодовольная ухмылка Люка Седирэ казались совсем не к месту среди полуразрушенных промышленных корпусов Хорала. В этом мертвом мире были более уместны потемневшая с возрастом кожа и тяжелый меховой плащ Сергара Таргоста, капитана Седьмой роты.

Седирэ запрыгнул на оплавленную платформу какого-то станка и встал перед тысячами Сынов Хоруса, готовыми идти в бой. Боевая раскраска на их доспехах была еще совсем свежей, и над головами развевались на ветру новые знамена, с символикой воинской ложи.

— Сыны Хоруса! — Сильный, зычный голос Седирэ пронесся над головами. — Мы долго ждали, пока братские Легионы откроют для нас ворота, чтобы иметь удовольствие пронзить мечами всех сомневающихся и слабоумных. Наконец пришел наш час! Лорд-командир Эйдолон прорвал блокаду, и настало время показать всем, как сражаются Сыны Хоруса!

Воины ответили громкими одобрительными возгласами, знамена ложи взметнулись вверх, демонстрируя символы веры, лежащие в основе философии ордена, — медную когтистую лапу, спускающуюся с небес, чтобы сокрушить планету, черную восьмиконечную звезду смерти и огромное крылатое существо с двумя головами, попиравшее груду трупов.

Эти знаки символизировали силы, вызванные заклинаниями давинитских жрецов, способных заглядывать в варп, и должны были свидетельствовать о верности Сынов Хоруса богам, помощью которых воспользовался их Воитель.





ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:05 | Сообщение # 127



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Враги в смятении, — продолжал Седирэ, не дожидаясь, пока смолкнут голоса воинов. — Мы обрушим на них свою мощь и сметем их с пути. Сыны Хоруса! Вам ясен ваш долг, и все вы знаете путь, который привел нас к этому дню. Здесь мы уничтожим последние крупицы старого Крестового Похода и двинемся в будущее!

Уверенность Седирэ оказалась заразительной, и он понял, что воины готовы.

Затем вперед вышел Таргост и поднял руки. Теперь он носил звание капитана ложи, был причастен к жрецеским таинствам и пользовался не меньшим уважением, чем командир. Он открыл рот, и с губ сорвалась череда гортанных и мрачных сочетаний резких звуков. На этом языке давиниты возносили молитвы, прося победы и крови.

Сыны Хоруса тоже ответили молитвой, и их голоса протяжным гулом разнеслись над башнями Хорала.

А когда с молитвами было покончено, Сыны Хоруса устремились в бой.



Вокруг Тарвица бушевало пламя. Терминаторы Детей Императора залили огнем центральный зал дворца, а из боковой галереи слышались звуки ожесточенной рукопашной схватки. Над головой Тарвица пролетели осколки стены, развороченной болтерным выстрелом, и Саул, пригнувшись, перебежал в укрытие к брату Солатену из отделения Назикеи.

Солатен вместе с тремя десятками верных Детей Императора и несколькими Лунными Волками оказался загнан в угол. Воины укрылись за упавшей колонной.

— Ради Императора, что произошло? — крикнул Тарвиц. — Как они сумели прорваться?

— Не знаю, сэр, — ответил Солатен. — Они пришли с восточной стороны.

— Нас должны были предупредить, — сказал Тарвиц.— Это сектор Люция. Ты давно его видел?

— Люция? — переспросил Солатен. — Нет. Вероятно, он убит.

Тарвиц покачал головой:

— Вряд ли. Я должен его отыскать.

— Мы здесь долго не продержимся, — сказал Солатен. — Придется отступить, и мы тебя не дождемся.

Тарвиц согласился с ним, но знал, что должен найти Люция, даже если искать придется его тело. Он сомневался, что мастер меча убит, но в этой сумасшедшей бойне все возможно.

— Хорошо, — сказал он. — Идите. Отходите, но сохраняйте порядок. Пробивайтесь во внутренние залы, там еще есть баррикады. Идите, не ждите меня!

Он быстро выглянул из-за колонны и послал очередь из болтера в толпу Детей Императора у противоположной стены. Воины его отряда, отступая, своим огнем обеспечили ему некоторое прикрытие.

Зал, который ему предстояло пересечь, весь был устлан мертвыми телами. Тарвиц подождал, пока его отряд не отошел на достаточное расстояние, а затем выскочил из-за колонны.

Разрывные болты тотчас ударили в пол рядом с ним. Тарвиц упал, перекатился за груду обломков и оттуда поспешно прополз к выходу из зала, в коридор, уводящий к восточному крылу Дворца Регента.

Люций должен был находиться где-то там, и Тарвиц намеревался его отыскать.



Локен прыгнул и бросился на пол, заскользив по черным от огня плитам площади. Нависавший над ним дворец повернулся, когда Локен перекатился на спину и выстрелил в ближайшего Пожирателя Миров. Снаряд угодил воину в ногу, и тот с криком опустился на землю. Одним прыжком к нему подскочил Торгаддон и вонзил в спину изменника свой меч.

Площадь беспрестанно простреливалась, но Локен все же смог подняться на ноги. Он попытался определить диспозицию противника среди гор мертвых тел и вздыбившихся мраморных плит, поднятых взрывами, но это оказалось невозможно.

Пространство между дворцом и темной громадой города оказалось заполнено Пожирателями Миров — они спешили воспользоваться брешью в обороне, пробитой Детьми Императора.

— Здесь их целое отделение, — сказал Торгаддон, выдергивая меч из тела убитого Пожирателя Миров. — Мы оказались в самом центре.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:05 | Сообщение # 128



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Тогда надо продолжать двигаться, — ответил Локен.

Он выпрямился, перезарядил свой болтер и поспешил вперед, огибая груды мусора и завалы из трупов, вглядываясь в темноту, чтобы вовремя заметить любое движение. Торгаддон не отставал, направляя дуло болтера на любые подозрительные щели в руинах. Вокруг беспрестанно велась стрельба, судя по звукам, бой во дворце не ослабевал, военные кличи и грохот взрывов кромсали ночную тьму.

— Ложись! — крикнул Торгаддон, заметив несущийся на них из темноты шар плазменного огня.

Локен бросился на землю, и пылающий снаряд пронесся мимо, пробив огромную дыру в каменном блоке за его спиной. В этот момент из тени показался чей-то силуэт, и Локен, уловив блеск лезвия, инстинктивно поднял болтер, чтобы блокировать удар. Зубья цепного меча заскрежетали по металлу кожуха, а Локен успел ударить своего противника ногой в пах.

Пожиратель Миров легко развернулся на месте и ударом своего цепного топора сбил с ног Торгаддона. Этот маневр дал Локену время, чтобы вскочить на ноги, отбросить исковерканный болтер и выхватить цепной меч.

Торгаддон катался по земле, сцепившись с еще одним Пожирателем Миров, и теперь мог позаботиться только о себе. Локен тем временем понял, что его противником был капитан, и не просто капитан, а один из лучших в Легионе Пожирателей Миров.

— Кхарн! — окликнул он атаковавшего противника.

Кхарн на мгновение замер, и внезапно Локен увидел перед собой прежнего благородного воина, с которым разговаривал в Музее Завоеваний. Но в следующий миг что-то затуманило взгляд Пожирателя Миров, и лицо Кхарна исказилось от ненависти.

Но этой секунды хватило Локену, чтобы отпрянуть и забежать за выступ каменной глыбы, торчавшей из воронки. Вокруг него по-прежнему рвались снаряды, где-то за пределами видимости Торгаддон вел собственное сражение, но Локен уже не мог об этом думать.

— Кхарн, что случилось? — закричал он. — Во что они тебя превратили?

Кхарн испустил нечленораздельный вопль и с высоко поднятым топором ринулся вперед. Локен крепче уперся ногами в землю, поднял меч, чтобы остановить несущееся на него оружие Кхарна, и два воина сошлись в отчаянной схватке.

— Кхарн, — сквозь стиснутые зубы произнес Локен, стараясь оттолкнуть от своего лица гудящие зубья цепного топора, — ты совсем не тот человек, которого я знал. Во что ты превратился?

Их взгляды встретились, и внезапно Локен увидел душу Кхарна и его отчаяние. Он увидел воина, который, как и он сам когда-то, принес клятвы верности братству и посвятил свою жизнь Великому Крестовому Походу, воина, зрившего все ужасы и трагедии Похода и его победы. Но в то же время Локен увидел и темное безумие, толкавшее его на предательство и кровопролитие.

— Я есть Восьмеричный Путь! — прорычал Кхарн, и каждое слово вскипало на его губах кровавыми пузырьками пены.

— Нет! — воскликнул Локен, отталкивая Пожирателя Миров. — Этого не должно было произойти!

— Но так случилось, — сказал Кхарн. — С Пути невозможно свернуть. Мы должны двигаться дальше.

Все человеческие чувства исчезли с лица Кхарна, и Локен понял, что настоящего воина больше нет и этот бой закончится лишь смертью одного из них.

Локен пятился, с трудом отбивая град ударов Кхарна, пока не уперся спиной в груду камней. Оружие противника врезалось в камень рядом с его плечом, и Локен попытался нанести удар рукоятью меча по голове Кхарна. Пожиратель Миров успел увернуться и сразу же врезал лбом в лицо Локена, одновременно перехватив его правую руку и увлекая на землю.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:06 | Сообщение # 129



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Словно два зверя, они продолжали бороться в грязи; Кхарн пытался разбить голову Локена о камни, а тот напрягал все силы, чтобы сбросить врага. Гарвель перекатился на спину и в этот момент услышал гул двигателя, от которого задрожала земля, и уловил свет прожекторов, обрисовавших силуэт Кхарна.

Локен понял, что последует дальше, и стал раз за разом бить Кхарна по лицу. В то же время второй рукой он постарался приподнять воина над землей. Свет фар стал ярче, и на груду камней, словно поднявшийся из глубин монстр, въехал «Лэнд Рейдер».

Когда передний отбойник машины ударил в тело Кхарна, Локен ощутил сильный толчок, а затем почувствовал, что заостренные зубцы вонзились в спину Пожирателя Миров. Локен отпустил тело Кхарна и откатился к самой кромке воронки, а «Лэнд Рейдер» продолжал подниматься по склону. Наконец, могучий танк перевалил через гребень, и Локен прижался к земле, пока ревущая машина проползала над ним всего в нескольких дюймах.

Танк преодолел воронку и с лязгом покатился дальше, унося на зубцах тело Пожирателя Миров, словно устрашающий трофей. Локен увидел, что танки двигались со всех сторон, а на их броне был намалеван Глаз Хоруса. Эмблемы Легиона тоже были хорошо видны.

Сыны Хоруса.

Несколько мгновений Локен стоял и смотрел на движущиеся к дворцу войска. Приближаясь к баррикадам, они открывали стрельбу.

Чья-то рука, опустившись за край воронки, потащила избитого и окровавленного Локена в укрытие. Подняв голову, он увидел Торгаддона, тоже пострадавшего в поединке с Пожирателем Миров.

Торгаддон кивнул вслед удалявшемуся «Лэнд Рейдеру»:

— Это был?..

— Кхарн, — кивнул Локен. — С ним покончено.

— Убит?

— Наверно, я не знаю.

Торгаддон перевел взгляд на штурмгруппу Сынов Хоруса, стремящихся к дворцу.

— Я думаю, даже Тарвицу будет теперь нелегко оборонять дворец.

— Значит, нам надо торопиться.

— Да. Пригнись, и давай попробуем больше ни на кого не нарываться, — сказал Торгаддон. — Иначе Абаддону и Маленькому Хорусу слишком долго придется ждать.

— Саул заставит их дорого заплатить за каждый камень этих руин, — сказал Локен, не без труда поднимаясь на ноги. Кхарн сильно помял его, но не настолько, чтобы отказываться от боя.— Давай ради него увеличим этот счет.



Бои шли повсюду, и Тарвиц, осторожно пробираясь через руины восточного крыла дворца, старался держаться в тени. Весь разгромленный дворцовый комплекс был наводнен Детьми Императора, прорывающимися к центру.

То там, то здесь Саул замечал знакомые шевроны и эмблемы и с трудом удерживался, чтобы не окликнуть боевых братьев. Но теперь они стали его врагами, и в случае обнаружения не стоило ждать братских объятий и дружеских приветствий.

Сама одержимость воинов оказалась на пользу Тарвицу, поскольку эти воины, как и сам Эйдолон, были увлечены сейчас лишь одним — захватом дворца, — и почти ни на что больше не обращали внимания. «Хоть раз пороки Эйдолона оказались кому-то полезны», — подумал Тарвиц, осторожно пробираясь по освещенным вспышками разрывов руинам дворца.

— Тебе надо подтянуть дисциплину в войсках, Эйдолон, — прошептал он. — А то кто-нибудь заставит тебя поплатиться за их беспечность.

Восточный сектор, отведенный для охраны Люцию и его воинам, представлял собой разбомбленные развалины, сожженные огненным штормом. Некогда здешние сады были украшены величественными скульптурами, от которых теперь остался лишь щебень. То, что верные Императору воины продержались здесь так долго — несколько месяцев, — само по себе было чудом, и Тарвиц не был настолько наивен, чтобы рассчитывать на большее.

Он видел десятки трупов и осматривал каждый из них в поисках тела своего друга, мастера меча Люция. Каждый мертвец из лежащих здесь был ему знаком — эти воины шли за ним и верили, что он приведет их к победе. Каждая пара невидящих глаз, казалось, винит его, Тарвица, в своей смерти, и Саул уговаривал себя, что он сделал все от него зависящее и никто не вправе требовать больше.

Чем дальше он продвигался на восток, тем меньше встречал атакующих Детей Императора, их целью был центр Дворца Регента, а не весь его комплекс.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:06 | Сообщение # 130



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Как обычно, Эйдолон рвался к славе, забывая о стандартных законах тактики.

— Будь у меня сотня космодесантников, я бы наказал тебя за такую самоуверенность, — прошептал Тарвиц.

И едва он услышал собственные слова, как лицо его озарилось улыбкой. У него есть сотня космодесантников. И не важно, что они дерутся сейчас в другом крыле дворца. Если и есть на свете воины, которые в разгар сражения в строгом порядке способны выйти из боя и оказать дружескую услугу, то это Дети Императора.

Тарвиц пригнулся за поваленной статуей и открыл канал вокс-связи.

— Солатен, — прошипел он, — ты меня слышишь?

В наушнике долгое время раздавалось только шипение статики, и Тарвиц успел произнести проклятия на тот случай, если его план окажется невыполненным из-за такой ерунды, как плохая связь.

— Я слышу тебя, капитан, но мы здесь немного заняты, — раздался вдруг голос Солатена.

— Я понял, — откликнулся Тарвиц. — Но для тебя есть новый приказ. Выходите из боя и свяжитесь с Лунными Волками. Пусть они примут на себя главный удар. Собери как можно больше наших воинов, потом перебирайтесь ко мне.

— Сэр?

— Воспользуйтесь восточным переходом вдоль служебного крыла. Он без особых неприятностей приведет вас ко мне. Солатен, у нас есть возможность проучить этих ублюдков, так что я жду тебя здесь, и как можно скорее.

— Вас понял, сэр, — ответил Солатен и выключил связь.

Услышав голос, Тарвиц замер.

— Ничего не выйдет, Саул. Дворец Регента уже можно считать потерянным. Даже тебе это должно быть понятно.

Тарвиц поднял голову и увидел, что перед ним в центре зала стоит Люций, в одной руке у него сверкающий меч, а в другой — осколок стекла. Он поднял стекло к лицу и прочертил острием по щеке, так что показалась кровь и закапала на пол зала.

— Люций! — воскликнул Тарвиц. Он поднялся во весь рост и вышел в середину зала навстречу мастеру меча. — Я думал, что ты погиб.

Через разбитую крышу зал озарялся светом звезд, и Тарвиц вдруг увидел лежащие повсюду трупы Детей Императора. Не изменников, а верных Императору воинов, и сумрак позволял разглядеть достаточно, чтобы понять: ни один из них не погиб от огнестрельных ран, все были заколоты холодным оружием. Все лежали порознь, и в душе Тарвица шевельнулось ужасное подозрение.

— Погиб? — рассмеялся Люций. — Я погиб? Помнишь, что сказал Локен, когда я свалил его в тренировочной камере?

Тарвиц настороженно кивнул:

— Он сказал, что когда-нибудь найдется воин, который сможет тебя победить.

— А ты помнишь, что я ему ответил?

— Да, — сказал Тарвиц, протягивая руку к рукояти цепного меча. — Ты сказал: «Не в этой жизни», не так ли?

— У тебя прекрасная память, — заметил Люций и бросил осколок стекла на пол.

— И кому посвящен этот последний шрам? — спросил Тарвиц.

Люций улыбнулся, но глаза его остались холодными:

— Тебе, Саул.



Большой форум базилики Макарана превратился в пустыню, засыпанную обгоревшими костями. Тысячи истваанцев собрались здесь после первых ударов вирусной бомбардировки в надежде, что смогут спастись в здании парламента, занимавшем одну из сторон площади. Люди столпились в одном месте и погибли, а их обгоревшие останки напоминали трясину, из которой поднимались колонны, ограничивающие форум с трех сторон. С четвертой стороны возвышалось полуразрушенное здание парламента, испещренное полосами черной сажи.

В этом здании заседал общественный парламент Хорала, в противовес аристократическому, обосновавшемуся во Дворце Регента, но именитые граждане, которые успели укрыться внутри, погибли точно так же, как и толпы простого народа снаружи.

Локен пробирался через завалы костей, держа в руке готовый к сражению меч. Черепа скалились ему в лицо, и пустые выжженные глазницы смотрели с укором. За его спиной Торгаддон внимательно наблюдал за площадью.

— Стой, — тихо произнес Локен.

Торгаддон остановился и огляделся вокруг.

— Это они?
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:06 | Сообщение # 131



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Не знаю, возможно, они, — ответил Локен, поглядывая на парламент. За зданием темнел силуэт космического корабля — штурмовой катер с эмблемой Сынов Хоруса.— Я лишь знаю, что здесь кто-то высадился.

Они продолжали идти вперед и наконец, начали взбираться по выщербленным мраморным ступеням дома парламента. Двери из толстых, окованных железом дубовых досок сначала были сожраны вирусом, а затем сгорели в пламени огненного шторма.

— Войдем? — спросил Торгаддон.

Локен кивнул, но внезапно тяжелое предчувствие охватило душу, и ему захотелось, чтобы они не приходили сюда. Он взглянул на Торгаддона, подыскивая подходящие слова, прежде чем сделать последние, роковые шаги.

Казалось, Торгаддон угадал его мысли.

— Я понимаю, — произнес он. — Но разве у нас есть выбор?

— Нет, — ответил Локен и шагнул через дверной проем.

Внутренняя часть здания меньше пострадала от огненного шторма, и среди обломков бронзовых люстр и лепных украшений лежало лишь несколько скорченных, и почерневших трупов. На стенах круглого зала кое-где чудом сохранились фрагменты фресок, повествующих о славном прошлом города Хорала, о его росте и завоеваниях.

Скамьи и урны для голосования окружали центральное возвышение с ораторской трибуной.

На этом возвышении перед трибуной стояли Эзекиль Абаддон и Хорус Аксиманд.



— Ты предал нас, — сказал Тарвиц, испытывая почти непереносимую боль и разочарование. — Ты убил своих людей и привел во дворец Эйдолона и его воинов. Это так?

— Так, — ответил Люций и стал размахивать мечом, разминая мышцы перед боем, который, как понимал Тарвиц, вскоре должен начаться. — И я снова сделал бы это, не задумываясь ни на секунду.

Тарвиц прошел по кругу вдоль стены зала, и его шаги звучали в такт шагам мастера меча. Он нисколько не сомневался в исходе поединка, поскольку Люций был самым лучшим мечником в Легионе, а возможно, и во всех Легионах. Саул знал, что не сможет победить Люция, но предательство требовало отмщения. Честь должна быть восстановлена.

— Почему, Люций? — спросил Тарвиц.

— И ты еще спрашиваешь меня об этом, Саул? — возмутился Люций, сужая круг и шаг за шагом сокращая дистанцию между собой и Тарвицем. — Я здесь только благодаря нашему с тобой неудачному знакомству. Я знаю, что тебе предлагали лорд-командир и Фабий. Как же ты мог отвергнуть такую возможность?

— Люций, это было омерзительно, — отвечал Тарвиц, стараясь как можно дольше протянуть разговор. — Изменять код геносемени? Неужели ты мог допустить, что Император такое позволит?

— Император? — расхохотался Люций. — А ты уверен, что он этого не одобрит? Послушай, а что он сделал, чтобы сотворить примархов? А разве мы не результат генных манипуляций? Эксперименты, проводимые Фабием, не что иное, как продолжение эволюционной цепочки. Мы — высшая раса, и мы должны утвердить свое превосходство над низшими расами, стоящими у нас на пути.

— Даже над своими собственными воинами? — бросил Тарвиц, указывая лезвием меча на лежащие в зале трупы.

Люций пожал плечами:

— И над ними тоже. Я собираюсь снова вступить в Легион, а они пытались меня остановить. Что же мне оставалось делать? Ты ведь тоже собираешься мне помешать.

— И меня ты тоже убьешь? — спросил Тарвиц. — После всех лет, что мы вместе сражались?

— Не пытайся взывать к моим чувствам и воспоминаниям, Саул, — предостерег его Люций. — Я лучше тебя и на службе своему Легиону намерен достичь небывалых высот. Ни ты, ни злосчастная верность не смогут меня остановить.

Люций поднял меч и принял боевую стойку, повернувшись навстречу приближавшемуся Тарвицу. Два воина медленно описывали круги, отыскивая слабые места в обороне друг друга. Левой рукой Тарвиц вытащил боевой нож и активировал лезвие, он сознавал, что в этой схватке ему понадобится столько оружия между ним и Люцием, сколько он сможет удержать.

Тарвиц понимал: говорить больше не о чем. Спор может быть решен только кровью.

Он без предупреждения рванулся вперед и ударил ножом, но еще в броске понял, что противник ожидал нападения.

Люций качнулся в сторону и резко опустил рукоять меча, выбив нож из рук Тарвица. Саул, развернувшись на месте, широко размахнулся мечом, но его противник успел пригнуться.

Лезвие Тарвица со свистом рассекло лишь воздух, и Люций успел ударить его локтем в бок.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:07 | Сообщение # 132



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он отскочил назад, ожидая ответного выпада Люция, но мастер меча с усмешкой сделал несколько танцующих шагов, легко двигаясь на носках. Люций играл с ним, и Тарвиц почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

Со скоростью атакующей змеи Люций подскочил к Тарвицу, нацелив свой меч ему в живот. Тарвиц успел блокировать удар, провернул его оружие и попытался достать лезвием шею, но мастер меча предвидел этот прием и легко увернулся от клинка.

Тарвиц бросился в атаку со всей скоростью, на которую был способен, и заставил Люция отступить на несколько шагов. Мастер меча парировал коварный удар, направленный в пах, и, смеясь, развернулся и совершил молниеносный выпад.

Тарвиц видел летящее к нему лезвие и понимал, что бессилен предотвратить укол. Он поспешно прогнулся назад, но тотчас ощутил обжигающее прикосновение энергетического лезвия, проникшего в тело. Кровь брызнула на доспехи, и Тарвиц, задыхаясь от боли, прижал руку к ране, пока система жизнеобеспечения не впрыснула необходимые стимуляторы.

Он попятился от своего врага, но Люций со злорадной усмешкой последовал за ним.

— Саул, если это лучшее, на что ты способен, то тебе пора сдаваться, — насмехался Люций. — Обещаю, что все сделаю очень быстро.

— Я только что хотел сказать то же самое, Люций, — ответил Тарвиц, поднимая свой меч.

Два воина снова сошлись в смертельной схватке, и их мечи, сталкиваясь, рассыпали вокруг сверкающие бело-голубые искры. Тарвиц пустил в ход все, что у него было: мужество, силу и мастерство, но все же понимал, что бой безнадежен. Люций без труда отбивал все его выпады, а сам небрежно, словно мимоходом наносил рану за раной. Порезы были незначительными — ни один из них не имел целью убить врага, но достаточно глубокими, чтобы причинить боль и пустить кровь.

Отшатываясь после очередного ранения, Тарвиц ощутил кровь в уголке рта.

— Попал, — посмеивался Люций. — Точно, попал.

Тарвиц дрался из последних сил и знал, что схватка продлится недолго. Скоро Люцию наскучит неинтересное состязание, и он прикончит его. Единственное, на что он надеялся, это задержать мастера меча как можно дольше.

— Ну что, хватит? — выдохнул Тарвиц. — Тебе вовсе не обязательно погибать здесь.

Люций, склонив голову набок, подошел ближе.

— Ты серьезно? — спросил он. — Ты в самом деле считаешь, что можешь меня победить?

Тарвиц кивнул и сплюнул кровь.

— Подойди и попробуй, если считаешь, что способен меня убить.

Люций рванулся вперед, а Тарвиц, бросив меч, прыгнул ему навстречу. Удивленный этим самоубийственным прыжком, Люций опоздал всего на долю секунды и не смог уклониться от выпада Тарвица.

Противники столкнулись в воздухе, и Саул с размаху заехал кулаком в лицо Люция. Тот отвернул голову, надеясь ослабить силу удара, но Тарвиц не дал ему шанса выправить положение. Он свалил противника наземь и снова со всех сил опустил кулак на лицо бывшего приятеля. Меч Люция со звоном откатился в сторону, и враги пустили в ход кулаки, локти, колени...

Умение владеть мечом было бесполезным в рукопашной схватке, и Тарвиц дал волю своему гневу, вкладывая всю свою ненависть в каждый сокрушительный удар. Они катались по полу и извивались, словно озверевшая уличная шпана. Тарвиц продолжал наносить удары такой силы, десятой доли которой хватило бы, чтобы убить любого смертного, но мастер меча упорно старался вырваться из его железной хватки.

— А еще я помню, чему учил тебя Локен после того, как в первой схватке бросил на пол, — задыхаясь, произнес Тарвиц, когда краем глаза уловил движение в противоположном углу зала. — Ты должен понимать своего врага и делать все, чтобы его победить.

Он разжал руки и откатился от Люция, стараясь оказаться от него как можно дальше. Люций моментально вскочил на ноги и бросился поднимать свой меч.

— Скорее, Солатен! — крикнул Тарвиц.— Убей его! Он предал всех нас!
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:07 | Сообщение # 133



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он увидел, как Люций, заметив воинов, собранных и приведенных Солатеном, бросился к выходу из зала. Солатен мгновенно, как и подобает солдату Легиона Детей Императора, повиновался приказу Тарвица, и помещение наполнилось грохотом и дымом оружейной стрельбы. Люций метнулся в сторону, но даже ему было не под силу соревноваться в скорости с болтерными снарядами.

Люций дернулся и упал на пол, от его доспехов полетели искры, и брызнула кровь. Он перекатился по полу к пробоине в стене, оставшейся после недавних обстрелов, а верные Дети Императора продолжали стрелять.

— Убейте его! — снова крикнул Тарвиц.

Но Люций оказался проворнее, чем можно было себе представить; он уже исчез в дыре, а выстрелы еще разносили в клочья остатки мозаики.

Тарвиц поспешно поднялся на ноги, и захромал к тому отверстию, через которое скрылся Люций.

За пределами зала располагались подсобные службы, превратившиеся в кошмарный пейзаж, полный воронок от взрывов и обломков камней. Надо всем этим висела пелена дыма. Тарвиц разочарованно стукнул кулаком по стене. Предатель сумел скрыться.

— Капитан Тарвиц, — заговорил Солатен. — Мы явились, как было приказано.

Тарвиц прекратил поиски Люция, постарался скрыть свое разочарование и сосредоточиться на более актуальной задаче — подготовке контратаки на отряд Эйдолона.

— Солатен, прими мою благодарность. Я обязан тебе жизнью, — сказал Тарвиц.

Воин коротко кивнул, а Тарвиц, подобрав свой болтер, проверил магазин.

— А теперь пошли, — мрачно сказал он. — Пора показать этим мерзавцам, как сражаются истинные Дети Императора!
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:08 | Сообщение # 134



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


17

ВЫИГРЫШ - ЖИЗНЬ

«ДЕНЬ ГНЕВА»

КОНЕЦ



— Предатель! — воскликнул Локен, вступая в дом парламента.

— Предавать было нечего, — ответил Абаддон.

Даже после всего, что произошло на Истваане III, слово «предатель» сумело зажечь в его душе извечную ярость.

— Я завидую тебе, Локен, — продолжал Абаддон. — Галактика представляется тебе очень простой. Пока ты видишь перед собой кого-то, кого можно назвать врагом, ты сражаешься насмерть и считаешь себя правым.

— Я знаю, что я прав, Эзекиль! — крикнул Локен. — Или это можно назвать как-то иначе, нежели предательство? Гибель целого города и смерть твоих братьев? Абаддон, что с тобой случилось, что так изменило тебя?

Абаддон шагнул с возвышения, оставив Аксиманда стоять возле трибуны. В своих терминаторских доспехах Абаддон был гораздо выше Локена и, как было известно не понаслышке, мог сражаться с тем же мастерством, что и любой Астартес в энергетической броне.

— Только неспособность ограниченных умов понимать реальность принудила нас к действиям на Истваане III, — сказал Абаддон. — Неужели ты думаешь, что я здесь и принимаю в этом участие только потому, что мне нравится убивать своих братьев? Я верю, Локен, и верю так же твердо, как и ты. В Галактике существуют силы, которые не способен постичь даже Император. Если он оставит человечество на произвол судьбы ради своего стремления к божественности, эти силы поглотят нас, и каждый человек, живущий в Галактике, умрет. Ты понимаешь грандиозность этого? Вся человеческая раса! Но Воитель понимает, и потому он должен занять место Императора и разобраться с подобными угрозами.

— Разобраться с чем? — качая головой, вмешался Торгаддон. — Эзекиль, ты глупец, мы же видели, как действует Эреб. Он лгал вам всем. Вы заключили соглашение с силами зла.

— Зла?! — воскликнул Аксиманд.— Они спасли жизнь Воителя. Я видел их могущество, и теперь Воитель может их контролировать. Вы считаете нас слепыми, считаете глупцами? Силы варпа — ключ ко всей Галактике. Вот чего не может понять Император. Воитель станет повелителем варпа, равно как и Империума, и тогда мы будем управлять звездами.

— Нет, — возразил Локен. — Воитель поражен безнравственностью. Если он займет трон, управлять Галактикой будет уже не человечество, это будет что-то другое. Маленький Хорус, ты это понимаешь, даже если Эзекиль не может понять. Ему наплевать на Галактику, он старается только примкнуть к победителям.

Абаддон улыбнулся и стал медленно приближаться к Локену, а Торгаддон шагнул навстречу Аксиманду.

— Выигрыш — это жизнь, Локен. Ты умрешь, значит, ты проиграл, и все, во что ты верил, больше не имеет смысла. Я выиграл, а ты как будто и не существовал. Победа, Локен, это единственное, что имеет значение во всей Галактике. Тебе надо было оставаться простым солдатом, возможно, тогда ты тоже оказался бы на стороне победителей.

Локен поднял меч, стараясь предугадать движения Абаддона.

— Всегда есть возможность выяснить, кто останется в выигрыше.

Он заметил, как напрягся Абаддон, и понял, что все разглагольствования Первого капитана были предназначены лишь для отвода глаз.

— Локен, ты слишком далеко зашел, — сказал Абаддон. — И ты до сих пор не понимаешь, что здесь происходит. Мы не так далеки от людей, чтобы не допускать небольшие ошибки, но бороться с нами, не понимая, чего жаждет добиться Воитель, — это непростительно.

— А какую же ошибку совершил ты, Эзекиль?

— Слишком много говорил, — ответил Абаддон и бросился на Локена, выставив перед собой латную перчатку с выпущенными лезвиями, окутанными энергетическим полем.



Торгаддон, увидев, что Абаддон напал на Локена, счел это сигналом к действию и атаковал Маленького Хоруса. Бывший приятель по глазам догадался о его намерениях и тоже ринулся вперед. Они сошлись, когда Локен и Абаддон уже с грохотом разгромили несколько скамей в зале.

Они столкнулись, лязгнув боевыми доспехами, и вступили в схватку с неистовством и ненавистью, которую могли испытывать лишь бывшие братья, ставшие заклятыми врагами. Воины сжимали друг друга в захвате, но вдруг Аксиманд внезапно раскинул руки Торгаддона в стороны и ударил того локтем в челюсть.

Тарик отступил, блокировал летящий в его лицо кулак справа и, качнувшись вперед, нанес Аксиманду удар коленом в живот.

Маленький Хорус пошатнулся, но Торгаддон знал: одного удара в живот недостаточно, чтобы остановить такого воина, как Аксиманд. Его бывший брат был крепко сложен и обладал не меньшей силой, ловкостью и сноровкой, чем Торгаддон.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 11:08 | Сообщение # 135



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Два воина взглянули в лицо друг другу, и Торгаддон заметил тень сожаления в глазах Маленького Хоруса.

— Почему ты это делаешь? — спросил Торгаддон.

— Вы выступили против нас, — ответил Аксиманд.

— Мы и сейчас против.

Оба воина немного расслабились; они были братьями, членами Морниваля, и видели так много сражений, что не было необходимости пускать пыль в глаза. Каждый из них знал, на что способен его противник.

— Тарик, — заговорил Аксиманд, — если бы существовал другой путь, мы никогда бы на это не пошли. Никто из нас не выбрал бы такой способ борьбы.

— Маленький Хорус, когда ты понял, насколько далеко вы зашли? Когда Воитель объявил, что нас надо разбомбить, или это случилось раньше?

Аксиманд оглянулся на дерущихся Локена и Абаддона.

— Ты можешь остаться живым и невредимым, Тарик. Воитель желает смерти Локена, но о тебе ничего не было сказано.

Торгаддон рассмеялся:

— Мы назвали тебя Маленьким Хорусом из-за твоего поразительного сходства с ним, но мы ошиблись. Во взгляде Хоруса никогда не было сомнения. А ты неуверен, Аксиманд. Возможно, ты оказался не на той стороне. Может быть, тебе представился последний шанс умереть настоящим космодесантником, а не рабом.

Аксиманд невесело улыбнулся:

— Я видел это, Тарик, я видел варп. Никто не может устоять перед ним.

— И все же я здесь.

— Если бы ты только воспользовался возможностью, предоставленной ложей, ты бы тоже его увидел. Они могут дать нам настоящее могущество. Тарик, если бы ты знал, ты бы в то же мгновение присоединился к нам. И твое будущее было бы в твоих руках.

— Ты знаешь, что я не могу повернуть назад. Так же, как и ты.

— Значит, все кончено?

— Да. Как ты сказал, никто из нас не выбирал этот путь.

Аксиманд снова принял боевую стойку.

— Совсем как в тренировочной камере, Тарик.

— Нет, — возразил Торгаддон. — Ничего похожего.



Энергетический коготь метнулся к голове Локена, и Гарвель пригнулся, слишком поздно сообразив, что это был ложный выпад. Абаддон схватил его за край наплечника и резко ударил в живот коленом. Керамит треснул, и боль в сломанных костях пронзила тело острым кинжалом.

Абаддон, выпустив наплечник, ударил Локена по лицу. Гарвель отлетел к стене, тяжело ударился о нее, и на него посыпались куски обожженной штукатурки и осколки кирпича.

— Воитель советовал взять юстаэринцев, но я сказал, что это было бы оскорблением.

Локен увидел свой меч, лежащий на полу неподалеку, и опустился по стене, чтобы поднять оружие. Он оттолкнулся от стены, избежал удара смертоносного кулака Абаддона, упал, перекатился и подхватил клинок, нацелив его в лицо Первого капитана. Абаддон согнутой рукой отразил выпад, рывком поднял Локена и бросил его на стену. Мир закружился в глазах Гарвеля Локена, а затем все превратилось в сплошную боль.

От удара у него померкло в глазах, и осколки камней брызнули во все стороны. Боль в теле была какой-то странной — словно принадлежала кому-то другому. Локену показалось, что у него сломана спина, а предательский голос нашептывал, что боль покинет тело, если он сдастся и в тумане забвения позволит событиям развиваться своим чередом. Локен крепче сжал рукоять меча и позволил ярости перевоплотиться в силу, чтобы заглушить голос, призывающий отказаться от борьбы.

Давным-давно Локен принес клятву Императору и обещал не сдаваться даже перед лицом неминуемой гибели. Когда зрение сфокусировалось, он поднял голову и увидел дыру в стене парламента, пробитую его телом.

Он перевернулся на живот, и в этот момент в проломе показалась массивная фигура Абаддона. Первый капитан устремился к Локену, походя расширив отверстие в стене. Локен с трудом поднялся на ноги и попятился, уклоняясь от первого удара кулака Абаддона. Затем он качнулся вперед, пытаясь нанести удар мечом, но толстые пластины брони противника отразили лезвие. С трудом переставляя ноги, Гарвель стал отходить назад, к ступеням здания парламента. Изнутри доносился грохот — схватка между Торгаддоном и Маленьким Хорусом была в разгаре. Локен сознавал, что для победы ему нужна сила его брата.

— Ты не можешь вечно убегать! — заорал Абаддон.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Галактика в огне (Ересь Хоруса)
Страница 9 из 10«1278910»
Поиск: