Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 10«1234910»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Галактика в огне (Ересь Хоруса)
Бен Каунтер. Галактика в огне
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:14 | Сообщение # 16



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Понимаю, понимаю, — вздохнул Зиндерманн, позволив слезинке скатиться из уголка глаза. — Я вовсе не хотел беспокоить вас, мальчики, но мой друг... Понимаете, она мне почти как дочь. Она мне очень дорога, и, если вы разрешите мне ее проведать, вы окажете неоценимую услугу старому человеку.

— Я не думаю, что это возможно, — сказал стражник, но Зиндерманн уже уловил нотку сочувствия в его голосе и решил надавить сильнее.

— У нее... У нее... Ну, словом, ей осталось совсем немного, и сам Малогарст мне говорил, что я смогу ее навестить перед... перед концом.

Упоминание имени Малогарста было с его стороны блефом, но блефом рассчитанным. Вряд ли эти двое солдат имеют возможность напрямую связаться с советником Воителя и проверить. Зиндерманн продолжал говорить тихо и ласково, не выходя из роли доброго дедушки и пользуясь всеми профессиональными уловками итератора — точно подобранным тембром голоса, своей старческой хрупкостью и прямым взглядом, помогающим поддерживать контакт с аудиторией.

— А у тебя есть дети, мой мальчик? — спросил Зиндерманн, касаясь руки стражника.

— Да, сэр, есть.

— Тогда ты понимаешь, почему я должен ее повидать, — продолжал Зиндерманн, рискнув подойти вплотную и надеясь, что правильно оценил своих стражников.

— И вы хотите только пройти на медицинскую палубу? — спросил солдат.

— Только туда, и никуда больше, — пообещал Зиндерманн. — Мне надо только несколько минут, чтобы с ней попрощаться. Вот и все. Пожалуйста!

Солдаты обменялись взглядами, и Зиндерманн с трудом удержался от улыбки. Он их поймал! Первый стражник кивнул, и солдаты расступились, чтобы дать ему пройти.

— Только на медицинскую палубу, старик,— повторил солдат, выписывая пропуск, позволявший итератору пройти на медицинскую палубу и обратно. — Если ты не вернешься в свою комнату через пару часов, я лично притащу тебя сюда.

Зиндерманн кивнул, взял протянутый пропуск и тепло пожал руки солдатам.

— Вы отличные солдаты, мальчики, — сказал он, всем своим видом излучая благодарность. — Хорошие солдаты. Будьте уверены, при случае я скажу Малогарсту о вашем сочувствии к пожилому человеку.

Он быстро отвернулся, чтобы стражники не заметили вздоха облегчения, и поспешно зашагал по коридору, ведущему на медицинскую палубу. Шаги гулким эхом отдавались в стенах пустынного лабиринта переходов корабля, и с его лица не сходила идиотская улыбка. Когда-то целые миры подпадали под чары его красноречия, а теперь он не мог удержаться от ликования, обманув двух простодушных солдат, чтобы выбраться из своей комнаты.

Как же низко он пал.



— Есть какие-нибудь новости насчет Варваруса? — спросил Локен у Торгаддона, когда они проходили через Зал Славы по пути на Совет Луперкаля.

Торгаддон покачал головой:

— Осколки были слишком мелкими. Апотекарий Ваддон не смог даже определить партию. Вряд ли нам удастся найти оружие, из которого был произведен выстрел. Это сделал кто-то из наших — это все, что нам известно.

Зал Славы был полон артефактов, свидетельствующих о бесчисленных победах Легиона. Лунные Волки привели к Согласию немало миров. Одна огромная скульптура, занимающая почти всю стену, напоминала о тех днях, когда Император и Хорус бок о бок сражались в одной из первых кампаний Великого Крестового Похода. Император с мечом в руке разил стройных, одетых в маски чужаков, а Хорус, стоя спиной к отцу, вел огонь из болтера.

Неподалеку от статуи Локен заметил стенд с конечностями мегарахнидов с Убийцы. Лапы, гибрид металла и плоти, оканчивались чрезвычайно острыми лезвиями. После возвышения Хоруса в ранг Воителя трофеев было собрано не так уж много, большая часть экспонатов принадлежала Лунным Волкам, впоследствии превратившимся в Сынов Хоруса в знак признания заслуг примарха.

— Стоит обратить внимание и на летописцев, — сказал Локен. — Они задают слишком много вопросов. Кое-кого из них уже, возможно, убили.

— Кого именно?
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:14 | Сообщение # 17



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Каркази и Петронеллу Вивар.

— Каркази! — воскликнул Торгаддон. — Проклятье, я слышал, что он покончил с собой, но, конечно, они в состоянии это подстроить. В ложе говорили, что необходимо заставить его молчать, особенно Абаддон настаивал. Они даже отказались признать это убийством, хотя Абаддон считал, это все равно как в бою уничтожить врага. Вот поэтому я и порвал с ложей.

— Они говорили, как собираются это сделать?

— Нет, — покачал головой Торгаддон. — Только твердили, что это необходимо.

— Все это недолго будет оставаться тайной, — пообещал Локен. — Ложа уже не соблюдает секретности, так что рано или поздно развязка наступит.

— Что же нам теперь делать?

Локен отвел взгляд от лица приятеля и посмотрел вдоль коридора, ведущего к Совету Луперкаля.

— Я не знаю, — сказал он и тотчас жестом предостерег Торгаддона от дальнейших разговоров: за одним из дальних стендов мелькнула чья-то фигура.

— Что случилось? — спросил Торгаддон.

— Я не уверен, но, кажется, там кто-то есть, — ответил Локен.

Друзья двинулись мимо стенда, ощетинившегося трофейными мечами, захваченными в древнем феодальном королевстве, и странных осадных машин — все, что осталось от уничтоженного Легионом народа. Замеченный Локеном силуэт оказался воином Астартес в доспехах Пожирателей Миров.

Локен и Торгаддон обогнули угол высокой тумбы из орехового дерева и увидели покрытое шрамами лицо воина. Он пристально разглядывал огромный боевой меч, выбитый Воителем из рук ксеноса-преторианца.

— Добро пожаловать на «Дух мщения», — заговорил Локен.

Пожиратель Миров оторвал взгляд от оружия. Сильно загоревшее, благородное лицо воина выгодно оттеняли белые и синие цвета его Легиона.

— Приветствую, — сказал он и в воинском салюте поднял кулак к груди. — Кхарн, Восьмая ударная рота Пожирателей Миров.

— Локен, Десятая рота, — отозвался Локен.

— Торгаддон, Вторая, — кивнул Торгаддон.

— Это впечатляет, — продолжал Кхарн, окидывая взглядом залы музея.

— Благодарю, — сказал Локен. — Воитель всегда говорит, что мы должны помнить своих противников. Если забыть врагов, ничему не научишься.

Он указал на оружие, которое только что рассматривал Кхарн.

— Где-то здесь хранится и чучело существа, которое держало этот меч. Оно примерно с танк размером.

— У Ангрона тоже есть коллекция трофеев, — сказал Кхарн. — Но он оставляет только оружие тех врагов, о которых стоит помнить.

— Значит, всех их помнить не стоит?

— Нет, — твердо ответил Кхарн. — Нет ничего хорошего в том, чтобы знать своего врага. Единственное, что имеет значение, — это уничтожение противника. Все остальное только отвлекает.

— Слова истинного Пожирателя Миров, — заметил Торгаддон.

Кхарн с веселой усмешкой взглянул ему в лицо.

— Ты хочешь меня спровоцировать, капитан Торгаддон, но мне известно, что говорят о Пожирателях Миров в других Легионах.

— Мы были на Аурее,— сказал Локен. — Вы просто головорезы.

— Ха! — снова улыбнулся Кхарн. — В наши дни не часто услышишь честные слова, капитан Локен. Да, мы убийцы и гордимся этим, поскольку мы лучшие в своем деле. Мой примарх не стыдится того, что он делает лучше других, и я тоже.

— Вы прибыли для участия в Совете? — спросил Локен, меняя тему.

— Да, я состою советником при своем примархе.

Торгаддон иронически поднял бровь:

— Тяжелая работа.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:14 | Сообщение # 18



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Иногда, — признался Кхарн. — Ангрон не слишком заботится о дипломатии.

— А Воитель считает, что это очень важно.

— Я тоже так думаю, но каждый Легион по-своему относится к разным вещам, — хохотнул Кхарн и хлопнул Локена по наплечнику. — Как честный воин, могу сказать, что и у вашего Легиона хулителей не меньше, чем поклонников. Многие из вас слишком самодовольны.

— У Воителя высокие требования, — сказал Локен.

— Могу тебя заверить, у Ангрона тоже, — ответил Кхарн, и Локен с изумлением услышал в его голосе нотку тревоги. — Император знает, что в некоторых случаях лучше всего предоставить Пожирателям Миров заниматься тем, что они делают лучше других. Воителю тоже это известно, иначе нас бы здесь не было. Может, тебе неприятно будет это услышать, капитан, но если бы не такие воины, как я, Великий Крестовый Поход давно бы потерпел неудачу.

— А вот в этом позволь с тобой не согласиться, — сказал Локен. — Я не могу поступать так, как поступаете вы.

Кхарн тряхнул головой:

— Капитан, ты воин Астартес. Если ради победы потребуется убить все живое в городе, ты это сделаешь. Мы должны превосходить своих врагов во всем. Это известно воинам всех Легионов. Только Пожиратели Миров говорят об этом открыто.

— Будем надеяться, что до такого не дойдет.

— Не слишком уповайте. Как я слышал, этот Истваан III будет нелегко взять.

— А что тебе о нем известно? — спросил Торгаддон.

— Ничего особенного, — пожал плечами Кхарн. — Обычные слухи. Что-то насчет религии, говорили о ведьмах и колдунах, о небесах, которые вдруг становятся красными, о монстрах из варпа. Старые сказки. Вряд ли Сыны Хоруса верят в такие вещи.

— Галактика очень сложна, — осторожно заметил Локен. — Нам неизвестно и половины того, что в ней происходит.

— Да, мне и самому приходилось удивляться, — поддакнул Кхарн.

— Она меняется, — продолжал Локен. — Галактика изменяется, а вместе с ней меняется и Великий Крестовый Поход.

— Да, — охотно подтвердил Кхарн. — Так и есть.

Локен хотел расспросить Кхарна, что он под этим подразумевает, но в этот момент распахнулись двери Совета Луперкаля.

— Вероятно, скоро начнется созванный Воителем совет, — сказал Кхарн, кланяясь обоим капитанам. — Мне пора вернуться к своему примарху.

— А нам пора присоединиться к Воителю, — сказал Локен. — Может, еще увидимся на Истваане III?
— Может, и увидимся, — кивнул Кхарн и отвернулся от стендов, хранящих трофеи былых войн. — Если только от этого Истваана что-нибудь останется после того, как над ним поработают Пожиратели Миров.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:15 | Сообщение # 19



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


3

Хорус на троне

Святая в опасности

Истваан III



Зал Совета Луперкаля стал новым сооружением на «Духе мщения». Прежде Воитель проводил заседания и встречи на стратегической палубе, но было принято решение о постройке нового, грандиозного зала для совещаний. Спроектированное Питером Эгоном Момусом помещение было прекрасно приспособлено для того, чтобы подчеркнуть главенствующую роль Воителя в Великом Походе и представить его первым среди равных в глазах всех офицеров.

Со стен зала свисали огромные знамена. Почти все они принадлежали славным подразделениям Легиона, но были и такие, принадлежность которых Локен не мог определить. На одном знамени на кроваво-красном поле был изображен трон из черепов, венчавший медную башню; на белом поле другого резко выделялась черная восьмиконечная звезда. Столь мрачная символика немного смущала Локена, но он решил, что знамена представляют воинскую ложу, ставшую неотъемлемой частью Легиона.

Однако великолепие архитектурного замысла не могло сравниться с величием самого примарха Сынов Хоруса, который восседал на громадном базальтовом троне. Рядом стояли Абаддон и Аксиманд. Оба капитана были в полном боевом облачении — Абаддон в блестящей черной броне юстаэринцев, Аксиманд — в бледно-зеленых доспехах.

Абаддон и Маленький Хорус посмотрели на подошедших Локена и Торгаддона. Враждебность, возникшая между ними во время аурейской кампании, пустила уже такие глубокие корни, что скрывать ее стало невозможно. Встретив суровый взгляд Абаддона, Локен ощутил печаль, он окончательно осознал, что светлый идеал Морниваля окончательно и бесповоротно умер. В полном молчании Локен и Торгаддон заняли свои места по другую сторону от трона Воителя.

Когда-то они стояли плечом к плечу на планете, названной ее обитателями Террой, и при свете луны, отраженной в воде, Локен дал клятву верности духу Легиона.

Казалось, что с тех пор прошла целая вечность.

— Локен, Торгаддон, — окликнул их Хорус, и Локен, несмотря на все, что произошло в последнее время, ощутил прилив гордости при обращении Воителя. — На сегодня ваша роль — только наблюдать и демонстрировать братьям из других Легионов твердость наших намерений. Вы все поняли?

— Да, мой Воитель, — ответил Торгаддон.

— Локен? — спросил Хорус.

Локен кивнул:

— Да, Воитель.

Он ощутил на себе пристальный взгляд Хоруса, но продолжал неотрывно смотреть на высокие двери Совета Луперкаля. Створки бесшумно раздвинулись, и из темного коридора появился кроваво-красный ангел смерти.

Примарха Пожирателей Миров Локен видел и раньше, но до сих пор его поражала чудовищная физическая мощь. Ангрон был высоким, почти как Воитель, но гораздо массивнее и шире, а его непомерно большие плечи наводили на мысль о могучем тягловом животном. На злобном, покрытом шрамами лице были едва заметны глаза, прикрытые тяжелыми веками. Из выбритого черепа торчали уродливые имплантаты, вживленные в кору головного мозга, которые соединялись с воротом доспехов при помощи гофрированных трубок. На примархе сияла бронзовая гладиаторская броня с тяжелыми металлическими пластинами поверх кольчуги, делавшая его похожим на божество древнего мира. За спиной висело два цепных меча.

Локен слышал, что до того, как его отыскал Император, Ангрон был рабом, и хозяева насильно вживили дополнительные элементы в мозг, чтобы увеличить агрессивность и превратить Ангрона в совершенного убийцу для сражений на арене.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:15 | Сообщение # 20



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сейчас, глядя на примарха, Локен склонен был верить этим слухам.

Советник Ангрона, Кхарн, сопровождал своего грозного командира, и его суровое, покрытое шрамами лицо казалось безмятежно спокойным по сравнению с отягощенным вечно клокочущей яростью лицом примарха.

— Хорус! — громыхнул Ангрон. — Как я посмотрю, Воитель встречает своего брата по-королевски. Неужели теперь я твой подданный?

— Ангрон, — невозмутимо откликнулся Хорус, — я рад, что ты смог к нам присоединиться.

— Неужели ты думал, что я пропущу такую потеху? Ни за что на свете, — ответил Ангрон голосом, которым мог бы говорить просыпающийся вулкан.

Вторая делегация, сияя пурпуром и золотом, вошла через вторые двери. Эйдолон во всем своем великолепии прошествовал через зал, а следом за ним — отряд Детей Императора со сверкающими мечами, чьи доспехи мало чем уступали роскошной броне командира.

— Воитель, лорд Фулгрим свидетельствует вам свое почтение, — официально и с большим достоинством произнес Эйдолон. Локен отметил про себя, что со времени последнего разговора с Воителем Эйдолон улучшил свои дипломатические навыки. — Он заверяет вас, что его неотложное дело почти закончено, и он сам вскоре к нам присоединится. Я уполномочен говорить от его имени и командовать Легионом в его отсутствие.

Локен перевел взгляд с Ангрона на Эйдолона и в очередной раз убедился в существовании неприязни между двумя Легионами. Разница между Детьми Императора и Пожирателями Миров была велика настолько, насколько это вообще возможно для двух Легионов Астартес. Воины Ангрона сражались и одерживали победы благодаря неудержимой прямолинейной мощи, а Дети Императора довели до совершенства свое умение разделять силы врага и последовательно их уничтожать.

— Лорд Ангрон, — с поклоном произнес Эйдолон, — для меня это большая честь.

Ангрон не снизошел до ответа, и Локен заметил, как напрягся оскорбленный Эйдолон, но дальнейшей эскалации напряжения помешало прибытие в Совет Луперкаля последней делегации, приглашенной Воителем.

Мортарион, примарх Гвардии Смерти, вошел в сопровождении отряда воинов, одетых в тускло мерцающие терминаторские доспехи. На броне самого Мортариона тоже не было никаких украшений, кроме медного черепа, символа Гвардии Смерти, прикрепленного к наплечнику. Его мертвенно-бледное лицо и череп были лишены всяких признаков растительности, а рот и горло закрывал массивный ворот, из щелевидных отверстий которого с шипением вырывались серые струйки пара.

Капитан Гвардии Смерти шел рядом со своим примархом, и Локен, узнав старого знакомого, не смог удержаться от улыбки. Капитан Натаниэль Гарро сражался вместе с Сынами Хоруса еще в те времена, когда они были Лунными Волками. Благодаря своему непоколебимому кодексу чести и прямому, честному характеру этот уроженец Терры завоевал дружбу многих воинов в Легионе Воителя.

Капитан Гвардии Смерти поймал взгляд Локена и слегка кивнул в знак приветствия.

— С прибытием нашего брата Мортариона, — заговорил Хорус, — собрание в полном составе.

Воитель встал с трона и спустился с возвышения в центр зала. В этот момент огни немного потускнели, и перед Хорусом возник светящийся шар.

— Это, — сказал Хорус, — модель Истваана III, любезно предоставленная картографами с управляемых сервиторами спутников. Запомните его хорошенько, поскольку здесь будет твориться история.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:15 | Сообщение # 21



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Иона Арукен оторвался от своих дел и, убедившись, что на него никто не смотрит, достал из-за пазухи форменной куртки карманную фляжку. В ангаре, как обычно в эти дни, кипела напряженная работа, и никто не обращал внимания на модератора. Время, когда подготовка к сражению титана класса «Император» могла заворожить любого, даже самого пресыщенного наблюдателя, давно миновало, и теперь немного осталось тех, кто еще не видел, как обновляется колоссальный корпус «Диес ире» для очередной битвы.

Арукен сделал небольшой глоток из фляжки и задрал голову, любуясь военной машиной, словно своей подружкой.

Бронированный корпус титана еще пестрел царапинами и вмятинами, которые не успели залатать сервиторы механикумов, и Иона ласково похлопал рукой по крепким пластинам, прикрывавшим нижнюю опору.

— Ну, милая, — сказал он, — тебе здорово досталось в последнее время, но я все равно тебя люблю.

При мысли о любви между человеком и машиной он весело усмехнулся, но все равно не мог не испытывать теплых чувств к машине, которая так часто спасала ему жизнь. Вместе с «Диес ире» они прошли сквозь огонь бесчисленных сражений, и, что бы ни говорил Титус Кассар, Иона верил, что в недрах могучего титана бьется сильное сердце и живет душа.

Вспомнив о Титусе и его треклятых службах, Иона загрустил и снова отхлебнул из фляжки. Напарник утверждал, что чувствует в себе свет Императора, а Иона не испытывал ничего подобного.

Как ни старался он поверить в то, что проповедовал Титус, ему никак не удавалось преодолеть глубоко укоренившегося в его душе скепсиса. Поверить в то, чего не можешь ни видеть, ни ощутить? Титус называл это истинной верой, но Иона был так устроен, что мог воспринимать только то, что мог потрогать или испытать.

Если бы принцепс Турнет узнал о молитвенных собраниях, которые посещают его модераторы, те вылетели бы из команды управления «Диес ире», как снаряд из болтера. При одной мысли о перспективе провести остаток жизни простым прислужником по спине Арукена пробежал неприятный холодок. Иона не мог себе представить, что будет, если он лишится возможности воссоединяться с самой совершенной машиной из созданных в кузницах Марса. Титус Кассар часто приглашал его на молитвенные сборища, и всякий раз, когда Иона соглашался, они тайком пробирались по лабиринтам переходов в какую-нибудь неиспользуемую часть корабля, чтобы послушать отрывки из Божественного Откровения. И всякий раз, возвращаясь, он покрывался холодным потом, страшась, что его застукают и отдадут в руки военного трибунала.

Иона был офицером команды титана с тех пор, как впервые ступил на борт своей первой военной машины — титана класса «Пес войны» под названием «Венатор», и, если бы дело дошло до выбора, он без колебаний предпочел бы «Диес ире» Божественному Откровению.

И все же мысль о том, что Титус, возможно, прав, не давала ему покоя.

Иона прислонился спиной к ноге титана и соскользнул по ней вниз, усевшись на корточки и обхватив колени руками.

— Вера, — прошептал он. — Ее нельзя заработать, нельзя купить. Как же тогда ее обрести?

— Ну, — раздался голос откуда-то сверху, — ты можешь начать с того, что оставишь фляжку в покое и пойдешь со мной.

Иона поднял голову. У сводчатой двери, ведущей в недра титана, стоял Титус Кассар, как всегда в безупречной, хоть сейчас на парад, форме.

— Титус! — воскликнул Иона, торопливо засовывая фляжку обратно в карман. — Что-то случилось?

— Мы должны спешить, — решительно ответил Титус. — Святая в опасности.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:15 | Сообщение # 22



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Маггард шел по сумрачным коридорам «Духа мщения» быстрым шагом, сгорая от нетерпения, словно человек, спешащий на долгожданное свидание. За последние несколько месяцев его мускулистое тело еще больше увеличилось, словно он подхватил вирус какой-то быстротекущей формы гигантизма.

Но в процедурах, которым его подвергали апотекарии Воителя, не было ничего ужасного. Теперь его тело изменялось так, как невежественные хирурги дома Карпинус не смогли бы добиться при всем желании. Маггард ощущал, как новые органы преобразуют его скелет и мышцы в нечто столь совершенное, что он пока с трудом мог себе представить. И это было только начало.

Маггард был одет в новый белый костюм, поскольку доспехи уже были малы для его быстро растущего тела. Обнаженный кирлианский клинок мерцал в его руке. Мастера Легиона были готовы переделать броню, как только тело примет окончательную форму, а пока Маггард тосковал по привычной тяжести доспехов. Как и он сам, доспехи должны родиться заново и превратиться в нечто, стоящее внимания Воителя и его избранных воинов. Маггард понимал, что еще не достоин занять место в их рядах, но он уже нашел свою нишу в Легионе Сынов Хоруса. Он мог ходить там, где не должны были видеть Астартес, действовать так, как они не имели права поступать, и проливать кровь в тех случаях, когда Астартес надлежало выступить в роли миротворцев.

Для подобных дел требовался особый человек — способный и без излишков совести, и Маггард идеально подходил на эту роль. Он убил не одну сотню людей, действуя по приказу дома Карпинус, и еще больше убил до того, как его поймали и сделали телохранителем аристократки. Но по сравнению с той смертью, которую он нес сейчас, все это были мелкие и незначительные делишки.

Маггард вспомнил восхитительное ощущение начала новой жизни, возникшее в тот момент, когда Малогарст поручил ему уничтожить Игнация Каркази.

Дуло пистолета прижалось к дрожащему подбородку летописца, и его мозги разлетелись по потолку тесной и захламленной комнаты. Маггард не сразу позволил грузному телу поэта рухнуть на ворох окровавленных листов.

Зачем потребовалось убивать Каркази, Маггарда не интересовало. Советник говорил с ним по поручению Хоруса, а Маггард поклялся в вечной верности Воителю еще на спутнике Давина, когда протянул ему свой меч.

Позже, то ли в награду, то ли во исполнение собственных замыслов, Воитель убил его бывшую хозяйку, Петронеллу Вивар, за что Маггард был благодарен ему до гробовой доски.

Что бы ни задумал Воитель, Маггард перевернет небо и землю, лишь бы выполнить его волю.

А теперь ему приказали сделать нечто удивительное.

Он должен убить святую.



Зиндерманн средним пальцем выбивал на своем подбородке барабанную дробь и одновременно пытался сделать вид, что он имеет полное право находиться в этой части корабля. Рабочие палубы в оранжевых комбинезонах и офицеры-артиллеристы в желтых мундирах беспрестанно сновали мимо, пока итератор нетерпеливо ждал своих помощников. Выданный ему пропуск он крепко сжимал в руке, словно талисман, предохраняющий от нежеланного любопытства окружающих.

— Ну же, ну, — шептал Зиндерманн. — Где же ты?

Связавшись с Кассаром, он сильно рисковал, но ему больше не к кому было обратиться. Мерсади не верила в Божественное Откровение, и, говоря по правде, Кирилл и сам не был уверен в правоте учения, но знал: тот, кто послал ему странное видение об опасности, нависшей над Эуфратией Киилер, надеется на него и ждет активных действий. О том, чтобы обратиться за помощью к Гарвелю Локену, не могло быть и речи, поскольку появление капитана не могло остаться незамеченным.

— Итератор, — прошипел кто-то над его ухом, и Зиндерманн едва не вскрикнул от неожиданности.

Худощавое лицо Титуса Кассара излучало решимость. Рядом с ним стоял еще один человек, одетый в такую же, как и у Кассара, форменную куртку модератора титана.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:16 | Сообщение # 23



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Титус, — с облегчением вздохнул Зиндерманн. — Я не был уверен, что тебе удастся выбраться.

— У нас не слишком много времени, не хотелось бы, чтобы принцепс Турнет заметил наше отсутствие, но в вашем послании говорилось, что святой грозит опасность.

— Так и есть, — подтвердил Зиндерманн. — Смертельная опасность.

— Откуда вам это известно? — спросил второй офицер.

Кассар раздраженно поморщился.

— Извините, Кирилл, это Иона Арукен, мой друг, тоже модератор «Диес ире». Он один из нас.

— Я просто знаю, — сказал Зиндерманн.— Я видел... не знаю... Было видение. Она лежала на кровати, и кто-то хотел причинить ей зло.

— Видение! — выдохнул Кассар. — Вы поистине один из избранников Императора.

— Нет, нет, — прошептал Зиндерманн. — Ничего подобного. А теперь идемте, у нас мало времени, надо торопиться.

— Куда мы идем? — спросил Иона Арукен.

— На медицинскую палубу, — ответил Зиндерманн и показал пропуск. — Мы должны попасть на медицинскую палубу.



На поверхности шара, повисшего над головой Хоруса, появились очертания материков и океанов, а затем проступили контуры геофизических подробностей: равнины, леса, моря, горные цепи и города.

Хорус поднял руки к шару, словно поддерживая его, как атлант из мифов древней Земли.

— Это Истваан III, — повторил он, — мир, приведенный к Согласию тринадцать лет назад усилиями Двадцать седьмой экспедиции под командованием нашего брата Коракса.

— Он что, не довел дело до конца? — фыркнул Ангрон.

Хорус метнул на Ангрона грозный взгляд:

— Да, некоторое сопротивление имело место, но последние остатки агрессивных группировок были уничтожены Гвардией Ворона в долине Редарт.

Место сражения, расположенное в горах одного из северных континентов Истваана, вспыхнуло на глобусе красным огоньком.

— В те времена орден летописцев еще не был навязан экспедициям Советом Терры, но на планете был оставлен значительный контингент гражданских лиц, чтобы облегчить распространение Имперских Истин.

— Значит ли это, что Истины не были приняты? — спросил Эйдолон.

— Мортарион? — Хорус повернулся к брату и жестом предложил ему взять слово.

— Четыре месяца назад Гвардия Смерти получила с Истваана сигнал бедствия, — сказал Мортарион.— Сигнал был слабым и старым. Мы смогли получить его только потому, что один из кораблей, следовавших с флотилией на Арктуран, вышел из варпа для небольшого ремонта. Судя по давности сигнала и учитывая время, которое потребовалось для передачи, можно предположить, что послание было отправлено около двух лет назад.

— Что в нем говорилось? — спросил Ангрон.

В ответ голографическое изображение глобуса развернулось в большой плоский экран, похожий на экран пикт-проектора, висящий в воздухе. Сначала он был непроглядно черным, но вот на экране появилось пятно, и Локен увидел лицо — лицо женщины, освещенное желтым огоньком свечи — единственным источником света. Несмотря на плохое качество сигнала, несложно было понять, что женщина испугана: глаза широко раскрыты, дыхание частое и прерывистое. На лбу поблескивает испарина.

— У нее на воротнике эмблема Двадцать седьмой экспедиции, — заметил Торгаддон.

Женщина настроила прибор, при помощи которого вела запись, и в зал Совета Луперкаля хлынули звуки: треск пламени, отдаленные крики и оружейная стрельба.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:16 | Сообщение # 24



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Это революция, — заговорила женщина искаженным помехами голосом. — Открытое восстание. Эти люди, они... отвергли... отвергли все. Мы пытались объединить их, мы считали, что Девы Битвы — это... какое-то примитивное суеверие, но мы ошиблись, это реальность. Праал лишился разума, и теперь он с Певцами Войны.

Внезапно женщина оглянулась на что-то за пределами экрана.

— Нет! — отчаянно закричала она и открыла огонь из оружия, которого до этого не было видно. Яркие вспышки выстрелов осветили помещение, и что-то непонятное ударилось в стену после того, как она опустошила магазин. — Они подбираются все ближе. Они знают, что мы здесь... Я думаю, что уже осталась одна...

Женщина снова повернулась к экрану:

— Здесь творится какое-то безумие, полное безумие! Я прошу помощи, хотя и не надеюсь пережить этот ужас. Пришлите кого-нибудь, любого, лишь бы остановить...

А затем в уши ударил пронзительный вопль. Женщина схватилась за голову и провыла что-то нечленораздельное. Изображение задрожало и рассыпалось, потом мелькнули отвратительные детали, от которых леденела кровь: обезумевшие глаза женщины, разорванная плоть, каменные осколки и разверстая пасть с окровавленными зубами. Экран погас.

— После этого с Иствааном III больше не удалось связаться, — произнес Мортарион, нарушив воцарившееся молчание. — Астропаты планеты либо перешли на сторону бунтовщиков, либо погибли.

— Прозвучавшее имя «Праал» означает Вардуса Праала, губернатора, оставленного управлять Иствааном III от имени Империума. В его обязанности входило укрепление Согласия и искоренение традиционных религиозных структур, составлявших основу общественного строя коренного населения. Если он стал соучастником мятежа, как говорится в этом послании, значит, его уничтожение является одной из первых наших задач.

Локен только представил, что снова придется сражаться с населением, официальный правитель которого стал предателем, и тотчас ощутил неприятный озноб. Посмотрев на Торгаддона, он понял, что сходство предстоящей войны с кампанией на Давине не ускользнуло и от его друга.

Голографический экран свернулся в шар и снова превратился в глобус Истваана III.

— Культурный и религиозный центр планеты, его столица, находится здесь, — сказал Хорус, и участок, где был показан один из северных городов у подножия колоссального горного хребта, стал увеличиваться. — Это город Хорал. Отсюда поступил сигнал бедствия, здесь, в здании, известном как Дворец Регента, должен был находиться и Праал со своей командой. Несколько штурмовых групп захватят все стратегически важные объекты, а когда город будет в наших руках, весь Истваан тоже окажется в нашей власти. В первой атаке будут принимать участие комбинированные силы всех Легионов при поддержке титанов механикумов и отрядов Имперской армии. Остальную часть планеты покорят дополнительные подразделения Имперской армии, когда они будут в состоянии преодолеть варп и присоединиться к нам.

— Почему бы просто не разбомбить город? — спросил Эйдолон.

Тишина, воцарившаяся после его слов, показалась оглушительной.

Локен ожидал, что Воитель сделает выговор Эйдолону, посмевшему усомниться в правильности решений Воителя, но Хорус лишь снисходительно кивнул.

— Потому что эти люди — преступники, а если уничтожать преступников издали, кто-нибудь обязательно выживет. Если мы хотим раз и навсегда покончить с этой проблемой, придется запачкать руки и во время одного решительного сражения уничтожить всех сразу. Это не так элегантно, как привыкли действовать Дети Императора, но для меня главное не красота, а быстрая и эффективная победа.

— Да, конечно, — согласился Эйдолон, качая головой. — Подумать только, как слепы эти люди, что не видят реальности Галактики.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:16 | Сообщение # 25



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Не тревожьтесь, лорд-командир, — произнес Абаддон, спускаясь по ступеням тронного возвышения, чтобы встать рядом с Воителем. — Скоро мы разъясним, насколько ошибочен выбранный ими путь.

Локен, удивленный уважительным тоном Первого капитана, искоса взглянул на него. Вся предыстория отношений Сынов Хоруса с Эйдолоном пестрела доказательствами того, насколько сильно Абаддон презирал высокомерного Эйдолона.

Что же изменилось?

— Мортарион, — продолжил Хорус, — твоя задача — вступить в бой с основными силами городской стражи Хорала. Если они не изменились с тех пор, как воевали с Гвардией Ворона, значит, это профессиональные солдаты и не отступят даже при столкновении с Астартес.

Голографическое изображение в воздухе сменилось планом города Хорал и его окрестностей. Это был большой город с многомиллионным населением, состоящий из множества различных зданий, от просторных особняков и вилл до обширных жилых комплексов и нагромождений производственных построек. Красивые бульвары и широкие улицы рассекали город во всех направлениях. Основная часть населения, видимо, была сосредоточена в густонаселенных жилых районах и на многочисленных фабриках.

Западная окраина города на плане была выделена особенно ярко; она представляла собой настоящую сеть оборонительных рубежей и бункеров. Противоположная сторона Хорала прилегала к отвесным скалам горного кряжа — естественный рубеж, надежно охраняющий город от классической наземной атаки.

К несчастью для города Хорала, Воитель не собирался проводить классическую наземную атаку.

— Похоже, что значительные силы сосредоточены именно на этих рубежах, — сказал Хорус. — И я уверен, что у них отличные укрепления и артиллерия. Многие из этих сооружений были построены после приведения этого мира к Согласию для защиты имперского правительства на Истваане. Это значит, что укрепления построены нами, и они очень прочные. Овладеть рубежами защиты и разрушить фортификацию — нелегкая задача, к тому же нам не много известно о вооруженных силах Хорала.

— Я принимаю этот вызов, Воитель, — заявил Мортарион. — Мой Легион привык сражаться в таких условиях.

Изображение сменилось, и в воздухе появилось другое сооружение — живописное нагромождение арок и шпилей, с десятками боковых ответвлений, сплетающихся в замысловатый лабиринт, окружающий массивный центральный купол из полированного камня. Главное здание города, великолепный дворец, казавшийся драгоценной брошью на нарядном платье Хорала

— Дворец Регента, — восхищенно произнес Эйдолон.

— И твой Легион должен овладеть им, — сказал Хорус, — вместе с Пожирателями Миров.

Локен снова уловил злобный взгляд Эйдолона, брошенный в сторону Ангрона. Лорд-командир не мог скрыть своего отвращения от перспективы сражаться бок о бок с этим варварским Легионом. Ангрон, если и заметил недовольство Эйдолона, никак на него не отреагировал.

— Во дворце, вероятнее всего, находится сам Праал, — продолжал Хорус. — А потому для нас это один из важнейших объектов. Дворец должен быть взят, правительство города уничтожено, Праал — убит. Он предал нас, так что я не намерен брать его живым.

Наконец голографический экран явил странное нагромождение каменных построек к востоку от Дворца Регента. Для неискушенного взгляда Локена все это казалось набором церковных шпилей, башен и целых соборов, поставленных друг на друга в течение многих столетий.

— А это Храм Искушения, и его будут атаковать мои Сыны Хоруса, — сказал Воитель. — Скорее всего, мятеж имеет религиозную основу, а Храм Искушения представляет собой центр духовных сил. Согласно донесениям Коракса, этот оплот языческой религии должен был быть разрушен в первую очередь. Предполагается, что Храм сохранился до сих пор, и верхушка религиозных сил должна находиться там. Это еще одно место вероятного нахождения Праала, так что и в этом случае я требую полного разрушения, и никаких пленников.

Впервые Локену довелось заранее увидеть поле боя, на котором предстояло сражаться. Храмом Искушения, вероятно, будет нелегко овладеть: это массивное и сложное сооружение представляло собой многоуровневое здание со множеством укромных мест, где враги могли без труда спрятаться. Задача таила в себе множество опасностей.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:17 | Сообщение # 26



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вот почему Воитель направляет туда собственный Легион. Он знает, что его воины смогут выполнить задание.

План города на изображении стал быстро уменьшаться и вскоре снова сменился глобусом планеты.

— Подготовка к основной операции подразумевает уничтожение станций наблюдения на седьмой планете системы Истваан, — сказал в заключение Хорус. — Как только мятежники останутся без связи, начнется вторжение. Отделения первой волны будут высаживаться в десантных капсулах и на боевых кораблях, вторая волна должна остаться в резерве. Надеюсь, все поняли, что потребуется от ваших Легионов.

— У меня имеется один вопрос, Воитель, — произнес Ангрон.

— Говори, — разрешил Хорус.

— Зачем с такой тщательностью планировать вторжение, когда все можно сделать одним массированным ударом?

— Ты возражаешь против моих планов, Ангрон? — настороженно спросил Хорус.

— Конечно, возражаю, — бросил Ангрон. — У нас здесь четыре Легиона, титаны, множество боевых кораблей, и все на один город. Надо обстрелять его из всех имеющихся орудий, а чудом уцелевших перерезать на улицах. Тогда посмотрим, у кого на этой планете хватит духу продолжить восстание. Но нет, ты хочешь, чтобы мы уничтожали мятежников по одному, да еще предлагаешь вылавливать главарей, словно мы собираемся сохранить этот мир. Мятеж зреет в людях, Хорус. Убей людей, и любому восстанию придет конец.

— Лорд Ангрон, — рассудительным тоном заговорил Эйдолон, — вы не приняли во вни...

— Придержи язык, когда находишься среди старших! — рявкнул Ангрон. — Я знаю, что думают о нас Дети Императора, но не ошибись, принимая откровенность за глупость. Попробуй еще раз заговорить со мной без моего разрешения, и я тебя убью.

— Ангрон!

Голос Воителя прокатился под сводами зала, и примарх Пожирателей Миров нехотя отвлекся от Эйдолона.

— Ты не слишком дорожишь жизнями своих воинов, — сказал Хорус. — И уверен в правильности только одного — твоего — способа ведения войны, но это не значит, что ты волен поступать так, как тебе заблагорассудится. Я Воитель, я командир всех и всего, что имеет отношение к Великому Крестовому Походу. Твой Легион будет сражаться согласно моим приказам. Понятно?

Ангрон коротко кивнул, а Воитель повернулся к Эйдолону:

— Лорд-командир Эйдолон, ты здесь находишься не среди равных, и твое присутствие на этом военном совете стало возможно лишь благодаря моему доброму к тебе отношению, но оно быстро переменится, если ты и дальше станешь вести себя так, словно за твоей спиной стоит Фулгрим, готовый с тобой нянчиться.

Эйдолон быстро восстановил самообладание.

— Конечно, мой Воитель, я не хотел никого оскорбить. Я ручаюсь, что мой Легион будет готов к атаке на станции слежения и к захвату Дворца Регента.

Хорус перевел взгляд на довольно усмехающегося Ангрона.

— Пожиратели Миров будут готовы, Воитель, — пообещал Кхарн.

— Тогда наше собрание закончено, — объявил Хорус. — Возвращайтесь к своим Легионам и готовьтесь к войне.

Делегации потянулись к выходам. Кхарн что-то негромко говорил Ангрону, а Эйдолон напустил на себя еще более важный вид, стараясь восстановить пошатнувшееся реноме. Мортарион тоже направился к выходу вместе с Гарро и его терминаторами, и Локену показалось, что на губах примарха промелькнула удовлетворенная улыбка.

Хорус повернулся к Абаддону:

— Проследи за подготовкой штурмкатера для полета на «Завоеватель». Надо разъяснить Ангрону истинную цель этой кампании.

Затем он, даже не взглянув в сторону Локена и Торгаддона, направился прочь из зала Совета Луперкаля в сопровождении Абаддона и Аксиманда.

— Весьма поучительно, — заметил Торгаддон, оставшись наедине с Локеном.

Локен устало улыбнулся.

— Я видел, как тебе хотелось, чтобы Ангрон ударил Эйдолона.

Торгаддон рассмеялся, припомнив, как его первая встреча с Эйдолоном на поверхности Убийцы чуть не закончилась дракой.

— Как жаль, что мы не можем вместе с Воителем посетить «Завоеватель», — сказал Торгаддон. — Там будет на что посмотреть. Хорус объясняется с Ангроном. Интересно, о чем они будут говорить?

— А в самом деле, о чем? — поддакнул Локен.

Гарвель сознавал, что слишком многого не знает, но стоило ему мысленно посетовать на свое невежество, как он вспомнил слова Кирилла Зиндерманна, сказанные в тот момент, когда его уводили солдаты.

— Тарик, нам еще надо подготовиться к бою, я бы хотел, чтобы ты за этим проследил. Похоже, на Истваане будет жарко.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:17 | Сообщение # 27



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Понимаю, — отозвался Торгаддон. — Храм Искушения. Проклятое нагромождение. Вот что получается, когда у людей имеется бог, в которого они верят.

— И передай Випусу, чтобы он поторопился. Если нам придется штурмовать Храм Искушения, мне хотелось бы иметь при себе отделение Локасты.

— Конечно, — кивнул Торгаддон. — Иногда мне кажется, что я больше никому не могу доверять, кроме тебя и Випуса. А чем ты собираешься заняться?

— Мне еще надо кое-что перечитать, — ответил Локен.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:17 | Сообщение # 28



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


4

Жертвоприношение

Единственный момент

Берегите её



Куда бы ни шел Эреб, его постоянно сопровождали тени. Трепещущие шептуны стали его непременными спутниками; невидимые существа не показывались на глаза посторонним и предпочитали клубиться в его тени. Но сейчас они упорхнули от Эреба и укрылись в темных углах зала, построенного из камня по образу и подобию жертвенника в храме Дельфоса, где Акшаб перерезала ему горло.

Скрытое в глубине «Духа мщения», помещение храмовой ложи было темным и жарким, потрескивающий костер посреди пола служил единственным источником света. От пляшущих языков пламени по стенам метались причудливые тени.

— Мой Воитель, — произнес Эреб. — У нас все готово.

— Хорошо, — ответил Хорус. — Чтобы достичь этого, нам пришлось заплатить немалую цену, Эреб. И ради нашего блага, а главным образом — ради твоего собственного блага пусть наши усилия будут оправданны.

— Так и будет, Воитель, — заверил его Эреб, ничуть не обеспокоенный прозвучавшей угрозой. — Наши союзники с нетерпением ожидают откровенного разговора с вами.

Эреб нагнулся над костром, и пламя отразилось на его гладком татуированном черепе и полированных доспехах, недавно перекрашенных в темно-красный цвет, как было предписано всем Несущим Слово.

Эреб был уверен, что все сделал правильно, и все же он помедлил. Общение с существами варпа всегда грозило неожиданностями, и если вдруг ожидания Воителя не оправдаются, дни Первого капеллана сочтены.

Колоссальная фигура Воителя, казалось, заполняла собой все помещение ложи. Сегодня Хорус надел доспехи цвета обсидиана, присланные в подарок самим генералом-фабрикатором. Комплект был прислан в знак подтверждения союза с механикумами Марса, и хотя цвет его соответствовал цветам юстаэринцев, броня значительно превосходила терминаторские доспехи как прочностью, так и красотой. Янтарно-желтые глаза смотрели с нагрудника и плечевых пластин брони, а правая рука Воителя была закована в необычную перчатку с острыми лезвиями на пальцах.

Эреб поднял лежавшую рядом с костром книгу, выпрямился и стал осторожно перелистывать страницы, пока не дошел до сложной таблицы символов.

— Все готово. Я могу начать, как только совершится жертвоприношение.

Хорус кивнул.

— Адепт, входи, — приказал он.

Спустя мгновение в помещении воинской ложи появилась сгорбленная и закутанная в мантию фигура адепта Регула. Представитель механикумов Марса почти полностью состоял из механизмов, что для элиты его ордена было обычным делом. Под мантией скрывалось тело, состоящее из сверкающей бронзы, стали и соединительных кабелей. Даже лицо, если его можно так назвать, представляло собой совокупность оптических окуляров и вокабуляторного устройства, позволяющего общаться с окружающими.

Регул привел с собой хрупкую Инг Мае Синг; астропат ступала с опаской, а ее руки постоянно двигались, словно она отгоняла рой мух.

— Здесь очень необычно, — заметил Регул скрипучим, словно железо по стеклу, голосом.

— Адепт, — обратился к нему Воитель, — ты представляешь здесь орден Механикус. Великий Крестовый Поход нуждается в помощи техноадептов Марса, и они должны войти в наше новое сообщество. Ты уже предложил мне свои услуги, и теперь пришло время узнать цену этой сделки.

— Воитель, — отозвался Регул, — я полностью в вашем распоряжении.

Хорус кивнул.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:18 | Сообщение # 29



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Продолжай, Эреб, — сказал он.

Эреб шагнул мимо Воителя и устремил взгляд на Инг Мае Синг. Несмотря на то, что женщина-астропат была слепа, она содрогнулась, словно взгляд резанул по живому. Она отступила к самой стене и попыталась проскользнуть мимо Эреба, но он протянул руку, крепко схватил женщину за плечо и подтащил к костру.

— Она сильна, — произнес Эреб. — Я чувствую ее силу.

— Она лучшая из всех моих астропатов, — сказал Хорус.

— Значит, ваш выбор верен, — одобрительно кивнул Эреб. — Важна не только сила, но и ее значение. Жертва не будет принята, если не представляет собой ценности для дарителя.

— Нет, прошу вас! — крикнула Инг Мае Синг и забилась в руках Эреба, как только до нее дошел смысл прозвучавших слов.

Хорус шагнул вперед и бережно взял ее за подбородок. Женщина замерла, оставив попытки освободиться. Он приподнял ей голову так, что, будь астропат зрячей, она смотрела бы ему прямо в лицо.

— Вы предали меня, госпожа Синг, — сказал Хорус.

Инг Мае Синг всхлипнула, с дрожащих губ сорвались невнятные возражения. Она попыталась отрицательно мотнуть головой, но Хорус крепко держал ее за подбородок.

— Нет смысла это отрицать. Мне уже все известно. После того, как вы рассказали мне об Эуфратии Киллер, вы послали кому-то предупреждение, не так ли? Скажите мне, кто это был, и я сохраню вам жизнь. Попытаетесь сопротивляться, и тогда ваша смерть будет более мучительной, чем вы можете себе представить.

— Нет, — прошептала Инг Мае Синг. — Я уже мертва. Я знаю это, так что убейте меня, и покончим с этим.

— И вы не ответите на мой вопрос?

— В этом нет смысла, — вздохнула Инг Мае Синг. — Отвечу или нет, вы все равно меня убьете. Если у вас и хватает сил скрыть свою ложь, то ваш соучастник ничего не скрывает.

Хорус медленно кивнул, словно нехотя принимая тяжелое решение.

— Тогда нам больше нечего сказать друг другу, — печально произнес он и отвел руку назад.

Когти перчатки с размаху вошли в грудь Инг Мае Синг, лезвия пропороли сердце и легкие и, красные от крови, вышли из спины.

Эреб кивком указал на костер. Воитель поднял тело Инг Мае Синг над ямой, и кровь потекла в огонь.

Капли крови зашипели, и помещение затопил горячий и мощный поток предсмертных чувств астропата: страх, боль и ужас предательства.

Эреб, опустившись на колени, стал тщательно выводить на полу символы, приведенные на страницах книги: восьмиконечную звезду, обведенную тремя кругами, стилизованный череп и клиновидные руны колхиса.

— Тебе уже приходилось делать это раньше, — заметил Хорус.

— Много раз, — подтвердил Эреб. — С их помощью я могу слышать голос своего примарха, а к этому голосу наши союзники относятся с уважением.

— Они пока еще не союзники, — возразил Хорус, опустил руку и позволил телу Инг Мае Синг соскользнуть с когтей.

Эреб пожал плечами и стал нараспев читать текст из «Книги Лоргара». Низким гортанным голосом он обращался к богам варпа и просил их прислать своего представителя.

Несмотря на ярко пылающий костер, в комнате потемнело и стало заметно прохладнее. Ледяной ветер прорвался из невидимого отверстия, принося с собой пыль давно минувших столетий, и каждый его вздох говорил о падении империй, и каждое дуновение рождало ощущение безвременья, вечности...

— Все так и должно быть? — спросил Регул.

Эреб, улыбнувшись, молча кивнул, а ветер становился все холоднее, и шептуны в углах задрожали от неведомого ужаса — они чуяли, что приближается нечто древнее и чудовищное. На стенах комнаты сгустились тени, но не пламя почти погасшего костра отбрасывало их. Наконец ударил, словно хлыстом, и раскатился по ложе пронзительный хохот.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 10:18 | Сообщение # 30



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Регул с шипением развернулся всем своим механическим корпусом, стараясь определить источник звука, и его окуляры непрерывно вращались, не в силах сфокусировать зрение в наступившей темноте. На трубках и рычагах появился морозный иней.

Хорус стоял неподвижно, а вокруг него шипели и метались тени, неясные голоса доносились отовсюду и ниоткуда.

Это тебя твой народ называет Воителем?

Эреб кивнул в ответ на вопросительный взгляд Хоруса.

— Да, это я, — сказал Хорус. — Я Воитель Великого Крестового Похода. А кто говорит со мной?

Я Зарр'Келл, — ответил голос. — Повелитель Теней.



Все трое поспешили в недра «Духа мщения», к выложенным плиткой помещениям медицинской палубы. Зиндерманн спешил изо всех сил и, несмотря на затрудненное и болезненное дыхание, все ускорял шаг, чтобы спасти святую от страшной участи.

— А что вы ожидаете увидеть, когда мы придем к святой, итератор? — спросил Иона Арукен, беспокойно барабаня пальцами по кобуре пистолета.

Зиндерманн вспомнил маленький медицинский бокс, где они с Мерсади Олитон проводили долгие часы у постели неподвижной Эуфратии, и ненадолго задумался.

— Я и сам точно не знаю, — признался он. — Но уверен, что ей необходима наша помощь.

— Я лишь надеюсь, что усилий хрупкого пожилого человека и двух наших пистолетов достаточно, чтобы отвести беду.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Зиндерманн, спускаясь по широкой винтовой лестнице, ведущей вглубь корабля.

— Ну, я просто удивляюсь, как вы собирались сражаться, если святой действительно что-то угрожает. Нас ведь ожидает нечто опасное, не так ли?

Зиндерманн остановился, не только ради того, чтобы ответить Арукену, но и чтобы перевести дух.

— Тот, кто послал мне предостережение, вероятно, надеялся на мою помощь, — сказал он.

— И вам этого достаточно? — удивился Арукен.

— Иона, оставь его в покое, — предупредил его Титус Кассар.

— Нет, будь я проклят, если оставлю! — взорвался Арукен. — Все это слишком серьезно, и мы можем попасть в нешуточную беду. Эта ваша Киилер, она же, по-вашему, святая, правда? Тогда почему сила Императора не может ее уберечь? Почему для этого нужны мы?

— Иона, Император действует через своих доверенных слуг, — пояснил Титус. — Недостаточно просто верить и ждать божественного вмешательства, чтобы привести мир в порядок. Император указал дорогу, и нам самим предстоит воспользоваться шансом и выполнить Его волю.

Зиндерманн прислушивался к разговору приятелей, и его тревога возрастала с каждой секундой.

— Не знаю, смогу ли я на это пойти, Титус, — сомневался Арукен. — Мне трудно решиться, не имея каких-либо доказательств нашей правоты.

— Мы на верном пути, Иона, — настаивал Титус. — Ты должен верить, что Император рассчитывает на твою помощь.

— Не знаю, как насчет Императора, но здесь явно не обошлось без дьявольских сил. Я хочу и дальше управлять титаном, а этому быстро придет конец, если нас поймают на какой-нибудь глупости.

— Пожалуйста! — прервал их Зиндерманн, ощущая почти физическую боль в груди от тревоги за Эуфратию. — Надо идти! Что-то ужасное, злое подкрадывается к ней, и мы обязаны его остановить. У меня нет более убедительных аргументов. Простите меня, но вы должны просто довериться мне.

— Почему я должен вам верить?! — взорвался Арукен. — Вы не дали мне для этого ни единого повода. Я даже не знаю, зачем я здесь оказался!
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Бен Каунтер. Галактика в огне (Ересь Хоруса)
Страница 2 из 10«1234910»
Поиск: