Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 9«126789»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гордон Ренни. Перекресток Судеб
Гордон Ренни. Перекресток Судеб
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:14 | Сообщение # 106



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Людям показалось, что это вообще не корабль, а самоходный клинок острого кинжала. На нем не было почти никаких надстроек, и изготовлен он был из материала, не отражающего свет. Казалось, корабль затмевает даже далекие звезды, стремясь полностью слиться с мраком бездны.
Он был похож на нож убийцы — острый и беспощадный.

Лилеатона и вся команда «Вуален-Шо» тотчас узнали этот корабль и содрогнулись от ненависти и отвращения.
— Это же крейсер дручий! — поежившись, воскликнул Айлил.
Лилеатона разглядывала его изображение на дисплее. Она сразу все поняла, догадалась, как они водили за нос ее и мон-кеи. Осознав роковую ошибку, которую чуть не совершила, она воспылала гневом, но тут же взяла себя в руки. Лилеатона подавила негодование, ощущая только неприязнь и непреодолимое отвращение к тем, которые когда-то были ее соплеменниками, а теперь пали так низко.
— Приказ бомбардировщикам. Новая цель! Маэль даннон! Никакой пощады проклятым дручиям!

— Рады видеть вас, «Дракенфельс»! Хотя вы и заставили нас понервничать!..
В динамиках на капитанском мостике «Махариуса» раздался хриплый искусственный смех Эрвина Рамаса.
— Наверное, нам помог сам Император! Мы умудрились засечь этот корабль после того, как он стравил нас с другим судном эльдаров. И заметив, мы уже не упускали его из виду. Мы играли с ним в прятки по всей звездной системе. Наконец мы снова его обнаружили и тихонько пристроились в хвост. Мы не отвечали на ваши сигналы, чтобы не выдать себя.
— Это я уже понял, — усмехнулся Семпер. — Вам помочь или вы сами его добьете?
— Пусть ксеносы грызут друг другу глотки! — прорычал Рамас. — У нас найдутся занятия поинтересней!
С этими словами он приказал своим наблюдателям передать на «Махариус» всю собранную информацию. Несколько мгновений кодиферы «Махариуса» ее переваривали, а затем на дисплеях появились условные обозначения трех новых целей.
Услышав возбужденные возгласы на капитанском мостике «Махариуса», Рамас усмехнулся:
— Вот именно, Леотен. К нам летят три корабля Абаддона. Крейсер и один из эскортных кораблей уже повреждены. Наверняка постарался фон Блюхер. Они хотели зайти вам во фланг, прячась в излучении пульсара, но мы случайно пересекли их курс и заметили их след.
— Они действуют совместно с крейсером, маскировавшимся под «Дракенфельс»?
— Не вижу других объяснений их появлению здесь...
Семпер был полностью согласен с Рамасом. Он повернулся к своим связистам:
— Передайте только что полученную нами информацию на корабль эльдаров. Скажите им, что у нас общие враги и мы предлагаем сражаться вместе.
Затем Семпер обернулся к Найдеру, но тот и сам все понял.
— Наши истребители и штурмовики готовы к бою. Машины эльдаров уже приближаются к цели. Прикажете нашим тоже стартовать?
— Чуть позже, — ответил Семпер и усмехнулся. — Не будем мешать их пилотам развлекаться, а потом покажем им, на что способны мы — люди!

Бомбардировщики «Вуален-Шо» набросились на крейсер темных эльдаров, как злобные гарпии. Пилоты стремились выместить все свое негодование на спасающемся бегством корабле своих бывших собратьев. Не обращая внимания на заградительный огонь, они подходили почти вплотную, стараясь поразить самые уязвимые места корпуса, и не улетали, пока не убеждались в том, что ракеты попали в цель. При этом четверть бомбардировщиков «Вуален-Шо» погибла.
Крейсер темных эльдаров содрогался под градом ракет. Пытаясь спастись, он вновь попробовал сделаться невидимым, но теперь имел дело не с людьми и их несовершенными приборами. Системы бомбардировщиков «Вуален-Шо» прекрасно видели все, что скрывалось за такой маскировкой. Их ракеты с акустическими боеголовками, предназначенные для борьбы с бронированными кораблями людей и орков, играючи пробивали борта крейсера темных эльдаров и взрывались внутри его корпуса, производя в отсеках страшные разрушения.
Пилоты бомбардировщиков знали, что перед ними корабль, уничтоживший «Щит Медбаха» и, по меньшей мере, одно из человеческих судов. Они понимали, что клетки в его трюмах переполнены пленниками, которым предстоят страшные пытки, и что среди этих пленников много эльдаров. Но это не мешало им обстреливать вражеский корабль. Быстрая смерть, которую несут пленникам пилоты, избавит их от долгих и страшных мучений.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:14 | Сообщение # 107



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


За несколько минут бомбардировщики «Вуален-Шо» превратили крейсер темных эльдаров в груду изувеченных обломков. Испугавшись гремящих на корабле взрывов и подстегиваемые истошными воплями раненых и умирающих, чудовищные порождения варпа и созданные гомункулами уродливые твари вырвались на свободу. Они метались по кораблю, убивая своих хозяев и уцелевших после ракетной атаки пленников, для которых крейсер превратился в сущий ад. Одни палубы были охвачены огнем. На других господствовал ледяной холод безвоздушного пространства. А по остальным шныряли свирепые чудовища, умерщвлявшие самым безжалостным образом всех, кто попадался им на глаза.
К счастью, этот кошмар длился недолго.
Как только бомбардировщики «Вуален-Шо» легли на обратный курс, их место заняли менее быстроходные машины «Махариуса». К обломкам крейсера темных эльдаров устремилась туча ракет с плазменными боеголовками. Десять с лишним зарядов разнесло на куски носовую часть крейсера. Его реактор, наполненный неизвестной черной субстанцией, раскололся, выпустив наружу волну разрушительной энергии. Прогремел ужасный взрыв, не породивший ни крупицы света. На дисплеях человеческих кораблей он выглядел похожим на внезапно открывшуюся черную дыру, жадно поглощавшую окружающую ее материю. Угодили в нее и три поотставших бомбардировщика «Махариуса»...
Капитану крейсера темных эльдаров больше не нужно было бояться насмешек или гнева его повелителя. От него самого и от его корабля не осталось и следа.
Крейсер «Бесчестный» и два эскортировавших его корабля тоже надеялись застать врага врасплох. Они летели медленно и прятались в излучении пульсара, которым уже воспользовались дручии. При этом они надеялись, что темные эльдары сумели стравить их противников и те уже грызутся между собой.
И вдруг перед ними возникло три крупных боевых корабля: крейсер эльдаров и два мощных крейсера имперского Военно-космического флота.
«Вуален-Шо» вырвался вперед и отвлек огонь от менее быстроходных человеческих кораблей. «Бесчестный» и два других судна Абаддона Осквернителя принялись обстреливать крейсер эльдаров из энергетических излучателей и дали по нему торпедный залп. Однако они так и не добились ни одного попадания по быстроходному и маневренному кораблю, маскировавшемуся голографическими полями, вводившими в заблуждение любые системы наведения. Играючи уклонившись от торпед, «Вуален-Шо» внезапно развернулся, ринулся на противника и открыл огонь пульсирующими лазерами. Главный удар пришелся по одному из эскортных кораблей, и без того поврежденному в бою с «Графом Орлоком». Раздираемый плотными пучками лазерных лучей, он очень быстро развалился на части. «Вуален-Шо» начал отходить, но попал под огонь бортовых батарей «Бесчестного», против которых крейсеру эльдаров не помогли даже голографические поля. Хрупкие кристаллические мембраны верхних солнечных парусов «Вуален-Шо» были разбиты залпами шести макропушек противника, а батареи лазерных излучателей «Бесчестного» проделали длинную рваную пробоину вдоль всего правого борта крейсера эльдаров. «Вуален-Шо» поспешил выйти за пределы досягаемости оружия «Бесчестного», прикрывая свои маневры разнообразнейшими ложными изображениями. При этом Лилеатона понимала, что певцам косточки духа и лекарям придется провести много месяцев в доке Ан-Илоиза, залечивая раны, нанесенные живому психопластическому материалу, из которого изготовлен ее корабль.
Впрочем, ее самопожертвование не было напрасным. Пока корабли Хаоса обстреливали «Вуален-Шо», к ним успели подойти человеческие крейсера.
Дав торпедные залпы по «Бесчестному», «Maхариус» и «Дракенфельс» добились нескольких попаданий. Одна из торпед ударила в основание башни капитанского мостика, пробила броню, взорвалась и испепелила все, что было внутри. Другая торпеда вывела из строя носовые артиллерийские батареи по левому борту вражеского крейсера.
Приблизившись к противнику, «Махариус» попал под огонь уцелевших носовых батарей, но и сам дал залп по пустотным щитам «Бесчестного» батареями левого борта.
Уцелевший эскортный корабль противника ринулся вперед и послал торпеды в уязвимое днище «Махариуса», за обшивкой которого находились машинные отделения. Однако стартовавшие с «Махариуса» «Фурии» быстро перехватили и расстреляли все торпеды. Тем временем «Дракенфельс» навел башни правого борта на вражеское судно и превратил его в груду пылающего металлолома.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:14 | Сообщение # 108



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Поняв, что противник значительно превосходит его количеством и мощью вооружения, командир «Бесчестного» решил выйти из боя, чтобы спасти свой корабль. Менее быстроходные человеческие корабли не могли его догнать, а поврежденный крейсер эльдаров вряд ли решился бы преследовать его в одиночку. Напоследок «Бесчестный» повернулся к противнику правым бортом и открыл огонь. Главный удар пришелся по «Дракенфельсу». Его пустотные щиты были почти мгновенно разрушены. Эрвин Рамас заскрежетал зубами от боли и ярости, чувствуя, что противник дырявит бортовую броню его крейсера. К тому же «Бесчестному» удалось нанести «Дракенфельсу» несколько серьезных повреждений в глубине корпуса. Несколько плазменных ракет вывело из строя систему наблюдения, и все дисплеи на капитанском мостике и на центральном боевом посту на некоторое время погасли. Одновременно вражеские лазеры нанесли удар по генераторам пустотных щитов «Дракенфельса». Ослепший крейсер лишился своего основного средства защиты, и в течение некоторого времени рассчитывать на его дальнейшее участие в схватке не приходилось.
«Махариус» прикрыл собой «Дракенфельс», тем самым позволив «Бесчестному» скрыться. На прощание «Махариус» дал торпедный залп, чтобы комендоры «Бесчестного» не скучали.
В пылу сражения Семпер не сразу услышал, что к нему обращается один из офицеров.
— Господин командор, с вами желают говорить! — настойчиво повторял связист.
— «Дракенфельс»? — спросил его Семпер.
— Никак нет! Эльдары! Они вызывают вас по имени!
По команде Семпера связисты включили систему громкой связи.
— Командор Семпер? С вами говорит Лилеатона — вторая дочь Фариярда и Моригеллы. Я командую кораблем, именуемым «Вуален-Шо».
Голос Лилеатоны, изъяснявшейся на высоком готике, звучал очень странно. Люди не могли этого знать, но Лилеатона не владела человеческим языком. Она просто повторяла слова, ментально подсказанные ей переводчиками.
— Командор Семпер слушает вас. Говорите!
На капитанском мостике «Махариуса» вновь зазвучал нечеловеческий голос:
— Люди, вы мужественно сражаетесь. Благодарю вас за помощь и сожалею о том, что между нашими кораблями едва не произошло столкновение. Однако внизу на планете остались наши и ваши товарищи!
— Ну и что же вы предлагаете? — спросил Семпер.
Поступившее предложение было настолько ясно и уместно, словно исходило вовсе не от эльдаров, которых вместе со всеми остальными ксеносами в Империуме считали опасными, коварными и хитрыми тварями.?
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:14 | Сообщение # 109



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


ГЛАВА 17


Кое-как устроившись в неглубоком овраге, Уланти пытался хоть немного отдохнуть. Его совершенно вымотали бой среди развалин и отчаянное бегство по бесплодной пустыне через вихри песчаной бури. Полумертвый от усталости лейтенант так и не смог понять, сколько он проспал — несколько минут или несколько часов, когда его разбудил душераздирающий вопль. Протирая глаза, Уланти с трудом осознал, что кричит один из эльдаров, стоявший в карауле. Судя по всему, сначала он закричал, предупреждая о появившейся опасности, но вскоре его крик превратился в ужасный визг, словно его живьем рвут на части. Наконец раздался предсмертный хрип, усиленный динамиками, встроенными в его шлем.
Через несколько мгновений зазвучало оружие эльдаров.
Вскочив на ноги, Уланти столкнулся с Максимом. Здоровенный старшина потерял в бою свой тяжелый болтер и вооружился ручной пушкой. Его глаза с расширенными зрачками покраснели и казались стеклянными. Он уже много часов страдал от полученных ран и жевал корень таджа. Впрочем, он явно собирался дорого продать свою шкуру.
Лейтенант побежал в ту сторону, откуда доносилась стрельба, а Максим на несколько секунд задержался, проверяя, заряжена ли его пушка. Ни один наркотик на свете не заставил бы его позабыть об этой проверке, ведь от нее так много зависело. При этом Боруса почувствовал, что кто-то на него смотрит. Подняв глаза, он увидел комиссара Киогена, сидевшего, прислонившись спиной к камню. По всем правилам, Киогену давно уже следовало умереть. Один из людей Хорста был опытным медиком и сделал все возможное, чтобы спасти комиссара. Но ранивший Киогена осколок был пропитан каким-то веществом, не дающим крови свернуться, и глубокая рана комиссара непрерывно кровоточила.
Киоген, как и сам Максим, был отменным здоровяком, но главный старшина и не подозревал, что даже в таком большом теле так много крови. Тем не менее, комиссар был в сознании. Медик Хорста, наверное, дал ему какое-то лекарство. «Или,— с усмешкой подумал Максим,— требовавший от всех неукоснительного соблюдения Устава корабельный комиссар Коба Киоген просто считал себя не вправе терять сознание или умирать без приказа». Сжав болт-пистолет в одной руке и какую-то книжечку, подозрительно похожую на Устав, в другой, Киоген сверлил Максима взглядом.
Смерив комиссара ответным взглядом, Боруса усмехнулся.
— Не забудьте оставить последний заряд для себя, комиссар! Вы не должны сдаваться ксеносам живым, а то они нарежут вас на ремешки и выпытают у вас секретные сведения из всех уставов и наставлений, которые вы зубрили наизусть!
Киоген ничего не отвечал, лишь злобно смотрел на Максима. Тот расплылся в ухмылке и бросился вслед за Уланти.

Кайлас шел в первых рядах и следил за неукоснительным выполнением своих приказов. Выследившим противника мандрагорам отдали на растерзание часовых, но остальных врагов было приказано взять живыми. В особенности это касалось ясновидца. Кайлас боялся, что старик может случайно погибнуть в перестрелке.
Темные эльдары наступали под редким и беспорядочным огнем бывших соплеменников и их союзников мон-кеи. У противника не было тяжелого оружия. Кроме того, скоро у них должны закончиться боеприпасы.
Будь у Кайласа вдоволь времени, он просто приказал бы окружить овраг и постепенно перестрелять тех, кто ему был не нужен. Но как раз времени-то у Кайласа и не было. Совсем недавно он узнал, что эльдары и мон-кеи на орбите не только не перебили друг друга, но и объединились против кораблей, пришедших поддержать темных эльдаров. Скоро они высадятся на Стабию, чтобы спасти своих сородичей. Кайлас позаботится о том, чтобы они нашли здесь только пыль и груды трупов. Сам он к тому времени давно уже скроется в Паутине!.. Да, кстати! Желательно захватить побольше пленных!
Кайлас уже потерял слишком много бойцов. Кроме того, враги, кажется, уничтожили один из его крейсеров.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:15 | Сообщение # 110



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вряд ли это понравится в Коммораге! Надо как-то успокоить гнев архонта, а то не поздоровится самому Кайласу. Для этого-то и нужны пленные, которых архонт так любит терзать!..
Внезапно темный эльдар, шагавший перед Кайласом, взвизгнул и рухнул в пыль, сраженный диском из сюрикен-катапульты. Его сосед машинально открыл огонь, и в сторону оврага полетела туча облитых смертоносным ядом осколков. Увидев это, Кайлас тут же убил эльдара выстрелом в спину.
— Я же приказал! Только парализующая дробь! — рявкнул он. — Мне нужны пленные, а не трупы!
Бойцы Кайласа испуганно переглянулись и опустили сюрикен-катапульты.
Конечно, убить можно было и парализующей дробью. Но она использовалась, главным образом, для того, чтобы лишить противника возможности сопротивляться, нанося множество мелких поверхностных ранений, в которые попадал яд, причинявший жертве страшные мучения, но не убивавший ее. Пораженные этим ядом часто ломали себе конечности и вывихивали суставы, корчась в страшных судорогах. Некоторые даже откусывали от боли языки и захлебывались собственной кровью. Тем не менее, темные эльдары считали именно парализующую дробь самым эффективным и забавным способом захвата пленных.
Предвкушая сладость победы, Кайлас бросился вперед.

Темные эльдары ворвались в овраг. Солдат, сражавшийся рядом с Уланти, заорал, упал наземь и стал биться в конвульсиях, хотя никаких глубоких ранений, кроме нескольких пятен крови на плече, лейтенант у него не заметил. За последние несколько минут это был уже третий случай, и Уланти понял, что темные эльдары применили какое-то новое оружие.
Подстреливший солдата ксенос увидел лейтенанта и прицелился, но Уланти вовремя успел присесть. Что-то со зловещим свистом пронеслось над его головой. Лейтенант открыл огонь из лазерного пистолета и попал в темного эльдара дважды. Зашипев от боли, враг упал, но доспехи спасли ему жизнь. Уланти решил добить скорчившегося на земле ксеноса и стрелял до тех пор, пока лазерный пистолет полностью не разрядился. К тому времени от эльдара остались лишь куски обугленного мяса и расплавившиеся доспехи.
Уланти все еще перезаряжал пистолет, когда в овраг спрыгнул очередной темный эльдар. Он бросился к лейтенанту с мечом и чем-то похожим на длинную плеть. Внезапно прогремел оглушительный выстрел, и ксеноса отбросило далеко в сторону.
Рядом с Уланти появился Максим. Старшина без устали палил из ручной пушки по прыгавшим в овраг эльдарам.
— Уходите! — орал Боруса. — Я вас прикрою. Уходите к инквизитору и жрецу. Давайте погибнем вместе с ними. Если мы предстанем перед Золотым Троном вместе с одним из его инквизиторов, он наверняка помилует наши грешные души... Не знаю вот, правда, как Его Божественное Величество отнесется к тому, что мы появимся в компании с эльдаром!..
Уланти послушался Максима, в пылу боя даже не подумав о том, что вообще-то он помощник капитана, старше его по званию...
Тем временем главный старшина оглядывался по сторонам в поисках новых целей. Внезапно прямо на него из-за ближайшей груды камней бросилась чья-то тень. Сцепившись, они покатилась по склону оврага.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:15 | Сообщение # 111



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Максиму доводилось сходиться врукопашную с опасными противниками, но ничего подобного с ним еще не случалось. На него напала выращенная темными эльдарами гнусная тварь. Самая отвратительная из тех, с какими ему уже приходилось сталкиваться. В ее нагой плоти сидели огромные крюки и скрепки, соединявшие между собой куски мяса, плохо прикрывающие блестящие окровавленные внутренности.
Кувыркаясь по склону, Максим пытался нашарить на покрытой слизью туше твари какое-нибудь место, чтобы поудобнее вцепиться в нее рукой. Наконец, порезав руку о торчащие из мяса лезвия, старшина нащупал горло монстра и стал его душить. Но тварь только тупо хихикала, пока они вместе не скатились на дно оврага.
Шлепнувшись на острые камни, противники на мгновение разлетелись в стороны. Почувствовав, как затрещали ребра, Максим заорал от боли и сплюнул изрядный сгусток крови.
Тварь вновь бросилась на старшину, явно намереваясь разорвать кожу на его груди и лице скрюченными пальцами, увенчанными острыми лезвиями. Максим нашарил камень размером с кулак и, вопя от боли и ярости, стал бить чудовище по носу и по зубам, а страшилище только хрюкало и разевало страшную пасть. Тем временем оно вцепилось Максиму в горло, но вместо того, чтобы его душить, стало нащупывать вены и артерии.
У старшины потемнело в глазах. В какой-то момент он даже обрадовался тому, что наверняка не почувствует, как тварь доберется до сонной артерии. Внезапно словно откуда-то издалека раздался знакомый голос:
— Голову! Боруса, подними ему голову, а то мне в нее не попасть!
В голосе этом было нечто, заставившее Максима повиноваться. Собравшись с последними силами, он нащупал подбородок монстра и оттолкнул его от себя.
Болт ударил прямо в лицо твари, снес ей половину головы и отбросил на несколько метров в сторону. Не веря своим глазам, Максим смотрел, как чудовище стало подниматься на ноги, но следующий заряд отбросил его еще дальше. Еще два болта, и от произведения темных эльдаров осталось только несколько ошметков окровавленного мяса.
В этот момент совсем рядом Максим услышал стук ударившегося о землю тела. Прежде чем потерять сознание, старшина успел разглядеть комиссара Киогена с болт-пистолетом в обескровленной белой руке, каким-то чудом добравшегося сюда.

Кайлас чувствовал, что цель уже близка. Противник отступил в самый конец оврага и отчаянно отстреливался.
Какая-то женщина из аспекта Жалящих Скорпионов — трусливое порождение Арры, отказавшейся броситься вслед за своим отцом, Падшим Фениксом, в объятия Хаоса, — ринулась на Кайласа, по пути отрубив голову одному из его телохранителей и проткнув мечом другого. Не моргнув глазом, Кайлас перешагнул через их трупы и играючи отразил нападение скорпионши. Ее отсеченная по плечо рука с мечом покатилась в пыль. Ничего не видя от боли, женщина рухнула на колени, и Кайлас гордо прошествовал мимо нее.
В него прицелился из лазерного пистолета какой-то мон-кеи. Кайлас узнал форму Военно-космического флота, которую не раз видел на пленных, захваченных при разгроме человеческих конвоев. Увернувшись от лазерного луча, Кайлас выстрелил в мон-кеи парализующей дробью.
Еще один мон-кеи преградил ему путь. Этот оказался облачен в довольно странные и дорогие на вид одеяния. Кайлас снова поднял пистолет, но дерзкий человек внезапно нанес ему псионический удар, впрочем, не очень сильный. Защитных рун, начертанных на доспехах предводителя темных эльдаров, вполне хватило для того, чтобы его отразить, и все же Кайлас пошатнулся от неожиданности.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:15 | Сообщение # 112



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Воспользовавшись мгновенным замешательством врага, Хорст выстрелил из плазменного пистолета, но промахнулся. Одним невероятным прыжком преодолев пространство, отделяющее его от инквизитора, Кайлас оглушил мон-кеи рукоятью меча.
Наконец-то Кайлас добрался до вожделенной цели. Перед ним стоял сгорбленный от старости, полумертвый и беспомощный ясновидец. Такой недолго выдержит предстоящие ему пытки.
Впрочем, у темных эльдаров достаточно хирургов-дознавателей, резчиков по плоти и других мастеров, способных причинять боль, но не давать умереть даже самой слабой жертве, если их хозяева желают долго наслаждаться ее муками...
— Ах, если бы вы знали, дорогой ясновидец, — отвешивая вежливый поклон, издевательским тоном произнес Кайлас, — что вас ждет, когда я доставлю вас в Коммораг!..

Кариадрил с ужасом и отвращением взирал на представшее перед ним существо. Темный эльдар был именно таким, какими их описывали самые страшные предания. И даже еще страшнее. Ведь от ясновидящего не могло скрыться незаметное другим клубящееся черное облако, обволакивавшее Кайласа, как живое покрывало из теней.
Сам того не зная, Кайлас оказался сейчас в самом центре Перекрестка Судеб, где сошлись зыбкие образы всего, что могло и не могло случиться...
Внезапно, словно тени, бегущие от лучей восходящего солнца, черное облако, извивавшееся вокруг Кайласа, начало таять, исчезая в потоке света, рожденного чем-то неизмеримо более высоким.
Напрягая физическое зрение и внутренний взор, к великому удивлению Кайласа, Кариадрил рассмеялся.
Ясновидящий, наконец, понял, кто именно идет к ним по оврагу.
Это был Пылающий Бог. Он все-таки успел...
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:16 | Сообщение # 113



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


ГЛАВА 18


Аватар шествовал по оврагу. Исходивший от Пылающего Бога жар докрасна раскалял породу на его откосах.
Пылающий Бог уничтожал всех темных эльдаров, оказавшихся на его пути.
Одни из них пытались бежать, устрашившись его гнева. Другие решили сразиться с ним и выкрикивали страшные проклятия. Но что бы они ни делали, участь их была предрешена.
Три мандрагоры бросились на Пылающего Бога и вцепились в раскаленную кожу когтями. Они повисли на нем и отчаянно визжали, чувствуя, как мясо жарится прямо у них на костях.
Темные эльдары отступали, стреляя из осколочных винтовок, но осколки испарялись, так и не долетев до его раскаленной плоти. Одних темных эльдаров Пылающий Бог скосил своим черным мечом, других испепелил рвущимся из него пламенем, третьих растоптал, а четвертых уничтожил пронзительным взглядом.
Стая чудовищ с рычанием и воем бросилась на Пылающего Бога.
Первого расплющило ударом огненного кулака, второго Бог проткнул мечом. Третье сумело до него допрыгнуть и полоснуть острыми как бритвы когтями. Из ран в железной коже брызнула кипящая кровь.
Пылающий Бог сорвал с груди мерзкую тварь и со страшной силой швырнул о камни.
Взревев от ярости, Кайлас бросился на Пылающего Бога с мечом и первым же ударом нанес ему глубокую рану. На запыленные камни оврага снова пролилась кипящая кровь.
Второго удара Пылающий Бог ждать не стал, а просто поймал и сжал в кулаке лезвие меча Кайласа. Из божественной длани, порезанной клинком, на землю стали капать огненные капли.
Через несколько секунд меч предводителя темных эльдаров раскалился докрасна. С воплем боли Кайлас выпустил из обожженной ладони его рукоятку. В тот же миг лезвие начало плавиться и развалилось на две части.
Кайлас схватил осколочный пистолет и прицелился прямо в лицо аватару, но замер под пристальным взглядом Пылающего Бога, почувствовав себя кроликом перед удавом.
Безвольно и беспомощно Кайлас ждал, пока огромный пылающий воин положит на землю свой меч и поднимет руки к завязкам шлема.
Безвольно и беспомощно он ждал, пока огромный пылающий воин повернет к нему освобожденное от маски лицо.
Пылающий Бог посмотрел на темного эльдара. Кайласа поразило его страшное и одновременно прекрасное лицо. Эльдар хотел закричать, но плоть его уже зашипела и стала сморщиваться от ослепительного света и невыносимого жара, исходивших от истинного лица Пылающего Бога.
Пригоршня раскаленного праха, оставшаяся от предводителя кабала Ядовитого Сердца, рассыпалась по земле. Пылающий Бог попрал ее пятой и подошел к Кариадрилу.
Ясновидящий почтительно склонил голову, не осмеливаясь взглянуть в лицо, запретное для взоров смертных.
— Каэла Менш Каин! Мой повелитель! Что я должен сделать? — трепеща, произнес Кариадрил и почувствовал на плече огненную десницу Бога. Божественная длань не причинила ему вреда, хотя в воздухе плыло марево от невыносимого жара.
В этот момент Кариадрил понял, что от него требуется. Он медленно и покорно поднял голову и взглянул Богу прямо в глаза. Из них на ясновидца хлынул ослепительный всепоглощающий свет.
Глядя в глаза Пылающему Богу, Кариадрил, наконец, понял все...

С трудом преодолевая боль, Фрейра из аспекта Жалящих Скорпионов кое-как поднялась на ноги и окинула взглядом картину разыгравшейся бойни. Обрубок руки все еще ныл, но она, как и каждый воин, знала заклинания и тайные упражнения, утоляющие страдания и унимающие текущую из раны кровь.
Фрейра смутно припоминала, что ей отрубил руку какой-то темный эльдар. Потом она лежала на земле в полубессознательном состоянии, а над ней склонился сияющий лик огненного гиганта. Все еще силясь вспомнить, что же именно произошло, она заметила тело ясновидца и бросилась к нему.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:16 | Сообщение # 114



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Рядом с Кариадрилом лежали двое мон-кеи. Оба были живы, хотя тот из них, что носил флотскую форму, был ранен паралитической дробью. К счастью, он потерял сознание и не очень мучился, но в его крови все еще был яд, и ему требовалось редкое противоядие. По следам на земле и по положению человеческих тел Фрейра догадалась, что люди пострадали, защищая Кариадрила, и решила любой ценой достать необходимое противоядие для раненого мон-кеи.
Опустившись на колени перед телом ясновидца, эльдарка поняла, что он мертв. Земля вокруг была опалена огнем, но, как ни странно, тело Кариадрила совершенно не пострадало. Еще больше удивили Фрейру умиротворенное выражение лица мертвеца и еле заметная улыбка на его устах.
Зная, что положено делать в таких случаях, эльдарка начала произносить над телом заклинания, выражающие скорбь по случаю ухода из жизни самого почтенного ясновидца ее родного искусственного мира и воздающие ему последние почести. Услышав рев в небе, она лишь на мгновение подняла голову.
Тем временем недалеко от оврага приземлилось три челнока мон-кеи. После всего случившегося с момента появления людей и эльдаров в звездной системе Стабия Фрейра совершенно не удивилась тому, что из челноков высадились вместе человеческие войска и воины-эльдары.

Максима Боруса нашли лежащим без сознания на самом дне оврага. Он был с головы до ног измазан запекшейся кровью, сочившейся из многочисленных ран на груди и шее. Сначала его приняли за покойника. Однако, когда его тело потащили вверх по склону, он застонал и пошевелился.
Принесли носилки для Максима и для комиссара Киогена, все еще сжимавшего болт-пистолет в мертвой руке. Когда труп комиссара бросили на носилки, Боруса увидел, что из другой руки покойника выпала книжечка с золотым обрезом.
— Чудно как-то вышло,— прохрипел Максим, с благодарностью принимая корешок таджа от одного из санитаров, бывшего не только его постоянным покупателем, но и ценным источником медикаментов. — Мы с ним ненавидели друг друга. Ему, кажется, очень хотелось поставить меня к стенке. А ведь он не позволил себе умереть, пока не спас мне жизнь...
Конечно, Максима уже накачали самыми разными препаратами, да и сам он перед последним боем сжевал немало таджа, но все-таки он заметил, как переглянулись санитары.
— Чего ты несешь? — сказал один из них таким терпеливым и дружелюбным тоном, каким обычно говорят с сумасшедшими. — Комиссар мертв уже много часов. Должно быть, он умер еще до начала боя.
Несмотря на протесты санитаров, Максим кое-как слез с носилок и подобрал с земли книжечку с золотым обрезом.
Вопреки всем ожиданиям это был не Устав и не сборник материалов для политинформаций. Это был обычный молитвенник, какой выдавали миллиардам служащих имперских вооруженных сил. С потрепанной обложки Максиму с заговорщическим видом подмигнул золотой орел — герб Его Божественного Величества Императора...

Где-то далеко, за много тысяч километров, звездную систему Стабия готовился покинуть еще один никем не замеченный и совершенно не пострадавший крейсер темных эльдаров. Его экипаж понимал, что после произошедшего никто не примет их в Коммораге с распростертыми объятиями, но капитан крейсера намеревался свалить всю вину на мертвого Кайласа и «коварных» союзников из приспешников Абаддона.
Кроме того, в трюмах крейсера было полно пленников, захваченных на корабле мон-кеи и судне вступивших с ними в сговор бывших соотечественников темных эльдаров. Так что экипаж крейсера возвращался на базу не совсем с пустыми руками.
В глубине выделенной ему обширной каюты Сиаф с Эйдолона придумывал, как извлечь больше пользы из этой не самой благоприятной ситуации.
«Бесчестному» удалось скрыться в варпе. Значит, Осквернитель скоро узнает о том, что произошло в звездной системе Стабия. Возвращаться ко двору Абаддона и пытаться оправдаться — полное безрассудство. Теперь Сиафа не спасет даже покровительство Зарафистона.
Подумав об этом, маг Хаоса решил остаться с темными эльдарами. Они станут смертоносным оружием в руках того, кто понимает, как использовать их в своих целях. Конечно, дурацкие, постоянно враждующие между собой кабалы придется раз и навсегда разогнать!..
Теперь Сиаф не сомневался в том, что со временем его изворотливость, проницательность и оккультные знания позволят ему подчинить темных эльдаров своей воле. Он как раз представлял, как построит свою империю руками этих опасных, но в целом довольно наивных существ, когда дверь в его каюту с шипением отворилась.
На пороге стояла довольно гнусного вида тварь из числа тех, кого темные эльдары именовали хирургами-дознавателями. За его спиной толпились еще несколько похожих уродцев. Лишь после того, как первый заговорил, Сиаф заметил цепи, наручники, а также различные крюки и лезвия.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:16 | Сообщение # 115



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Жаль, что план твоего повелителя не удался, — захрюкал хирург-дознаватель. — Но ничего. Ты все равно нам пригодишься. Путь домой долог, а нашему капитану требуются развлечения. Нам тоже будет весело с тобой возиться. Мы еще никогда не работали с такими высокопоставленными слугами Абаддона. Когда мы закончим, от тебя останется достаточно мяса и костей, чтобы сшить из них забавную зверушку, которая наверняка развеселит самого архонта. У него в замке обширный зверинец. Там найдется клетка и для такого уродца, как ты.
Сиаф еще пытался выговорить дрожащими губами какое-нибудь заклинание, когда к нему беззвучно приблизились похожие на скелеты резчики по плоти...

После ужасов Стабии мир и покой, царившие под хрустальным куполом дворца ясновидящих в мире Ан-Илоиз, красноречиво говорили о том, что муки и страдания на далекой бесплодной планете были не напрасны. Между деревьями витали ароматные туманы, похожие на полотна из тончайшего шелка. Маленькие дроны, похожие на бриллиантовых жуков, не торопясь перелетали от дерева к дереву, выполняя свою бесконечную работу. Где-то в глубине хрустального леса невидимые колокольчики исполняли приятную мелодию, а в воздухе неслышно носились беззвучные разговоры душ, населявших дворец.
Фрейра посадила камень души Кариадрила, закопав его на глубину двух ладоней в плодородную почву. У Фрейры все еще болела культя, и она не очень ловко орудовала искусственной рукой. Целители поработали на славу, но ей еще предстояло научиться пользоваться новой конечностью из кости духа. Ей никто не обещал, что она научится умело сражаться, и она даже подумывала о том, чтобы послужить Ан-Илоизу на каком-нибудь мирном поприще, но понимала, что грядут события, в ходе которых всем искусственным мирам понадобится очень много воинов. Поэтому в память об умершем Кариадриле и ради всех жертв, которых потребует от эльдаров будущее, Фрейра решила во что бы то ни стало обрести прежнюю ловкость.
Молча поклонившись деревьям, Фрейра удалилась.
Дождавшись, пока она уйдет, обитатели дворца обратились к тому, кто только что воссоединился с ними.
«Я тоже приветствую вас, друзья мои! — ответил Кариадрил. — Наконец-то я с вами! Мне нужно так много вам рассказать!..»
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:17 | Сообщение # 116



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


ЭПИЛОГ


Стройными рядами корабли Военно-космического флота двигались к месту битвы: семнадцать тяжелых кораблей, включая два линейных крейсера и два линкора, одним из которых был флагман «Божественное право»; с флангов, рядом с дивизионами крейсеров, летели двадцать фрегатов и эсминцев. Командовал флотом сам лорд-адмирал Равенсбург. Такого мощного соединения, пожалуй, не собиралось со времен Ереси Хоруса.
Разглядывая строящиеся корабли, Леотен Семпер мрачно усмехнулся и сказал старшему помощнику:
— Не знаю, как противнику, а лично мне страшно от одного их вида!
«Махариус» занял место в строю рядом с другими прославленными кораблями Боевого флота Готического Сектора. Тут были знаменитые линкоры «Божественное право» и «Кардинал Бор». Был тут и линейный крейсер «Властный». Говорили, что его легендарного командира Компела Баста побаивается сам Эрвин Рамас. Рядом с ним летели крейсера «Железный герцог», «Минотавр», «Решительный», «Молот правосудия», «Меч Ориона», «Мьоллнир», «Ромул» и «Сириус».
Были тут и введенные в строй за последние несколько лет и пока почти никому не известные корабли, заменившие погибшие в начале войны. Впрочем, некоторые из них, например крейсера «Владетель Дар», «Йотунхейм», «Непобедимый» и «Кипра Пробации», уже успели отличиться в сражениях.
«Мы увидим свои имена в учебниках по истории, — стоя на мостике, думал Семпер, — если только останемся сегодня в живых...»
Имперский флот много дней охотился по всей звездной системе Гефсимания за кораблями Хаоса, пытаясь навязать им бой. Наконец их удалось выкурить из непроницаемой для систем наблюдения тени второй планеты.
Экипажи имперских кораблей прекрасно понимали, как много зависит от исхода грядущего сражения. До настоящего времени Боевой флот Готического Сектора терпел поражение за поражением, с трудом сдерживая натиск противника и постоянно отступая. Иногда у врага удавалось отбить тот или иной мир, и тогда имперская пропаганда начинала трубить о том, что это — очередной семимильный шаг к победе, ни слова не говоря о десятках миров, уже захваченных Абаддоном, и о том, с какой скоростью Осквернитель захватывает все новые и новые территории.
— Победа обязательно должна быть за нами! — сказал Семпер своим офицерам, собрав их перед боем. — Мы впервые выследили такое многочисленное вражеское соединение и вынудили его принять бой, собрав для этого невиданное количество наших кораблей. Победа в этом сражении не равнозначна победе во всей войне, но мы нанесем противнику болезненный удар и покажем ему и нашим согражданам, что можем побеждать.
Семпер говорил то же самое, что сам слышал несколько часов назад от Равенсбурга на борту «Божественного права».
«Если же мы потерпим поражение, то потеряем большинство наших кораблей, и противнику уже ничто не помешает выиграть войну. В сегодняшнем бою мы решим судьбу всего Готического Сектора, а рассчитывать в нем мы можем только на самих себя...»
Когда эти слова сорвались с уст Равенсбурга, Семпер поднял голову и взглянул прямо в глаза инквизитору Хорсту, стоявшему за спиной лорда-адмирала среди его многочисленной свиты. Через несколько мгновений Хорст с печальным видом опустил взгляд.
«Неужели все было напрасно?! — подумал тогда Семпер. — Неужели люди на Стабии умерли зря?!»
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:18 | Сообщение # 117



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Теперь, на капитанском мостике «Махариуса» Семпер поднялся из кресла и встал по стойке «смирно». Его примеру тут же последовал весь экипаж корабля. Заработали громкоговорители. С борта «Божественного права» уверенным и насмешливым голосом говорил лорд-адмирал Корнелий фон Равенсбург.
— Господа, мы начинаем! Нас ждут огонь и смерть! Да поможет нам Император!
Эта краткая речь, которую впоследствии историки Империума перепишут так, чтобы она звучала красноречивей и благородней, послужила сигналом к началу битвы. К флоту противника устремилась туча торпед. Их было так много, что от их совокупного энергетического излучения на мгновение ослепли системы наблюдения многих кораблей.
Корабли Хаоса все еще маневрировали, строясь перед боем. Уклоняясь от торпед, они бросились врассыпную. Заполыхали взрывы. Не менее десяти торпед достигло цели.
Затем уцелевшие корабли противника открыли огонь по соединениям императорского флота.
Несмотря на дистанцию в десятки тысяч километров, отдельные вражеские энергетические лучи уже достигали его кораблей. «Владетель Дар» и «Дракенфельс» содрогнулись от прямых попаданий, но не получили особых повреждений, потому что были обращены в сторону противника бронированными носами.
Экипажи торпедных отсеков имперских кораблей трудились в поте лица, заряжая аппараты тридцатиметровыми торпедами. На боевых постах офицеры не сводили глаз с показаний дальномеров и в сотый раз проверяли боеготовность артиллерии, энергетических излучателей и лазеров.
Летевший в первом ряду линейный крейсер «Властный», не дожидаясь второго торпедного залпа, открыл огонь из своей смертоносной и невероятно точной пушки «Нова». Его целью стал крейсер противника «Кинжал», с которым экипаж «Властного» уже не раз вел перестрелки в районе Орар. Нос «Кинжала» превратился в огненный шар. Тяжело поврежденный крейсер не мог больше держать строй, а соседние с ним корабли противника стали поспешно разлетаться в стороны, уловив характерные энергетические колебания разбитого плазменного реактора, грозившего с минуты на минуту взорваться.
На имперских кораблях раздались торжествующие возгласы, которые тотчас потонули в гуле стартовавших торпед и грохоте бортовых батарей. Заговорили пушки и энергетические излучатели. Начался бой не на жизнь, а на смерть.
План Равенсбурга был прост. Как он и предполагал, массированные торпедные залпы рассекли строй противника надвое. Теперь построенные клином имперские корабли должны были пролететь между ними, ведя огонь орудиями и правого, и левого бортов.
Действительно, ничего проще придумать было нельзя. Ничего кровопролитнее тоже. Равенсбург часто шутил, называя потери в бою «счетом, присланным мясником», и всем было очевидно, что в Гефсимании этот счет будет огромным.
Строй имперских кораблей попал под перекрестный огонь противника.
По крейсеру «Зигмунд» палили сразу четыре корабля хаоситов — два с правого борта и два с левого. Пустотные щиты «Зигмунда» разрушились за несколько секунд, и крейсер содрогнулся от множества прямых попаданий в оба борта. Его двигатели тут же вышли из строя, а орудийные палубы превратились в огромное пожарище. Он потерял ход и стал беспомощно дрейфовать в пространстве. Остальные имперские корабли ничего не могли поделать. Подчиняясь приказу, они пролетали мимо, бросив «Зигмунда» на произвол судьбы. Очень скоро из-под прикрытия крупных вражеских кораблей вылетели вооружейные торпедами эсминцы и эскадрильи бомбардировщиков. Бросившись, как стая акул, на обреченного «Зигмунда», они добили его в мгновение ока.
Прославившийся двести лет назад во время обороны Платеи крейсер «Превосходный», не отступивший тогда перед чудовищным кораблем орков, получил множество попаданий торпедами и энергетическими лучами, которыми его обстреливали тяжелый крейсер «Презренный» и дивизион эскортировавших его эсминцев. Вскоре «Превосходный» полыхал от носа и до кормы. Командир «Превосходного» капитан Леонард Матье приказал полным ходом идти на таран и геройски погиб вместе со всем экипажем, уничтожив «Презренного», за которым имперский флот охотился уже не одну тысячу лет. Капитан Лагардо Матье, командовавший «Превосходным» при обороне Платеи, имел бы теперь все основания гордиться своим доблестным потомком.
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:18 | Сообщение # 118



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Целый дивизион фрегатов типа «Меч» погиб в яростной перестрелке с крейсером «Осквернение Вантона» и его эскортными кораблями. Окончательно участь имперских фрегатов решили эскадрильи вражеских бомбардировщиков с подоспевшего крейсера «Насильник».
Линкор противника «Нергаль» расстрелял имперский фрегат «Европа». Старшим помощником капитана на этом фрегате служил Манфред фон Равенсбург, младший из одиннадцати сыновей лорда-адмирала.
Дисплеи участвовавших в сражении кораблей кишели условными обозначениями целей. Комендоры с трудом держались на ногах от усталости, жары, грохота и ядовитых испарений перегревшихся орудий. На полетных палубах техники трудились, как зомби, заправляя, вооружая и поспешно ремонтируя возвращающиеся на родной корабль за топливом и боеприпасами машины. В пространстве между огромными кораблями кружились, как бесчисленные стаи птиц или огромных насекомых, штурмовики, бомбардировщики и истребители. Одни старались пробиться к цели, другие пытались не дать им это сделать или нападали на истребители, мешающие их бомбардировщикам. Бои между маленькими космическими аппаратиками кипели на десятках тысяч километров космического пространства. Комендоры уже не могли отличить своих от чужих и часто открывали огонь по любой попадавшей в прицел мишени. Пилотам, только что чудом уцелевшим в схватке с противником, приходилось отчаянно увертываться от огня своих же батарей.
Последним рывком клин имперского флота прорвался сквозь строй противника. Флагманский линкор «Божественное право» таранным ударом разнес на куски оказавшийся на пути потерявший ход фрегат противника.
Два флота на некоторое время разошлись, чтобы подсчитать потери. Если бы лорд-адмирал решил сейчас же отступить в варп, он сделал бы это, недосчитавшись трех крейсеров и пяти эскортных кораблей. Некоторые тяжело поврежденные суда вполне могли развалиться в варпе от перегрузок, а нескольким кораблям, включая «Владетеля Дара» и легкий крейсер «Герольд», предстояло много месяцев или даже лет ремонтироваться в орбитальном доке.
И все же план Равенсбурга сработал. По мере того, как противоборствующие флоты расходились, становились очевидными потери противника.
После таранного удара «Превосходного» вражеский крейсер «Презренный» превратился в груду пылающих обломков. Крейсера «Негодяй» и «Стальной клык» были изрешечены огнем сразу нескольких имперских кораблей. Однотипный со «Стальным клыком» крейсер «Крот» уничтожил бомбардировщики «Махариуса» и «Властного». Бомбардировщики «Божественного права» неустанно атаковали крейсер «Труподел». Они засыпали ракетами его ангары и полетные палубы, сделав его почти неспособным продолжать бой. От другого крейсера Сил Хаоса, которому так и не успели присвоить условное наименование, остались только шар перегретых газов и груда металла. Его уничтожил совместный огонь трех имперских крейсеров. За кормой «Нергаля», флагмана адмирала Хаоса Иерофанта Ваала Локкиса Ванамы, тянулся шлейф горящей плазмы. Многочисленные попадания торпед и энергетических лучей вывели из строя один из его реакторов.
С борта «Божественного права» Равенсбург с типичным для него безжалостным хладнокровием следил за подбитым линкором противника. Он еще не знал, что именно этот корабль уничтожил фрегат, на котором служил один из его сыновей, но и без того был полон решимости ни за что не упустить сегодня этот линкор. Как только этот корабль появился в Гефсимании, Равенсбург поклялся уничтожить его вместе с одним из самых знаменитых адмиралов Абандона.
— Наш флот? — спросил лорд-адмирал, не отрываясь от изображений вражеских кораблей на дисплее.
— К бою готов! — доложил один из его адъютантов, который думал об имперских судах, получивших повреждения разной степени тяжести, и с трудом удержался, чтобы добавить «едва...».
— Хорошо! — ответил Равенсбург и повернулся к штабистам: — Прикажите нашим кораблям развернуться и атаковать противника. Даже адское пламя не помешает нам доделать начатую работу!
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:18 | Сообщение # 119



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


По команде Равенсбурга имперские суда не торопясь развернулись носами к врагу. В ходе маневра их бортовые батареи открыли огонь по далекому противнику, не замедлившему на него ответить. В пространстве между противоборствующими флотами замелькали отдельные энергетические лучи. Противники начали следующий раунд схватки.
Понесшие потери имперские корабли двигались не так стройно, как раньше, но расколотому надвое флоту Абаддона пришлось еще хуже.
Имперские корабли дали торпедный залп, надеясь, что торпеды найдут себе цели среди вражеских кораблей. Впрочем, на многих кораблях Равенсбурга были повреждены торпедные аппараты или уже израсходован боезапас. Капитан крейсера «Пламенный» по системе внутренней связи ругал на чем свет стоит экипаж торпедного отсека, обещая расстрелять, повесить и кастрировать его одновременно, если аппараты сию же секунду не будут готовы к залпу. Он и не подозревал, что торпедный отсек его корабля уже превратился в филиал морга. Шальная ракета пробила не слишком прочную броню и мгновенно испепелила половину членов экипажа. Другой половине повезло меньше. Истошно вопивших от ужаса людей выбросило в открытый космос.
Леотен Семпер понял, что жить ему осталось считанные минуты, и старался вести себя с непринужденной небрежностью уроженца Кипра Мунди, подарившей имперскому Военно-космическому флоту его самых блестящих офицеров.
— Как у нас дела, господин Уланти?
— На двух орудийных палубах правого борта сильный пожар. В районе вспомогательного кормового погреба боеприпасов тоже небольшой пожар. На верхних полетных палубах левого борта пожар гораздо серьезнее, но это не очень страшно, потому что мы потеряли больше половины бомбардировщиков и истребителей. Стартовать с этих палуб все равно некому. Системы внешней связи почти полностью вышли из строя, но это не важно, потому что в бою из-за мощных помех и перегруженного эфира все равно ничего не разобрать. Наши генераторы пустотных щитов работают на пределе. Мы потеряли почти двадцать процентов личного состава, и потери все время растут, потому что раненые мрут как мухи. А в остальном — все в полном порядке. Магос Кастаборос как раз сейчас в машинном отделении. Он читает заклинания над третьим реактором!
Семпер невольно улыбнулся. Послушав Уланти, можно было подумать, что им предстоят учебные стрельбы, а не схватка с кораблями свирепого адмирала Ванамы.
— Как вы оцениваете боеготовность «Махариуса», господин Уланти?
— Она такова, что мы очень скоро встретимся с тенями наших погибших товарищей! — не задумываясь, выпалил Уланти.
— А вы, наверное, думали, что закончите свои дни в кресле-качалке, рассказывая внукам о том, как покрыли себя неувядающей славой на службе в Военно-космическом флоте? — хитро покосился на лейтенанта Семпер.
— Я всегда гнал от себя эту страшную мысль!
На этот раз Семпер расхохотался и хлопнул старшего помощника по плечу.
— Не расстраивайтесь, сегодня я почти уверен, что это вам не грозит!
«Махариус» вместе с остатками имперского флота приближался к противнику. Крейсер начало трясти — первые вражеские боеголовки взрывались у еле живых пустотных щитов.
— Что у нас с торпедами, господин Найдер?
— Шесть в аппаратах и шесть в торпедном отсеке! — доложил осунувшийся комендор.
Семпер знал, что Найдер сильно переживает из-за гибели половины своих пилотов.
— Других торпед у нас пока нет, — продолжал Найдер. — Транспортная лента носового погреба уничтожена, а из кормового ничего не взять, пока там не потушен пожар.
— Хорошо. Пусть будет двенадцать, — кивнул Семпер. — Постарайтесь не потратить их попусту. Найдите цель и не стреляйте, пока не убедитесь в том, что не промахнетесь.
Через некоторое время «Махариус» дважды дрогнул, дав два залпа по три торпеды по двум разным целям.
Семпер пристально изучал дисплей. Сначала ему показалось, что корабли Сил Хаоса просто маневрируют, уклоняясь от торпедных залпов, но потом он понял, что на самом деле происходит. Поняли это и его наблюдатели.
— Корабли противника разворачиваются! Они бегут!
ТерминаторДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:18 | Сообщение # 120



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И действительно, теперь на всех дисплеях было хорошо видно, как уцелевшие корабли противника ложатся на курс к точке перехода в варп, расположенной на окраине звездной системы. Они оставляли на произвол судьбы получивших повреждения товарищей. Равенсбурга по-прежнему интересовало уничтожение всего бегущего флота, и в первую очередь его флагмана, но он не мог упустить и эту возможность.
— Огонь! — приказал лорд-адмирал, когда его корабли поравнялись с подбитыми вражескими судами. — Но пусть враг не думает, что мы удовлетворимся этими объедками!
Имперские корабли, стреляли почти в упор. Одни форсировали двигатели, стараясь догнать более быстроходные корабли Сил Хаоса, другие палили вслед уходящему противнику, надеясь, что случайные попадания повредят их двигатели.
Внезапно у вырвавшегося вперед быстроходного фрегата взорвалась носовая часть.
На капитанских мостиках имперских кораблей послышались тревожные возгласы: «Мины!» Наблюдательные системы стали с удвоенным вниманием прочесывать космическое пространство, а корабли начали маневрировать, стараясь избежать новой опасности.

Равенсбург страшно выругался. Отступающий противник оставил за кормой мины. Незаметные среди витавших в космосе обломков, они представляли сейчас реальную угрозу. А пока его флот будет пробираться в обход минного поля или отправлять штурмовики на поиск и уничтожение мин, враг скроется в варпе!
На какие потери сейчас был готов Равенсбург? Что будет, если он бросит свой и без того поредевший флот прямо на минное поле в надежде, что большинство кораблей прорвется?
Лорд-адмирал все еще колебался, когда один из его офицеров удивленно воскликнул:
— Смотрите! Появились какие-то новые корабли! Целый флот!

На борту «Махариуса» это событие произвело такое же впечатление, как и на остальных кораблях флота Равенсбурга. Глядя на отчетливые сигналы энергетического излучения невесть откуда взявшихся судов, Семпер легко мог представить, какое замешательство царило во флоте Сил Хаоса. Уланти лишь подтвердил то, о чем почти сразу догадался Семпер:
— Корабли эльдаров! Около двадцати боевых единиц, включая десять крупных. Один Император знает, откуда они взялись и сколько времени они скрытно следили за нашим боем!
«Да и дальнейшие их намерения известны разве что самому Императору!» — подумал Семпер, заворожено следя за тем, как корабли эльдаров с их странным, непостоянным энергетическим излучением приближаются к противоборствующим флотам.
Казалось, эльдары летят на перехват флота Сил Хаоса, но стоило им немного изменить курс, и, чуть повысив скорость, они легко могли атаковать имперские корабли. На «Махариусе» все прекрасно помнили, насколько быстры и маневренны суда эльдаров, способные совершенно внезапно и без малейших усилий менять и курс и скорость.

— Коварные ксеносы! — выругался командир «Божественного права» Август Ортелий. — Эти твари сейчас нас атакуют! Господин лорд-адмирал, прикажите немедленно открыть огонь, иначе будет поздно!
— Отставить «открыть огонь»! — рявкнул стоявший рядом с Равенсбургом Хорст таким голосом, чтобы все сразу вспомнили о том, что говорит инквизитор и личный посланник Верховных Лордов Терры. — Ждите. Посмотрим, что они будут делать дальше, и тогда все станет ясно!

— Черт возьми! Неужели вы до сих пор не идентифицировали ни один корабль эльдаров? — раздраженно спросил Семпер.
— Вы же знаете, господин командор, как трудно распознать даже те корабли эльдаров, с которыми раньше встречался, — втянув голову в плечи, стал оправдываться старший наблюдатель.— А когда их так много...
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гордон Ренни. Перекресток Судеб
Страница 8 из 9«126789»
Поиск: