Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 11«12345671011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Кровавый Разоритель (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи.)
Кровавый Разоритель
StriderVicДата: Понедельник, 05.11.2012, 19:20 | Сообщение # 61



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


– Все, в чем ты меня обвиняешь, – правда.
Гнев Октавии нарастал, и она не стала его сдерживать и говорила теперь, забыв о всякой осторожности: – Так ты хотел произвести на меня впечатление?
Септим остановился.
– Впечатление? Зачем?
Октавия окинула его сердитым взглядом: – Ты знаешь зачем.
Его смех только усилил ее раздражение.
– Ты это всерьез, – констатировал Септим и вновь расхохотался.
– Убирайся, – она выдавила скупую улыбку, – а не то я тебя пристрелю.
Но он не убрался. Он опять подошел к ней, взял за руку и медленно, осторожно поднес грязные пальцы к губам. Поцелуй был мягким, как воспоминание о легком ветре.
– Все не так, Октавия. Ты – самый важный человек на этом корабле, и смертный приговор грозит любому, кто посмеет тебя обидеть, ибо ты самый ценный трофей легиона. Ты прекрасна – и в этом темном мире нет иной красоты. Но у меня и в мыслях не было ничего такого, я просто любуюсь тобой издали. Как я мог даже задуматься о чем-то подобном?
Он все еще держал ее за руку и, кажется, искренне веселился: – Я не трачу время на погоню за недостижимой целью – хватило бы сил и на обычные обязанности.
Она все еще хмурилась и сдерживалась, чтобы не облизать пересохшие губы. В том, как он на нее смотрел, не было ничего неприятного, хотя Октавия и твердила себе, что это не так.
– Тебе пора идти. – Ее голос дрогнул. Трон, какие же у него темные глаза. Ну, точнее, глаз. Косматые волосы прикрывали линзу протеза.
– К тому же, я слышал, – он заговорил тише, – что от поцелуя навигатора умирают.
– Думаю, это миф, – ответила она, поглядев на него. – Но ручаться нельзя. – Склонила голову, чуть приоткрыв рот. – Навигаторы – опасные создания. Не доверяй им.
Он провел большим пальцем по ее подбородку, но ничего не сказал. Октавия вдохнула и…
…замерла, когда дверь со скрежетом открылась. В ту же секунду она неловко отшатнулась от Септима и врезалась задом в собственный письменный стол. Ковыляющей походкой вошел Пес, за ним Марук; одеяния последнего были в таком потрепанном состоянии, что он выглядел как бродяга. Чувствуя, что они не вовремя, Марук робко помахал Октавии.
– Хозяйка, – заговорил ее слуга. – Простите, хозяйка.
– Все в порядке. – Она упорно не смотрела в сторону Септима. – В полном порядке. А в чем дело? Что-то случилось?
– У вас гость, хозяйка. Я не мог его не впустить.
В комнату вступил один из воинов легиона. Броня цвета полуночи заблестела в тусклом свете; разряды молнии, нарисованные на полированной поверхности, разбегались по керамиту, как вены. Легионер был без шлема, и глаза на худом, без единого шрама лице казались на удивление выразительными несмотря на их глубокую черноту.
– Лорд Сайрион, – поклонился Септим.
– Септим, – ответил воин. – Сегодня мы причаливаем, и ты нужен в подготовительном отсеке. – Зарычав сочленениями доспеха, Сайрион указал на Марука: – И ты тоже, Нонус. Мои дорогие мастера, нас ждет трудовой подвиг.
Когда смертные вышли в коридор, легионер взглянул на раскрасневшуюся навигатора. Казалось, она пристально изучает какие-то обрывки записей на столе и целенаправленно игнорирует все остальное.
– Итак, – обратился он к Октавии. – Как поживаешь?

Два часа спустя Зеница Ада предстала перед ними во всем своем хвастливом великолепии. Еле двигавшийся «Завет» окружили фрегаты – якобы передовой отряд флота Кровавого Грабителя, – и в сопровождении этого эскорта крейсер подошел ближе к станции.
Возвышенный занял командный трон на мостике, по бокам которого расположились Гарадон и Малек, оба в громоздких терминаторских доспехах. Вокруг суетились смертные члены экипажа: стыковка такого огромного корабля со станцией требовала тщательных математических выкладок.
– Мы добрались, – медленно проговорило существо на троне.
Малек склонил голову, на что его доспех отозвался урчанием. Украшенный длинными бивнями шлем повернулся в сторону командира: – Теперь предстоит самое сложное: уйти отсюда живыми.
Возвышенный рыкнул в знак согласия. Зеница Ада приближалась, заполняя собой оккулус, и хотя существу претило выказывать хоть какое-то восхищение этим зрелищем, факт был в том, что владения Тирана по размерам и потенциалу уступали только владениям Разорителя. Вид Зеницы вызывал в сердце демона зависть совершенно особого рода: он завидовал как прошлому этого места, так и тому, что станция олицетворяла собой теперь. Порт кишел сепаратистами, хотя и уступал в размерах другим транспортным узлам в империи Тирана.
StriderVicДата: Понедельник, 05.11.2012, 19:21 | Сообщение # 62



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Сама станция – звездный форт типа «Рамилис» – некогда носила название «Глаз Ханаана» и размещалась в регионе глубокого космоса, который контролировал орден Астральных Когтей. Несколько веков назад в ходе Бадабской войны, когда в регионе воцарились бесчестье и предательство, форт стал одним из многих объектов, которые захватили повстанцы, стремившиеся отделиться от Империума. В имперских архивах форт значился как уничтоженный в сражении с флотом, флагманом которого был «Аквилин», крейсер типа «Владыка». Но в терранских записях не говорилось ни слова о том, что позже пираты, расплодившиеся после разгрома Астральных Когтей, отбили поврежденный форт и отбуксировали его сквозь варп-разлом Мальстрима.
За прошедшие с тех пор века станция не только была восстановлена, но и разрослась, став гаванью для пиратов. Зеница Ада окружила собой целую планету – измененный варпом, мертвый мир Ирукхал, и теперь в ее металлических секциях обитали десятки тысяч человек, а у причалов стояли сотни кораблей.
– Меня в холод бросает оттого, что нам пришлось сюда вернуться, – признался Малек.
– Слишком много кораблей, – заметил Гарадон. – Даже для Зеницы.
Возвышенный кивнул, все так же глядя в оккулус. Топливопроводы станции утоляли голод огромных крейсеров, а по периметру курсировали эсминцы и фрегаты.
«Целый стальной континент, на котором поселились падальщики».
– Сам Гурон на станции. Иначе никак не объяснить, почему здесь столько боевых кораблей под его флагом.
– От этого наша задача легче не становится, – хмыкнул Малек.
Возвышенный заскрипел зубами.
– Начальник системы слежения, просканировать этот флот.
– Есть, милорд, – отозвался офицер из смертных.
Двери с грохотом открылись, и на командный мостик поднялись еще двое легионеров. Талос и Люкориф: первый держал оружие в ножнах и шел быстрым шагом, второй полз на четвереньках с чудовищным проворством горгульи.
– Кровь легиона, – ругнулся Талос, глянув на оккулус. – Куда мы угодили?
– В море, полное акул, – прошипел Люкориф. – Плохо. Очень, очень плохо.
Талос запоздало отсалютовал Атраментарам, стоявшим на платформе рядом с троном Возвышенного. Люкориф формальностями себя утруждать не стал и начал расхаживать по мостику, пугая смертную команду пристальным взглядом. Плачущие окуляры на разрисованном лицевом щитке следили за происходящим с неотрывным вниманием.
– Привет, – он плотоядно посмотрел на одного из офицеров. Даже на четвереньках Люкориф был ростом с обычного человека, а благодаря доспеху и прыжковому ранцу – еще и в четыре раза массивнее.
– Здравствуйте, милорд, – ответил уже немолодой офицер, в седеющих волосах которого намечалась лысина. Он был артиллерийским старшиной и носил форму Имперского военного флота, лишенную всех знаков отличия и выцветшую со временем. Полжизни он прослужил легиону, полжизни провел рядом с Возвышенным, но личное внимание одного из хозяев заставляло нервничать даже самых стойких.
– Я Люкориф, – проклекотал раптор, – из Кровоточащих Глаз.
– Я… знаю, кто вы, милорд.
Раптор подполз ближе; казалось, что в линзах плачущих окуляров светится жестокая радость. Офицер инстинктивно отшатнулся.
– Не надо бежать. Это было бы неблагоразумно. С людьми, которые поворачиваются ко мне спиной, происходят всякие неприятные вещи.
Офицер сглотнул: – Чем могу служить, милорд?
– Ты чужеземец. У тебя глаза неправильные.
– Меня забрали, – офицер прокашлялся, – забрали во время налета много лет назад. Я верно служу легиону, милорд.
– Ты чужеземец, – прошипел Люкориф, – а значит, никогда не слышал, как кричит нострамский кондор, преследуя добычу. – Голова раптора дернулась, на что доспех отреагировал механическим рычанием.
Над офицером нависла вторая, более высокая тень. Старшине хватило самообладания отсалютовать: – Лорд Талос, – пробормотал он.
Люкориф развернулся к воину, чей доспех украшали черепа и шлемы Кровавых Ангелов: – Ловец Душ?
– Пожалуйста, не называй меня так. – Талос указал на офицера: – Этого человека зовут Антион. Он служит нам уже двадцать три стандартных года и за это время принял участие в уничтожении восьмидесяти семи имперских судов, а также в таком количестве рейдов, что я и не упомню. Я прав, артиллерийский старшина Антион Касель?
– Все верно, милорд, – вновь отдал честь офицер.
Талос кивнул и посмотрел на Люкорифа: – Мы не играем жизнями тех, кто нам служит, раптор. – Его рука опустилась к магнитному зажиму на бедре, где был закреплен болтер Малхариона. – Из соображений целесообразности.
– Смертный и я просто разговаривали. – По голосу Люкорифа чувствовалось, что под своей демонической маской он улыбается.
StriderVicДата: Понедельник, 05.11.2012, 19:22 | Сообщение # 63



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


– У этого смертного есть обязанности. Если нам придется открыть огонь, я бы предпочел, чтобы все артиллерийские старшины занимались делом, а не болтали с тобой.
Люкориф фыркнул и уполз прочь, скрипя доспехом.
– Спасибо, милорд, – тихо сказал офицер и снова салютнул.
Спасибо. Опять это слово, уже второй раз за год. Талос чуть не улыбнулся такой арифметике.
– Возвращайся к своим обязанностям, Касель.
Отвернувшись от офицера, он двинулся к платформе, на которой стоял трон Возвышенного. На ретинальном дисплее мигнула руна: входящее сообщение, идентификационный глиф указывал, что это Малек из Атраментаров. Талос моргнул, активируя руну.
– Хорошая работа, – передал Малек по воксу.
– Рапторы, – отозвался Талос. – Этих зверей надо держать на цепи.
– И в намордниках, – поддакнул Малек. – Брат, хочу предупредить: Возвышенный нервничает. Гурон здесь, в Зенице.
– Понятно. – Талос прервал связь и остановился на ступенях, которые вели к трону. Только Атраментарам и самому Возвышенному позволялось стоять на самой платформе.
– Ауспекс-сканирование завершено, – доложил начальник вокса.
Глаза Возвышенного были закрыты. Его сознание вышло за пределы холодной громады корпуса и чувствовало, как «Завет» корректирует курс маневровыми двигателями и как соответственно меняется направление варп-ветра. Фрегаты эскорта разорвали строй и отошли к остальным патрульным кораблям.
«Что-то…» Возвышенный чувствовал, что там, в пустоте, есть нечто. «Нечто знакомое…»
– Говори, – приказало существо. Его черные глаза открылись. – Названия и типы отдельных кораблей неважны. Скажи мне только самое главное.
– Милорд, вражеский флот…
– Они нам не враги, – отрезал Возвышенный. – Пока еще нет. Продолжай.
– Флот Корсаров представляет внушительную силу, но у него необычный корабельный состав. У многих крейсеров нет кораблей поддержки, а некоторые фрегаты и эсминцы, судя по всему, действуют автономно. Здесь собрались несколько флотилий: судя по эмблемам, тут присутствуют корабли по крайней мере девяти фракций. В основном это ордена-отступники Адептус Астартес и ренегаты из Имперского военного флота.
– Нет, – зарычал Возвышенный. – Здесь скрывается нечто большее.
Демон пристально вгляделся в оккулус, когтями нажимая кнопки в подлокотниках трона. На обзорном экране сменились несколько картинок с разных ракурсов.
– Вот оно, – оскалившись, рявкнуло существо. – Несмотря на эмблемы, этот корабль – не из флота Красных Корсаров.
– Он значится как «Пагубное наследие».
Возвышенный вновь покачал головой, отягощенной рогами и бивнями: – Нет. Смотри глубже. Убери слои ауспекс-обманок.
– Провожу направленное сканирование, милорд.
Не в силах оторваться от оккулуса, Возвышенный сузил блестящие глаза. Корабль во всем своем готическом великолепии был того же типа, что и «Завет крови»: их конструкция была одинаковой, одинаковым было и мастерство их строителей. Корпус «Завета» был заложен в самом начале Великого крестового похода, еще до того, как началась унификация с помощью марсианских СШК; флот же Корсаров был построен по системным принципам, которые Марс установил за последние десять тысячелетий.
«Пагубное наследие» строили без оглядки на подобные ограничения. Его создали или в те несколько столетий самоуверенного процветания, которые пришлись на сам Крестовый поход, или в кровавое, полное ненависти десятилетие Ереси Хоруса. Как бы то ни было, корабль явно был родом из других, более древних времен, чем остальной флот.
– Милорд? – В голосе офицера слышалась тревога.
– Говори.
– Транспондерный код корабля был изменен. В его идентификационных сообщениях видны следы криптографических преобразований.
– Взломай их шифры. Сейчас же.
– Так точно, милорд.
Возвышенный снова закрыл глаза, полагаясь на шестое чувство. Это скрытое восприятие бесплотными, обманчиво мягкими прикосновениями обследовало корпус корабля, охватило психической силой все его контуры. Да, это старый – даже древний – корабль, гораздо старше других, собравшихся здесь, и благородного происхождения. Он странствовал среди звезд со времен Великого предательства десять тысяч лет назад.
StriderVicДата: Понедельник, 05.11.2012, 19:23 | Сообщение # 64



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


– Здравствуй, охотящийся в пустоте, – прошептал Возвышенный кораблю. – Ты не должен служить этим слабакам Корсарам. Ты древнее, ты сильнее, и некогда ты был чем-то несоизмеримо большим, чем сейчас.
Нечто в сердце корабля, какое-то холодное пламя разума, хищно огрызнулось в ответ. Это сознание принадлежало огромному левиафану, и его чувства были слишком чужеродны для человеческого и даже демонического разума. Психическое вторжение извне привлекло его внимание лишь на секунду.
–Изыди, смертный червь, – приказало его громадное сердце.
Этой секундной связи оказалось достаточно. Возвышенный рывком вернулся в тело, в котором обитал, и открыл глаза, чтобы снова посмотреть на мостик.
– Милорд, шифр был примитивным, мне удалось его взломать. Этот корабль…
– Я знаю, что это за корабль, – рыкнул Возвышенный. – Точнее, чем он был раньше. Ты установил его прошлое название?
– Да, милорд.
– Произнеси его так, чтобы слышали все.
– Согласно первоначальному опознавательному коду, корабль назывался «Эхо проклятия».
Атраментары, стоявшие у трона, замерли в напряжении; Люкориф прошипел целый поток нострамской брани. Возвышенный почувствовал, как внутри него душа Вандреда зашевелилась в ответ на это имя, и глухо, влажно хохотнул.
– Да, – фыркнуло существо. – Братья, вот она, жизнь падальщиков, с которыми нам предстоит иметь дело. В своей бесконечной жадности Корсары захватили один из боевых кораблей Восьмого легиона. Посмотрите на него и скажите, что думаете.
Талос ответил первым: – Некоторые грехи нельзя прощать. – Он повернулся к Возвышенному, и даже потрескивающий вокс не мог скрыть горячность в его голосе. Пророк стиснул зубы. – Это наш корабль. Мы не уйдем, пока не заберем его обратно.

Даже в доке «Завет» содрогался под мягким напором волн варпа, рождавшихся из эфирных энергий в ледяной пустоте глубокого космоса. Команда не могла не замечать звука, с которым нечистый солнечный ветер касался корпуса; хотя Септим многое повидал и услышал за последние десять лет, сейчас он тоже нервничал. Он проверил пистолеты и, нажав на руны боезапаса, убедился, что батареи заряжены.
– Нонус, – позвал он.
Марук прищелкнул языком, что было близко к выражению досады: – Не думаю, что смогу когда-нибудь к этому привыкнуть.
– Это не так уж трудно, поверь. – Септим вручил ему один из пистолетов. – Ты когда-нибудь стрелял из такого?
Старший коллега Септима почесал небритый подбородок, который в недолгом времени должен был полностью скрыться под серой щетиной.
– Нет, конечно же.
– Это делается так. – Септим поднял пистолет, жестами показал, как привести его в боевую готовность, и сымитировал очередь из трех выстрелов. – Ничего сложного. Их делали для Имперской гвардии, так что принципы работы элементарны.
– Эй.
– Да? – вскинул бровь Септим.
– Не смей насмехаться над гвардией, сынок. Они все до последнего герои.
Септим улыбнулся.
– Начинаешь в этом сомневаться, если после каждой стычки с гвардейцами у твоих хозяев появляется такой запас черепов, что несколько месяцев есть чем украшать доспехи.
– Я ведь и сам хотел пойти в Гвардию.
Септим не стал развивать эту тему.
– Как я говорил, всегда держи оружие при себе. Зеница Ада – на редкость негостеприимная гавань.
Марук (все еще не привыкший считать себя Нонусом) дважды моргнул: – Мы сойдем на берег?
– Само собой. – Септим закрепил мачете на голени. – Нам предстоит кое-что сделать. Это опасное место, но ничего с нами не случится, если будем вести себя осторожно.
– Октавия тоже пойдет?
Септим выразительно посмотрел на товарища: – Она навигатор. Легион не может рисковать ее жизнью в такой кошмарной дыре.
– А нашими может?
– Может. И рискнет, – слуга ухмыльнулся. – Нечего откладывать, пошли.
StriderVicДата: Понедельник, 05.11.2012, 19:23 | Сообщение # 65



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Первый Коготь прошел по переходному коридору на станцию. У последней переборки стоял отряд воинов Тирана, охранявший вход. Цвета их доспехов – красный, черный и бронзовый – резко контрастировали с оттенками полночи и кости, в которые была выкрашена броня Повелителей Ночи.
– Глупостей не говорить, – предупредил братьев по воксу Талос.
– Мы? Да никогда, – заверил Сайрион.
Все они держали оружие наготове – в точности как и Красные Корсары у входа.
– Стойте, – приказал командир отряда. Личина рогатого шлема по очереди повернулась к каждому из Повелителей Ночи. – Что вам нужно в Зенице Ада?
Ксарл положил длинный цепной клинок на плечо и фыркнул: – У меня встречный вопрос. А почему бы вам, худородным дворнягам, не склониться перед воинами из Первых легионов?
Талос вздохнул: – У тебя просто талант дипломата.
В ответ Ксарл лишь хмыкнул.
– Это у вас юмор такой? – уточнил командир Корсаров.
– Нашему кораблю нужен ремонт. – Талос проигнорировал вопрос. – Мой командир поручил мне переговорить с лордом Гуроном.
Корсары переглянулись. Большинство из них были без шлемов, и покрытые шрамами лица представали во всей их страшной неприглядности. Талос разглядел в шрамах и рубцах контуры знаков, связанных с Губительными силами. Какая преданность. Какая пылкая, фанатичная преданность.
– Я узнал ваш корабль, – сказал командир отряда. – Я помню и «Завет крови», и тебя, «пророк». То, что ты сделал здесь в свой последний визит, друзей тебе не прибавило.
– Если ты нас знаешь, то незачем рассказывать, кто мы, – ответил Талос. – Пропустите нас.
– Я смотритель этого дока, – из динамиков шлема донеслось рычание Корсара. – Будь благоразумным и прояви немного уважения.
– А мы, – вмешался Меркуциан, – участвовали в Долгой войне за несколько тысяч лет до того, как ты появился на свет. Учти, ренегат, уважение – вещь обоюдная.
Корсары ощетинились и крепче стиснули рукоятки болтеров.
– И где было ваше хваленое уважение, когда вы в прошлый раз прибыли на станцию? После той встречи у некоторых моих воинов до сих пор остались шрамы. А что если я прикажу вам возвращаться на то корыто, на котором вы прилетели?
– Это было бы неразумно. Нас ждет лорд Гурон. – Талос расстегнул гермозамки и с шипением стравливаемого воздуха снял шлем. В коридоре стоял запах старого пота и машинного масла, за которым чувствовался какой-то сернистый привкус. Черные глаза Повелителя Ночи изучающе осмотрели каждого из Корсаров.
– Я признаю, что ваша гордость задета, – сказал Талос. – В прошлый раз мы повели себя не слишком уж вежливо. Но ваш хозяин уже ясно выразил свое желание, обеспечив нам эскорт. Он хочет нас видеть. Поэтому давайте заканчивать с взаимными угрозами и на этот раз обойдемся без смертей. Мы все равно пройдем на станцию – с вашего разрешения или по вашим трупам.
Все Корсары как один подняли оружие, стукнув прикладами болтеров по наплечникам. Воины Первого Когтя, не медля с ответом, активировали цепные мечи и наставили на противника пистолеты. Талос нацелил спаренный болтер, наследие Малхариона, в лицо командиру Корсаров.
– Очередной радушный прием, – хихикнул Сайрион по воксу.
– Опустите оружие, – приказал Корсар.
– Смотритель… – предупреждаще начал Талос. – Не обязательно доводить ситуацию до такого.
– Опустите оружие, – повторил тот.
– Талос, – окликнул новый голос. Из-за спин Корсаров появился еще один воин, также облаченный в доспех падшего ордена. Он протолкнулся вперед, и остальные воины приветственно кивали ему, хотя сам он до таких знаков внимания не снисходил.
Воин встал между отрядами, блокируя линию огня. Талос немедленно опустил болтер; Ксарл, Меркуциан и Узас поступили так же, но с гораздо большей неохотой.
– Брат, – сказал Корсар и протянул руку. Лязгнув доспехом, пророк обхватил его запястье в традиционном приветствии, с незапамятных времен принятом среди воинов.
– Рад тебя видеть, – ответил пророк. – Я надеялся, что ты придешь.
Корсар покачал головой.
– А я надеялся, что ты – нет. У тебя просто катастрофический талант появляться не вовремя. – Он повернулся к караульному отряду: – Отставить.
Отсалютовав, стражники подчинились.
– Как прикажете, Свежеватель, – выдавил их командир.
– Пошли, – Вариэль смерил воинов Первого Когтя холодным взглядом. – Я отведу вас к лорду Гурону.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:24 | Сообщение # 66



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


XII
ПРОРОК И УЗНИК


- Вы отправитесь с нами к Виламусу.
- Я так и знал, что все идет чересчур хорошо, - произнес Сайрион по закрытому каналу вокса. Талос проигнорировал его слова
- Такова цена моей помощи, - добавила сидящая фигура. – Когда мы начнем осаду Виламуса, ваши силы пойдут в авангарде.
Тронный зал лорда Гурона в Зенице Ада едва ли отличался каким-либо намеком на изысканность. Оперативный центр станции переделали в покои монарха с троном на возвышении и множеством знамен крестовых походов, которые в изобилии ниспадали с потолка. Вдоль стен стояли ряды (повтор) телохранителей, просителей и молящихся: людей, отступников-астартес и существ, заблудившихся в переменчивых обличиях рабского служения Хаосу. Грязный пол гордо демонстрировал свои пятна – кровь, подпалины и сероватую слизь в равных пропорциях, а в воздухе висела вонь чего-то серного, поднимавшаяся от дыхания собравшихся воинов.
Все это накладывалось на гудящую внутри черепа пророка пульсирующую боль.
- Нигде так не смердит, как в пристанище Красного Корсара, - тихо сказал по воксу Меркуциан.
Войдя на станцию, Талос вновь надел шлем.
- Мы должны согласиться с его желаниями. Если мы откажемся, Гурон нас живыми не выпустит.
- Его предложение – самоубийство, - заметил Сайрион. – Мы все об этом знаем.
- Нужно посовещаться с Возвышенным, - отозвался Меркуциан.
- Да, - улыбнулся за лицевым щитком Ксарл. – Уверен, что так и будет. Просто соглашайся, Талос. Запах этого места просачивается сквозь броню.
- Ну? – спросила фигура на троне.
Изуродованное лицо лорда Гурона смотрело с удовлетворенным интересом. Гурон был не из тех, кто скрывает эмоции, и остатки человеческого лица скривились в хитром выражении, лучившемся превосходством. Он знал, что одержал верх еще до того, как это отребье из Восьмого Легиона прибыло к нему с просьбой, и не испытывал сомнений, демонстрируя на растерзанном лице торжество. Однако даже в чудовищном ликовании не было заметно особой мелочности. Казалось, что он практически перешучивается с Первым Когтем.
Талос поднялся с колен. Позади него Первый Коготь сделал то же самое. Вариэль стоял в стороне, тщательно сохраняя на лице бесстрастную, скучающую маску.
- Будет исполнено, лорд Гурон, - произнес Талос. – Мы согласны с вашими условиями. Когда отправляемся?
Гурон откинулся на костяном троне – настоящий король-варвар из древних времен.
- Как только мои рабочие бригады вернут к жизни ваш разбитый «Завет крови». Через месяц, может быть раньше. Вы предоставите материалы?
Талос кивнул.
- Рейд на Ганг был чрезвычайно плодотворен, милорд.
- Однако вы сбежали от Странствующих Десантников. Был бы плодтворнее, если бы вы рискнули поступить иначе, а?
- Да, повелитель, - пророк наблюдал за полководцем, жалея, что к обезоруживающей непосредственности Гурона сложно испытывать неприязнь. От израненного тела Владыки Корсаров исходила аура странного, настойчивого обаяния.
- Знаешь, я наблюдал, как «Завет» приближается, - сказал Тиран. – Подозреваю, что это интересная история: как вы позволили столь величественному кораблю превратиться в такие вот обломки.
- Так и есть, сир, - согласился Талос. – Я с радостью поведаю ее в более подходящее время.
Сухие глаза Гурона моргнули. Их оживило веселье, и наплечники загремели от тихого смеха.
- Кажется, сейчас идеальное время, Повелитель Ночи. – По всей комнате раздались грохочущие смешки легионеров. – Давай послушаем историю.
Талос сглотнул, по ту сторону боли бешено работал его разум. Ловушка в речи Гурона была столь же явной и грубой, сколь и неизбежной. На мгновение поддавшись дурацкому инстинкту, он чуть было не бросил взгляд на Вариэля.
- Милорд, - склонил голову пророк. – Думаю, вы уже знаете об основных перипетиях наших бед на Крите. Право же, для рассказа нужен более поэтичный голос, чем мой.
Гурон облизнул мертвенные губы.
- Доставь мне удовольствие. Поведай, как вы предали Черный Легион и сбежали от Кровавых Ангелов.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:24 | Сообщение # 67



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Вооруженная аудитория снова засмеялась.
- Будь проклят Возвышенный, что отправил нас на это, - вздохнул Сайрион.
- Он нас дразнит, - голос Ксарла теперь был низким и холодным.
Пророк не был в этом столь убежден. Он театрально поклонился, изображая участие в потехе над Первым Когтем.
- Простите меня, лорд Гурон. Я и забыл, как трудно вам может быть получать правдивую информацию о войне, которую ведут Первые Легионы. Те из нас, кто ступал подле примархов, имеют свойство забывать, насколько далекими и изолированными могут чувствовать себя низшие астартес-отступники. Я расскажу вам о приготовлениях Абаддона к грядущему крестовому походу и, разумеется, о роли Повелителей Ночи в нем. Надеюсь лишь, что и вы просветите нас насчет того, в какие игры вы играли со своими пиратами так далеко от фронтов войны.
Слова Талоса упали в безмолвном зале, и Узас захихикал по воксу, будто ребенок.
- И ты еще укоряешь Ксарла за его дипломатию? – казалось, Меркуциан в ужасе. – Ты всех нас убил, пророк.
Талос ничего не ответил. Он просто смотрел на сидящего на троне военачальника. Шеренги Красных Корсаров стояли наготове, ожидая приказа открыть огонь. Вокруг их бронированных сапог носилось, квохча себе под нос, чахлое нечеловеческое создание.
Наконец Гурон, повелитель Мальстрима и крупнейшего пиратского боевого флота в восточных пределах галактики, позволил своему лицу расплыться в улыбке. Это выражение явно потребовало усилий, подергивающиеся мускулы и дрожащие, лишенные нервов губы искривились в ухмылке.
- Хотел бы я пройтись по Нострамо, - наконец произнес Тиран. – Судя по моим впечатлениям, у его сынов забавное чувство юмора. – Гурон постучал бронированными когтями по подлокотникам трона, издав близкий к бульканью смех.
- Как всегда, рад вас развлечь, повелитель, - Талос тоже улыбался.
- Знаешь, ты все еще ослеплен чрезмерной самоуверенностью.
- Это проклятие, - согласился пророк. Военачальник издал еще один задыхающийся гортанный смешок – звук невыплюнутой желчи, запертой в израненных легких. Тонкие поршни на/в горле полководца, видимые за кожей, сшитой из лоскутов, щелкнув, сжались.
- А если бы вы не были мне нужны для этого маленького задания, легионер? Что тогда?
- Тогда вы бы помогли нам по доброте душевной, повелитель.
- Понимаю, почему Возвышенный тебя ненавидит, - вновь ухмыльнулся Владыка Корсаров.
Напряжение в зале спало вместе с порывом едкого дыхания. Гурон поднялся, указывая на Повелителей Ночи огромной металлической лапой. От этого движения скачущее по залу омерзительное и безволосое четвероногое создание с тощими деформированными конечностями подбежало к военачальнику и вскарабкалось по доспеху Гурона при помощи шишковатых когтей. Повелитель Корсаров не обратил на него внимания, и оно вцепилось в наспинную силовую установку, держась за нее когтистыми лапками. Выпученные глаза пристально глядели на Повелителей Ночи, нескладные зубы щелкали друг о друга, издавая сбивчивый треск.
- Что. Это. За хрень? – выдохнул Сайрион.
- Не уверен, что хочу знать, - прошептал в ответ Талос.
- Выглядит так, будто кто-то освежевал помесь обезьяны с собакой. Я считаю, кто-то из вас должен сказать Кровавому Грабителю, что у него по спине ползает какая-то мерзость.
- Думаю, он знает, Сай.
Гурон вновь поманил их, при движении сочленений когти издали визг.
- Пойдемте, воины Первых Легионов. У меня есть кое-что ваше. Возможно, вы захотите на это взглянуть.

Мириады палуб Зеницы Ада кишели жизнью, но почетная стража Тирана отделила на нужды Корсаров целый уровень звездной крепости. Здесь командование Красных Корсаров разрабатывало планы нападений на Империум, пребывая под охраной самых умелых воинов Гурона. И здесь же, под бдительным оком элиты Ордена, Тиран любил держать под замком нежеланных гостей для собственного развлечения.
Они шли по тихим коридорам, лязгая подошвами по полу, и Талос позволил своему взгляду блуждать по оскверненным металлическим стенам. На каждой было вручную нанесено множество кощунственных надписей, сделанных тушью или выжженных на голой стали.
Взгляд пророка не раз привлекали движения Гурона. Повелитель Красных Корсаров был изуродован, однако в каждом дерганом движении его хромающей с приволакиванием походки присутствовала сдерживаемая сила. Видя его теперь столь близко – достаточно близко, чтобы на тусклой броне вспыхивали отблески тошнотворного мерцающего свечения – не составляло труда понять, почему бывший Тиран Бадаба остался в живых. Некоторые воины слишком упорны, чтобы умереть.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:25 | Сообщение # 68



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Талос подозревал, что, будь он обычным смертным, хватило бы одного лишь присутствия Гурона, чтобы принудить его к покорности. Мало кто из военачальников излучал столь неприятную ауру угрозы, порождаемую уничтоженным лицом, вымученной улыбкой и рычанием перевитых волоконных жгутов в сочленениях доспеха. Но ведь мало кто из военачальников правил империей отступников, не говоря уже о звездном королевстве столь огромного размера и могущества.
- Тебя интересует что-то в моем лице, пророк?
- Ваши раны, милорд. Очень больно?
Гурон оскалился от странного вопроса. Оба воина были результатом скрупулезной обширной древней генетической манипуляции и биохирургии, которые делали боль относительным понятием для воителей-постлюдей с двумя сердцами, тремя легкими и обыкновением плеваться кислотой.
- Чрезвычайно, - произнес повелитель Корсаров, ограничившись этим.
Позади Первого Когтя коридор был заполнен тяжеловесно двигающимися фигурами терминаторов Красных Корсаров, которые шагали вперед с упорством танков. У них под ногами суетился маленький безволосый мутант. Сайрион не переставал оглядываться на него.
- Прежде чем я вручу тебе этот подарок, - Гурон снова облизнул потрескавшиеся губы, - скажи мне, Повелитель Ночи – почему ты отважился на эту нелепую шутку в тронном зале?
Ответ последовал без запинки, его передали вокс-динамики шлема.
- Твоя империя – раковая опухоль, разрастающаяся в сердце Империума, и говорят, что под твоим командованием так же много воинов, как у любого из владык Легионов, исключая только самого Магистра Войны. – Талос повернулся, чтобы взглянуть на Гурона, и целеуказатель обвел изуродованные черты лица полководца. – Не знаю, правда ли это, лорд Гурон, однако сомневаюсь, что подобный человек будет столь мелочен и груб, что даст выход злобе за несколько произнесенных слов.
Ответом стал лишь блеск веселья в налитых кровью глазах Гурона.
- Мы хоть захотим этот подарок? – спросил Ксарл по воксу у остальных.
- Нет, если это то, что я думаю, - донесся в ответ слегка рассеянный голос Сайриона. – Мелкая тварь все еще следует за нами. Могу ее пристрелить.
- Ezhek jai grugull shivriek vagh skr, - произнес Гурон, останавливая их.
- Я не владею ни одним из бадабских наречий, - признался Талос.
В ответ Гурон указал на закрытый люк своим огромным силовым когтем. Давным-давно искривленные когти покрасили в такой же красный цвет, что и керамит, но внешний облик оружия медленно разрушился от битв, и оно осталось дочерна обгоревшим от пламени. Тиран наклонил голову в сторону Повелителей Ночи, свет верхних иллюминационных полос отразился от хромированных частей обнаженного черепа.
- Здесь находится то, что я хотел вам показать, - сказал он. – Мучить его было полезно и забавно, однако подозреваю, что вам также будет приятно его увидеть. Считайте это зрелище знаком признательности за то, что приняли мое предложение.
Переборка начала подниматься, и Талос подавил желание обнажить оружие.
- Не снимайте шлемы, - предостерег Тиран.

Он не мог сказать, сколько ждал: ослепший, одинокий и чувствующий нежеланное жжение струящихся по лицу слез. Оковы не были наказанием, хоть и сжимали его запястья, приковывая к стене. Боль от приступов голода тоже можно было перебороть, не обращать на нее внимания, как и на ужасную жажду, которая скребла по венам, словно песок.
Охвативший шею ошейник – вот это уже было наказание, но порожденное слабейшими. Он не видел рунических надписей на холодном металле, однако невозможно было не ощущать их эманации. В шее неотступно, словно зубная боль, стучало тук, тук, тук. Лишиться голоса и силы, сплетаемой каждым произнесенным шепотом словом… это было унизительно, но не более, чем еще одно унижение помимо столь многих других.
Нет. Он бы смог выдержать и выдержал бы подобное. Мог бы даже вытерпеть чужие разумы, которые рылись в его собственном, грубые незримые щупы, отшвыривающие ментальную защиту с такой же легкостью, как ребенок-идиот рвет бумагу. Больно думать, больно вспоминать, больно делать что-либо, кроме сосредоточения на медитативной пустоте.
И все же. Он бы мог пережить это и сохранить душу нетронутой, дрожа от напряжения.
Но свет - это было совсем другое дело. Он знал, что кричал какое-то время, хотя и не мог оценить, сколько именно. После воплей он раскачивался назад и вперед, опустив голову на обнаженную грудь и капая кислотой сквозь стиснутые зубы. Слюна разъедала пол, и хлорная вонь растворяющегося металла лишь усиливала тошноту.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:25 | Сообщение # 69



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Наконец силы покинули его. Спустя недели – месяцы? – он стоял на коленях, раскинув руки с прикованными к стене позади него запястьями, голова болталась на больной шее, из глаз капали не способные смягчить боль слезы. Свет бился о закрытые веки с губительными намерениями, давления туманного белого сияния хватало, чтобы вызвать слезы из глаз существа, которое в других обстоятельствах было лишено жалости.
Сквозь дымку боли и мутную путаницу мыслей узник услышал, как дверь камеры снова открывается. Он сделал три медленных вдоха, словно те могли изгнать боль из его тела, и выдохнул слова, возможность произнести которые ждал всю вечность бескровного распятия
- Когда я освобожусь, - выплюнул он вместе с нитками слюны, – то убью каждого из вас.
Один из мучителей приблизился. Он расслышал это по урчанию сочленений доспеха, тихому скрежету механических мышц.
- Athrillay, vylas, - прошептал палач на мертвом языке мертвого мира. Но его пленители не знали этого наречия.
Узник вскинул голову, слепо глядя перед собой, и повторил слова.
- Здравствуй, брат, - произнес он.

Талосу не хотелось представлять себе страдания узника. Его собственный ретинальный дисплей силился приглушить жестокую мощь освещения камеры, и даже находясь под защитой лицевого щитка, он ощущал жжение от вызванных нарастающей яркостью слез.
Повелитель Ночи сжал закованные в броню пальцы на отросших сальных волосах пленника и запрокинул его голову назад, обнажив потеющее горло. Он зашипел по-нострамски, понизив голос, чтобы избежать нежелательных ушей.
- Я поклялся убить тебя при следующей встрече.
- Я помню, - улыбнулся через боль Рувен. – Теперь у тебя есть шанс, Талос.
Пророк вытащил гладий, прижав лезвие к щеке узника.
- Назови хоть одну причину не содрать кожу с твоих предательских костей.
Рувен выдавил смешок. Когда он затряс головой, меч скользнул по плоти, нанеся неглубокий порез.
- У меня нет для тебя никаких причин. Не будем притворяться, что я стану умолять сохранить мне жизнь, и поступай, как хочешь.
Талос отвел клинок. Какое-то мгновение он ничего не делал, лишь наблюдал, как капля крови ползет по стали.
- Как они тебя схватили?
Рувен сглотнул.
- Магистр Войны вышвырнул меня. За неудачи на Крите.
Талос не удержался от кривой ухмылки, которая так и осталась.
- И ты побежал сюда?
- Ну конечно. Куда же еще? Какие еще убежища для нам подобных обладают такими размерами и масштабами? Таким потенциалом? Мальстрим был единственным разумным ответом, - лицо узника исказилось в оскале. – Я не знал, что кто-то из моих бывших братьев так испортил репутацию Восьмого Легиона среди Корсаров.
Талос продолжал наблюдать, как кровь течет вниз.
- Мы завели мало друзей в прошлый раз, когда тут были, - сказал он. – Но Гурон взял тебя в плен не поэтому, так? Эти слова могут стать твоими последними словами, брат. Лжи не место при прощании.
Какое-то время Рувен молчал. Затем раздался свистящий шепот.
- Взгляни на меня.
Талос послушался. На его визоре замерцали потоки биоданных.
- Ты обезвожен до степени повреждения тканей, - заметил он.
Пленник фыркнул.
- В самом деле? Тебе следовало стать апотекарием.
- Правду, Рувен.
- «Правду». Если бы это было так просто. Гурон позволил мне остаться в Зенице Ада, если я поделюсь тайнами, которые десятилетиями извлекал из варпа. Сначала я согласился. А потом вышла… размолвка, - сухие губы андрогинного лица Рувена растянулись в улыбке. – Трое Корсаров умерли, призывая обитателей варпа, которые были во много раз могущественнее, чем они могли связать. Ужасно, Талос. Так ужасно. Эти глупцы-дилетанты явно считались многообещающим кандидатами в библиариум Гурона.
Некоторое время пророк пристально глядел на колдуна.
- Ты еще здесь, брат, - произнес Рувен. – Я тебя слышу.
- Я еще здесь, - согласился Талос. – Пытаюсь отличить правду от твоей лжи.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:44 | Сообщение # 70



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


- Я сказал тебе правду. Чего ради мне лгать? Они заковали меня здесь, кажется на месяцы, и давят светом на глаза. Я не вижу. Не могу двигаться. Абаддон отверг меня, лишив поста в Черном Легионе. С чего мне тебе лгать?
- Вот это я и намереваюсь выяснить, – отозвался Талос и поднялся на ноги. – Потому что я тебя знаю, Рувен. Правда – проклятие для твоего языка.

- Предатель-находка, не правда ли? – поинтересовался лорд Гурон. – Я с ним почти что закончил, он больше не представляет собой развлечения. Думаю, теперь он мало что скрывает от моих колдунов. Они выдрали из его разума все знание, какое им было нужно.
- В чем состояли его преступления? – Талос обернулся на коленопреклоненную фигуру бывшего брата, купавшуюся в ослепительном сиянии.
- Из-за него погибли три инициата, и он отказался делиться своим знанием. Пришлось… поощрить… его к этому иными методами, - мертвенные черты Кровавого Грабителя растянулись в улыбке. – Сделать его беспомощным само по себе было непросто. Пребывая в ошейнике, как сейчас, он не представляет угрозы. Он не в силах шептать в варп, чтобы призвать свои силы. Ограничение варп-колдовства было первой мерой предосторожности, которую я предпринял непосредственно перед тем, как ослепить его.
- Играй осторожнее, - предупредил Сайрион. – Это предупреждение, судьба, которая нас постигнет, если мы предадим Корсаров.
- Если? – отозвался по воксу Талос. – У них «Эхо проклятия». Я без него не уйду.
- Ну, хорошо. Когда мы их предадим.
В ответ Талос отправил по воксу щелчок подтверждающего импульса.
- Пусть гниет тут, - обратился пророк к повелителю Корсаров. – А что с его доспехами и оружием?
Растянутые губы Гурона скривились.
- Его боевое снаряжение у меня. Считайте еще одним жестом доброй воли, что я предлагаю его вам.
Рувен издал стон, который распался на составляющие, сорвавшись с ослабевших челюстей. Цепи загремели, когда он впервые за многие недели попробовал крепость оков.
- Не оставляйте меня здесь…
- Гори в варпе, предатель, - усмехнулся в ответ Ксарл.
- Благодарю за подарок, - сказал Талос Гурону. – Всегда приятно видеть, как предатели пожинают то, что посеяли. Убей его, если хочешь. Нам безразлично.
- Талос, - прошептал Рувен имя. Со второй попытки оно стало воплем. – Талос.
Пророк повернулся к узнику, ретинальный дисплей вновь начал компенсировать безумное сияние. Теперь Рувен глядел на него. Кровь бежала по щекам двумя ручейками, свет выжигал чувствительную ткань по ту сторону глаз.
- Мне казалось, ты говорил, что не станешь умолять сохранить тебе жизнь, - произнес Талос.
Прежде чем Рувен смог ответить, люк захлопнулся, закрыв его в камере наедине с собственными криками.

XIII
ВОЗРОЖДЕНИЕ


Септим пригубил питье, заставляя себя совершить внезапно оказавшийся сложным ритуал собственно глотания. Вполне вероятно, что пойло гнали из двигательного масла.
Как бы то ни было, бар был одним из множества на борту Зеницы Ада и не отличался от сотен таких же грязных притонов. Во мраке перемешались мужчины и женщины, которые пили всякую мерзость, смеясь, споря и вопя на дюжине различных наречий.
- О, Трон, - прошептал Марук.
Септим нахмурился.
- Не произноси это здесь, если хочешь остаться в живых.
Старший из двоих указал на грациозную девушку на другом конце комнаты, переходившую от стола к столу. Волосы ниспадали на обнаженную спину безупречным шелковистым белым водопадом, а бедра раскачивались при каждом шаге, подчеркивая женственность.
- Не разговаривай с этим, - покачал головой Септим. На мгновение Маруку показалось, что он видит на лице слуги улыбку.
Этим? Не говорить с этим?
Однако девушка заметила интерес Марука.
- Friksh sarkarr? – промурлыкала она, приблизившись, платье из потрепанных кожаных полос шелестело об ее собственную кожу молочного цвета. Белые, словно чистый фарфор, пальцы коснулись его небритой щеки. Она кивнула своим мыслям, будто соглашаясь с чем-то.
- Vrikaj ghu sneghrah? – у нее был юный голос девочки, которая вот-вот станет девушкой.
- Я… я не…
Она заставила его умолкнуть при помощи кончика пальца, плотно прижав бледную фалангу к его сухим губам.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:48 | Сообщение # 71



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


- Vrikaj ghu sneghrah… sijakh…
- Септим… - сглотнул Марук. Ее широко раскрытые глаза были насыщенного зеленого цвета, как леса, которые ему доводилось видеть только на гололитах. Кончик пальца имел вкус неизвестного пряного мускуса.
Септим прокашлялся. Девушка повернулась с изяществом призрака, облизнув губы раздвоенным языком.
- Trijakh mu sekh?
Раб отвел в сторону край куртки, продемонстрировав висящий в набедренной кобуре пистолет. Он нарочито медленно покачал головой и указал на другой стол.
Девушка сплюнула на пол возле его ботинка и удалилась крадущейся походкой, виляя бедрами.
- Она не такая, как все… - Марук наблюдал за ее уходом, с вожделением созерцая всю открытую плоть.
- Меняющая кожу, - Септим поморщился от вкуса выпивки. Он больше не глотал, но вкус при соприкосновении с губами был достаточно гротескным даже для того, чтобы притворяться. – Видишь, как сшита кожа, в которую она одета?
- Ага.
- Это не звериная кожа.
Марук следил за тем, как девушка проводит ногтями по загривку мужчины с грубой внешностью.
- Не думаю, что смогу тут долго находиться, - заметил он. – Вон у той жирной твари на том конце комнаты слишком много глаз. Вокруг бродит красивая девочка со змеиным языком, которая одета в человеческую кожу. Здесь все вооружены до зубов, а унылый ублюдок под соседним столиком выглядит так, будто умер пару дней назад.
- Успокойся, - теперь Септим смотрел на него в упор. – Расслабься. Мы в безопасности, пока не привлекаем к себе внимания. Если поддашься панике, мы покойники еще до того, как с твоих губ успеет сорваться первый крик.
- Все будет хорошо, - Марук успокоил себя, сделав глоток. От этого по пищеводу разлилось приятное тепло. – Хорошее пойло.
Септим позволил говорить за себя выражению лица.
- Что? – спросил Марук.
- Насколько нам известно, это перегнанная крысиная моча. Постарайся пить не слишком много.
- Хорошо. Ну конечно, - он снова незаметно оглядел помещение. Еще один из завсегдатаев, казалось, был слишком мал для собственного скелета: кости выпирали из плоти возле каждого сустава, даже вдоль хребта и на натянутой коже щек. – Знаешь, твой господин был прав.
- В чем?
- Насчет побега, пока мы пришвартованы. Застрять тут было бы хуже, чем остаться на «Завете». Трон…
Септим поморщился.
- Перестань так говорить.
- Извини. Слушай, тебе вообще говорили, на что согласился Легион?
В ответ Септим пожал плечами.
- Первый Коготь пообещал, что Легион примет участие в какой-то осаде. Они называют это Виламусом.
- Планета? Вражеский флот? Город-улей?
- У меня не было возможности спросить.
Взгляд Марука вернулся обратно к красивой девушке.
- А таких… людей много?
Септим кивнул.
- Освежевывание плоти – одна из обычных традиций многих культов. Вспомни, так делает даже Легион. Церемониальный плащ лорда Узаса когда-то был королевским семейством какого-то незначительного захолустного мирка, который был разграблен «Заветом».
- Ты имеешь в виду, что плащ когда-то им принадлежал?
- Нет. Он ими был. Впрочем, меняющие кожу довольно заурядный культ. Главным образом мутанты. Избегай их любой ценой.
- Я думал, она хотела…
- Хотела, - живой глаз Септима бросил взгляд на дверь, и слуга поправил серебряное кольцо на пальце. – Но после этого она бы тебя освежевала. Пошли.
Марук последовал за Септимом к дверям. Молодой раб потянулся назад, чтобы распустить хвостик, позволив нечесаным волосам упасть на подбородок и частично скрыть изящную бионику.
- Держи оружие наготове, - произнес он. – Нельзя знать заранее, когда кто-нибудь на нас нападет.
- Ты до сих пор так и не сказал, зачем мы здесь, - прошептал Марук.
- Вот-вот узнаешь.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:49 | Сообщение # 72



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Октавия вздохнула – когда она так делала, ей казалось, будто она становится легче.
Закрыв глаза и откинув голову назад, она выдохнула и словно выпустила наружу месяцы напряжения.
Теплая вода лилась на лицо, пощипывая веки, стекая по губам и подбородку приятными ручейками. У нее не было ничего вроде мыла, однако даже это обстоятельство не вредило ее энтузиазму. Она терла тело грубой губкой и буквально ощущала, как с кожи слезает грязь от месяцев неряшливости.
Когда «Завет» встал в док и получил свежие запасы воды, заполненные резервуары сняли нагрузку с истощенных перерабатывающих систем.
Октавия рискнула бросить взгляд на свою фигуру, хотя для этого неожиданно потребовалась смелость. Она оказалась далеко не тем изможденным привидением, которое ожидала увидеть, однако кожа была бледной, а под ней виднелись синие дорожки вен. Впрочем, ей пришлось признать, что чувствует она себя хуже, чем выглядит. Насыщенная нутриентами каша, служившая основной пищей на борту корабля, явно была питательнее, чем можно было бы предположить по ее вкусу вкусу, напоминавшему наждачную бумагу.
Наморщив нос, она вытащила из пупка небольшую пушинку того же полуночно-синего цвета, как одежда рабов Легиона. Прелестно.
Тихо рассмеявшись, она смахнула ее прочь.
- Хозяйка? Вы звали?
Октавия, вздрогнув, подняла глаза, прикрывшись руками. В ней оставалась по крайней мере тень обыкновенных человеческих инстинктов, и она пыталась скрыть наготу от глаз постороннего. Одна рука закрыла голую кожу, а другая взлетела ко лбу, накрыв ладонью все, что было ниже линии волос.
Но беспокойное зрение, данное генетическим даром, мельком зацепило нечто – проблеск, тень человека, или чего-то похожего на него. Она увидела душу в виде разноцветного отпечатка на бурлящем повсюду вокруг страдании варпа.
Она поглядела на него, прямо на него, пусть даже на мгновение ока, своим истинным глазом.
Стоявший на краю общей помещения для мытья слуга издал гортанный, захлебывающийся звук. Он потянулся к горлу трясущимися руками, давясь воздухом, который более не мог вдохнуть. По замотанному бинтами лицу начала двигаться темнота: влажная расползающаяся темнота, исходящая из черных глаз и раскрытого рта слуги. Кровь запятнала грязную ткань за считанные мгновения, залив повязки зловонной краснотой.
Пораженный спазмами, он ударился о стену позади себя, колотясь затылком о сталь. Замотанные руки вцепились в голову, сдирая бинты и открывая решительное лицо, ставшее фиолетовым от удушья. С губ старика смрадным потоком хлынула кровавая рвота, забрызгивая влажный пол помещения.
Человек лежал, мыча, подергиваясь и истекая кровью, а на нее все еще лилась теплая вода.
Она сглотнула, человеческие глаза продолжали неотрывно наблюдать, а в комнату, сгорбившись, вошел другой слуга. Тот не посмотрел на нее и прохромал к умирающему старику, держа в руках потертый дробовик. Он вставил обрезанный ствол в зияющий и извергающий кровь рот старого слуги и нажал на спусковой крючок. Комната на несколько секунд загудела от эха выстрела. Останки старика – а выше шеи очень мало что осталось– осели без движения.
- Это не моя вина, - выдохнула Октавия, испытывая ошеломление, злость и стыд одновременно.
- Я знаю, - сказал Пес. Он повернулся к хозяйке, остановив на ней слепые глаза. Она продолжала испытывать странное нежелание опускать руки. Обе.
- Я велела вам всем ждать снаружи.
- Я это тоже знаю, - Пес дослал патрон с резким «клик-чак». Стреляная гильза зазвенела по грязному полу, дымясь и перекатываясь, пока не остановилась у стены. – Телемаху было очень больно. Я вошел только для того, чтобы это прекратить. Я сейчас уйду, хозяйка.
- Думаю, я закончила… - она отвернулась от обезглавленного тела и пятна, которое осталось на металлической стене после его гибели.
Однако она не ушла вместе с Псом. Она осталась в комнате с мертвецом, приложив руки к стене душевой и опустив голову под струю воды. Волосы, которые уже почти достигали локтей, свисали вниз покровом черного бархата.
Раньше ей не доводилось убивать свои глазом. Единственная попытка окончилась неудачей – во время ее пленения много месяцев тому назад, когда Талос уволок ее в новую жизнь, держа рукой за горло. На нее горько-сладкой волной нахлынули все истории, которые она слышала годами. Поверья, матросов, которые шептал экипаж Картана Сина, когда думал, что она не слышит. Предостерегающие рассказы, передаваемые всем отпрыскам Навис Нобилите во время масштабного обучения. То, чему ее не обучали учителя, но во что, как оказалось, она поверила после чтения старых семейных записей.
Навигатор не может убить без последствий. Так говорилось в историях.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 14:50 | Сообщение # 73



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Кровь моей крови, не дай своей душе запятнать себя подобным деянием. Слова ее отца.
И запись в старинном журнале Мерваллион, более убийственная, чем все остальное: «Каждый смертельный взгляд – маяк для Нерожденных, свет в их тьме».
Она не глядела на тело. В этом не было необходимости. Его сгорбленное спокойствие было вытравлено у нее в памяти, выцарапано на чувствах с гротескной окончательностью.
Пощипывание в горле стало единственным настойчивым предупреждением, в котором она нуждалась – спустя несколько секунд Октавия стояла на коленях, ее рвало в ржавый сливной желоб дневной порцией каши. Слезы смешивались с падающей водой и терялись в потоке, оставаясь тайной для всех, кроме нее самой.

В апотекарионе Корсаров кипела бурная деятельность. На многочисленных хирургических столах находились жертвы бесконечных поединков чести и жестоких разногласий на борту Зеницы Ада. Большинство из них было людьми, хотя хватало и прочих, которые занимали на схеме известного естественного вида отдельные места мутантов.
Делтриан продвигался сквозь хаос, прикрытое капюшоном лицо ухмылялось всему, что он видел. Позади него шли Талос и Вариэль, оба воина демонстративно выполняли роль сопровождающих. Техноадепт сделал краткую паузу, чтобы указать на очередной установленный на потолке автохирургический модуль, механодендриты которого свисали вниз неприятным клубком паучьих лап.
- Нам нужен такой для стереотактических процедур, вместе с разъемными конечностями A, D и F.
За троицей следовал сервитор с мутными глазами, облаченный в такое же одеяние, как у Делтриана. Он согласно пускал слюни, записывая пожелания хозяина во внутреннюю базу данных.
Делтриан снова остановился, подобрав серебристый инструмент.
- Тиндаллер. Семи штук должно хватить. Потребуется такое же количество окклюдеров.
Сервитор пробормотал очередное подтверждение.
Вариэль напрягся, когда за его медицинский наруч схватилась рука Корсара. Тонкие черты лица скривились в хмурой гримасе.
- Не прикасайся ко мне. Твоими ранами скоро займутся, - Вариэль плавно высвободился, борясь с желанием отсечь воину пальцы в наказание. Через секунду он вернулся к Талосу. – Должно быть, ваша аппаратура на «Завете» близка к состоянию полной бесполезности, раз вам от нас столько всего нужно.
- Ты прав. Сражения и бездействие разрушили почти все, что у нас было. В последнем бою мы потеряли отделение, выбивая абордажную команду Кровавых Ангелов из убежища в помещениях апотекариона. Ты представить себе не можешь, сколько вреда нанесли глупцы в красном, даже без учета погибшего Когтя, у которого не получилось убить их.
- Криотом, - прервал его Делтриан. – Интересно.
Вариэль не обратил на него внимания.
- Талос, «Завет» - это развалина, которую удерживает в целостности только чудо. И ты начинаешь выглядеть так же.
Талос прошел мимо очередного стола, остановившись, чтобы перерезать горло привязанному рабу, опередив ждавшую того мучительную смерть от захлебывания собственной кровью. Повелитель Ночи слизнул кровь с гладия, ненадолго озарив свои чувства мерцающими остаточными образами воспоминаний чужого разума.
Грязная комната, тепло безопасности. Траншея, дождь из грязи и шрапнели, холодные руки сжимают саблю. Тошнотворные человеческие ощущения сомнения, страха и слабости, как будто сила полностью покинула конечности… Как эти люди жили и функционировали со столь спутанным сознанием?
Он сделал один глоток, не больше, и прозрения были тонкими, как туман. Они слегка обволокли его чувства и быстро угасли.
- Шрамы? – поинтересовался он у Вариэля, вновь убрав в ножны гладий и проведя кончиком пальца перчатки по бледной рубцовой ткани с краю лица.
- Не шрамы. Кожа регенерировала и стянулась, как бы она ни была повреждена, отметины станут еще менее различимы. Я говорю о отпечатке боли на твоем лице, которые труднее заметен необученному взгляду.
Вариэль поднес перчатку к лицу Талоса, он был слишком осторожен, чтобы осмелиться притрагиваться к другому воину. Пальцы разошлись полумесяцем, словно удерживая над виском Повелителя Ночи сферу.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 15:10 | Сообщение # 74



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


- Тут, - произнес он. – Боль исходит отсюда, вспыхивая у тебя под кожей в ритме биения пульса и двигаясь по венам, словно по туннелям, к остальной части черепа.
Талос покачал головой, однако это не было несогласием.
- Ты лучший апотекарий, чем я когда-либо был.
- В некотором роде почти что наверняка, - Вариэль отвел руку. – Насколько я помню, тебе не хватало терпения.
Талос не стал спорить. Несколько мгновений он наблюдал за Делтрианом. Техноадепт смотрел на бьющегося человека, явно заинтригованный аналитическим столом, на котором лежал раненый.
- Головная боль усиливается, не так ли? – спросил Талоса Вариэль.
- Как ты узнал?
- Твой левый глаз раздражен, слезные протоки на несколько миллиметров шире, чем на другом. Водянистая влага начинает мутнеть, указывая на частицы крови. Эти изъяны остаются скрытыми от глаз смертных, однако признаки налицо.
- Сервиторы воссоздали мой череп после стычки с Дал Карусом и Третьим Когтем.
- Заряд из болтера?
Талос кивнул.
- Попал в шлем. Снес мне часть головы, - он сделал рубящее движение вдоль виска. – Первый час я держался на болеутоляющих и адреналиновых инъекторах. После этого пробыл без сознания три ночи, пока медицинские сервиторы проводили реконструкцию.
Ухмылка Вариэля была настолько близка к улыбке, насколько он сумел этого добиться.
- Их работа несовершенна, брат. Впрочем, полагаю, что обстоятельства едва ли складывались в твою пользу.
Повелитель Ночи испытал назойливую потребность пожать плечами.
- Я все еще жив, - сказал он.
- Разумеется. Пока что.
Талос пристально поглядел на апотекария .
- Продолжай…
- Боль, которую ты испытываешь – это давление на мозг, вызванное дегенерацией кровяных телец, часть из которых раздута, а другие, скорее всего, на грани разрушения. Новая форма черепной коробки также вносит свой вклад, и если давление продолжит возрастать, тебя, вероятнее всего, ждет кровоизлияние из глазной полости, которое произойдет после того, как глаз будет выдавлен из глазницы возрастающим напряжением. Также ,скорее всего, часть деградирующих кровяных телец и прилегающей ткани начнут в какой-то степени отмирать, и ты станешь страдать церебральными вазоспазмами. Впрочем, я могу исправить несовершенную… халтуру сервиторов… если пожелаешь.
Талос вскинул черную бровь, его лицо было еще бледнее обычного.
- Я не доверю помогать мне облачаться в доспех никому из своего отделения, а все они носят крылатый череп Нострамо. С чего мне доверять воину с рукой Гурона на плече копаться у меня в мозгу?
Из глаз Вариэля исчезло веселье.
- Из-за Фриги, Талос. Потому что я тебе все еще должен.
- Благодарю за предложение. Я его обдумаю.
Вариэль ввел команду в перчатку нартециума.
- Позаботься об этом. Если мой прогноз верен, отказ будет означать, что к концу солнечного года ты умрешь.
Ответу Талоса помешал Делтриан, который медленно возвращался к ним, издавая урчание непрерывно работающей аугметики и шелест одеяний.
- Я подобрал необходимые данные, - сообщил он с горделивым дребезжанием.
Вариэль отсалютовал, прижав кулак к нагруднику.
- Я отнесу данные моему господину. Лорд Гарреон надзирает за пополнением припасов вашего корабля.
Талос поймал себя на том, что массирует висок большим пальцем. Издав раздраженное рычание, он одел шлем, защелкнул его и погрузил свое восприятие в согревающее гудение авточувств доспеха.
- Я сопровожу тебя обратно на «Завет», техноадепт. Мне нужно самостоятельно сделать доклад Возвышенному.
- Подумай над моими словами, брат, - сказал Вариэль.
Талос кивнул, но ничего не сказал.
StriderVicДата: Среда, 07.11.2012, 21:48 | Сообщение # 75



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Марук догонял Септима, обнаруживая, что пробираться по переполненному коридору более трудно. Также он еле сдерживал отвращение, не давая ему проявиться на лице. Некоторые из проходивших мимо созданий не стеснялись собственных мутаций. Он чуть было не столкнулся с тщедушной чернокожей женщиной, которая обругала его. У нее было дряблое, колышущееся лицо, похожее на плавящийся жир. Он пробормотал что-то неопределенно-извиняющееся и поспешил дальше. Куда бы он ни повернул голову, пряная вонь пота смешивалась с привкусом пролитой крови. Люди – и «люди» тоже – вопили, рычали, толкались и смеялись со всех сторон.
Септим протянул руку и схватил за плечо очередного прохожего, остановив на ходу молодую женщину. Та обернулась, прижав к толстому животу пустое ведро из пластека.
- Jigrash kul kukh?- спросил слуга.
Она покачала головой.
- Низкий готик? – предпринял еще одну попытку Септим.
Она снова покачала головой, глаза расширились при виде едва различимой за его ниспадающими волосами обширной бионики. Она потянулась, чтобы потрогать, отбросить волосы в сторону, но он мягко шлепнул ее по руке.
- Operor vos agnosco?- спросил он.
Она прищурилась и кивнула, коротко дернув головой.
Чудесно, подумалось Септиму. Какой-то захолустный вариант высокого готика – языка, который он в любом случае едва знал.
Слуга осторожно подвел женщину, которая, похоже, была одета в мешанину из различных награбленных имперских одеяний, к краю широкого прохода. Потребовалось несколько минут, чтобы объяснить, что ему нужно. В конце сбивчивого изложения она снова кивнула.
- Mihi inzizta, - сказала она и сделала знак следовать за ней.
- Ну, наконец-то, - тихо произнес Септим. Марук вновь двинулся следом. Вглядевшись в ведро женщины, он понял, что оно не совсем пустое. На дне постукивали три плода, похожие на маленькие коричневые яблоки.
- Тебе была нужна торговка фруктами? – спросил он Септима, и по выражению лица было видно, о чем он думает: что второй слуга спятил.
- Помимо прочего, да, - тот не повышал голоса в толпе.
- Не скажешь, зачем?
Септим бросил через плечо пренебрежительный взгляд.
- Ты слепой что ли? Она беременна.
Рот Марука приоткрылся.
- Нет. Ты же не серьезно.
- Как, по-твоему, Легион делает новых воинов? – прошипел Септим. – Дети. Нетронутые порчей дети.
- Прошу тебя, скажи, что ты не…
- Марук, я тебя здесь оставлю, - тон Септима стал ледяным. – Клянусь, если ты сделаешь это еще более трудным, я тебя здесь оставлю.
Трое свернули в прилегающий коридор, женщина вела их, продолжая сжимать ведро. Тут было менее людно, но все равно слишком много свидетелей. Септим выжидал момента.
- Что ты ей сказал, - наконец, спросил Марук.
- Что хочу купить еще фруктов. Она ведет нас к другому торговцу, - он снова глянул на пожилого мужчину, и его голос оттаял. – Этим занимаемся не только мы. По всей станции верные Когтям слуги играют в такую же игру. Это… это просто то, что нужно сделать.
- Ты так уже делал?
- Нет. И планирую сделать все правильно, чтобы вскоре не пришлось делать снова.
Марук не ответил. Они шли еще несколько минут, пока не поравнялись с маленьким и темным боковым туннелем.
Человеческий и аугметический глаза Септима медленно оглядели вход в коридор. Если он не сильно сбился с пути в ужасном лабиринте, то проход должен был вывести их обратно к кораблю быстрее, чем возвращение по этой магистрали.
- Готовься, - шепнул он Маруку и снова похлопал женщину по плечу, коснувшись края шеи серебряным кольцом на пальце. Она остановилась и обернулась.
- Quis?- казалось, она в замешательстве. Толпа продолжала проплывать мимо, и она прижимала ведро к животу.
Септим молчал, наблюдая, как ее веки опускаются. Как только глаза начали закатываться, он плавным движением подхватил ее, удержав в вертикальном положении. Всем наблюдателям – тем немногим, кто вообще обращал внимание, направляясь по своим делам – показалось, что он внезапно обнял ее.
- Помоги, - скомандовал он Маруку. – Надо доставить ее на корабль, пока она не пришла в чувство.
Марук подхватил выскользнувшее из безвольных пальцев ведро. Они оставили его у стены коридора и понесли женщину между собой, положив ее руки себе на плечи. Ноги двигались механически, глаза перекатывались, как у пьяной. Она шла с похитителями навстречу новой жизни в рабских трюмах «Завета Крови».
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Кровавый Разоритель (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи.)
Страница 5 из 11«12345671011»
Поиск: